Книга Оссовской "Рыцарский этос" (185274)

Посмотреть архив целиком


Содержание


Введение

1. Рыцарский этос и его разновидности

2. Буржуазная мораль

Заключение


Введение


Книга Марии Оссовской, польского ученого – филолога, вышла в 1987 году в издательстве «Прогресс» и представляет собой наиболее полное исследование по истории морали и этики.

Книга состоит из двух важных в теоретическом отношении работ: «Рыцарский этос» и «Буржуазная мораль». «Рыцарский этос» — это анализ аристократического нравственного идеала, который преобладал в общественном сознании античности и средневековья. В «Буржуазной морали» мы видим рассмотрение личностно-нравственного образца, явившегося идеализацией условий жизни домонополистической буржуазии, а говоря точнее, получившего господство в раннебуржуазной среде. Статья об этике борьбы ставит вопрос об изменениях в межчеловеческих отношениях, которые обусловлены идеологизацией общественной жизни империалистических государств.

По моему мнению, достоинство книги заключается в том, что в ходе рассмотрения исторических типов нравственности М.Оссовская широко привлекает материал художественной литературы, публицистики, мемуаров, этнографических и социологических исследований, что сделало возможным рекомендовать книгу не только специалистам по истории этики, но и широким кругам читателей.


1. Рыцарский этос и его разновидности


Работа «Рыцарский этос и его разновидности» посвящена рассмотрению разновидностей и эволюции рыцарского этоса, начиная с античности и кончая новейшей историей.

М. Оссовская объясняет, что «этос» - термин, не требующий пояснений. Автор ссылается на то, что в публицистике его часто смешивают со словом «этика». Но этика — это теоретическая дисциплина, которая ставит своей целью определить, что следует и чего не следует делать. А этос — это стиль жизни какой-то общественной группы, общая (как полагают некоторые авторы) ориентация какой-то культуры, принятая в ней иерархия ценностей, которая либо выражена explicite [Здесь: в явном виде (лат.)], либо может быть выведена из поведения людей. Термин «этос» автор применяет к группам, а не к индивидам. Его объем выходит за рамки ценностей, которыми занимается этика. Это один из основных терминов социологии культуры; к ней-то и следует отнести проблематику данной книги.

В данном исследовании, автор пытается воссоздать определенный тип этоса, отличие которого от мещанского этоса представляется очевидным. Там мы видим осторожность и недоверие, здесь — риск и широкий жест (по принципу «все заложи, а себя покажи»). Там — трудолюбие, здесь — презрение к труду ради заработка, в особенности к физическому труду; там — стремление к безопасности, здесь — к славе.

Вначале рассматривается этос Древней Греции, где он воссоздается с помощью гомеровских поэм, и прежде всего «Илиады». Затем автор переходит к Спарте — стране, где правящая элита не выпускала копья из рук. Эти различия заставляют М. Оссовскую отказаться от употребления по отношению к Спарте слов «рыцарь» и «рыцарский»; она заменяет их словом «воин», свободным от «рыцарских» ассоциаций. Личностные образцы рыцарского этоса, по мнению М. Оссовской, окончательно складываются в средневековье, под воздействием «romans courtois»(куртуазных романов). Возрастание роли бюргерства заставляет правящую элиту выработать кодекс, который можно было бы противопоставить притязаниям «третьего сословия» на продвижение в обществе. В главе о придворном автор представляет одну из форм «демилитаризации» рыцарских образцов. Завершается исследование рассмотрением как дальнейшей судьбы рыцарского этоса - образа джентльмена и его развития в Соединенных Штатах, — завершается как раз тогда, когда из восхвалений и порицаний вырисовывается личностный образец, который интересовал автора.


2. Буржуазная мораль


В работе «Буржуазная мораль» обстоятельно анализируется становление и развитие норм и ценностей буржуазной морали и присущих ей личностных образцов поведения.

Как объясняет сама М. Оссовская, «Буржуазная мораль»- попытка рассмотрения вопросов социологии буржуазной морали. В данной работе она пытается убедить нас в том, что мораль — даже ограниченная определенным отрезком времени и пространства — в обществе со сложной классовой структурой раскалывается на разные морали. Также, по мнению автора, те, кто говорит о буржуазной природе каких-либо этических норм, могут иметь в виду совсем не одно и то же. Поэтому она предоставляет нам два новых подхода к понятию термина «буржуазная норма». В рамках первого буржуазными считаются нормы, которые служат интересам буржуазии. В рамках второго буржуазными признаются нормы или доктрины, которые выражают взгляды или настроения буржуазии.

Свою работу М. Оссовская не рассматривает как историческую. Речь идет о выявлении некоторых классических разновидностей классовой морали. Это способствует более верному воспроизведению определенной моральной действительности, и сравнительным исследованиям с целью установления неких закономерностей, что так соблазнительно для любого ученого. Свою книгу М. Оссовская рассматривает как систематический труд, основанный на конкретном историческом материале. Представляя этот материал — например, излагая взгляды Дефо, Франклина или Вольнея, — она напоминала лишь об исторических событиях и процессах, необходимых для понимания их писательской деятельности.


Заключение


В совокупности работы, которые расположены в исторической последовательности, не совпадающей с хронологией их написания («Рыцарский этос» написан позже «Буржуазной морали»), дают достаточно конкретное и живое представление о нравах в эпоху классовой цивилизации и — самое главное — обозначают основную тенденцию их развития.

Сегодня, кажется, все согласны с тем, что этика есть наука о морали (нравственности). Но вопрос о том, что представляет собой нравственность, остается невыясненным; речь идет не о теоретическом определении (хотя и здесь много спорных проблем), а об установлении эмпирических границ, фиксации качественного своеобразия явления. Парадокс, который мы обнаруживаем в творчестве М.Оссовской, вообще свойствен развитию этики, и он состоит в том, что этика смело, рассуждает о сущности морали, но не умеет вычленить ее как эмпирическое явление. Зеркало морального сознания — кривое зеркало. И это не единственная трудность, препятствующая тому, чтобы нравственность из обыденного факта стала фактом науки.



Случайные файлы

Файл
1.DOC
117685.rtf
ZORRO.DOC
75828-1.rtf
137875.rtf