Административная ответственность в области предпринимательской деятельности (185747)

Посмотреть архив целиком

88



МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ВЛАДИМИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Муромский институт (филиал)

Кафедра Специально-правовых дисциплин




«Рекомендовать к защите»

Заведующий кафедрой

______________________

(наименование кафедры)

______________________

(подпись зав. кафедрой)



«__»_____________2004г.




ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА


к дипломной работе на тему:

административная ответственность

в области предпринимательской деятельности

(наименование темы)


Автор дипломной работы_______________________________________________________

(факультет, группа №)

_________________________________________________________________

(подпись, инициалы, фамилия)


Специальность 021100 «Юриспруденция»_______________________________________

(номер, наименование)


Руководитель дипломной работы_____________________________________________

(подпись, инициалы, фамилия, дата)


Консультант_______________________________________________________________

(подпись, инициалы, фамилия, дата)


Рецзент_______________________________________________________________________

(подпись, инициалы, фамилия, дата)


Нормоконтролер_______________________________________________________________

(подпись, инициалы, фамилия, дата)



Муром 2004г.


содержание


Введение 3

Глава I. Административное правонарушение как

основание административной ответственности 7

    1. Административное правонарушение:

понятие, особенности (признаки), состав 7

    1. Административные правонарушения

в области предпринимательской деятельности 19

Глава II. Административная ответственность

как вид юридической ответственности 29

    1. Понятие и особенности административной ответственности 29

    2. Административные наказания: понятие, виды,

принципы наложения 44

Глава III. Производство по делам об административных

правонарушениях в сфере предпринимательской деятельности 55

    1. Правовое регулирование производства по делам

об административных правонарушениях 55

    1. Материально-правовые и процессуальные особенности

производства по делам об административных

правонарушениях в сфере предпринимательской деятельности 65

Заключение 78

Список использованной литературы

введение



Соблюдение законности и правопорядка в экономике служит одним из важных условий, определяющих развитие страны. Современная ситуация в области обеспечения законности и правопорядка в экономике остается весьма сложной. Совершаемые правонарушения отличаются особой спецификой. В значительной мере они продиктованы корыстными мотивами1.

Появились новые, ранее нехарактерные для нашей страны правонарушения: фиктивное банкротство, уклонение от погашения кредиторской задолженности, незаконная банковская деятельность, уклонение от уплаты налогов и др. Новые правонарушения - закономерное следствие кардинальных экономических, политических и правовых изменений, происшедших за последние годы в России2. Как правило, данные правонарушения происходят в деятельности юридических лиц и, менее всего, граждан. Соответственно возникает проблема административной ответственности юридических лиц.

Административная ответственность наряду с уголовной, гражданской и дисциплинарной является одним из видов юридической ответственности, устанавливаемой государством путем издания правовых норм, определяющих основания ответственности, меры, которые могут применяться к нарушителям, а также порядок рассмотрения дел о правонарушениях и исполнения этих мер.

В административном праве из всех многочисленных мер административного принуждения (досмотр, реквизиция, задержание, изъятие и т.д.) только назначение административного наказания влечет наступление административной ответственности. Следовательно, административная ответственность — это реализация административно-правовых санкций, применение уполномоченным органом или должностным лицом административных наказаний к гражданам и юридическим лицам, совершившим правонарушение.

Особенностью данной работы является, также изучение нового института Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КРФоАП) – административной ответственности юридических лиц.

На сегодняшний день существует значительное количество юридических лиц с различной организационно-правовой формой. В свою очередь это влечет за собой рост правонарушений, совершаемых данными лицами. Это требует, с одной стороны, надежных гарантий защиты экономических интересов всех хозяйствующих субъектов, с другой – равного подхода к этой защите со стороны правоохранительных и контрольных (надзорных) органов. Привлечение юридических лиц к административной ответственности возможно в самых различных сферах (например, при налогообложении, в области таможенных отношений и т.д.), но это не дает оснований для выделения каких-то особых видов ответственности (налоговой, таможенной и пр.). Выделяют следующие виды административных правонарушений, совершаемых юридическими лицами: нарушения земельного законодательства; экологические правонарушения; нарушения в сфере строительства и производства стройматериалов; нарушения таможенных правил; нарушения налогового законодательства; незаконное осуществление банковской деятельности; нарушения антимонопольного законодательства: нарушения пожарной безопасности; нарушения санитарных и природоохранных правил; нарушения законодательства о применении контрольно-кассовых машин (ККМ); валютные правонарушения.

Хотя каждый вид названных правонарушений имеет свои особенности, все они относятся к административным, поскольку административная ответственность юридических лиц распространяется на любые нарушения правовых норм (независимо от их отраслевой принадлежности), для которых характерен или доминирует административно-правовой метод регулирования (власти и подчинения).

В основе своей работы автор использовал методы сравнительного анализа, формально юридический и др.

Вопрос административной ответственности юридических лиц в настоящее время широко обсуждается различными авторами (теоретиками и практиками) как в специализированной литературе, так и в средствах массовой информации. Особое внимание уделяется вопросу понятия ответственности юридических лиц и понятию вины юридического лица. Несмотря на то, что данный вопрос достаточно полно исследован в юридических трудах многих авторов, таких как Агапов А. Б., Бахрах Д. Н., Братановский С. Н., Гуев А. Н., Козлов Ю. М., Юсупов В. А. и других, в реальных административных отношениях часто возникает множество вопросов, требующих более детальной проработки. Особенно это касается вопросов, связанных с понятием и содержанием ответственности и вины юридического лица, совершившего административное правонарушение.

Проблемы ответственности юридических лиц и предпринимателей рассматривали такие ученые-цивилисты, как Братусь С. Н., Дойников И. В., Долинская В. В., Жилинский С. Э., Иванова Т. М., Лунц Л. А., Малеин Н. С., Новицкий И. В., Собчак А. А. и другие.

Нормативную основу работы составили, прежде всего, Конституция Российской Федерации, федеральное законодательство, нормативно-правовые акты субъектов Российской Федерации, и иные нормативно-правовые акты.

Основным регулирующим административную ответственность юридических лиц нормативным актом является Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, а также для Нижегородской области - Кодекс Нижегородской области «Об административных правонарушениях».

Целью данного исследования является выявление внутренних противоречий в российском законодательстве в случае привлечения к административной ответственности юридических лиц в области предпринимательской деятельности.

Для достижения поставленной цели перед автором данной работы стоит ряд задач:

Во-первых, раскрыть понятие и содержание административного правонарушения;

Во-вторых, дать понятие и рассмотреть структуру административной ответственности, в том числе изучить понятие вины юридических лиц, привлекаемых к административной ответственности;

В-третьих, рассмотреть основные виды административных наказаний, назначаемых юридическим лицам за совершение ими административных правонарушений;

В-четвертых, рассмотреть материально-правовые и процессуальные особенности производства по делам об административных правонарушениях в области предпринимательского права.



















. АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПРАВОНАРУШЕНИЕ КАК ОСНОВАНИЕ АДМИНИСТРАТИВНОЙ ОТВЕСТВЕННОСТИ



1.1. Административное правонарушение: понятие, особенности

(признаки), состав



В зависимости от характера правонарушений государство устанавливает за их совершение различные виды юридической ответственности.

Разные виды ответственности влекут разные правовые последствия для нарушителя1. Здесь также уместно напомнить образное выражение К. Маркса, который говорил о правильной классификации правонарушений и поэтому долг каждого законодателя по его словам, «не превращать в преступление то, что имеет характер проступка»2.

Основанием административной ответственности является административное правонарушение. Исключения, подтверждающие данное правило, могут предусматриваться законодательством. Так, некоторые правонарушения имеют сложный правовой характер, являясь одновременно дисциплинарными и административными. В литературе они называются административно-дисциплинарными правонарушениями. О них нельзя говорить как об административных в «чистом» виде, хотя административная ответственность и в этих случаях наступает как за административное правонарушение.

В законодательстве понятие административного правонарушения было сформулировано в Основах законодательства Союза ССР и союзных республик от 23 октября 1980г.1

В настоящее время данное понятие с уточнением содержится в КРФоАП. Согласно ч. 1 ст. 2.1. Кодекса административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность

Впервые в российском законодательстве сформулировано понятие административной ответственности юридического лица (ч. 2 ст. 2.1.). Юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, нарушение которых настоящим Кодексом или законами субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Специфика правил ч. 2 ст. 2.1. состоит в том, что:

  1. они посвящены только одному из субъектов административного правонарушения – юридическому лицу. При этом для правильного применения ч. 2 ст. 2.1. нужно учесть, что:

а) в соответствии со ст. 48 ГК РФ:

«1. Юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении лил оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по свои обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде;

б) к административной ответственности привлекаются не только российские, но и иностранные юридические лица и международные организации;

  1. в соответствии с ними юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если:

а) установлена возможность юридического лица соблюсти нормы КРФоАП (законов субъектов Российской Федерации), нарушение которых предусматривает административную ответственность. Иначе говоря, необходимо в порядке, определенном КРФоАП, доказать, что это лицо могло соблюсти упомянутые нормы, т. к. все возможности для этого у него имелись. Бремя доказывания возлагается на судью, орган, должностное лицо, осуществляющих производство и рассмотрение дел по административному правонарушению: презумпция невиновности действует и в отношении юридического лица;

б) в ходе рассмотрения дела выяснено, что данным юридическим лицом не были приняты все зависящие от него меры, обеспечивающие соблюдение норм КРФоАП.

Если же принятие этих мер зависит от других юридических лиц (например, его учредителей), от государственных органов (например, нарушивших установленные сроки выдачи лицензии, сертификата), от физического лица (например, участников юридического лица), то нельзя говорить о виновности данного юридического лица.

Характеризуя правила ч.3 ст. 2.1.., которая гласит, что назначение административного наказания юридическому лицу не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение виновное физическое лицо, равно как и привлечение к административной или уголовной ответственности физического лица не освобождает от административной ответственности за данное правонарушение юридическое лицо, нужно учесть, что:

1. назначение административного наказания юридическому лицу не освобождает от административной ответственности физических лиц, виновных в совершении данного административного правонарушения.

Иначе говоря, административное наказание назначается и юридическому, и физическому лицу, виновному в совершении этого же административного правонарушения (так, ст. 15.1. КРФоАП предусматривает ответственность за нарушение порядка работы с денежной наличностью и порядка ведения кассовых операций как должностных лиц организаций, так и самих юридических лиц);

2. привлечение к административной ответственности физического лица не освобождает от ответственности за это же административное правонарушение юридическое лицо. Оба эти лица – самостоятельные субъекты административного правонарушения, и, если будет установлена вина каждого из этих субъектов, они подлежат административной ответственности независимо друг от друга, за совершение одного и того же административного правонарушения;

3. привлечение к уголовной ответственности физического лица (дело в том, что юридические лица субъектами преступления не являются: это противоречило бы ст. 19 УК) не освобождает юридическое лицо от привлечения к административной ответственности. При этом физическое лицо привлекается к уголовной ответственности, а юридическое – за это же правонарушение (но характеризуемое как административное правонарушение) – к административной ответственности.

Для правильного применения норм ст. 2.1. необходимо учитывать отличия административного правонарушения от преступления. Эти различия показаны в таблице 11.

Как видно из понятия административного правонарушения, оно характеризуется рядом правовых признаков.

Основные юридические признаки административного правонарушения:

  1. Прежде всего, это – деяние, то есть акт волевого поведения. Он заключает в себе два аспекта поведения: действие или бездействие. Не может быть правонарушениями мысли, чувства и желания человека, если они не воплотились в определенный поступок и не регулируются правом.2 Деяние обусловлено сознанием и волей человека. Именно благодаря сознанию действие обретает характер человеческого поведения.

Действие – активное невыполнение обязанности, законного требования, а также нарушения запрета, а бездействие – пассивное невыполнение обязанности3. То есть человек должен был совершить определенные действия, которые предусмотрены нормой прав, но не совершил.

Так, изготовление или распространение анонимных агитационных материалов (статья 5.12. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях) – действие, а не предоставление сведений об итогах голосования или о результатах выборов (статья 5.25. Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях) – бездействие.

  1. Противоправность – важный признак административного правонарушения. Противоправность представляет собой осознанное нарушение требований права. Деяние противоправно, считает И.С. Самощенко, если оно представляет собой неисполнение юридической обязанности или злоупотреблением права, то есть если оно правом запрещено и влечет за собой применение санкции правовых норм в случае его совершения.1 Правонарушением не является то, что правом не запрещено. Противоправность означает, что действиями (бездействием) нарушаются установленными нормами права специальные правила, нормы, стандарты, которые защищаются нормами административного права. Причем речь идет о правилах, нормах, стандартах, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными актами Российской Федерации, например, нарушение норм и правил в области использования атомной энергии, нарушение правил борьбы с карантинными, особо опасными вредителями растений, возбудителями болезней растений, растениями-сорняками. Должна нарушаться конкретная норма закона. То есть нарушаются нормы именно законодательства об административных правонарушениях. Если деяние лица нарушает нормы Уголовного кодекса, то налицо преступление, если Налогового кодекса, то налоговое правонарушение, а не административное правонарушения.

  2. Виновность – это сознательное, ответственное отношение человека к своим поступкам и окружающей деятельности. Только виновное (умышленное или неосторожное) нарушение субъектов установленных правил влечет административную ответственность. То есть привлечение к административной ответственности без учета наличия вины не возможно.

  3. Общественная опасность. Прямо в понятии этот признак законодатель не указал. Хотя в понятии предыдущего кодекса он был. Административное правонарушение, являясь противоправны деянием, уже содержит в себе признаки общественной опасности. Кроме того, представляется, что этот признак присущ не только преступлениям, как утверждает некоторые ученые - административисты, но и административным правонарушениям, так как объект посягательства у них часто совпадает, но степень общественной опасности во многих случаях является критерием разграничения правонарушений от преступлений. Суть общественной опасности заключается в том, что она наносит вред либо создает угрозу причинения вреда интересам личности, общества, государства. Вред может иметь материальный или моральный характер, быть измеримым или нет, более или менее значительным, ощущаем отдельным человеком или обществом в целом. Правонарушения различаются по степени вредности и поэтому различны по степени общественной опасности. Эта степень является основным критерием отличия административного правонарушения от преступления, но не единственным.

  4. Наказуемость. Это применение юрисдикционными органами административного наказания. Она назначается в пределах, установленных законом, который предусматривает ответственность за данное административное правонарушения.

Для понимания сущности административного правонарушения недостаточно одних юридических признаков. Необходимо определение юридического состава административного правонарушения.

Понятие о составе административного правонарушения имеет очень важное научное и практическое значение, так как способствует правильной квалификации деяния юрисдикционными органами по субъектам административной ответственности, эффективному применению административных наказаний, оказывает профилактическое воздействие, повышает общую правовую культуру населения.1

Юридический состав административного правонарушения – это совокупность четырех элементов:

  • объект;

  • объективная сторона;

  • субъект;

  • субъективная сторона.

Каждый из них представляет собой особенности, которые дополняют друг друга.

Объект – это то, на что правонарушитель посягает.

Объектом административного правонарушения являются общественные отношения, которые охраняются нормами законодательства об административных правонарушениях.

Виды объекта:

  • общий;

  • родовой;

  • видовой.

