Реальные контракты (74612-1)

Посмотреть архив целиком

Реальные контракты

Реальные контракты как форма обязательств

Среди отраслей римского права на первом месте стоит, как с точки зрения разработанности, так и с точки зрения своего значения для Рима и для последующих веков, именно частное право. Римское частное право оказало могущественное влияние на все дальнейшее развитие законодательства и правовых учений общества, основанного на частной собственности.

Необходимым элементов гражданских правоотношений являются обязательства (obligatio): любой член общества, обладающий правосубъектностью, добровольно берет на себя определенные обязательства, которые приняты в данном обществе. Обязательство заключается в обещании что-либо совершить в пользу другого лица или всего общества. Такое действие не должно выходить за пределы принятого в данном обществе или представлять собой что-либо чрезмерное, большее, чем нужно. В такой ситуации каждому члену общества гарантирована возможность быть кредитором или должником, и любое конкретное притязание кредитора находится в рамках требования соблюдения определенного права, действующего в определенном сообществе.1[1]

Классические юристы выделяли два источника обязательств:

1. Обязательства из контрактов (ex contractu),

2. Обязательства из деликтов (ex delicto).

Контракты классифицируются по способу их заключения. По этому признаку выделяются:

вербальные и литеральные контракты (когда содержание соглашения выражается словами, соответственно, устно или письменно – стипуляция);

реальные контракты (когда соглашение сопровождается передачей вещи – res, например, заем, поклажа);

консенсуальные контракты, для заключения которых необходимо, чтобы стороны пришли к согласию (при этом никаких иных формальностей не требуется, достаточно, например, письма или сообщения вестника, выражающего согласие заинтересованных сторон).

Наконец, некоторые типы соглашений, которые не могут быть четко определены в рамках данной классификации, получили название фактических или безымянных контрактов (примеры: мена, комиссия и др.).

Все остальные сделки, которые не принадлежали ни к одному из этих типов и заключались в свободной форме, получили название пакты.2[2]

Mutuum, commodatum, depositum

Среди множества контрактных обязательств нас интересуют реальные контракты, а именно: заем, ссуда, договор хранения или поклажи. Мы рассмотрим основные положения и характеристики данных видов как устанавливающих обязательство с передачей вещи.

Заем (mutuum) представляет собой договор, по которому одна сторона (заимодавец) передает другой стороне (заемщику) денежную сумму или определенное количество иных заменимых вещей в собственность, с обязательством заемщика вернуть, по истечении указанного в договоре срока или по востребованию, такую же денежную сумму или такое же количество вещей такого же рода, какие были получены.

(1)Мы даем взаймы с тем, чтобы получить обратно не ту же самую species, т.е. индивидуально определенную вещь, какую дали (иначе будет договор ссуды или поклажи), а вещь того же рода: если обязанность возврата будет относиться к вещам другого рода, например, если мы за пшеницу должны были бы получть вино, - то это не будет займом.

(2)дача взаймы состоит в передаче таких вещей, которые определяются весом, числом или мерой, каковы, например, вино, масло, зерно, деньги; [в этом случае] мы даем такие вещи с тем, чтобы они поступили в собственность получающего, а мы впоследствии получили бы другие вещи такого же рода и качества.

Mutuum является типичным реальным договором, т.е. таким договором, при котором обязательство устанавливается не простым соглашением (consensus), но передачей вещи (re): пока не произошла передача, говорит Павел, обязательство из реального договора не возникает (D. 2. 14. 17. pr.).

Гай (D. 44. 7.1. 2), поясняя понятие реальных договоров, отождествляет реальный договор с займом. «Обязательство устанавливается re (т.е. передачей вещи, реально) дачей взаймы». Но из этого не следует, что mutuum – единственный реальный договор: кроме него такой характер имели commodatum (ссуда, договор о предоставлении индивидуально определенной вещи в безвоздмездное пользование), depositum (поклажа, договор о безвозмездном хранении вещи) contractus pigneraticius (закладной договор, об отдаче вещи в залог. Но mutuum, как наиболее распространенный и практически важный договор первым приходит на память Гаю, когда он приступает к определению реальных договоров, откуда невольное отождествление займа и реального договора: только в этом смысле и нужно понимать это указание.

