Просвещенный абсолютизм в России (History7)

Посмотреть архив целиком

Калининградский военный институт Федеральной пограничной

Службы Российской Федерации


Центр дополнительного профессионального образования












РЕФЕРАТ

по предмету: История отечества



Студентки, 41 группы 1 курса

Фамилия, имя, отчество


Домашний адрес, телефон


Тема: «Просвещенный абсолютизм» в России



Преподаватель:


Оценка


Дата


Подпись рецензента






Калининград

2001 год



Содержание:




Введение ……………………………………………...

3

I.

Реформы второй половины XVIII в. ……………..

4

II.

Внешняя политика Екатерины …………………...

15

III.

Крестьянская война 1773 – 1775 гг. ………………

20

IV.

Культура России середины – второй половины XVIII. ………………………………………………….


22


Заключение …………………………………………..

25


Список использованной литературы …………….

26



























Введение

Время царствования Екатерины II называют эпохой просвещенного абсолютизма в России. Мысль о государстве с просвещенным монархом, способным преобразовать общественную жизнь на новых, разумных началах, получила в XVIII веке широкое распространение. Французские просветители М.Ф. Вольтер, Ш.Л. Монтескье, Д. Дидро, Ж..Ж.. Руссо сформулировали основные положения просветительской концепции общественного развития. Один из путей достижения свободы, равенства и братства философы видели в деятельности просвещенных монархов - мудрецов на троне, которые, пользуясь своей властью, помогут делу просвещения общества и установлению справедливости. Представление о государстве как о главном инструменте достижения общественного блага господствовало в умах людей того времени. Теория разделения законодательной, исполнительной и судебной властей, их независимости друг от друга могла, по мысли просветителей, обеспечить совершенное общественное устройство. Идеалом Ш.Л. Монтескье, чье сочинение «О духе законов», говорят, было настольной книгой Екатерины II, являлась конституционная монархия с четким разделением законодательной, исполнительной и судебной властей.

В своей политике Екатерина II пыталась реализовать эти теоретические положения. Естественно, она не могла пойти против дворянства, против крепостного права. Она стремилась построить законную самодержавную монархию, обновить ее с учетом новых исторических реалий, а не вводить конституционный демократический строй, как этого хотели просветители. Понимание монархами равенства и свободы не шло дальше закрепления прав и привилегий каждого сословия в рамках самодержавной монархии.

Политика просвещенного абсолютизма в России, так же как и в ряде других европейских стран, заключалась в использовании положений просветительской идеологии для укрепления крепостнического строя в условиях его начавшегося разложения. Такая политика не могла проводиться долгое время. После Великой французской революции наметился курс на усиление внутренней и международной реакции, что означало конец периода просвещенного абсолютизма.




I. Реформы второй половины XVIII в.

Внутреннюю политику екатерининского правительства можно, как и елизаветинский период, разделить на два этапа: до крестьянской войны под руководством Емельяна Пугачева 1773-1774 гг. и после нее.

Когда в 1762 г. на российский престол взошла Екатерина II, она не скупилась на обещания, изданный ею манифест обещал России законы, указывающие пределы деятельности всем государ­ственным учреждениям, и провозглашал, что на смену всевластному императорскому произволу придет начало законности. Здесь же можно было прочитать: «Самодержавное самовластие есть зло, пагубное для государства». Понятно, что новая императрица не осуждала самодержавие. Для нее никакая другая власть кроме самодержавной, не могла управлять на огромных просторах России. То было лишь осуждение правления свергнутого мужа - Петра III, его методов и, соответственно, оправдание произведенного в ее пользу дворцового переворота.

Екатерина видела Россию страной европейской, то есть такой, которая отличается от азиатских деспотий «свободою в отношении подданных к прави­тельствам». Поэтому она стремилась определить признаки подобной свободы в своем государстве. Самые общие рамки она наметила быстро: во-первых «Вольность есть право все то делать, что законы дозволяют»; во-вторых, «в государстве вольность не может состоять ни в чем ином как в возможности делать то, что каждому надлежит хотеть, и чтоб не быть принужденным делать то, чего хотеть не должно»; и, в-третьих, «надлежит быть закону такому, чтобы один гражданин не мог бояться другого, а боялись бы все одних законов», «равенство всех граждан состоит в том, чтобы все подвержены были тем же законам». Оставалось только приложить эти возвышенные французским Просвещением идеи к российской действительности. Для этого императрица более полутора лет трудилась над переложением идей европейских мыслителей (Монтескье в области естественного права и Беккариа в области законоведения).