Общим объектом признаются общественные отношения, которые регулируется различными отраслями права (конституционным, трудовым, финансовым и другим), а охраняется административными наказаниями.

Общим профилактическим объектом является предупреждение административных правонарушений1. Родовой объект – совокупность однородных общественных отношений, на которые посягают административные правонарушения. Он составляет самостоятельную часть общего объекта.

Родовые объекты подразделяются на административные правонарушения, которые посягают на права граждан, здоровье, санитарно-эпидемиологическое благополучие населения, общественную нравственность, собственность (главы 5 – 7 КРФоАП). Различают по внутреннему содержанию охраняемых правовыми средствами общественных отношений: охрана окружающей природной среды и природопользования; промышленность, строительство и энергетика; сельское хозяйство, ветеринария; мелиорация земель (главы 8 – 10 КРФоАП).

Родовой объект в Особенной части настоящего Кодекса разделен по двум критерия: отрасль и объект посягательства.

Видовой объект – специфическая юридическая группа общественных отношений, которая является разновидностью родового объекта.

Его примеры: транспорт, дорожное движение, финансы, налоги и сборы, рынок ценных бумаг, таможенные дела, воинский учет.

Объективная сторона – совокупность установленных норм права признаков, которые характеризуют административных правонарушений2. То есть это действие (бездействие), причинившее вред общественным отношениям, а также способ, место, время, орудия и средства совершения правонарушения и другие обстоятельства.

В составах конкретных правонарушений закреплены различные признаки, но обязательными является действие (бездействие). Большинство правонарушений выражается в виде действий. Другие признаки могут быть также указаны в конкретной норме. К примеру, в статье 8.18 КРФоАП указывается на место совершения правонарушения: «нарушение правил проведения ресурсных или морских научных исследований, предусмотренных разрешением, во внутренних морских водах, в территориальном море, на континентальном шельфе и (или) в исключительной экономической зоне Российской Федерации». А в статье 15.16. закрепляется время совершения правонарушения: «не перечисление получателем бюджетных средств в установленный срок платы за пользование бюджетными средствами, предоставленными на возмездной основе». В статье 11.1. указывается на способ совершения правонарушения: «повреждение железнодорожного пути, сооружений и устройств сигнализации или связи либо другого транспортного оборудования, сбрасывание на железнодорожные пути или оставление на них предметов, которые могут вызвать нарушение движения поездов».

Способ совершения административного правонарушения – это последовательные приемы, которые применяются правонарушителем.

Также признаком объективной стороны являются средства совершения. Это различные, запрещенные к использованию предметы и приспособления, применение которых образуют состав административного правонарушения: взрывчатые вещества, ядовитые вещества, гражданское, служебное или пневматическое оружие, этиловый спирт, алкогольная и спиртосодержащая продукция1.

Для не значительной части составов административных правонарушений характерно наступление вредного, опасного последствия. В целом для административного правонарушения характерны так называемые «формальные составы» правонарушений (то есть административное наказание применяется вне зависимости от того, наступил ли вредный результат или нет: важен сам факт посягательства на те или иные охраняемые отношения)1. То есть наступление вредного последствия это тоже признак объективной стороны. В некоторых случаях необходимо наличие причинной связи между деянием и наступившими вредными последствиями (например, небрежное хранение военного билета явилось причиной его утраты).

Объективная сторона правонарушения может характеризоваться и такими признаками, как повторность, системность, злостность.

Повторность – совершение в течение года одним и тем же лицом административного правонарушения.

Системность – совершение в течение года одним и тем же лицом более трех административных правонарушений.

В статьях Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, которые закрепляют составы административных правонарушений, нет указаний на данные признаки объективной стороны. Поэтому вопрос о признании правонарушения грубым решается по усмотрению уполномоченного должностного лица или суда.

Признаки объективной стороны имеют большое значение для квалификации административного правонарушения.

Субъект – это тот, кто совершил административное правонарушение – физические и юридические лица.

Основным условием является деликтоспособность, то есть способность нести ответственность.

В рамках общего субъекта – физических лиц - Кодекс Российской Федерации выделяет и специальный субъект. К ним относятся:

  • несовершеннолетние, лица в возрасте от шестнадцати до восемнадцати лет и их родители (замещающие лица);

  • должностные лица;

  • военнослужащие и иные лица, на которых распространяется действие дисциплинарных уставов;

  • иностранные лица и лица без гражданства.

Субъективная сторона это совокупность признаков, которые характеризуют отношение правонарушителя к содеянному и его последствиям.

Одним из субъективных оснований является вина. Это основание самое важное. Без него административная ответственность не может состояться.

Вина есть психическое отношение лица к совершенному им противоправному действию и возможным их последствиям.

Она может быть выражена в двух формах:

  1. Умышленная. Ее разновидности:

  • прямой умысел;

  • косвенный умысел.

  1. Неосторожность. Она подразделяется:

  • легкомыслие;

  • небрежность.

Административное правонарушение признается совершенным умышленно, если лицо, его совершившее, сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия и желало наступления таких последствий (прямой умысел) или сознательно их допускало либо относилась к ним безразлично 1.

Административное правонарушений признается по неосторожности, если лицо, его совершившее, предвидело возможность наступления вредных последствий своего действия (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение таких последствий (самонадеянность) либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть (небрежность)1.

Приведенные выше примеры могут совершаться и умышленно. Значит, независимо от того, умышленно или неосторожно совершено административное правонарушение, виновное лицо в конкретных правонарушениях несет административную ответственность.

При отсутствии вины отсутствует состав правонарушения. То есть это обязательный признак субъективной стороны.

Наряду с ним могут быть факультативные признаки. К ним относятся: мотив и цель. То есть они необходимы для наступления административной ответственности только в отдельных случаях, а не для всех административных правонарушениях. К примеру, при совершении мелкого хищения путем кражи, мошенничества, присвоение или растраты обязателен корыстный мотив. А такому административному правонарушению, как уничтожение или повреждение чужого имущества другому лицу, присуща цель, как причинение имущественного ущерба другому лицу.

При отсутствии хотя бы одного из указанных элементов состава административного правонарушения исключает возможность привлечения к административной ответственности.

В этом вопросе рассмотрена характеристика административного правонарушения, которая включает в себя юридические признаки (противоправность, виновность, наказуемость) и состав, который включает в себя предусмотренные нормой права элементы (объект, объективная сторона, субъект, субъективная сторона). Оно является единственным основание наступления административной ответственности.















1.2. Административные правонарушения в области предпринимательской деятельности



Глава 14 Особенной части КРФоАП кодифицирует ответственность в области предпринимательской деятельности. Содержащиеся в этой главе составы административных правонарушений большей частью касаются юридических лиц и предпринимателей. Установленные государством правила осуществления предпринимательской деятельности должны строго выполняться обозначенными выше субъектами.

В соответствии со ст. 2 ГК РФ предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на получение прибыли от пользования имуществом, продажи товара, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке. Однако данная глава подразумевает административную ответственность не только лиц, зарегистрированных в качестве предпринимателей, но и организаций. Поэтому встает вопрос, что такое предпринимательская деятельность в контексте административной ответственности. Как любая социальная деятельность предпринимательская деятельность может осуществляться на индивидуальной или коллективной основе. Коллективная предпринимательская деятельность может осуществляться как с образованием юридического лица, так и без его образования (например, договор простого товарищества). Некоммерческие юридические лица не входят в число предпринимателей.

Таким образом, понятия «юридическое лицо»,… «предприниматель» хотя и пересекаются, но не являются тождественными, что находит свое отражение, в том числе в правосубъектности юридических лиц1.

Признание необходимости беспрепятственного осуществления прав влечет за собой их защиту от правонарушений. Одним из вариантов реализации права на защиту является обращение к компетентным государственным или общественным органам с требованием применить к правонарушителю меры государственно-принудительного характера, в том числе задействовать механизм ответственности. Одним из оснований применения ответственности в предпринимательской деятельности выступает вина, поскольку административная ответственность применяется только при наличии вины1.

Новые правонарушения - закономерное следствие кардинальных экономических, политических и правовых изменений, происшедших за последние годы в России. Актуальным в настоящее время является вопрос о нарушении законодательства о рекламе. Реализация ответственности за нарушение норм, заложенных в Гражданском кодексе РФ, Закона о рекламе, Закона о защите прав потребителей предусмотрена ст. 14.3. КРФоАП. В данном случае виновное лицо осуществляет ненадлежащую рекламу. При этом используется реклама в целях дезинформации потребителей и иных лиц. Зачастую используется ложная информация, что выражается в недобросовестной рекламе, либо недостоверной рекламе, либо в скрытой рекламе. Также распространяется ложная информация относительно товаров (работ, услуг) и их изготовителей (исполнителей, продавцов).

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, обсудив Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением законодательства о рекламе, и в соответствии со ст. 16 Федерального конституционного закона «Об арбитражных судах в Российской Федерации», информировал в своем Информационном письме арбитражные суды о выработанных рекомендациях.2

Согласно данному письму антимонопольные органы вправе обращаться в суд с требованием о взыскании с юридического лица штрафа за ненадлежащую рекламу.

Антимонопольный орган принял решение о наложении штрафа за ненадлежащую рекламу. Поскольку штраф не был уплачен добровольно, антимонопольный орган обратился в арбитражный суд с требованием о его принудительном взыскании.

Суд в удовлетворении требований отказал, исходя из того, что антимонопольный орган не правомочен налагать штрафы, а юридическое лицо не может быть привлечено к административной ответственности за нарушения, указанные в п. 2 ст. 31 Федерального закона от 18.07.95 № 108-ФЗ «О рекламе».

Апелляционная инстанция решение суда отменила и требование антимонопольного органа удовлетворила, руководствуясь следующим.

В данном случае на последней полосе газеты, издаваемой организацией, была размещена реклама алкогольных напитков в нарушение запрета, установленного п. 2. ст. 16. Закона о рекламе.

Согласно ст. 2 Закона о рекламе, в которой не соблюдены определенные законодательством требования к месту и способу ее распространения, является ненадлежащей. В объяснениях, представленных антимонопольному комитету, организация факт ненадлежащей рекламы признала.

В соответствии со ст. 30 Закона ответственность за нарушение законодательства о рекламе в части, касающейся времени, места и средств размещения рекламы, несет рекламораспространитель.

Под рекламораспространителем понимается юридическое или физическое лицо, осуществляющее размещение и (или) распространение рекламной информации путем предоставления и (или) использования имущества, в том числе технических средств вещания, каналов связи, эфирного времени, и иными способами (ст. 2 Закона).

На основании п. 2 ст. 31 Закона ненадлежащая реклама влечет административную ответственность в виде предупреждения или штрафа до 200 МРОТ.

Следовательно, вывод суда о том, что субъектом названной ответственности не может быть юридическое лицо, противоречит Закону…

В рамках предоставленных им общих полномочий по контролю антимонопольные органы вправе налагать административные штрафы за ненадлежащую рекламу, а также на основании п. 2 ст. 26 Закона предъявлять в суды и арбитражные суды иски в связи с нарушением рекламодателями, рекламопроизводителями и рекламораспространителями законодательства о рекламе.

В соответствии со ст. 27 АПК РФ арбитражному суду подведомственны экономические споры о взыскании с организаций и граждан штрафов государственными органами, осуществляющими контрольные функции, если федеральным законом не предусмотрен бесспорный (безакцептный) порядок их взыскания.

Следовательно, антимонопольные органы вправе обращаться в суд с требованиями о взыскании с нарушителей штрафв за ненадлежащую рекламу. .

Объектами многих административных правонарушений являются отношения в области предпринимательской деятельности (ст.14.1. КРФоАП), порядка организации предпринимательской деятельности, связанной с защитой прав потребителей (ст. ст. 14.4., 14.5., 14.8, 14.9. КРФоАП).

Другая сфера административного правонарушения – незаконное получение кредита. Объективная сторона данного правонарушения состоит в том, что виновный представляет в банк заведомо ложные сведения о своем финансовом состоянии (например, сфальсифицированные выписки из своего расчетного счета) либо хозяйственном положении (например, данные о том, что он располагает недвижимостью, которая может выступать в качестве залога). Изготовление подложных документов, равно как и сообщение ложной информации банку не охватываются объективной стороной ст. 14.11. КРФоАП; эти действия подлежат дополнительной квалификации либо по специальным составам административного правонарушения, либо по составам преступления (карающим за подлоги, за должностное преступление, использование заведомо подложного документа).

Оконченным данное деяние считается с момента получения кредита, т. е. последствия роли не играют. Таким образом, по объективной стороне анализируемое правонарушение отличается от состава уголовного преступления, предусмотренного в п. 1 ст. 176 УК. «Незаконное получение кредита» (она устанавливает уголовную ответственность за получение кредита либо льготных условий кредитования путем предоставления банку или иному кредитору заведомо ложных сведений о хозяйственном положении либо финансовом состоянии индивидуального предпринимателя, если это деяние причинило крупный ущерб)1.

К числу административных правонарушений в сфере предпринимательской деятельности законодатель отнес фиктивное или преднамеренное банкротство (ст. 14.12. КРФоАП) и неправомерные действия при банкротстве (ст. 14.13. КРФоАП). Объектами административных правонарушений в данном случае являются отношения в области банкротства юридических лиц и предпринимателей. При этом нужно учесть, что банкротство – это неспособность юридических лиц или индивидуального предпринимателя удовлетворить требования кредиторов по оплате товаров (работ, услуг), включая неспособность перечислить обязательные платежи в бюджет, внебюджетные фонды в связи с превышением обязательств должника над его имуществом. Внешним признаком банкротства (несостоятельности) юридических лиц и индивидуального предпринимателя является неспособность удовлетворить требования кредиторов и (или) уплатить обязательные платежи в пределах 3-х месяцев со дня наступления сроков исполнения этих обязательств. Банкротство возникает после признания факта несостоятельности арбитражным судом или после официального объявления о нем должником при его добровольной ликвидации.

Виновное лицо при фиктивном или преднамеренном банкротстве заведомо ложно объявляет о своей несостоятельности, при этом ложно сообщает о неспособности удовлетворить требования кредиторов по оплате товаров (работ, услуг), о невозможности обеспечить своевременное выполнение обязательств перед кредиторами и т. д.

В данном случае преследуется определенная цель – введение в заблуждение кредиторов относительно имущественного положения юридического лица с тем, чтобы получить, например:

- отсрочку или рассрочку платежей (например, за поставленные товары, процентов по банковскому проценту, за выполненные строительные работы);

  • скидку с долгов. При этом виновный добивается от кредиторов, по существу, уменьшения суммы (размера) долгов;

  • освобождение от оплаты долгов. Сама по себе правомерная сделка по «прощению долга» используется виновным в неблаговидных целях.

Оконченным данное правонарушение считается с момента ложного объявления о банкротстве либо обращения в арбитражный суд с заявлением о банкротстве. Какие-либо иные последствия объективной стороной данного правонарушения не охватываются. Именно этим оно отличается от состава уголовного преступления, предусмотренного в ст. 197 УК «Фиктивное банкротство» (оно устанавливает уголовную ответственность за заведомо ложное объявление виновным о соей несостоятельности в целях введения в заблуждение кредиторов для получения отсрочки причитающихся кредиторам платежей; или скидки с долгов, а равно неуплаты долгов, если это деяние причинило крупный ущерб).

