Служба судебных приставов (185981)

Посмотреть архив целиком

Министерство образования РФ

Владимирский государственный университет

Муромский институт



кафедра юриспруденции

специальность 021100




Контрольная

работа


по курсу «Правоохранительные органы»


на тему:



Служба судебных приставов.

Организация, принципы деятельности.





студент группы ЮЗ-301

Жмакин В.А.

Преподаватель:

Чепульченко В.А.





г. Муром, 2001 год

ПЛАН


  1. Организация и правовой статус службы судебных приставов

  2. Правовой статус судебных приставов

  3. Основы финансово-хозяйственной деятельности Службы судебных приставов

  4. Проблемы организации Службы судебных приставов и принудительного исполнения.

Организация и правовой статус службы судебных приставов


Принятие Федеральных законов «О судебных приставах» и «Об исполнительном производстве» предполагает необходимость сущест­венного обновления нормативно-правовой базы исполнительного про­изводства.

Учитывал данное обстоятельство, принципиально важное, прак­тическое значение приобретает точное понимание положений Феде­рального закона «Об исполнительном производстве», изложенных в ст. 2 «Законодательство Российской Федерации об исполнительном производстве», из которой следует, что законодательство Россий­ской Федерации об исполнительном производстве состоит изданно­го Федерального закона, Федерального закона «G судебных приста­вах» и иных федеральных законов, регулирующих условия и порядок принудительного исполнения судебных актов и актов других органов (п. I ст. 2), а также нормативных правовых актов Правительства Рос­сийской Федерации (п. 2 ст. 2) и международных договоров Россий­ской Федерации (п. Зет. 2).

Здесь нельзя не обратить внимание на то, что в перечне правовых актов, отнесенных к законодательству об исполнительном производстве, не упоминаются правовые акты министерств и ведомств, в том числе и правовые акты органов и учреждений юстиции, в структуру кото­рых входит Служба судебных приставов, осуществляющая исполни­тельное производство.

Поэтому вполне закономерно возникает вопрос: означает ли это, что законодатель исключает возможность регулирования испол­нительного производства посредством принятия соответствующих ве­домственных актов?

Поиск ответа на поставленный .выше вопрос не позволяет огра­ничиться изучением положений одной лишь ст. 2 Закона «Об испол­нительном производстве» и требует обращения к ряду иных норм дей­ствующего законодательства, к теории права, нормотворческой и пра­воприменительной практике.

При таком подходе, для уяснения смысла правовых предписа­ний, изложенных в ст. 2 Федерального закона «Об исполнительном производстве», прежде всего необходимо определить, какие цели пре­следовал законодатель, формулируя положения дан но и статьи закона, какую правовую проблему он намеревался решить.

Б данном случае вряд ли можно усомниться в том, что одной из целей было разграничение полномочий Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в сфере принудительного исполне­ния судебных актов и актов других органов.

Необходимость разграничения компетенции Российской Федера­ции и субъектов Российской Федерации в данном вопросе была вызвана следующими обстоятельствами.

Известно, что до принятия Федеральных законов «О судебных приставах* и «Об исполнительном производстве» основополагающие нормы права, регулирующие принудительное исполнение судебных актов и актов других органов, оыли закреплены в ГПК и относились к отрасли гражданского процессуального права, которая (согласно ст. 71 Конституции Российской Федерации) находится в ведении Рос­сийской Федерации.

На стадии подготовки проектов этих законов не мог остаться без внимания тот факт, что их принятие и вступление в силу с неизбежностью повлечет за собой изменение места правовых норм, регулиру­ющих исполнительное производство, в системе российского права, поскольку подавляющее большинство таких правовых норм уже нельзя будет относить к отрасли гражданского процессуального права. Дан­ное обстоятельство, .в свою очередь, могло бы привести к тому, что сфера принудительного исполнения судебных актов и актов других органов была бы исключена из компетенции Российской Федерации и отошла к ведению субъектов Российской Федерации, так как ст. 71 и 72 Конституции России не относят принудительное исполнение судебных актов и актов других органов ни к ведению Российской Федерации, ни к совместному ведению России и субъектов Федера­ции, а в этом случае, согласно положениям ст. 73 Конституции, субъек­ты Российской Федерации обладают всей полнотой государственной власти в соответствующей сфере деятельности.