14 декабря 1766 г. увидел свет екатерининский манифест - о со­зыве депутатов в Комиссию для сочинения проекта нового уложения. Депутаты (572 человека, представлявшие 30-миллионное население России), не только были избраны, но и собрались в Москве к указанному сроку. От дворянства было избрано 165 человек (они же представляли интересы своих крепостных). Свы­ше 400 остальных депутатов представляли города (208 человек), правительственные учреждения (28), однодворцев (42), казаков (45), государственных крестьян (29) и нерусские народы Сибири, Севера и Поволжья (54).

Торжественная церемония открытия заседания комиссии в Грановитой палате Кремля началась с пышной встречи самой императрицы и долгого чтения ее Наказа. Примечательно, что Наказ, изданный в России за 30 последующих лет восемь раз, стал во Франции запрещенной книгой. Вольтер говорил Дидро: «Франция преследует философов, а скифы покровительствуют им». Но проблема всеобщей свободы или вольности, поставленная Екатериной в Наказе, как вскоре, оказалось, мало интересовала депутатов. Куда важнее они считали привилегии сословий: купечество хотело исключительных прав на торговлю, просило «о неторговании казаками и мещанами», дворянство стояло за исключительные права и привилегии — князь М.М. Щербатов требовал отмены прав служилого дворянства, надеясь уничтожить установившийся со времен принятия Табели о рангах «перевес чина над породой». Создавалось впечатление: стоит только уст­роить разумно быт всех сословий, и империя сразу же достигнет своего заслуженного величия. Поднимался вопрос и о крепостных крестьянах, но депутат от тверского дворянства Василий Никофоров выразил помещичье видение проблемы так: «От той власти, какую помещики ныне над крестьянами имеют, никогда никакого не чувствовала Россия вреда, ни общественного, ни частного...».

В некоторых статьях Наказа предлагались отдельные меры по стимулированию труда земледельцев; было сформулировано положение: «Законы могут учредить нечто полезное для собственного рабов имущества». Это положение Наказа весной 1768 г. стало поводом к острой дискуссии в Комиссии. Депутат Коробьин высказал мнение, что причиной крестьянских побегов являются разорение и чрезмерное притеснение крепостных помещиками; для предупреждения побегов и для подъема земледелия он предложил определить законом размер крестьянских повинностей и вообще «какую власть имеют помещики над имуществом своего крестьянина». С поддержкой мнения Коробьина выступило несколько депутатов. Никто из выступавших, не предлагал отменить или ослабить господскую власть помещика над крепостным; эта власть, заявлял Коробьин, «остается полная, как и ныне». В процессе обсуждения крестьянского вопроса было даже выдвинуто новое обоснование помещичьей власти как особой государственной службы, заменившей отмененную обязанность службы военной или статской: «Всякий помещик, – рассуждал депутат Козельский, – как член тела или общества, помогая главному правительству, должен по закону быть, обязан наблюдать за своими крестьянами, чтобы они прилежнее работали, принуждая ленивых». Однако само лишь обсуждение проблемы отношений между помещиками и крепостными больно затронуло чувства и интересы основной массы крепостников; с яростными выпадами против Коробьина выступили князь Щербатов и другие депутаты.

Противодействие дворянства вызвало проводимое тогда же (1766–1768 гг.) Вольным экономическим обществом обсуждение конкурсной темы о целесообразности «ради общего благоденствия» предоставить крестьянам право какой-нибудь собственности, темы, постановка которой была воспринята как проблематичность крепостного права вообще. Первой премии было удостоено сочинение под красноречивым девизом: В пользу свободы вопиют все права, но есть мера всему. Противопоставляя ужасам рабства блага свободы, автор сочинения, член Дижонской академии Беарде де л'Абей обосновывал реакционный вывод: «Следует подготовить рабов к принятию вольности ранее, чем им будет дана какая-либо собственность». Однако даже и это обоснование крепостничества, гибко сочетающее его оправдание на практике с чисто теоретическим порицанием, не заняло ведущего места в идеологии «просвещенного абсолютизма». Большинство поступивших на конкурс произведений было написано в откровенно рабовладельческом духе.


Случайные файлы

Файл
ect22_2.doc
94044.rtf
economic_China.doc
16945-1.rtf
162360.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.