Следует также обратить внимание на важное отличие ст. 14.12.: в ней речь идет о неправомерных действиях, совершенных при банкротстве любой (в т. ч. и некоммерческой) организации, в то время как в ст. 196 УК «Преднамеренное банкротство» - только о коммерческих организациях.

Административное правонарушение, предусмотренное ст. 14.13. КРФоАП следует отличать от состава уголовного преступления, предусмотренного в ст. 195 УК «Неправомерные действия при банкротстве». Она устанавливает уголовную ответственность за совершение действий, содержащихся в этой статье, если они причинили крупный ущерб, а также за неправомерное удовлетворение имущественных требований отдельных кредиторов, заведомо в ущерб другим кредиторам, принятие кредитором (знающим об отданном ему предпочтении) такого удовлетворения в ущерб другим кредиторам, если эти действия причинили крупный ущерб1.

Анализируя вышеприведенные статьи можно сделать вывод, что ответственность, предусмотренная Кодексом РФ об административных правонарушениях за те же деяния, что содержатся и в Уголовном кодексе, соразмерна причиненному вреду. Одним из важнейших условий применения административной или уголовной ответственности является размер причиненного ущерба.

Административные правонарушения в области предпринимательской деятельности затрагивают сферу правил продажи, незаконного производства, поставки или закупки, а также использования этилового спирта, алкогольной и спиртсодержащей продукции (ст. ст. 14.16. – 14.19. КРФоАП). Субъектами по всем вышеперечисленным статьям, несущими административную ответственность являются юридические лица и должностные лица. Причем за определенные, предусмотренные например, ч. 1, 4 ст. 14.17. КРФоАП правонарушения ответственность несут только юридические лица – организации, имеющие соответствующие лицензии и квоты на производство и оборот алкогольной продукции и этилового спирта; а по ч. 2, 3 ст. 14.17 – должностные, и юридические лица; по ст. 14.16 – должностные лица, в том числе индивидуальные предприниматели.

До 1 июля 2002 года административная ответственность в виде штрафа за правонарушения в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртсодержащей продукции была установлена Федеральным законом от 8 июля 1999г. № 143-ФЗ «Об административной ответственности юридических лиц (организаций и индивидуальных предпринимателей за правонарушения в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртсодержащей продукции». Этим законом были предусмотрены минимальный и максимальный размеры штрафов.

С 1 июля 2002 года ответственность за правонарушения в области производства алкогольной продукции установлена Кодексом РФ об административных правонарушениях, а Федеральный закон № 143-ФЗ утратил силу.

Как КоАП РСФСР, так и КРФоАП содержат статьи (соответственно ст. 22 и ст. 2.9), предусматривающие, что при малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.

Согласно ч. 1 ст. 33 КоАП РСФСР взыскание за административное правонарушение налагается в пределах, установленных нормативным актом, предусматривающим ответственность за совершенное правонарушение, в точном соответствии с КоАП РСФСР и другими актами об административных правонарушениях. При наложении взыскания учитываются характер совершенного правонарушения, личность правонарушителя, степень его вины, имущественное положение, обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность.

Аналогичная норма содержится и в … Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях (п. 4.1).

Таким образом, правонарушение в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртсодержащей продукции является административным правонарушением, поэтому судья, рассматривая дело об административном правонарушении, имеет право применить общую норму, предусматривающую возможность освобождения от административной ответственность, если признает, что данное правонарушение является малозначительным.1

Пристального внимания заслуживает также ст. 14.25. КРФоАП «Нарушение законодательства о государственной регистрации юридических лиц органами, осуществляющими государственную регистрацию юридических лиц». В связи с введением в Российской Федерации единого государственного реестра, который должен содержать сведения о создании, реорганизации, ликвидации юридических лиц, а также изменения, внесенные в учредительные документы юридические лица обязаны предоставлять сведения для внесения записи в единый государственный реестр юридических лиц. Как правило, правонарушение предусмотренное ч. 3 ст. 14.25 настоящего кодекса влечет за собой предупреждение, и реже штрафные санкции. В случае совершения административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 14.25 КРФоАП, объективная сторона состоит в том, что виновный предоставляет в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, документы, которые содержат заведомо ложные сведения (например, о составе учредителей, о сроках ликвидации), если такое действие не содержит признаков уголовно наказуемого деяния. В практике возникает вопрос: как объективную сторону данного правонарушения отграничить от состава преступления, предусмотренного в ст. 327 УК (она, в частности, устанавливает ответственность не только за подделку удостоверения, иного официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей в целях его использования, сбыт такого документа, но и за использование заведомо подложного документа)? К сожалению, законодатель так изложил свою волю, что разграничить эти составы практически невозможно. Поэтому законодателю необходимо уточнить редакцию ст. 14.25, а Верховному суду РФ определить свою позицию по данному вопросу. Впредь нужно иметь в виду, что поскольку заведомо ложные сведения предоставляются в орган, осуществляющий регистрацию юридических лиц, наступает не уголовная, а административная ответственность, ибо любые сомнения, есть ли состав преступления или нет, толкуются в пользу обвиняемого1.

На сегодняшний день глава 14 КРФоАП содержит 27 статей. Последняя – ст. 14.27. была введена совсем недавно и вступила в силу с 01.01.2004г. согласно ст. 25 Закона о лотереях.

В связи с постоянными изменениями, происходящими в экономической жизни страны, ее интенсивным развитием эта глава может быть в дальнейшем дополнена не одной статьей, предусматривающей административную ответственность в области предпринимательской деятельности














2. АДМИНИСТРАТИВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ КАК ВИД

ЮРИДИЧЕСКОЙ ОТВЕСТВЕННОСТИ


    1. Понятие и особенности административной ответственности.



Административная ответственность – это применение судьями, органами и должностными лицами установленных государством мер административного наказания физическим и юридическим лицам за совершение административных правонарушений1.

Она представляет собой особую разновидность юридической ответственности, которая является одной из форм социальной ответственности (политическая, моральная, общественная). Сущность социальной ответственности состоит в обязанности индивида выполнять требования, которые к нему предъявляются обществом, государством, людьми.

Юридической ответственностью называется применение к лицам, совершившим правонарушения, предусмотренных законодательством мер принуждения в установленном для этого процессуальном порядке2.

Она имеет как позитивный, так и негативный (ретроспективный) аспекты. В правовой науке юридическая ответственность рассматривается во втором аспекте, как разновидность государственного принуждения.

Ее признаки:

  • обязательное наличие правонарушения как основание наступления юридической ответственности;

  • официальный характер государственного осуждения поведения правонарушителя;

  • причинение правонарушителю страдания: морального, физического,

имущественного;

  • использование механизмов государственного принуждения.

Эти признаками свойственны и административной ответственности. В то же время в законодательстве общие признаки юридической ответственности специфически преломляются применительно к административной ответственности, а также закрепляются признаки, характерные именно для данного вида ответственности.1

Основные черты административной ответственности, которые отличают ее от других видов юридической ответственности (уголовной, дисциплинарной):

  • Административная ответственность регулируется Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях принимаемыми в соответствии с ним законами субъектов Российской федерации об административных правонарушениях.

  • Административная ответственность предусмотрена нормами не только административным правом, но ряда других отраслей (трудового, финансового и так далее).

  • Административной ответственности подлежит лицо, достигшее к моменту совершения административного правонарушения возраста шестнадцати лет.

  • Основанием административной ответственности является административное правонарушение.

  • Субъекты административной ответственности: физические и юридические лица (предприятия, учреждения, организации).

В рамках общего субъекта – физических – Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях выделяет и специальный субъект. К нему относятся:

  • Должностное лицо – это лицо постоянно, временно или в соответствии со специальными полномочиями, осуществляющие функции представителя власти, то есть в наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в служебной зависимости от него, а равно лицо, выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных ми муниципальных организациях, а также в Вооруженных Силах России, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации;

  • Военнослужащие и иные лица, на которых распространяется действие дисциплинарных уставов: сотрудники органов внутренних дел, органов уголовно-исполнительной системы, федеральных органов налоговой полиции и таможенных органов.

  • Иностранные граждане, лица без гражданства.

Иностранные граждане – физические лица, которые являются гражданами любого иностранного государства и не являются гражданами Российской Федерации.

Лица без гражданства – лица, не принадлежащие к гражданам Российской Федерации и не имеющие доказательств принадлежности к гражданам другого государства.

Выделение этих субъектов обусловлено особым порядком привлечения их к административной ответственности, который определяется Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях и специальными нормативными актами.

За совершения административного правонарушения применяются административные наказания в некоторых случаях иные меры воздействия, например, дисциплинарные, а за преступления только уголовные наказания. Видам административных наказаний посвящена глава 4 КРФоАП. Все они подробно рассмотрены во втором вопросе данной главы дипломной работы.

Административные наказания не влечет судимости и увольнения с работы. Лицо, к которому оно применено, считается подвергнутым ему в течение года со дня окончания исполнения постановления о назначении административного наказания1. Этот срок является сроком погашения данного наказания и не зависит от его вида, срока и размера. Он выполняет определенную воспитательную и профилактическую роль в предупреждении совершения новых административных правонарушениях.

Основанием полного погашения административной ответственности является истечение годичного срока и не совершение в течение указанного периода времени нового административного правонарушения.

Если лицо подвергнуто основному и дополнительному наказанию, то срок погашения исчисляется со дня окончания исполнения того взыскания, которое по времени было исполнено последним.

  • Административные наказания налагаются судьями, органами и должностными лицами уполномоченными рассматривать дела об административных правонарушениях. Глава 22 КРФоАП посвящена общим положениям, характеризующим субъектов применения мер административной ответственности. Статья 22.1 этой главы фиксирует соответствующую действующему законодательству систему государственных и некоторых иных официальных инстанций на уровне Российской Федерации:

  • судьи (мировые судьи);

  • комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав;

  • федеральные органы исполнительной власти, их учреждения, структурные подразделения и территориальные органы, а также иные государственные органы (например, милиция), уполномоченные, на то исходя из задач и функций, возложенных на них федеральными законами либо нормативными правовыми актами Президента Российской федерации или Правительства Российской Федерации и ее субъектов:

  • мировыми судьями – судья общей юрисдикции субъектов Российской Федерации и они входят в единую судебную систему и свою деятельность они осуществляют в пределах судебных участках, создаваемых субъектами Российской Федерации из расчета численности населения на одном участке от пятнадцати до тридцати тысяч человек1;

  • комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав;

  • уполномоченные органы и учреждения органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации;

  • административные комиссии, иные коллегиальные органы, создаваемые в соответствии с законами субъектов Российской Федерации.

  • Меры административной ответственности применяются в соответствии с законодательством, которое регулирует производство по делам об административных правонарушениях. То есть Кодексом Российской Федерации об административной ответственности, так как Кодекса об административном судопроизводстве нет. Ведется только работа над проектом данного законодательного акта. Административное судопроизводство является неотъемлемым элементом института административной юстиции, который, по сути дела, представляет собой осуществление судебного контроля за деятельностью публичной администрации2.

  • Присущ особый процессуальный порядок применения ответственности.

Административный процесс по сравнению с уголовным процессом по его процедуре более прост.

На стадии возбуждения дела об административном правонарушении производиться так называемое административное расследование.

К нему новое законодательство об административных правонарушениях предъявляет повышенные требования: сокращение общих сроков расследования и давности привлечения к ответственности.

Методика административного расследования – это система методов, которые используют при проведении расследования и они связаны между собой. Их цель – установление истины.

Совокупность обстоятельств, подлежащих выяснению по делу об административном правонарушении, образует предмет доказывания:

  • наличие события административного правонарушения;

  • лицо, совершившее противоправные действия (бездействие), за которые настоящим Кодексом или законом субъекта Российской Федерации предусмотрена административная ответственность;

  • виновность лица в совершении административного правонарушения;

  • обстоятельства, смягчающие административную ответственность и обстоятельства, отягчающие административную ответственность;

  • характер и размер ущерба, причиненного административным правонарушением;

  • обстоятельства, исключающие производство по делу об административном правонарушении;

  • иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, а также причины и условия совершения административного правонарушения.

Этот перечень обстоятельств должен конкретизироваться в соответствии с составом правонарушения по определенной статье КРФоАП.

Специфической проблемой административного права является выработка концепции вины юридического лица (организации) при привлечении к административной ответственности за нарушение таможенного, налогового, антимонопольного, природоохранного или хозяйственного законодательства.

В соответствии с требованиями статьи 26.1 КоАП России по делу об административном правонарушении выяснению подлежит в том числе виновность привлекаемого к ответственности лица. Исходя из содержания ч. 2 ст. 2.1 КРФоАП, юридическое лицо признается виновным в совершении правонарушения, если оно должно было выполнить возложенную на него обязанность (за несоблюдение которой законом установлена ответственность), могло ее выполнить, но лицом не предприняты все зависящие меры по ее выполнению. При этом в отличие от вины физического лица вина юридического лица по сути является характеристикой объективной стороны совершенного административного правонарушения. Вступая в соответствующие правоотношения, лицо должно знать о существовании установленных обязанностей, а также обеспечить их выполнение, т.е. соблюсти ту степень заботливости и осмотрительности, которая необходима для строгого соблюдения действующих норм и правил. Поэтому при доказывании вины юридического лица следует устанавливать и подтверждать материалами дела все указанные обстоятельства в совокупности.

Между тем, в теории административного права вина юридического лица понимается неоднозначно. Рассмотрение вины юридического лица как субъективного явления, то есть как психического отношения к противоправному деянию и его последствиям, дает ее понимание посредством проекции вины физических и должностных лиц, непосредственно осуществляющих действия от имени юридического лица.

Рассмотренная таким способом «вина юридических лиц должна пониматься как психологическое отношение к содеянному коллектива, определяемое по доминирующей воле в этом коллективе» 1,. Аналогичное по конструкции понятие вины содержится в ст. 110 Налогового кодекса РФ. В научной литературе по данной проблематике отмечалось, что «вина юридического лица не может произвольно определяться лишь при выявлении вины конкретного должностного лица. Доказыванию подлежит виновность всех работников, осуществляющих действия от имени организации в целoм»2.

В науке административного права имеет место и иной подход к вине юридического лица. Он основан на приоритете объективного аспекта в деятельности юридического лица. Аналогичное по конструкции понятие вины имеется в гражданском и предпринимательском праве. При таком рассмотрении вина юридического лица oпpeдeляется как «комплекс негативных элементов, характеризующихся дезорганизацией деятельностью юридического лица, непринятием им необходимых мер для надлежащего исполнения возложенных на него обязанностей, не приложением требуемых, усилий для предупреждения правонарушений и устранения их причин»3.

Итак, по общему правилу основанием для наступления административной ответственности служит совершение административного правонарушения — виновного и противоправного деяния. Если противоправность является формально-правовым признаком, не вызывающим затруднений для идентификации, то проблема вины, определения виновности неодушевленного субъекта, существующего исключительно в пруденциальной сфере, представляет собой известную сложность.

При обоих подходах, субъективном и объективном, понятия форм вины (неосторожность в форме небрежности или самонадеянности, прямой или косвенный умысел) имеют второстепенное значение и наукой административного права в принципе не рассматриваются.