Подобное положение дел явно не соответствовало решению проб­лемы повышения эффективности деятельности по исполнению су­дебных актов и реформирования исполнительного производства. Что­бы не допустить подобного развития событий, п. 1 ст. 2 Федеральною закона «Об исполнительном производстве» был сформулирован та­ким образом, что издание законодательных актов по вопросам принудительного исполнения судебных актов и актов других органов стало исключительной прерогативой. Российской Федерации, по­скольку в данной статье Закона речь идет только о федеральных зако­нах и нет упоминания о соответствующих законодательных актах субъ­ектов Российской Федерации.

Указанные обстоятельства дают основания полагать, что поло­жения п. 1 ст. 2 Федерального закона «Об исполнительном производ­стве» направлены на решение проблемы разграничения полномочий Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в вопросах исполнительного производства и не имеют целью введение ограничений на принятие ведомственных правовых актов, необходимых для урегулирования правовых проблем, возникающих в данной сфере государственной деятельности.

В правомерности подобного вывода убеждает также анализ тер­минологии, используемой в тексте п, 1 ст. 2 указанного Закона. Обра­щение к понятийному аппарату данного законодательного акта прежде всего указывает на то, что в п. 1 ст. 2, применительно к исполнитель­ному производству, речь идет не о нормативно-правовых актах (под которыми обычно понимаются все виды юридических актов, в том числе и акты министерств и ведомств — ведомственные акты), а о «законодательстве». Отсюда, естественно, должен последовать воп­рос о том, какие виды нормативных актов характеризуются понятием «законодательство»:

Ранее в советской теории права н юридической практике преоб­ладала точка зрения, согласно которой понятием «законодательство» охватывается вся система нормативно-правовых актов, включая Конс­титуцию; законы; указы Президиума Верховного Совета; постановле­ния Совета Министров; совместные постановления ЦК. КПСС, Совета Министров, ВЦСПС; акты крестных органов власти и управ­ления; правовые акты министерств и ведомств1.

В настоящее время содержание данного понятия характеризуется несколько иначе. Понятием «законодательство» на данном этапе охватываются только нормативные правовые акты высших органов власти и управления2. При таком понимании термина «законодательство», используемого в контексте ст. 2 Федерального закона «Об ис­полнительном производстве», с неизбежностью следует вывод, что в правовых предписаниях данной статьи ведомственные правовые акты объективно не являются предметом внимания законодателя (посколь­ку не охватываются понятием «законодательство» и, следовательно, не могут быть предметом его запрета или дозволения.

Это позволяет утверждать, что ст. 2 Федерального закона «Об исполнительном производстве» нельзя рассматривать как норму, вво­дящую запрет на принятие ведомственных правовых актов по вопро­сам исполнительного производства.

Имея целью определение действительного смысла и содержания положений п. 1 ст. 2 Федерального закона «Об исполнительном произ­водстве», нельзя не принимать во внимание, что каждая норма пра­ва представляет собой только звено в общей цепи законодательства, соединена с другими нормами более или менее тесными логическими узами и только в этом соединении получает свое истинное осве­щение3.

В этой связи, отвечая на поставленный выше вопрос, представ­ляется необходимым обратиться к нормам законодательных актов, которые в соответствии с положениями указанной статьи Закона отно­сятся к законодательству Российской Федерации об исполнитель­ном производстве, и прежде всего к соответствующим положениям Федерального закона «О судебных приставах».

При этом не сложно найти еще одно подтверждение тому, что вывод о правомерности издания ведомственных актов по вопросам исполнительного производства достаточно обоснован, поскольку в соответствии со ст. 2 Федерального закона «О судебных приставах», определяющей правовую основу деятельности судебных приставов, данным должностным лицам надлежит руководствоваться Конститу­цией Российской Федерации, указанным Федеральным законом, Федеральным законом «Об исполнительном производстве» и иными федеральными законами, а также принятыми в соответствии с ними нормативными правовыми актами Президента Российской Федера­ции. Правительства Российской Федерации, Министерства юсти­ции Российской Федерации.

Таким образом, в данной статье Закона прямо подчеркивается право Министерства юстиции Российской Федерации принимать нормативные правовые акты по вопросам деятельности судебных приставов, в компетенцию которых, как известно, входит и осуще­ствление исполнительного производства.

Весьма нелишним для уяснения порядка применения ст. 2 Феде­рального закона «Об исполнительном производстве* является обра­щение к практике применения аналогичных по смыслу норм закона в других отраслях законодательства, например уголовно-процессу­ального.


Случайные файлы

Файл
33.doc
9620-1.rtf
19973.rtf
7211-1.rtf
49372.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.