Отношение Церкви и государства в России: история этих отношений и современное их положение (70697-1)

Посмотреть архив целиком

Отношение Церкви и государства в России: история этих отношений и современное их положение

Русские приняли христианство от греческой Церкви, почему русская Церковь стала в зависимость от греческой и составила особую митрополию Константинопольского патриархата, другими словами — сделалась частью греческой церкви. Эта зависимость русской Церкви от греческой продолжалась до XV века.

Византийские церковные и государственные воззрения и церковно-государственные отношения оказали большое влияние на русскую Церковь. В Византийской империи еще при Константине Великом Церковь утратила свою независимость и самостоятельность. Константин Великий, освободив Церковь от гонений, сделался ее особым покровителем, как он сам себя назвал «епископом внешних дел Церкви». Христианство скоро стало господствующей религией в империи. Церковная иерархия была призвана к участию в делах государственных. Государственная власть в свою очередь считала своим правом принимать участие в устроения дел церковных. В таких условиях власть церковная тесно срастается с государственной. Государство и церковь сливаются в один организм. Но господствующее положение в Византии принадлежало государственной власти.

При преемниках Константина Великого окончательно утверждается взгляд на императора, как на обладателя власти не только в государстве, но и в Церкви. Христианские государи все больше вмешиваются во внутреннюю жизнь Церкви и распоряжаются в ней, нередко нарушая канонические правила. Они постановляют и низлагают по своему усмотрению епископов и даже патриархов, требуют от них нередко действий, несогласных не только с церковными канонами, но даже с догматами религии. Часто императоры принимают участие в религиозных спорах, иногда сами их возбуждают, принуждая соглашаться со своими мнениями, а несогласных подвергая жестоким карам. Императоры часто самовольно распоряжаются церковным имуществом. Вторжение светской власти в церковные дела находит себе оправдание в том, что власть императора происходит от Бога.

Отношения между государственной властью и церковной, подобные тем, какие существовали в Византии, при которых государственная власть стоит во главе Церкви, вторгается в ее внутренние дела, называются цезаро-папизмом, от слов: «цезарь» — царь и «папа» — глава церкви.

Первые русские митрополиты были греки. Они принесли с собой совершенно новые для русского человека того времени понятия о Церкви, государстве, законе, власти правителя и проч. Знание и опытность иерархов в церковных и государственных делах поставили высоко их авторитет в глазах русских князей и народа. Русские князья, начиная со св. Вламира, приглашают церковных иерархов к совместной работе в устроении государства. На княжеских советах и съездах на ряду с князьями принимают участие митрополит и епископы. С другой «стороны, митрополиты нуждались в содействии князей в церковных делах — распространении христианства, устройстве церквей, обеспечении духовенства, в заведении школ и т. п. Таким образом на Руси с самого принятия христианства государственная власть не отделяется ясно от церковной; как и в Византии, на Руси Церковь и государство сливаются в один церковно-государственный организм. Круг деятельности государственной власти с церковной в России, как и в Византии, не разграничивается; но в первое время русские князья не могли получить широкого и сильного влияния в церковных делах, что составляло особенность в сравнении с Византией. У русских церковная власть стояла выше светской, руководила ею. Это объясняется преклонением русских князей и народа пред авторитетом церковной иерархии, которая, являясь учительницей в делах веры, была в то же время представительницей более высокой образованности (культуры), византийской. Русская Церковь того времени имела широкое влияние на князей и на весь строй русского общества. Об этом свидетельствует, например, такая беседа св. князя Владимира с христианскими епископами. Епископы сказали князю: «Разбойники умножились, зачем не казнишь их?» Владимир ответил: «Боюсь греха». Епископы возразили ему: «Ты поставлен от Бога на казнь злым, а добрым на милование; тебе должно карать разбойника, только разобрав дело». Князь послушал епископов и стал казнить разбойников. Потом те же епископы советовали ему заменить казни, по-прежнему, вирами (штрафами), так как княжеская казна нуждалась в деньгах. Князь опять послушал епископов и заменил казни вирами. Представители церковной власти — митрополиты и епископы — пользовались широкими правами в области правовых отношений, которые в настоящее время признаются чисто светскими и устраиваются одною светскою властью. Сюда относятся, например, тяжбы о наследстве, тяжбы крестьян, живших на церковных землях и друг. Духовенство принимало широкое участие в законодательной деятельности.

Исторические памятники того времени свидетельствуют, что духовенство участвовало во всех важнейших государственных делах. Князь советовался с епископами «о строе землянем», т.е. о строе земли, государства. Под влиянием духовенства в князьях постепенно воспитывается мысль о богоучрежденности власти в государстве, и о единодержавном монархическом государстве и о царской власти. Древние памятники русского законодательства носят на себе следы участия духовенства в их составлении. Главным источником древнерусского законодательства был греческий юридический сборник Номоканон. Приспособление заключавшихся в нем и других греческих сборниках иноземных юридических норм к условиям русской жизни составляло главный предмет законодательной работы князей и церковной иерархии. Таким образом на основе греческого церковно-государственного законодательства при живом участии духовенства возникает русское.