Вина юридического лица является также одной из самых сложных практических проблем непосредственно в правоприменительной, административно - юрисдикционной деятельности, особенно сейчас, когда административная ответственность юридических лиц окончательно признана законодательно, в том числе и на уровне Кодекса РФ об административных правонарушениях 2002 года. При этом установлено, что юридические лица подлежат административной ответственности независимо от места нахождения, организационно-правовых форм, подчиненности, а также других обстоятельств.

Новый Кодекс упоминает вину как элемент состава довольно часто.

Например, в статье 2.1. КРФоАП, которая дает определение административного правонарушения, говорится, что «административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юиридческого лица…». Кроме того, статья 1.5 провозглашает распространяющийся и на юридических лиц принцип презумпции невиновности при производстве по делу об административном правонарушении и устанавливает вину как обязательное условие для привлечения юридического лица к административной ответственности: «Лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина». В соответствии со ст. 26.1, 26.2 Кодекса при производстве по делу об административном правонарушении, в том числе совершенном и юридическими лицами, фактор виновности в совершении административного правонарушения подлежит обязательному выяснению и доказыванию наряду с другими обстоятельствами. При этом в ст. 2.1 КРФоАП содержится специальное определение: «Юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм... но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению».

Часть первая Налогового кодекса РФ содержит также ясное определение вины юридического лица при нарушении законодательства о налогах и сборах (п. 4 ст. 110 НК РФ): вина юридического лица в совершении налогового правонарушения определяется в зависимости от вины его должностных лиц либо его представителей, действия (бездействие) которых обусловили совершение данного налогового правонарушения.

Аналогично различаются Налоговым кодексом и формы вины юридического лица — прямой и косвенный умысел (осознание противоправного характера своих действий (бездействия) либо желание или сознательное допущение наступления вредных последствий действий (бездействия); неосторожность, но только в форме небрежности. To ecть лицо (физическое или организация) не осознавало противоправного характера своих действий (бездействия) либо вредного характера последствий, хотя должно было и могло это осознавать.

До последнего времени было затруднительно определить, насколько применимы на практике формы вины (умысел и неосторожность) к правонарушениям, совершенным юридическими лицами. Однако судебная практика, в частности Конституционного Суда РФ, уже начала различать умысел и неосторожность в составах правонарушений соответствующих статей Налогового кодекса РФ.

Так, в пункте 4 Определения Конституционного Суда РФ от 6 декабря 2001 года № 257-0 по жалобе филиала одного из коммерческих банков указано на некорректность формулировки норм ст. 135 НК РФ, устанавливающей административную ответственность банков за неправомерное неисполнение решения налогового органа о взыскании налога или пени. Это позволяло налоговым органам и арбитражным судам привлекать кредитные учреждения к ответственности одновременно и по части первой, и по части второй указанной статьи за одни и те же действия. Конституционным Судом указано, что часть первая может применяться как при умысле, так и при неосторожности, в то время как часть вторая должна применяться только за виновные деяния, совершенные с прямым умыслом. Одновременное применение ч. 1 и 2 ст. 135 НК РФ признано Конституционным Судом РФ противоречащим принципам юридической ответственности, потому что невозможно одно и то же деяние квалифицировать и как умысел, и как неосторожность.

Поскольку для привлечения к административной ответственности в соответствии с п. 6 ст. 108 НК РФ вина любого лица, в том числе и организации, в нарушении законодательства о налогах и сборах должна быть установлена вступившим в законную силу решением суда, то административный штраф, будучи мерой ответственности, принудительно может быть взыскан с юридического лица только по результатам судебного разбирательства.

Поэтому Налоговый кодекс не содержит процессуальной основы, опираясь на которую налоговый орган должен доказывать обстоятельства, свидетельствующие о факте налогового правонарушения и виновности лица в его совершении. Указано лишь, что виновность должна быть доказана в предусмотренном федеральным законом порядке, но не указано, какой это закон. Конституционным Судом РФ это противоречие уже было разрешено, хотя и по другому поводу: ч.2 п. 8 Постановления Конституционного Суда РФ от 12 мая 1998 года № 14-П, принятого относительно Закона о применении контрольно-кассовых машин, установлено, что суд или иной орган, обладающий административной юрисдикцией, не лишены возможности рассматривать такие дела в надлежащей процедуре: «...в данном случае должно применяться процессуальное законодательство, относящееся к рассмотрению дел, возникающих из административных отношений (Кодекс РСФСР об административных правонарушениях, Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации и Гражданский процессуальный кодекс РСФСР). При этом подлежит доказыванию как сам факт совершения соответствующего правонарушения, так и степень вины правонарушителя»1.

Вместе с тем законодательство об административной ответственности юридических лиц содержит некоторые исключения, когда возможна ответственность без вины. В КРФоАП содержатся такие случаи. Это прежде всего указанные в ст. 2.10 ситуации административной ответственности юридических лиц при реорганизации (слиянии, преобразовании, разделении, присоединении). Все эти случаи связаны с прекращением деятельности правонарушителя и появлением у него одного или нескольких правопреемников, которые самостоятельно несут административно-правовую ответственность только за собственные деяния.

Понятие «правопреемство» является гражданско-правовым; в административном праве и в таможенном, в частности, оно как правовой институт отсутствует, отсутствует также и законодательно данная оговорка об использовании в правоприменительной деятельности терминов и понятий гражданского права. Но она совершенно необходима, поскольку п. 3 ст. 2 ГК гласит: «К имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством».

Такая оговорка имеется в ст. 11 Налогового кодекса РФ, согласно которой «институты, понятия и термины гражданского, семейного и других отраслей законодательства... применяются в том значении, в каком они используются в этих отраслях законодательства, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом».

Если таможенное законодательство, Таможенный кодекс РФ 1993 г. не предусматривали административной ответственности правопреемников, что подтверждено судебными решениями (см., например, Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 26 января 2001 года № КА-A41/6524-00), то КРФоАП и Налоговый кодекс РФ допускают привлечение реорганизованного юридического лица к административной ответственности, но с некоторыми ограничениями.

Так, пункт 2 ст. 50 НК указывает: «На правопреемника (правопреемников) реорганизованного юридического лица возлагается также обязанность по уплате причитающихся сумм штрафов, наложенных на юридическое лицо за совершение налоговых правонарушений до завершения его реорганизации».

Таким образом, в предмет доказывания по делу об административном правонарушении входит момент привлечения правонарушителя к ответственности: до или после реорганизации. Если привлечение к ответственности произошло после завершения реорганизации, то административное наказание в виде штрафа за нарушение законодательства о налогах и сборах исключается, поскольку организация-правонарушитель перестает к этому моменту существовать как юридическое лицо, а ее права и обязанности (но не ответственность, которая всегда индивидуальна) переходят к одному или нескольким самостоятельным правопреемникам.

Если привлечение к имущественной административной ответственности состоялось до реорганизации, но фактического имущественного исполнения не произошло, возможно обращение взыскания на имущество правопреемника, но привлекать его к ответственности за правонарушение, совершенное его предшественником, неправомерно, так как вина отсутствует, за исключением некоторых согласованных умышленных действий, направленных на уклонение от уплаты налогов и сборов.

КРФоАП РФ, напротив, не содержит однозначного упоминания границы ответственности юридических лиц при реорганизации. Из пункта 8 ст. 2.10 косвенно следует, что административные наказания применяются к юридическому лицу только до завершения его реорганизации. Тем не менее пункт 7 этой же статьи гласит, что при реорганизации в ее различных формах административная ответственность за совершение административного правонарушения наступает независимо от того, было ли известно привлекаемому к административной ответственности юридическому лицу о факте административного правонарушения до завершения реорганизации. По существу, данная норма допускает возможность наступления ответственности вновь образованного (реорганизованного) юридического лица без вины.

Итак, рассмотрение вины юридического лица с объективных позиций, с акцентом на противоправность позволяет сделать вывод о том, что вина юридического лица связана не с чем иным, как с выходом его за пределы отведенной праводееспособности либо ненадлежащим распоряжением ею.

Рассмотрение вины юридического лица как элемента субъективной стороны состава правонарушения (финансовое и налоговое право) посредством субъективного подхода как продукта высшей нервной деятельности людей позволяет определить вину юридического лица через вину его коллектива, но не всего коллектива, а только той его части, которая является носителем доминирующей воли и каковая и привела к совершению административного правонарушения. Носитель доминирующей в коллективе воли — администрация юридического лица, ее полномочные должностные лица, виновность которых является основой для признания организации виновной и привлечения к административной ответственности.

Таким образом, отличительные особенности субъективной стороны административного правонарушения, совершенного юридическим лицом, проявляются в следующем:

во-первых, вина юридического лица в совершении административного правонарушения есть субъективное отношение к противоправному деянию коллектива этого юридического лица, но определяемое по преобладающей воле, под которой, прежде всего понимается воля администрации (органов управления) организации, ее полномочных должностных лиц, а также иных лиц имеющих право давать обязательные указания в пределах структуры юридического лица. В этом случае вина юридического лица, рассматриваемая посредством субъективного подхода как продукт высшей нервной деятельности людей, должна пониматься как выражение вины должностных лиц администрации и считаться доказанной только при наличии установленной вины должностного лица;

во-вторых, вина юридического лица может быть рассмотрена с объективных позиций, как вина организации с точки зрения государственного органа, осуществляющего наложение административного взыскания. Только государственный орган, осуществляющий административно - юрисдикционную деятельность, может и должен решить имелась ли у юридического лица объективная возможность совершить необходимые действия и не допустить совершения административного правонарушения.

2.2. Административные наказания: понятие, виды, принципы

наложения.



Административное наказание является установленной государством мерой ответственности за совершение административного правонарушения и применяется в целях предупреждения совершения новых правонарушений, как самим правонарушителем, так и другими лицами1.

Оно представляет собой карательную санкцию за противоправное поведение. Кара – это «правовой урон» привлеченному к ответственности2. Это означает, что лицо, которое подверглось административному наказанию, претерпевает определенные неблагоприятные для себя последствия. Например, лишается части своих денежных средств, уплачивая административный штраф. То есть ему причиняются определенные страдания, лишения. Но это не является самоцелью. Просто это необходимое средство воспитания и предупреждения новых правонарушений.

В характеристике административного наказания важно то, что его целью не являются:

  • Унижение достоинства физического лица. Достоинство и честь, важные нематериальные блага личности.

Честь – положительная оценка нравственных, этнических, деловых, профессиональных и тому подобных качеств гражданина.

Достоинство – это не только самооценка лица, но и совокупность объективных качеств человека, которые характеризуют его репутацию в обществе.

  • Причинение физических страданий. Под этим подразумевается нанесение побоев, причинение боли, пыток, насилия над личностью.

  • Нанесение вреда деловой репутации юридического лица.

Так как все лица имеют право на гуманное обращение и уважение достоинства, присущего человеческой личности1.

Административное наказание подчеркивают юридический факт административной ответственности.

Их виды содержатся в статье 3.2 КРФоАП:

  1. Предупреждение – официальное порицание лица. Оно выносится только в письменной форме. Это отличает его от устного замечания, которое применяется в случаях освобождения от административной ответственности лица, совершившего административное правонарушение. А в предыдущем законодательстве предусматривалось, что оформляется и иным установленным способом.

Это наказание морального характера. Его назначение осуществляется в порядке упрощенного производства, то есть без составления протокола.

  1. Административный штраф – денежное взыскание. Он представляет собой административное наказание имущественного характера и отличается от гражданско-правового штрафа тем, что не выполняет компенсационной функции.

Административный штраф может выражаться в величине кратной:

    • Минимальному размеру оплаты труда (без учета районных коэффициентов).

Под минимальным размером оплаты труда понимается размер месячной заработной платы за труд неквалифицированного работника, полностью отработавшего норму рабочего времени при выполнении простых работ в нормальных условиях труда, который гарантируется федеральным законом. Он устанавливается на всей территории российской Федерации федеральным законом2 и не может быть ниже размера прожиточного минимума трудоспособного человека. В соответствии со статей пять данного закона базовый размер штрафа равен сто рублей.

    • Стоимости предмета административного правонарушения.

    • Стоимости неуплаченных налогов, сборов, либо сумме незаконной валютной операции, либо сумме неуплаченного административного штрафа.

Эти варианты определения размера штрафа устанавливаются на момент окончания или пресечения административного правонарушения. Он является величиной переменной и зависящий от условий развития экономической жизни. Так как с учетом темпов инфляции минимальный размер оплаты труда постоянно корректируется и соответственно меняется размер штрафа.

Его размер не может быть менее одной десятой минимального размера оплаты труда, а максимальный – зависит от порядка исчисления, от субъекта, привлекаемого к административной ответственности. Так, для граждан он не может быть более двадцати пяти минимальных размеров оплаты труда; для должностных лиц – пятидесяти; для юридических – тысячи минимальных размеров оплаты труда. Исходя из стоимости предмета административного правонарушений, суммы неуплаченных налогов и сборов его размер не может превышать трехкратный размер стоимости предмета, суммы неуплаченных налогов и сборов. А, исходя из стоимости валютной операции, штраф исчисляется в рублях по официальному курсу банка России на день вынесения постановления по делу об административном правонарушении1.

В некоторых случаях для должностных и юридических лиц может быть установлен повышенный размер штрафа, но который не может превышать двести минимальных размеров оплаты труда и пять тысяч минимальных размеров оплаты труда соответственно. Эти случаи установлены административным законодательством об административных правонарушениях2.

Поскольку административное наказание является мерой ответственности, установленной государством за совершение административного правонарушения, и относится к мерам государственного принуждения, то штрафные суммы должны подлежать зачислению в бюджет в полном объеме1. Это новелла законодательства об административных правонарушениях.

Штраф наиболее распространенное наказание, так как предусмотрен почти за все виды административных правонарушений.

Административный штраф применяется как в судебном, так и во внесудебном порядке.

Он в соответствии со статьей 3.2 КРФоАП должен быть уплачен не позднее тридцати дней со дня вступления постановления о наложении административного штрафа в законную силу либо со дня истечения отсрочки или рассрочки, предусмотренных статей 31.5 настоящего Кодекса.

На основании статьи 20.25 КРФоАП неуплата административного штрафа в указанный срок влечет наложение административного штрафа в двукратном размере суммы неуплаченного административного штрафа либо административный арест на срок до пятнадцати суток.

  1. Возмездное изъятие орудия совершения или предмета административного правонарушения. Его характерные черты:

  • является принудительным изъятием;

  • в последующем уничтожению не подлежит, а направляется на реализацию;

  • вырученная сумма с вычетом расходов на реализацию изъятого предмета передается лицу, у которого эти предметы изъяты;

  • назначение и применение указанной меры указания осуществляется в судебном порядке.

Составов административных правонарушений, в которых установлено наказание данного вида немного.

Однако возмездное изъятие охотничьего оружия, боевых припасов и других дозволенных орудий охоты или рыболовства не может применяться к лицам, для которых охота или рыболовство является основным законным источником средств к существованию.

  1. Конфискация орудия совершения или предмета административного правонарушения - принудительное безвозмездное обращение в федеральную собственность или в собственность субъекта Российской Федерации.

При конфискации в административном порядке в собственность государства обращается лишь предмет, явившийся орудием совершения или непосредственным объектом административного правонарушения, а не вообще имущество нарушителя1.

Она назначается только судом. Была учтена правовая позиция Конституционного суда, которая состоит, что конфискация имущества возможна только на основании судебного решения, а не во внесудебном порядке2.