Реальный характер договора не означает, однако, что в этой категории договоров consensus, соглашение сторон, не имеет существенного значения: этот момент не является достаточным для возникновения обязательств; но он не перестает быть необходимым моментом. Нет consensus, нет и договора. Римские юристы дают нам, в частности, примеры, когда, несмотря на передачу вещей, обязательство не возникает, потому что между сторонами не consensus, а dissensus (разногласие, недоразумение); так, передаются вещи, в частности, деньги, но передающий деньги делает это с намерением дать взаймы, а получающий думает, что ему дают в дар или на сохранение; займа нет, за отсутствием согласия двух воль.

Поскольку предметом займа служат вещи, определяемые весом, числом, мерой (а не индивидуально), и эти вещи поступают в собственность заемщика, на нем лежит и риск случайной гибели полученных вещей: если в силу случайной причины (пожар, землетрясение, кораблекрушение, нападение разбойников и т.п.) заемщик не имел возможности воспользоваться переданными ему вещами, он не освобождался от обязанности, говорит Гай в своих Институциях3[3], т.е. тем не менее, остается обязанным лицом (D. 44. 7. 1. 4).

Обязательство, возникающее из займа, строго одностороннее: заимодавец имеет право требовать от заемщика возврата такого же количества вещей такого же рода и качества, какое было получено; на заемщике же лежит соответствующая обязанность. Заимодавец уже при самом заключении договора, так сказать, сделал свое дело, передав в собственность заемщика определенную ценность и установив такой передачей договор. Поэтому из договора он получает только право требования и не несет более никакой обязанности; для осуществления этого права в распоряжении заимодавца имеются иски строгого права (actions stricti iuris) – action certae creditae pecuniae, condictio certi, conducto triticaria. Наоборот, заемщик при заключении договора уже получил деньги или иные заменимые вещи и поэтому не имеет права на основании договора требовать чего-либо, а только несет обязанность возврата такой же денежной суммы или такого же количества других заменимых вещей, какое было получено от заимодавца.4[4]

Нередко заемщик должен был не только вернуть заимодавцу занятую сумму, но еще уплатить с нее проценты. Древнейшая форма процентного займа – fenus; например, крестьянину давали взаймы семена с тем, чтобы он вернул часть урожая, покрывающую не только стоимость данных семян, но и некоторую надбавку, т.е. проценты. Fenus вызывал среди бедноты возмущения как форма беззастенчивой эксплуатации. К концу республики fenus стал выходить из употребления. Но это не значит, что исчезли процентные займы; изменилась только форма: в дополнение к договору займа (mutuum) заключалось особое соглашение о процентах.

Максимальный размер процентов в разные периоды варьировался: в классическом права – 1% в месяц, в праве Юстиниана – 6% в год (для торговцев – 8% в год).

Начисление процентов на проценты было воспрещено.

Другим примером реального контракта является ссуда (commodatum).

Договор ссуды состоит в том, что одна сторона (commodans, ссудодатель) передает другой стороне (ссудопринимателю, commodatarius) индивидуально определенныю вещь для временного возмездного пользования, с обязательством второй стороны вернуть по окончании пользования в целости и сохранности ту же самую вещь.

Обязательство из этого договора возникает только тогда, когда состоялась передача вещи ссудополучателю, пользователю.

Не всякая вообще вещь может быть предметом commodatum: поскольку при этом договоре вещь передается во временное пользование с обязательством вернуть ту же самую вещь, естественно, что предметом ссуды может быть только индивидуально определенная незаменимая и непотребляемая вещь; если, например, предметом договора является охапка дров на топку печи, то как только дрова сгорят, возврат тех же самых дров, какие были получены, станет невозможным, и речь может идти только о возврате такого же количества таки же вещей (т.е. о займе).

Ссудоприниматель обязан хранить данную ему в пользование вещь, пользоваться ею надлежащим образом, т.е. в соответствии с хозяйственным назначением вещи и указаниями договора, и проявлять при этом заботливость хорошего хозяина, т.е. не допускать никакой невнимательности, непридусмотрительности, беззаботности, какие несвойственны хорошему хозяину.

Только тогда, когда ссудоприниматель проявил полную внимательность, предусмотрительность, заботу, так что вред для ссудодателя возник вследствие простой случайности, casus, которому, по словам Гая, невозможно сопротивляться (D. 13. 6. 18. pr.), ссудополучатель не несет ответственности перед ссудодателем: случайно возникший вред для вещи относится за счет ее собственника.


Случайные файлы

Файл
47864.rtf
2216-1.rtf
23007.rtf
27303.rtf
49720.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.