Удельно-вечевой порядок на Руси с постоянными княжескими усобицами, отсутствием сильной монархической власти не внушал сочувствия пришлой греческой иерархии, воспитанной на преклонении пред единой властью императора. Изменить строй русской жизни сразу иерархия не могла, но она воспитывала своим влиянием князей и общество в духе строгого единодержавия и постепенно подготовляла будущее самодержавие. Идеалом государства у иерархов была, конечно, Византийская империя. Духовенство всегда внушало князьям необходимость укрепления власти великого князя и подчинение ему князей удельных. Русские иерархи старались устранить или ослаблять княжеские усобицы, поддерживали власть великого князя, вносили в политическое сознание князей понятия о законе, о власти правителя, о правосудии и т. д. Слушая вразумления духовных иерархов во время княжеских смут и усобиц, князья, подобные Владимиру Мономаху, плакали и сознавали недостатки удельно-вечевого строя русской жизни. При раздробленности государства Церковь была объединяющим началом, представительницей «всея Руси», носительницей идеи единства народа русского.

Участие князей в церковных делах выражалось, главным образом, в заботах о материальном обеспечении духовенства. Князья предоставляли для содержания митрополита и епископов десятины от своих княжеских доходов и имений, устанавливали различные пошлины, жертвовали недвижимые имения. Митрополит владел несколькими городами с волостями и селами. Десятинная церковь владела целым городом Полонным. Ростислав жертвовал своей епископии озера, сенокосы, огороды, села. Андрей Боголюбский дал Владимирскому собору город Гороховец и несколько сел. Княжескими уставами духовенство освобождается от мирского суда, службы и податей. Князья поддерживают своей властью церковные установления, приводят в исполнение приговоры церковных судов.

Но князья не ограничиваются этим они не останавливаются и пред вмешательством в чисто внутренние дела церкви. Случаи такого вмешательства князей во внутренние дела Церкви были довольно часты. Князья и веча нередко судили и низвергали епископов. Князь Андрей, Боголюбский изгнал из Ростова епископа Нестора за то, что тот не разрешил постов в двунадесятые праздники. Новгородское вече изгнало епископа Арсения, так как на вече было решено, что он — виновник слишком теплой и дождливой осени.

В XIII веке, когда татарский разгром опустошил Киевскую Русь, киевский митрополит переселился из разрушенного Киева во Владимир, а потом в Москву. Перенесение митрополии в Москву приобрело этому городу значение церковной столицы Руси и способствовало возвышению московского князя. С переселением в Москву митрополиты становятся в особенно близкие отношения к московскому князю. Они делаются ближайшими помощниками московских князей в политике расширения пределов их княжества и усиления княжеской власти. Они ездят в Орду хлопотать перед ханом за своих князей, добывают им ярлыки на великое княжение и располагают к ним ханов.

Победа московского единодержавия над удельно-вечевым строем и свержение татарского ига почти совпало с покорением Константинополя турками. Но еще ранее завоевания Константинополя турками — религиозный, церковный авторитет Византии у нас пал. Византийский император вместе с большинством духовенства, рассчитывая получить на Западе помощь против турок, вступил с папой в переговоры о соединении восточной (православной) и западной (католической) церквей. Это соединение (уния) действительно было провозглашено на соборе Фераро-Флорентийском (1439 г.), где участвовал и только что назначенный Константинопольским патриархом русский митрополит Исидор, родом грек. Вернувшись в Москву, он провозгласил унию и стал доминать папу в московском Успенском соборе. Из боязни, епископы русские не заявили против этого протеста, обнаружив полное равнодушие к происшедшему, или, по выражению летописца: «умолчаша, воздремаша и уснуша». Иначе поступил, по известию летописи, великий князь Василий Васильевич: он отдал приказ о взятии, митрополита под стражу и объявил его еретиком. Мало того, по воле того же князя русские епископы собором поставили себе митрополита без сношения с патриархом; это был митрополит Иона, признанный потом святым. Константинопольский патриарх, не желая терять своёй власти над русской церковью, не дал разрешения русским на будущее время ставить себе митрополитов, помимо воли его, патриарха. Однако русские в течение более ста лет ставили себе митрополитов, не сносясь с константинопольским. патриархом. Таким образом с поставления собором русских епископов митрополитом Ионы (1448 г.) русская Церковь стала независимой. Но эта независимость приобретена была русской Церковью не по церковным правилам, а с нарушением их, без согласия константинопольского патриарха — фактически, тогда как по правилам, по праву (юридически) — русские в церковном отношении все еще считались подчиненными патриарху константинопольскому.


Случайные файлы

Файл
987.doc
104471.rtf
42025.rtf
2979-1.rtf
12994.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.