Специфика данной меры наказания состоит в том, что она не может применяться к лицам, для которых охота и рыболовство являются основными источниками средств к существованию. Но распространяется на случаи конфискации не любых орудий и предметов административного правонарушения, а только на охотничье оружие, боевые припасы и другие дозволенные орудия охоты и рыболовства.

К конфискации не относят изъятие орудия или предмета из незаконного владения лица, которое совершило административное правонарушение. В этом случае оно подлежит либо возврату законному владельцу в соответствии с нормами федерального закона, либо обращению в собственность государства или уничтожению в установленном порядке, если изъяты из оборота (например, взрывчатые вещества) либо находятся в противоправном владении по иным основаниям.

  1. Лишение специального права. Данный вид применяется только к физическим лицам. Не касается специальных разрешений, лицензий, которые выдаются юридическим лицам.

Оно применяется за грубое или систематическое нарушение порядка пользования этим правом. Это не только указывает на объективную сторону административного правонарушения, но и на применение его в исключительных случаях.

Лишение специального права назначается только судьей. Раньше Кодекс РСФСР об административных правонарушениях предоставлял такое право различным надзорным органам.

Как и прежде, срок лишения специального права имеет относительно-определенный характер. Назначается в пределах санкций статей Особенной части. Например, превышение установленной скорости движения транспортного средства на величину более шестьдесят километров в час может повлечь лишение права управления транспортными средствами на срок от двух до четырех месяцев1. Законодателем определены минимальные и максимальные временные границы: минимальный срок не может быть меньше одного месяца, а максимальный - более двух лет.

  1. Административный арест. Его сущность заключается в содержании правонарушителя в условиях изоляции от общества под стражей.

Арестованные содержатся под стражей в специальных приемниках органов внутренних дел для содержания лиц, арестованных в административном порядке2.

Законодателем установлены сроки содержания. Они не могут быть более пятнадцати суток, а за нарушения требований режима чрезвычайного положения или режима в зоне проведения контртеррористических операций до тридцати суток.

Арест назначается судьей в исключительных случаях, если будет установлено что применение других мер воздействия на правонарушителя нецелесообразно. В любом случае он не назначается: беременным женщинам, женщинам, имеющим детей в возрасте до четырнадцати лет, лицам, которым нее восемнадцати лет, инвалидам первой и второй группы.

Срок административного задержания включается в срок административного ареста.

  1. Административное выдворение за пределы Российской федерации иностранного гражданина или лица без гражданства. Оно состоит в принудительном и контролируемом перемещении указанных граждан через государственную границу, а в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации, в контролируемом выезде иностранных граждан и лиц без гражданства из Российской Федерации1.

Применяется только к иностранным гражданам и лицам без гражданства.

Назначается судьей, а в случаях совершения административного правонарушения при въезде в Российскую Федерацию – соответствующими должностными лицами. Например, должностными лицами Федеральной пограничной службы.

  1. Дисквалификация - лишение физического лица права занимать руководящие должности в исполнительном органе управления юридического лица, входить в совет директоров (наблюдательный совет), осуществлять предпринимательскую деятельность по управлению юридическим лицом, а также осуществлять управление юридическим лицом в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской федерации2.

Это новое в законодательстве наказание. Новые аспекты рыночной экономики обусловили необходимость введения этого вида


административного законодательства1.

Традиционно принято считать, что наиболее суровым наказанием является административный арест. Однако применение в отношении руководителей и менеджеров компаний такого наказания, как дисквалификации, которая фактически лишает их права осуществлять управленческие функции, для многих из них может стать самой суровой.

Дисквалификация является одним из видов наказания, которые могут применяться по отношению к юридическим лицам. Также к ним могут налагаться и такие виды, как: предупреждение, административный штраф, возмездное изъятие и конфискация орудия совершения или предмета административного правонарушения.

Все перечисленные выше виды наказаний подразделяются на основные и дополнительные административные наказания. Дополнительные в отличие от основных не назначаются самостоятельно. Они налагаются только наряду с ними. То есть санкцией за административное правонарушение может быть основное наказание либо основное и дополнительное.

В качестве основных и дополнительных наказаний могут применяться:

  1. возмездное изъятие орудия совершения или предмета административного правонарушения;

  2. конфискация орудия совершения или предмета административного правонарушения;

  3. выдворение за пределы РФ иностранного гражданина или лица без гражданства.

А остальные виды административных наказаний только в качестве основных.

Административное законодательство закрепляет общие принципы административного наказания: законность; целесообразность; своевременность воздействия; совокупность административных правонарушений.

Основополагающим правилом наложения наказания является законность его применения. Это означает, что административное наказание налагается в пределах, установленных Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях. Пределы для каждого административного наказания определяются путем указания их в санкции нормы, устанавливающей конкретный вид и размер наказания. Наказание может быть наложено только тогда, когда в противоправных действиях лица есть состав правонарушителя. И его предел назначается органами, которым он подведомственен.

Проявление принципа целесообразности состоит в том, что при выборе меры воздействия учитываются обстоятельства, при которых было совершено деяние и обстоятельства, которые характеризуют правонарушителя (личность виновного, имущественное положение, степень его вины). В значительной степени эти требования установлены в перечнях, смягчающих и отягчающих ответственность обстоятельств. К обстоятельствам, смягчающим административную ответственность относятся: раскаяние правонарушителя; предотвращение им вредных последствий; совершение административного правонарушения в состоянии аффекта либо при стечении тяжелых личных или семейных обстоятельств, несовершеннолетним, беременной женщиной или женщиной, которая имеет малолетнего ребенка (не достигший четырнадцати лет).1 Этот перечень является открытым, то есть допускается признание и других обстоятельств в качестве смягчающих в отличие от перечня обстоятельств, отягчающих ответственность. Он является исчерпывающим. Отягчающими обстоятельствами признаны: продолжение противоправного поведения, несмотря на требования уполномоченных на лиц прекратить его; повторное нарушение однородного правонарушения, если за совершение первого административного правонарушения лицо уже подверглось административному наказанию, по которому срок не истек; вовлечение несовершеннолетнего в совершение правонарушения; совершение административного правонарушения группой лиц; в условиях стихийного бедствия или при других чрезвычайных обстоятельствах; в состоянии опьянения.

Сущность принципа своевременности заключается в том, что законом

определены сроки, после истечения, которых исключается возможность назначения административного наказания. Они зависят от вида и характера административного правонарушения (в основном – два месяца со дня совершения административного правонарушения, а для длящегося со дня обнаружения), от вида административного наказания (для дисквалификации – не позднее одного года со дня совершения или обнаружения правонарушения).

Обращает на себя внимание практика применения фискальными органами норм сроках привлечения к административной ответственности, а также акты арбитражных судов по указанному вопросу. При решении вопроса об отнесении того или иного правонарушения к длящимся или недлящимся (оконченным) необходимо различать момент юридического окончания правонарушения и момент прекращения противоправного поведения (состояния).

Особый интерес представляет судебный акт апелляционной инстанции Арбитражного суда г. Москвы.

Государственное образовательное учреждение обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением о признании незаконным и об отмене решения Центрального регионального управления валютного контроля Минфина России от 26.11.02 г. о наложении штрафа за совершение валютных операций без разрешения Центрального банка РФ в период с 02.09.01 г. по 05.11.01 г. Протокол об обнаружении правонарушения был составлен ответчиком 15.11.02 г., а решение о привлечении к административной ответственности было вынесено 26.11.02 г.

Решением первой инстанции заявление было удовлетворено в связи с отсутствием вины заявителя, а также в связи с истечением сроков давности привлечения к ответственности, установленных ч. 1, 2 ст. 4.5. КРФоАП.

Не согласившись с решением суда, ответчик обжаловал его в апелляционном порядке, указав, что правонарушение носит длящийся характер: по мнению ответчика правонарушение совершалось с 03.09.01 г. по 15.11.02 г. и было пресечено 15.11.02 г. составлением соответствующего протокола.

Судом апелляционной инстанции в удовлетворении апелляционной жалобы Центрального регионального управления валютного контроля Минфина России было отказано. При этом суд, в частности, мотивировал сое постановление тем, что в силу ч. 1 ст. 4.5. КРФоАП постановление по делу об административном правонарушении за нарушение валютного законодательства не может быть вынесено по истечении одного года со дня совершения административного правонарушения.

Вместе с тем, последний день совершения заявителем валютной операции – 02.11.01 г., а оспариваемое постановление вынесено 26.11.02 г., т.е. по истечении как указанного выше годичного срока, так и установленного ст. 38 КоАП РСФСР, действовавшего на момент совершения спорных операций.

Вменяемое заявителю нарушение по мнению суда не относится к длящимся, так как не характеризуется непрерывным осуществлением единого состава деяния: каждая операция является самостоятельной и носит разовый характер, считается совершенной в момент поступления средств на счет либо их списания (перечисления) со счета. Таким образом, основания для привлечения заявителя к ответственности, предусмотренные законом, отсутствуют.

Суд апелляционной инстанции учел, что совершенные в ноябре 2001 г. истцом операции по счету носили разовый характер и правонарушение считается оконченным в момент проведения банковской операции. Кроме того, 05.11.01 г. истцом получено разрешение ЦБ РФ на открытие счета и, таким образом, после 05.11.01 г. истец не мог и не должен был принимать какие-либо меры к пресечению совершенных правонарушений, так как они были окончены, а разрешение на открытие счета получено.

Представитель ответчика в судебном заседании смог пояснить, какие действия должен был и мог совершить истец в период с 05.11.01г. по 15.11.02г. для того, чтобы пресечь длящееся, по мнению ответчика, правонарушение.

Суд сделал вывод, что длящимся является правонарушение, которое носит непрерывный характер и совершается ежедневно, вплоть до его пресечения (обнаружения). Длящееся правонарушение в любой момент может быть пресечено и устранено непосредственно самим правонарушителем. Суд посчитал, что не может быть длящимся правонарушение, пресечение которого не зависит от воли правонарушителя и которое неизбежно будет продолжаться (длиться) вплоть до его обнаружения уполномоченным государственным органом. В противном случае, учитывая, что при длящемся правонарушении срок привлечения к ответственности составляет один год с момента его обнаружения, проверяющий орган может привлечь к ответственности нарушителя по истечении любого периода времени, прошедшего до обнаружения нарушения, вне зависимости от того, что на протяжении всего этого периода нарушитель не мог и не был обязан пресекать ранее допущенное нарушении.1

И последний принцип - совокупность преступлений. По аналогии с уголовным законом, совокупность административных правонарушений - совершение лицом двух или более административных правонарушений. За каждое из них назначается административное наказание. Если же эти правонарушения рассматривается одним и тем же органом, должностным лицом, то наказание назначается в пределах только одной санкции. То есть, нельзя суммировать все виды административного наказания.






3.ПРОИЗВОДСТВО ПО ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ В СФЕРЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ



    1. Правовое регулирование производства по делам об административных правонарушениях



В последнее время с каждым годом всё больше увеличивается роль предпринимательской деятельности в жизни граждан Российской Федерации. Предпринимательская деятельность все глубже проникает в жизнь каждого гражданина. В связи с этим все более насущней становится потребность в административно – правовом регулировании. Но существуют и другие точки зрения, одной из целей данной работы, разобраться в том на какую глубину проникает административно – правовое регулирование в предпринимательскую деятельность и на сколько оправданна глубина того или иного вида административно- правового регулирования.

Чтобы раскрыть сущности административно – правового регулирования необходимо уяснить понятие «правового регулирования» вообще. Правовое регулирование представляет собой «единство социологического, нормативного и практического аспектов»1. Она начинается тогда когда в целях, содержании, требованиях закона «схватывается» назревшая общественная потребность в упорядочивании взаимосвязей и взаимодействий людей, причем определенным образом и в определенном направлении. Имеется в виду не субъективное представление, какого – либо органа власти, а именно то, что в сознании массы людей сформировалось как нечто необходимое, нужное, актуальное, крайне важное для их дальнейшей жизни. Формирование нормативно – правового акта или закона осуществляется на основе информации о прошлом, но сама норам будет применяться в будущем, которое неизвестно. То есть в социологическом смысле правовое регулирование имеет прогностический характер, и показывает, что люди способны «конструировать» свою завтрашнюю жизнь.

Основой правового регулирования является нормативный аспект, т.е. разработка и юридическое закрепление (установление) норм (правил) поведения людей. Такие нормы (правила) воспринимаются по-разному, что зависит от их целей и содержания; порой они ограничивают свободу, очерчивая ее границы, но в большинстве являются советом, помощью людям в упорядочивании их взаимоотношений

В итоге можно констатировать, что правовое регулирование есть деятельность государства (уполномоченных им органов) по изданию юридических норм (правил) поведения людей, обязательных в исполнении, которое обеспечивается возможностями общественного мнения государственного аппарата. Иначе правовое регулирование это – требование государства, необходимое для упорядочивания общественной жизни. Поэтому данные требования должны быть социально обусловлены, системно организованы и практически реализованы. Правовое регулирование в разных сферах общественной жизни имеет свою специфику, что следует учитывать при ее анализе и оценке. Свою особенность несет и правовое регулирование в сфере административного права.

Основные направления развития административно – правового регулирования на современном этапе хорошо сформулированы Козловым Ю.М. – вот они:

  • разработка и реализация политики, выражающейся в государственных программах общефедерального и регионального масштабов (приватизации, демонополизации, инвестиционная, жилищная, энергетическая);

  • установление и эффективное проведение в жизнь правовых и организационных основ хозяйственной жизни (государственное стимулирование предпринимательства, обеспечение равноправия всех форм собственности, защита прав собственника, охрана прав потребителя, пресечение монополизма и не добросовестной конкуренции);

  • управление предприятиями и учреждениями государственного сектора;

  • регулирование функционирования различных объектов негосударственного сектора;

  • координация функционирования национализированного и денационализированного секторов хозяйственного социально – культурного и административно – политического строительства;

  • обеспечение реализации прав и обязанностей физических и юридических лиц в сфере государственного управления;

  • осуществление государственного контроля и надзора за работой управляемой и регулируемой сфер1.

По мнению К.С. Бельского государственное управление «знаменует собой проявление множества управленческих связей и отношений, которые складываются во всех ветвях государственной власти (законодательство, управление, правосудие, прокуратура). Они образуют один вид общественных отношений – государственно-управленческие, регулируемые административно – правовыми нормами, которые в целом составляют важную под отрасль административного права – управленческое право»2.

Административно правовое регулирование охватывает все сферы жизнедеятельности человека.

Регулирование экономики является важнейшей функцией государства в условиях рыночного хозяйствования. «Государство обеспечивает правовую основу экономических решений, защищает национальные экономические интересы, формирует инфраструктуру, контролирует базовые параметры денежного обращения, развивает секторы которые обществу выгодно иметь в государственной собственности или которые не затрагивают частный бизнес»3. Государственное регулирование используется в интересах всего общества как для активизации нужных обществу форм деятельности, так и для ограничения и подавления нежелательных форм хозяйствования. Государство выступает гарантом равных условий хозяйствования.

Многообразие продукции товаров и услуг предполагает соблюдение общих параметров. Так как очень сложно определить качество того или иного продукта, услуги. Поэтому, столь важное значение, в условиях рыночной экономики, приобретают такие государственно-правовые регуляторы, как сертификация, стандартизация и единство измерений.

Знакомство с тонкостями административной ответственности ввиду взаимозависимости и дополняемости предусмотренной Законом информации от участников оборота согласно действующему КРФоАП не повредит любому - независимо от форм собственности, разновидности организационной формы предпринимательской деятельности (будь то предприятие, организация или гражданин). Производитель, поставщик, продавец или посредник, но работая в сфере услуг или потребления, они обязаны в доступной и наглядной форме сообщать некоторые сведения о себе и товаре.

Статья 14.5 КРФоАП "Продажа товаров, выполнение работ либо оказание услуг при отсутствии установленной информации либо без применения контрольно-кассовых машин" (как и другие нормы, предусматривающие ответственность за совершение правонарушений в сфере предпринимательской деятельности) не содержит подробного описания объективной стороны правонарушения, а называет деяние и отсылает к иным нормативно-правовым актам. Таким правовым актом применительно к рассматриваемой норме является прежде всего Закон РФ "О защите прав потребителей" (далее - Закон).

Согласно ст.8 Закона потребитель вправе потребовать предоставления необходимой и достоверной информации об изготовителе (исполнителе, продавце), режиме его работы и реализуемых им товарах (работах, услугах). Наличие у потребителя данного права означает одновременно обязанность соответствующих лиц предоставить требуемую информацию.

Конкретный перечень сведений об изготовителе (исполнителе, продавце), которые необходимо предоставить потребителю, устанавливает ст.9 Закона. Причем состав информации об изготовителе (исполнителе, продавце) для юридических лиц и для индивидуальных предпринимателей различен.

Состав информации о юридическом лице включает:

- фирменное наименование (наименование) организации;

- место нахождения (юридический адрес) организации;

- режим работы организации.

Индивидуальный предприниматель предоставляет потребителю информацию о государственной регистрации и наименовании зарегистрировавшего его органа.

Вне зависимости от того, кем является изготовитель (исполнитель, продавец) - юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем, если его деятельность подлежит лицензированию, то потребителю должна быть предоставлена информация:

- о номере лицензии;

- о сроке действия лицензии;

- об органе, выдавшем лицензию.

При применении ст.14.5 КРФоАП помимо норм Закона необходимо учитывать и положения Правил продажи отдельных видов товаров1 (далее - Правила). Согласно п.11 Правил продавец обязан своевременно в наглядной и доступной форме довести до сведения покупателя необходимую и достоверную информацию о товарах и их изготовителях. Здесь же указан перечень сведений, которые такая информация обязательно должна содержать.

Большая часть позиций из этого перечня относится к информации о товаре, отсутствие которой при продаже товаров не влечет ответственности по ст.14.5 КоАП РФ. Однако подп.2 п.11 Правил в состав обязательной информации включает фирменное наименование (наименование) и место нахождения (юридический адрес) изготовителя товара, а также место нахождения организации (организаций), уполномоченной изготовителем (продавцом) на принятие претензий от покупателей и производящей ремонт и техническое обслуживание товара. Следовательно, эти сведения также необходимо включить в состав обязательной информации об изготовителе (продавце, исполнителе).

Статьей 14.5 КРФоАП для граждан, должностных и юридических лиц определены различные санкции.

Субъективная сторона правонарушения характеризуется виной в форме умысла или неосторожности, при которых лицо осознает, что оно обязано сообщить информацию об изготовителе, продавце, поставщике, не искажая ее, а также возможные последствия ее непредоставления, но не выполняет свои обязанности. Субъектом административного правонарушения являются гражданин, должностное или юридическое лицо, индивидуальный предприниматель.

Административное правонарушение, предусмотренное ст.14.5 КРФоАП, следует разграничивать от сходных составов правонарушений.

Часть 1 ст.14.8 КРФоАП "Нарушение иных прав потребителей" устанавливает административную ответственность за нарушение права потребителя на получение необходимой и достоверной информации о реализуемом товаре (работе, услуге), об изготовителе, о продавце, об исполнителе и о режиме их работы. Можно выделить условно три блока информации, о которых идет речь в этой норме:

- о реализуемом товаре (работе, услуге);

- об изготовителе (продавце, исполнителе);

- о режиме работы продавца (исполнителя).

Вполне очевидно, что ч.1 ст.14.8 КРФоАП практически повторяет ст.14.5 КРФоАП в части непредоставления установленной информации об изготовителе или о продавце.

Получается, что действия лица, не предоставившего при продаже товара информацию о продавце (изготовителе, исполнителе), подпадают под ст.14.5 и ч.1 ст.14.8 КРФоАП одновременно. Однако в соответствии с ч.5 ст.4.1 КРФоАП никто не может нести административную ответственность дважды за одно и то же административное правонарушение.

В связи с этим представляется, что законодателю необходимо конкретизировать соответствующие составы правонарушения. Различия в том, что к ответственности по ст.14.5 КРФоАП можно привлечь при отсутствии информации, которая в обязательном порядке должна быть доведена до сведения потребителей, а по п.1 ст.14.8 КРФоАП - при нарушении иных прав на получение информации, которая должна быть доведена лишь по требованию потребителя, представляются не столь очевидными.

Что касается информации о режиме работы продавца (исполнителя), то она в соответствии с ч.1 ст.9 Закона структурно входит в состав информации о продавце (исполнителе).

В отличие от ст.14.5 КРФоАП ч.1 ст.14.8 КРФоАП устанавливает ответственность за нарушение права потребителя на получение необходимой и достоверной информации о реализуемом товаре (работе, услуге). Согласно ст.10 Закона изготовитель (исполнитель, продавец) обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность их правильного выбора.

Рассматривая ст.14.8 КРФоАП , необходимо отметить, что эта статья является новой для законодательства об административных правонарушениях. Ранее КоАП РСФСР не содержал норм, предусматривающих административную ответственность за нарушение права потребителя на получение информации о товаре (работе, услуге). Вместе с тем на практике за такие нарушения привлекали к административной ответственности по ст.146-5 КоАП РСФСР. В качестве примера можно привести следующий случай из практики.

Предприниматель Шумилов Ю. М. обратился в Арбитражный суд Иркутской области с иском к Иркутскому управлению Госторгинспекции о признании недействительным постановления Иркутского управления Госторгинспекции. В иске было отказано. Апелляционная инстанция решение суда оставила без изменения.

Затем предприниматель обратился с кассационной жалобой в ФАС Восточно-Сибирского округа.

Проверив доводы кассационной жалобы, исследовав письменные материалы дела, ФАС ВСО не нашел оснований для удовлетворения кассационной жалобы.

Как следовало из материалов дела, в павильоне "Радуга", принадлежащем предпринимателю Шумилову Ю. М., была проведена проверка соблюдения правил торговли. В ходе проверки составлены акты. На основании материалов проверки Иркутским управлением Госторгинспекции вынесено постановление о привлечении предпринимателя Шумилова Ю. М. к административной ответственности, предусмотренной ст.146-5 КоАП РСФСР.

При рассмотрении дела было установлено, что продажа предпринимателем двух бутылок водки "Слава" произведена без представления счетов-фактур и справки к товарно-транспортной накладной. Арбитражный суд Иркутской области расценил действия предпринимателя Шумилова Ю. М. как продажу товаров в отсутствие сведений об изготовителе и поставщике.

Таким образом, непредоставление предпринимателем товарно-сопроводительных документов (счетов-фактур и справки к товарно-транспортной накладной) было расценено госторгинспекцией и арбитражным судом как непредставление сведений об изготовителе и поставщике. Однако в соответствии с п.12 Правил товарно-сопроводительные документы (например, товарно-транспортная накладная) - это документы, которые предъявляются продавцом для подтверждении соответствия товаров установленным требованиям, то есть документы, содержащие информацию о товарах. В связи с этим представляется, что выводы госторгинспекции и арбитражного суда не соответствуют обстоятельствам дела. С принятием нового КРФоАП за подобные нарушения (как в вышеуказанном примере) привлекают предпринимателей к ответственности по ст.14.8 КРФоАП1.

В юридической литературе выделяется административный надзор как составная часть государственного управления. Вот что говорит о свойствах административного надзора Д.Н Бахрах: «а) участие в определении режима поднадзорных объектов, б) проведение организационно – массовой и материально – технической деятельности, в) наблюдение за соответствующими отношениями действиями состоянием окружающей среды и материальных ценностей, г) использование разнообразных предупредительных мер, д) осуществление юрисдикционной деятельности и применение принудительных мер»2. Следовательно, разновидностью государственного управления и регулирования в экономической сфере является «функциональный контроль и надзор»3. Под функциональными действиями понимаются контрольно – надзорные действия, которые имеют строго целевой характер и связаны с тем или иным видом деятельности предпринимателя. Эти действия обеспечивают единство операций любого предпринимателя в рамках государственной специализированной деятельности.

Существует несколько видов функционального контроля и надзора:

  1. Таможенный контроль. Таможенный контроль является одним из важнейших инструментов регулирования товарооборота и может служить инструментом защиты Российского рынка. Нормативное закрепления основ таможенного регулирования дано в Таможенном кодексе, а так же в ряде других нормативно правовых актах: «О таможенном тарифе»;

  2. Валютный контроль. Целью валютного контроля является обеспечение соблюдения валютного законодательства при осуществлении валютных операций. Валютный контроль в РФ осуществляется органами валютного контроля и их агентами. Органами валютного контроля являются Центральный Банк РФ, Правительство РФ. Агентами валютного контроля являются организации, которые в соответствии с нормативно–правовыми актами РФ могут осуществлять функции валютного контроля. Нормативной базой валютного контроля является Закон «О валютном регулировании и валютном контроле».

  3. Существуют так же и другие органы государственного контроля: Государственная инспекция по торговле (Госторгинспекция), качеству товаров и защите прав потребителей, и т.д.

Методы и способы регулирования предпринимательской деятельности на этом не заканчиваются, существуют и другие методы, но здесь перечислены самые основные методы и способы, используемые государственными органами для регулирования предпринимательской деятельности.














    1. Материально-правовые и процессуальные особенности производства по делам об административных правонарушениях в сфере предпринимательской деятельности



Рассмотрение дел об административных правонарушениях в сфере предпринимательской деятельности регламентируется главой 23 КРФоАП.

Дела, отнесенные к подведомственности арбитражных судов, определены в ч.3 ст.23.1 КРФоАП по признакам субъектов правонарушений (юридические лица и индивидуальные предприниматели), характеру осуществляемой указанными субъектами деятельности (предпринимательская и иная экономическая деятельность), т.е. по общим критериям отнесения дел к подведомственности арбитражных судов.

Что касается конкретных правонарушений, отнесенных к подведомственности арбитражных судов, усмотреть какой-либо единый критерий при их отборе затруднительно. Однако можно отметить, что большинство этих правонарушений связаны с производством и оборотом спиртовой продукции, качеством продукции вообще, а также с вопросами функционирования юридических лиц.

В связи с этим следует отметить, что рассмотрение отдельных дел отнесено к подведомственности судов общей юрисдикции (мировых судей) и административных органов, которые должны руководствоваться соответствующими нормами КРФоАП и гражданского процессуального законодательства при рассмотрении дел, отнесенных к их компетенции.

Согласно ч.1 ст.202 АПК, арбитражные суды рассматривают дела о привлечении к административной ответственности по общим правилам искового производства, с особенностями, установленными в гл.25 АПК и федеральном законе об административных правонарушениях (т.е. в КРФоАП).

В связи с приведенной формулировкой необходимо сделать несколько замечаний. Прежде всего следует сказать, что КРФоАП не устанавливает «особенности» рассмотрения дел об административных правонарушениях. Напротив, он устанавливает общеобязательные правила рассмотрения указанных дел, о чем было необходимо и указать в АПК. Если же имеются какие-либо особенности, вызванные спецификой арбитражного процесса, то они и должны были бы войти в параграф 1 гл.25 АПК как исключения из порядка, установленного в КРФоАП, причем в обоснованных случаях. При этом необходимо иметь в виду, что данные дела, по определению самого же АПК (ст.29), рассматриваются в порядке административного судопроизводства, в отличие от гражданских дел, рассматриваемых в порядке искового производства.

Кроме того, следует указать на несогласованность между ст.189 и 202 АПК. Согласно ст.189, соответствующие дела рассматриваются по общим правилам искового производства, с особенностями, установленными в разделе III АПК, если иные правила административного судопроизводства не установлены федеральным законом. Это означает, в частности, что к делам о привлечении к административной ответственности должны прежде всего применяться нормы КРФоАП. Однако формулировка ст.202 АПК устанавливает такую "особенность", которая исключает главенствующую роль норм административного судопроизводства, установленных в КРФоАП. Представляется, что коллизия между ст.189 и 202 АПК должна быть решена в пользу ст.189.

Приходится констатировать, что в АПК пренебрегли указанным существенным различием, сделав попытку (вольно или невольно) в определенных случаях втиснуть административное судопроизводство в рамки искового. Разумеется, это не могло не сказаться на существе вопроса, о чем будет сказано ниже.

В соответствии с ч.2 ст.202 АПК производство по указанным делам в суде возбуждается на основании заявлений органов и должностных лиц, уполномоченных КРФоАП составлять протоколы об административных правонарушениях (далее - административные органы).

По делам, подведомственным арбитражным судам, к таким лицам, согласно ч.2 ст.28.3 КРФоАП, относятся:

- по ст.14.1 - должностные лица органов внутренних дел, федеральных органов налоговой полиции, органов, осуществляющих государственную регистрацию индивидуальных предпринимателей и юридических лиц (по ч.1 ст.14.1), органов государственного горного и промышленного надзора (по ч.2 и 3 ст.14.1), федерального антимонопольного органа, госторгинспекции, федеральных органов исполнительной власти, их учреждений, структурных подразделений и территориальных органов, а также иных государственных органов, осуществляющих лицензирование отдельных видов деятельности и контроль за соблюдением условий лицензий в пределах компетенции соответствующего органа (по ч.2 и 3 ст.14.1);

- по ст.14.10-14.14, 14.26. - должностные лица органов внутренних дел;

- по ст.14.11 - должностные лица органов налоговой полиции;

- по ст.14.12-14.14 - должностные лица органов, уполномоченных в области банкротства и финансового оздоровления;

- по ст.14.10 - должностные лица таможенных органов, госторгинспекции;

- по ч.1 и 2 ст.14.16 - должностные лица органов внутренних дел, налоговых органов, госторгинспекции, органов, осуществляющих государственный контроль за производством и оборотом этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции;

- по ч.1, 3 и 4 ст.14.17, ст.14.18 - должностные лица органов внутренних дел, налоговых органов, органов, осуществляющих государственный контроль за производством и оборотом этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции;

- по ст.14.21-14.23 - должностные лица органов, уполномоченных в области банкротства и финансового оздоровления;

  • по ст. 14.26. – должностные лица органов, осуществляющих государственный санитарно-эпидемиологический надзор и государственный экологический контроль.

Пристального внимания заслуживает ст. 14.7 КРФоАП «Обман потребителей». В настоящее время она является единственной статьей в административном и уголовном законодательстве, предусматривающей ответственность за правонарушения в сфере предпринимательской деятельности, регулирующей имущественные интересы покупателя при осуществлении торговли. Поскольку действия правонарушителя, состоящие в обмане, в результате чего покупателю причиняется имущественный ущерб, незначительны по размеру причиненного ущерба, законодатель отнес это правонарушение исключительно в область административного регулирования.

Обман характеризуется тем, что в результате противоправных действий продавца чужое имущество переходит в его владение. Незаконная нажива продавцом осуществляется путем обмеривания, обвешивания, обсчета или иного обмана потребителей в магазинах, на других предприятиях, реализующих товары или оказывающих услуги населению, независимо от форм собственности, а равно гражданами, занимающимися предпринимательской деятельностью в сфере торговли (услуг). Обман покупателя может выражаться как в продаже товаров, оказания услуги, передачи результата, работы, не соответствующих требованиям стандартов, технических условий условиям договора, так и в предоставлении заведомо искаженной информации о потребительских свойствах, качестве товара (услуги), в утаивании от потребителя необходимой информации о товаре, услуге.

ФАС Волго-Вятского округа рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу Управления Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации по Владимирской области на решение от 04.10.02 по делу N А11-5094/2002-К2-Е-2013 Арбитражного суда Владимирской области,., по жалобе индивидуального предпринимателя Дергачевой И. В. на постановление начальника Владимирского городского отдела Управления Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации по Владимирской области от 23.08.02 N 424 о привлечении к административной ответственности и установил:

индивидуальный предприниматель Дергачева И. В.обратилась в Арбитражный суд Владимирской области с жалобой на постановление начальника Владимирского городского отдела Управления Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации по Владимирской области от 23.08.02 N 424 о привлечении к административной ответственности.

Решением суда от 04.10.02 обжалуемое постановление отменено и производство по делу прекращено по причине малозначительности совершенного административного правонарушения.

В апелляционной инстанции дело не рассматривалось.

Не согласившись с принятым по делу судебным актом, Управление налоговой полиции обратилось в ФАС Волго-Вятского округа с кассационной жалобой.

Заявитель считает, что при разрешении спора суд применил закон, не подлежащий применению, а именно: статьи 3.9, 30.7 Кодекса РФ об административных правонарушениях. По его мнению, законодательством об административных правонарушениях не установлены критерии малозначительности или принципы, по которым можно устанавливать малозначительность правонарушения. Следовательно, названные выше нормы применяться не должны. Кроме того, обстоятельства, на основании которых суд пришел к выводу о малозначительности совершенного Дергачевой И.В. правонарушения, не соответствуют обстоятельствам дела.

Подробно доводы заявителя изложены в кассационной жалобе.

Предприниматель Дергачева И.В. отзыв на кассационную жалобу не представила.

Стороны, надлежащим образом извещенные о времени и месте рассмотрения жалобы, в судебное заседание не явились, поэтому дело рассмотрено без их участия.

Правильность применения Арбитражным судом Владимирской области норм материального и процессуального права проверена Федеральным арбитражным судом Волго-Вятского округа в порядке, установленном статьями 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (Федеральный закон от 24.07.02 N 96-ФЗ).

Как следует из материалов дела, Управлением Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации по Владимирской области проводилась проверка принадлежащей истцу торговой точки, расположенной на территории рынка ООО "Поддержка" около киоска N 191 по адресу: г. Владимир, пр. Строителей.

В ходе проверки установлено, что Дергачева И.В. осуществляла продажу модулятора при отсутствии информации о месте нахождения (юридическом адресе) изготовителя товара. Нарушение статьи 14.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях зафиксировано в акте проверки от 22.08.02 и в протоколе от 23.08.02, на основании которого начальником Владимирского городского отдела Управления Федеральной службы налоговой полиции по Владимирской области 23.08.02 вынесено постановление N 424 о наложении на индивидуального предпринимателя Дергачеву И.В. штрафа в сумме 3 000 рублей.

Арбитражный суд Владимирской области, усмотрев в действиях предпринимателя Дергачевой И.В. нарушение законодательства об административных правонарушениях, подтвердил правомерность привлечения ее к указанной выше ответственности. Вместе с тем, руководствуясь статьей 2.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, пришел к выводу о малозначительности совершенного ею правонарушения и на основании статьи 30.7 Кодекса оспариваемое постановление отменил и производство по делу прекратил.

Кассационная инстанция не находит оснований для отмены принятого судебного акта.

Согласно статье 14.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях продажа товаров гражданами, зарегистрированными в качестве индивидуальных предпринимателей, при отсутствии установленной информации об изготовителе или о продавце влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от тридцати до сорока минимальных размеров оплаты труда (в силу статьи 2.4 Кодекса лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, несут административную ответственность как должностные лица, если законом не установлено иное).

Поскольку факт продажи модулятора при отсутствии информации о месте нахождения (юридическом адресе) изготовителя этого модулятора подтвержден материалами дела и не оспаривается заявителем, Арбитражный суд Bладимирской области сделал обоснованный вывод о совершении предпринимателем правонарушения, ответственность за которое предусмотрена названной выше нормой.

Пунктом 3 части 1 статьи 30.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по результатам рассмотрения жалобы на постановление по делу об административном правонарушении предусмотрено вынесение решения об отмене постановления и о прекращении производства по делу при наличии обстоятельств, в том числе предусмотренных статьей 2.9 Кодекса. В соответствии со статьей 2.9 названного Кодекса при малозначительности совершенного административного правонарушения судья, орган, должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное правонарушение, от административной ответственности и ограничиться устным замечанием.

Из указанного следует, что законодатель предоставил судье, должностному лицу, уполномоченному решать дело об административном правонарушении, право (а не обязанность) по своему усмотрению принимать решение об освобождении лица от ответственности и самостоятельно, в каждом конкретном случае, определять признаки малозначительности правонарушения, исходя из общих положений и принципов законодательства об административных правонарушениях. Суд первой инстанции, руководствуясь вышеназванной нормой, оценив представленные в дело доказательства, принял во внимание, что к продаже Дергачева И.В. предложила один модулятор по цене 50 рублей, что усматривается из протокола об административном правонарушении от 23.08.02 и акта проверки от 22.08.02. При этом не имеется доказательств того, что предложенный товар нелегально ввезен в Российскую Федерацию и что он не соответствует требованиям стандартов Российской Федерации по качеству. Кроме того, на этикетке модулятора содержалась информация о стране изготовления товара и о наименовании производителя (изготовителя), которая предоставляла потенциальному потребителю возможность определиться с правильным выбором покупки. Указанное суд расценил в качестве обстоятельств, свидетельствующих о малозначительности правонарушения.

Выводы Арбитражного суда Владимирской области соответствуют установленным по делу обстоятельствам и имеющимся в материалах дела доказательствам.

Поводом к возбуждению дел об административных правонарушениях в сфере предпринимательской деятельности являются, согласно ст. 28.1. КРФоАП непосредственное обнаружение должностными лицами, уполномоченными составлять протоколы об административных правонарушениях, достаточных данных, указывающих на наличие события административного правонарушения; материалы (например, проверок, ревизий, рассмотрения жалоб и заявлений), поступившие из правоохранительных органов (прокуратуры, милиции и т. д.), других госорганов, органов местного самоуправления, содержащие данные, указывающие на наличие события административного правонарушения.

Поводами к возбуждению дел об административных правонарушениях, предусмотренных статьями 14.12., 14.13., 14.21.-14.23. настоящего кодекса являются также сообщения и заявления собственника имущества унитарного предприятия (как государственного, так и муниципального, от органов управления юридическими лицами (например, от совета директоров ОАО, ревизора ООО) и др.)

К возбуждению дел об административных правонарушениях в сфере предпринимательства законодатель отнес исключительно правонарушения, предусмотренные частями 1 и 2 ст. 14.25 КРФоАП.

Одной из важнейших процессуальных особенностей данной категории дел является применение такого вида административного наказания, как дисквалификация (ст. ст. 14.12., 14.13., 14.21., 14.22., 14.25. КРФоАП). Дисквалификация заключается в лишении физического лица права занимать руководящие должности в исполнительном органе управления юридического лица, входить в совет директоров (наблюдательный совет), осуществлять предпринимательскую деятельность по управлению юридическим лицом, а также осуществлять управление юридическим лицом в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации. Административное наказание в виде дисквалификации назначается судьей1. Применяя правила ч. 2 и 3 ст. 3.11 настоящего кодекса, нужно обратить внимание на то, что дисквалификация (как вид административного наказания) устанавливается на определенный срок. При этом: минимальный срок назначения дисквалификации - 6 календарных месяцев. Отсчет начинается со следующего дня (после дня назначения административного наказания) и заканчивается в 24 часа последнего дня 6-го месяца; максимальный срок назначения дисквалификации – 3 года. Дисквалификация допустима в отношении, также лица, выполняющего организационно-распорядительные функции в органе иностранного юридического. Как видно из содержания вышеприведенных статей об административных правонарушениях в сфере предпринимательской деятельности, дисквалификация назначается только в качестве основного административного наказания. При этом она может сочетаться и с дополнительным административным наказанием.

Назначая дисквалификацию, судья должен исходить из общих правил назначения административного наказания; учитывать обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность; иметь в виду, что за административное правонарушение, влекущее применение дисквалификации, лицо может быть привлечено к административной ответственности не позднее одного года со дня совершения административного правонарушения, а при длящемся правонарушении – в пределах одного года со дня его обнаружения. Лицо, к которому применено такое административное наказание вправе обжаловать постановление судьи в вышестоящий суд1.

Копия вступившего в силу постановления о дисквалификации направляется вынесшим его судом в орган, уполномоченный Правительством РФ, либо его территориальный орган.

Постановление о дисквалификации должно быть немедленно исполнено лицом, привлеченным к административной ответственности, путем прекращения управления юридическим лицом.1 Исполнение постановления о дисквалификации производится путем прекращения договора (контракта) с дисквалифицированным лицом на осуществление им деятельности по управлению юридическим лицом.

В соответствии со ст. 32.11. КРФоАП органом, уполномоченным Правительством РФ, должен быть сформирован реестр дисквалифицированных лиц, информация из которого должна быть открытой для ознакомления. Информацию из такого реестра в виде выписок о конкретных дисквалифицированных лицах заинтересованные лица вправе получить за плату. Порядок формирования и ведения реестра, а также размер платы за предъявление информации из него определяется Правительством РФ.

Лицо, заключающее договор (контракт) на осуществление деятельности по управлению юридическим лицом, обязано запросить информацию о наличии дисквалификации физического лица в органе, ведущем реестр дисквалифицированных лиц.

В соответствии с п. 2 ст. 5.27 КРФоАП нарушение законодательства о труде и об охране труда лицом, ранее подвергнутым административному наказанию за аналогичное административное правонарушение, влечет дисквалификацию на срок от одного года до трех лет.

Согласно ст. 14.12. КРФоАП фиктивное банкротство, т. е. заведомо ложное объявление руководителем юридического лица или индивидуальным предпринимателем о своей несостоятельности, в том числе обращение этих лиц в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом при наличии у него возможности удовлетворить требования кредиторов в полном объеме, влечет в качестве одной из санкций дисквалификацию на срок до трех лет; преднамеренное банкротство, т. е. умышленное создание или увеличение неплатежеспособности юридического лица или индивидуального предпринимателя влечет дисквалификацию на тот же срок.

В соответствии со ст. 14.21 КРФоАП ненадлежащее управление юридическим лицом, т. е. использование полномочий по управлению организацией вопреки ее законным интересам и (или) законным интересам ее кредиторов, повлекшее уменьшение собственного капитала организации и (или) возникновение убытков, влечет наложение административного штрафа или дисквалификацию в том числе на срок до трех лет.

Кроме того, согласно ст. 14.22 КРФоАП, дисквалификация на срок до трех лет или наложение административного штрафа предусмотрены в качестве санкций за заключение лицом, выполняющим управленческие функции в организации, сделок или совершение им иных действий, выходящих за пределы его полномочий.

Дисквалификация как альтернатива наложению административного штрафа предусмотрена также п. 4 ст. 14.25 КРФоАП для должностных лиц за предоставление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, документов, содержащих заведомо ложные сведения, если такое действие не содержит уголовно наказуемого деяния.

Особое внимание следует обратить на ст. 14.23 КРФоАП, предусматривающую административный штраф за осуществление дисквалифицированным лицом деятельности по управлению юридическим лицом в течение срока дисквалификации – это правонарушение влечет наложение административного штрафа в размере пятидесяти минимальных размеров оплаты труда. Заключение с дисквалифицированным лицом договора (контакта) на управление юридическим лицом, а также неприменение последствий прекращения его действия влечет наложение на юридическое лицо штрафа в размере до одной тысячи минимальных размеров оплаты труда.

Законодатель в данном случае предусмотрел создание механизма жесткого контроля, направленного на недопущение к профессиональной деятельности дисквалифицированных лиц в течение срока дисквалификации.1




ЗАКЛЮЧЕНИЕ


В последнее время, в связи с повышающимся ростом предпринимательской деятельности, все более насущней становится потребность в регулировании предпринимательства и предпринимательской деятельности. Но данное регулирование должно исходить из требований и потребностей предпринимателя, а не из «возможностей» государства. На данном этапе развития предпринимательства, у государства существует огромное количество способов и методов воздействия на предпринимательскую деятельность. И взаимодействие власти и предпринимательских структур приобретает все более важное значение, как в экономическом, так и в политическом контексте.

Предпринимательство видит в устойчивости власти, в стабильности общества главную гарантию своего развития. А государство приобретает в их лице экономическую поддержку и эффективное содействие государству в достижении им социальных задач. Но экономические проблемы как предпринимателей, так и государства должны решаться не путем установления необдуманных и нерациональных «правил игры» одной стороной для другой, а путем нахождения компромиссов.

Уже сейчас государство, в лице государственных органов, осознает всю важность решения различных проблем путем согласования интересов.

Сейчас необходимым является изменение отношения власти к предпринимателю, нужно всеми силами осуществлять поддержку предпринимательства, ведь предприниматель является основой продвижения общества к более высокоразвитому, индустриальному государству, которое является основой благосостояния каждого гражданина страны.

В заключении необходимо сказать, что Кодекс РФ об административных правонарушениях переживает очередное испытание. Одной из не до конца решенных проблем Кодекса является вопрос об административной ответственности юридических лиц.

Я считаю, что вопрос об административной ответственности юридических лиц очень важен потому, как мы сегодня столкнулись с резким ростом правонарушений, совершаемых предприятиями. Также институт ответственности юридических лиц становится активно востребованным и оправданным еще и в силу того, что у нас возникает множество хозяйствующих субъектов (акционерные общества, товарищества, общества с ограниченной ответственностью и т.д.), которые зачастую не имеют, в отличие от государственных предприятий, ясной и формально установленной структуры управления или скрывают ее. Как следствие, возникают трудности при разрешении конфликтов с законом и выяснении сфер компетенции сотрудников, без чего весьма затруднено привлечение к ответственности непосредственных виновников правонарушений.

На сегодняшний день 60—70% составов правонарушений нового Кодекса об административных правонарушениях предусматривают ответственность юридических лиц.

С принятием КРФоАП значительно была расширена сфера общественных отношений, подлежащих административно-правовой охране, за счет установления административной ответственности за некоторые деяния в сфере экономической деятельности, обеспечения экологической безопасности, в области информации и ряде других областей деятельности. КоАП закреплены общие принципы административной ответственности, в том числе и юридических лиц, установлены составы конкретных правонарушений и процессуальные правила рассмотрения дел об административной ответственности, порядок исполнения постановлений по делам об администратвных правонарушениях. Можно сказать, что таким уровнем комплексности не обладает ни один из ныне действующих кодифицированных актов о юридической ответственности. Однако, здесь есть некоторые недоработки. Так, существует необходимость расширить и сделать более разнообразной палитру мер ответственности, применяемых к юридическим лицам.

Также КРФоАП не дает точного определения ответственности. И сегодня одним из наиболее проблематичных является вопрос о научном обосновании принципа ответственности юридических лиц за административные правонарушения. В последние годы этому вопросу стало уделяться все больше внимания. Однако должного урегулирования на законодательном уровне вопрос ответственности юридических лиц не получил.

Следует обратить внимание также на предельную сдержанность при законодательном регулировании института вины в КРФоАП. Вероятно, это объясняется, с одной стороны, недостаточной разработанностью его в доктрине административного права, а с другой — желанием не допускать поспешных решений в далеко еще не ясном вопросе, чтобы не мешать практике, да и теории наработать достаточный опыт в разрешении данной проблемы.

Повторюсь, что пока, к сожалению, проблема вины в административном праве изучена очень и очень слабо. А теория могла бы здесь реально помочь практике.

К сожалению, наш Кодекс об административных правонарушениях, пошел по пути простого копирования основных положений конституционной нормы о презумпции невиновности. И хотя большинство положений этой нормы вполне могут быть усвоены и административным правом, есть одно положение, которое, по моему мнению, для КРФоАПа не совсем подходит. Это положение, согласно которому (ч. 3 ст. 1.5) лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность.

Дело в том, что если за рабочую гипотезу принять конструкцию такой виновной ответственности, при которой субъект юрисдикции доказывает, а по сути обнаруживает причинную связь между противоправным действием (бездействием) субъекта ответственности и наступившими последствиями, т.е. обнаруживает фактические обстоятельства события правонарушения, то кто же, кроме лица, привлекаемого к ответственности, укажет на возможные, устраняющие его вину обстоятельства (крайняя необходимость, действие непреодолимой силы и т.п.)?

Независимо от состояния, в котором находится КРФоАП, следует продолжать усилия по выработке оптимального и афористичного определения административной ответственности.

Анализ норм о правонарушениях в области лицензирования приводит к следующим выводам.

Общие нормы ч.2 и 3 ст.14.1 КРФоАП выдержаны достаточно последовательно и рассчитаны на применение к широкому кругу правонарушений с разными составами. В этой связи появление специальных норм может преследовать цель изменения размера санкции в связи с особенностями некоторых составов.

Краткий обзор специальных норм, их диспозиций и санкций говорит о крайней непоследовательности разработчиков закона.

1. Административные составы, определяющие ответственность за действия, имеющие большую общественную опасность, предусматривают необоснованно низкий размер санкции (ч.1 ст.6.2, ч.1 и 2 ст.8.40, ст.13.3, ч.1 ст.13.12, ч.1 ст.13.13, ч.3 ст.20.16 КоАП РФ).

Так, нормой ч.1 ст.6.2 КоАП РФ предусмотрена ответственность в виде административного штрафа в размере от 20 до 25 МРОТ за занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью лицом, не имеющим лицензии на данный вид деятельности. В то же время общая норма ч.2 ст.14.1 КоАП РФ (осуществление предпринимательской деятельности без лицензии) за аналогичные действия предусматривает наложение административного штрафа на граждан в размере от 20 до 25 МРОТ с конфискацией изготовленной продукции, орудий производства и сырья или без таковой; на должностных лиц - от 40 до 50 МРОТ с конфискацией изготовленной продукции, орудий производства и сырья или без таковой; на юридических лиц - от 400 до 500 МРОТ с конфискацией изготовленной продукции, орудий производства и сырья или без таковой.

2. Санкции за другие правонарушения чрезмерно завышены и не соразмерны характеру правонарушения (ч.4 ст.14.17 КоАП РФ).

Согласно ч.4 ст.14.17 КоАП РФ нарушение условий, предусмотренных лицензией на промышленное производство или оборот этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции, влечет обязательное применение дополнительной санкции - конфискации изготовленной продукции, орудий производства (оборудования), сырья, полуфабрикатов и иных предметов, использованных для производства этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции вне зависимости от того, насколько существенным было нарушение.

3. В ряде составов не дифференцированы санкции в зависимости от характера правонарушения (ч.4 ст.14.17, ст.18.13 КоАП РФ).

В части 4 ст.14.17 и ст.18.13 КоАП РФ диспозиция норм предусматривает как деятельность без лицензии, так и с нарушением ее условий. В то же время законодатель не указал, в каком размере должно применяться наказание в случае деятельности без лицензии и с нарушением ее условий.

Наряду с типичными составами административных правонарушений, предусматривающими ответственность за деятельность без лицензии или с нарушением ее условий, КоАП РФ ввел норму об ответственности должностных лиц, осуществляющих выдачу физическим лицам лицензий на право занятия частной практикой, за непредставление сведений, необходимых для осуществления налогового контроля, а равно представление таких сведений в неполном объеме или в искаженном виде (ч.2 ст.15.6 КоАП РФ).

Завершая обзор материальных норм КоАП РФ, предусматривающих ответственность в области лицензирования, необходимо отметить, что не все они включены в КоАП РФ. Федеральный закон от 30 декабря 2001 г. N 196-ФЗ "О введении в действие Кодекса РФ об административных правонарушениях". "забыл" отменить ч.3 ст.36 Закона РФ "О товарных биржах и биржевой торговле" и ст.13 Федерального закона "О банках и банковской деятельности", предусматривающие отдельные меры ответственности за деятельность без лицензии. При этом правоприменителю оставлен простор для толкования: считать эти нормы не действующими (согласно ст.1.1 КоАП РФ федеральное законодательство об административных правонарушениях состоит только из КоАП РФ) или не считать меры ответственности, предусмотренные данными законами, административными.1


























Таблица 1

Отличия административного правонарушения от преступления

Преступление

Административное правонарушение

Представляет собой виновно совершенно общественно опасное деяние, запрещенное только Уголовным Кодексом (статья 14 УК РФ).

Представляет собой виновное деяние, запрещенное не только КоАП РФ, но и законами субъектов Российской Федерации (статья 2.1 КоАП РФ).

Субъектом преступления могут быть только физические лица (статья 19 УК РФ)

Субъектом административного правонарушения могут быть и физические, и юридические лица (статья 2.1 КоАП РФ).

Различают особо тяжкие, средней тяжести, тяжкие и небольшой тяжести преступления (статья 15 УК РФ).

Административные правонарушения не делятся на категории по степени тяжести.

Учитывается совокупность и рецидив преступлений (статьи 17 УК РФ).

Для административного правонарушения не характерна совокупность.

В ряде случаев субъектом преступления признаются физические лица и в возрасте четырнадцати лет.

Минимальный возраст физических лиц - субъекта административного правонарушения составляет шестнадцать лет

Закон различает оконченное неоконченное преступление (статьи 29 – 31 УК РФ).

КоАП РФ не делит административное правонарушение на оконченное или не оконченное.

Влечет уголовное наказание.

Влечет административное наказание.

Преступление отсутствует, когда налицо необходимая оборона, крайняя необходимость, обоснованный риск, исполнение приказа и ряд других обстоятельств (статьи 37 – 42 УК РФ)

Административное правонарушение отсутствует лишь при крайней необходимости.





1 Законность в Российской Федерации. М.: Спарк. 1998. С. 48-66

2 Тагиев А. С. Соблюдение законности и правопорядка в экономике// «Гражданин и право». 2001. № 7. С. 10.

1 Студеникина М. С. Что такое административная ответственность? – М.: Сов. Россия. 1990. С. 6.

2 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. – Т. 13.- С. 516.

1 Алехин А. П., Кармолицкий А. А., Козлов Ю. М. Административное право Российской Федерации: Учебник.-М.: ИКД «Зерцало-М». 2001. С. 239

1 Гуев А. Н. Постатейный комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях. – М.: Юридическая фирма «КОНТРАКТ»; Издательский дом «ИНФРА-М», 2002. С. 22-23

2 Хропанюк В. Н. Теория государства и права: Учебное пособие для ВУЗов. - М.: 1995. С. 350.

3 Алехин А.П., Кармолицкий А.А., Козлов Ю.М. Административное право Российской Федерации: Учебник. – М., 2001. С.239


1 Теория государства и права: учебник под редакцией А.И. Королева и Л.С. Явича, Ленинград. 1987. С.504.


1 Анисимов П.В., Симухин В.Д., Симухин А.В. административная ответственность в Российской Федерации: Учебное пособие. – М.: Издательство «Ось-89», 2004. С.17

1 Там же. С.18

2 Административное право Российской Федерации. Учебник/ В. Я. Наносов, В. А. Коньшин, К. С. Петров, В. М. Редкоус – М.: - 2003. с. 53

1 См. Анисимов П.В., Симухин В.Д., Симухин А.В. Административная ответственность в Российской Федерации. 2004. С. 20.

1 См. Гусев А.Н. Постатейный комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях. С. 20.

1 Ч 1 ст. 2.2. КРФоАП


1 Ч 2.ст. 2.2. КРФоАП


1 Долинская В. В. Предпринимательское право: Учебник для студ. учреждений сред. проф. образования. – М.: Издательский центр «Академия»; Мастерство, 2002. С. 96

1 См. Долинская В. В. Предпринимательское право. С. 179.

2 Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25 декабря 1998г. № 37 Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением законодательства о рекламе».// Информационная система ГАРАНТ-ПРОФЕССИОНАЛ: Версия 2004.

1 См. Гуев А. Н. Постатейный комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях. С.468

1 См. Гуев А. Н. Постатейный комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях. С. 476

1 Обзор судебной практики Верховного суда РФ за четвертый квартал 2002 г. (по гражданским делам (утв. Постановлением президиума Верховного Суда РФ от 12 марта 2003г.).// Информационная система ГАРАНТ-ПРОФЕССИОНАЛ: Версия.2004.

1 См. Гуев А. Н. Постатейный комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях. С. 498.

1 Овсянко Д.М. Административное право в схемах и определениях: Учебное пособие. – М., 2003. С. 42.

2 А.С. Пиголкина Общая теория права. – М., 1996. - С. 319.


1 А.П. Алехин, А.А. Кармолицкий, Ю.М. Козлов Административное право Российской Федерации: Учебник. - М., 2001. С. 234


1 Ст. 4.6. КРФоАП.


1 См. статья 1. и статья 4. ФЗ РФ от 17 декабря 1998 г. № 188-ФЗ “О мировых судьях в Российской федерации” // СЗ РФ. 1998. №51. Ст.6270.

2 Салищева Н.Г. Административное судопроизводство требует кодификации // ЭЖ-Юрист. 2003. №12.


1 Петров М. П. Административная ответственность организаций (юридических лиц): Автореф.дисс.канд.юрид.наук. Саратов, 1998. С. 6.

2 Там же. С. 13.


3 Овчарова Е. В. Административная ответственность юридических лиц. Автореф.дисс.канд.юрид.наук М., 2001. С. 13.

1 Колесниченко Ю. Ю. Некоторые аспекты вины юридических лиц, привлекаемых к административной ответственности // Журнал российского права. 2003. № 1. С. 79

1 Ч. 1 ст. 3.1. КРФоАП.

2 Бахрах Д. Н. “Административное право России”: Учебник для вузов. - М., 2000. – C. 497.

1 Статья 10. Международный пакт о гражданских и политических правах (Нью-Йорк, 19 декабря 1966 г.) // Ведомости Верховного Совета СССР. 1976. №17(1831). Ст.291.

2 ФЗ от 19 июня 2000 г.№ 82-ФЗ “О минимальном размере оплаты труда” (с изменениями и дополнениями от 29 апреля, 26 ноября 2002 г., 1 октября 2003 года) // СЗ РФ. 2000. №26. Ст. 2729; 2002. №18. Ст. 1722, №48. Ст. 4737; 2003. №40. Ст.3818.

1 Письмо Минфина РФ от 2 апреля 2003 г. № 15-05-29/333 "Дополнение к Письму от 06.03.2003 N 15-05-29/226" // Экономика и жизнь. 2003. № 20.

2 Ч. 3. ст. 3.5. КРФоАП.

1 Хаманева Н.Ю. Новый Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях. Новое в законодательстве. // Гражданин и право. № 9

1 Письмо Минфина Российской Федерации от 21 декабря 2000 г. № 065893 “Разъяснения по некоторым вопросам, применения Российской федерацией об исполнительном производстве” // Бюллетень Министерства юстиции Российской Федерации. 2001. № 1. С.53

2 Постановление Конституционного Суда от 11 марта 1998 г. № 8-П “По делу о конституционности ст.226 Таможенного Кодекса, ч. 2 ст. 85 и ст. 222 КоАП РСФСР в связи с жалобами граждан М.М. Гагловой и А.Б. Пестрякова” // Информационный комплект ГАРАНТ-ПРОФЕССИОНАЛ. Версия. 2004.

1 Ст. 12.9. КРФоАП.

2 Положение о порядке отбывания административного ареста (утв. постановлением Правительства РФ от 2 октября 2002 г. N 726) // СЗ РФ. 2002. № 40. Ст.3937

1 Ч. 1. ст. 3.10. КРФоАП.

2 Ч. 1. ст. 3.11. КРФоАП.

1 Хаманева Н. Ю. Новый Кодекс Российской федерации об административных правонарушениях. Новое в законодательстве // Гражданство и право. 2002. № 9.


1 Ст. 4.2. КРФоАП..

1 Сараев Д. В. «Судебно-арбитражная практика Московского региона. Вопросы правоприменения».январь-апрель 2003г. № 1-2. С 27..

1 Атаманчук Г. В. «Теория государственного управления», М.: Юридическая литература, 1997. С.207

1 Козлов Ю.М. «Административное право Р.Ф.», М., Зерцало, 1997, с.21

2 Бельский К.С. « К вопросу о предмете административного права», Государство и право №11 1997 с.19

3 Пикулькин А.В. Система государственного управления. М., «Закон и право», 1997. С. 137-138.

1 Правила продажи отдельных товаров, утвержденные постановлением Правительства от 19.01.98 (с изм. от 06.02.2002.// Информационная система ГАРАНТ-ПРОФЕССИОНАЛ. Версия: 2004.

1 Гусева Т. «Если не информации».//эж-Юрист. 2004. № 4.Информационная система ГАРАНТ-ПРОФЕССИОНА: Версия 2004.


2 Бахрах Д.Н. Административное право. М.; Бек, 1993 с. 169-175.

3 Тихомиров Ю.А. Предприниматель и закон. М., Экономика 1996 с. 162

1 Ч. 1 ст. 3.11. КРФоАП.

1 См. Гуев А. Н. Постатейный комментарий к кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях. С. 73-74.

1 Ст. 32.11. КРФоАП.


1 Братчикова Н. В. «Административный арест и дисквалификация: основания, условия и порядок применения». // «Адвокат». 2003. № 4. Информационная система ГАРАНТ-ПРОФЕССИОНАЛ: Версия 2004.

1 Мельничук Г. В. «Административная ответственность за нарушение условий лицензирования». // Право и экономика. 2003. № 3.// Информационная система ГАРАНТ-ПРОФЕССИОНАЛ: Версия 2004.


Случайные файлы

Файл
96904.rtf
33705.rtf
5111-1.rtf
35877.rtf
169231.rtf