Египетский этикет (185219)

Посмотреть архив целиком

http://monax.ru/order/ - рефераты на заказ (более 2300 авторов в 450 городах СНГ).

Содержание

Введение.

  1. Повседневный этикет.

  2. Этикет при деловых встречах.

Заключение.

Литература.
























Введение

В нашем восприятии жизнь населения арабских стран, разместившихся на огромной территории двух континен­тов, ассоциируется с многоголосыми красочными базара­ми, шумной торговлей в духе сказок «Тысячи и одной но­чи». Что же, экзотика сохранилась на Ближнем Востоке и сегодня. Там умеют и любят торговать. Побывав, скажем, на каирском базаре Аль-Халиль или в Дамаске на Хамедии, со всей очевидностью почувствуешь своеобразие и неповто­римость восточного базара (по-арабски он именуется «сук»), который был и остается не только местом оживлен­ной торговли, где можно купить все: от восточных сладо­стей и благовоний до ультрасовременной электроники и модной европейской одежды. Арабский базар — это к тому же уникальное место деловых встреч, обмена новостями, завязывания контактов, укрепления знакомств. Кое-где старые базары трансформируются, меняют свой облик и даже постепенно исчезают, например. Но как бы внешне не менялся арабский базар, как бы он не подвергался современным веяниям нашей электронной эпохи, дух арабского «сука» остался неизменным, так же, как и арабский мир. Поэтому, чтобы подобрать соответст­вующий ключ, найти подход к арабскому партнеру, необ­ходимо помнить те непреходящие, не меняющиеся с веками традиции, чем живет и дышит Арабский Восток.

Прежде всего, арабский мир, несмотря на единый язык, единое вероисповедание (ислам), весьма неоднороден и представляет собой сложный конгломерат более чем 20 стран. Каждая из них имеет свои непохожие традиции, обычаи, разную степень влияния ис­лама, распространены также по-разному, уровень и характер проникновения западной культуры и т.д.




1. Повседневный этикет

В каирской толпе много нищих, назойливо требующих милостыню — бакшиш. Феномен ни­щенства имеет не только социальные причины. Многие мусульмане глубоко убеждены, что нищен­ство не порок и не позор. Разве благотворитель­ность не один из столпов ислама? Поэтому требовать подаяния — просто помогать состоятельным слоям исполнить их религиозный долг. Благодарить за милостыню нужно не подающего, а аллаха. Распро­страненный способ добыть бакшиш — оказать ви­димость услуги: стать гидом, проводить в магазин, протереть ветровое стекло автомашины, побыть пол­часа ее сторожем. Иностранцы особенно часто ста­новятся объектом назойливых нищих.

В любом обществе личность зависит от кол­лектива. В Египте эта зависимость проявляется с особой силой: создание и поддержание единой об­щенациональной системы ирригации в дельте Нила требуют объединения усилий всего египетского на­рода. В условиях, когда жизнь человека зависит от труда многих, от их кооперации, групповое начало и групповая дисциплина стали характерной чертой египетского общества. Созданию духа групповой принадлежности способствует также большая ску­ченность населения. Она требует приспособления человека к толпе, клану, общине, вырабатывает со­ответствующие привычки, навыки, этические нор­мы. Плотность населения в пойме Нила вдвое выше, чем в Голландии. В Египте нет гор, лесов, степей, островов, куда можно было бы убежать или где можно было бы скрыться. Египтянин постоянно живет в человеческой массе. Он часть этой люд­ской массы. А соседям нужно уживаться. Это тре­бует умения находить компромиссы, избегать край­ностей, именно так и поступают египтяне — мас­тера компромисса. Они всегда ищут и часто находят золотую середину.

Египетское общество сверху донизу про­низано системой групповых связен. Они стро­ятся по кровнородственному признаку, по религиозному принципу, по принадлежности к суфийским орденам, по земляческим, кор­поративным связям. Египтянин боится оди­ночества, так как в одиночку он не имеет об­щественного веса и престижа. В группе он приобретает уверенность в себе и чувство надежности и безопасности.

Власть группы опирается на силу общественного мнения, которое навязывает человеку свои эти­ческие нормы, оставляя мало свободы в выборе поведения. Египтянин постоянно соизмеряет свои слова и поступки с реакцией на них других. От­сюда — стремление сохранить лицо. Оно означа­ет чрезвычайную чувствительность на все, что ка­сается личной чести, боязнь мнения соседей — явление, свойственное египтянам больше, чем дру­гим народам. Боязнь потерять лицо не позволяет египтянину признать, особенно публично, свою ошиб­ку. Самокритика невозможна, точнее, она — ис­ключение из правил. Или египтянин прав, или ви­новат кто-то другой. При задаче «сохранения лица» критерий правды и лжи становится второстепенным. Поэтому ложь во спасение допустима. Даже служители религии могут найти аргументы для отступления от правды при определенных обстоя­тельствах. Зависимость одного от всех выработала определенные нормы общения между людьми. Го­степриимство и вежливость у египтян в крови, не говоря уже о внимании и заботе друзей. Прослыть скупым, не оказать чести гостю считается позором. Вежливость не допускает фамильярности. Любой египтянин очень тонко реагирует на статус человека, с которым общается, на его место в социальной иерархии. Быть запанибрата с низшими означает потерять их уважение.

Египтянина отличает огромное терпение. Считается, что в терпении легче сохранить достоинство. Оно предполагает сдержанность в поведении, в словах. Достойное, солидное поведение — необходимый атрибут людей пожилого возраста или стариков. Но терпе­ние и стремление к сдержанности в поведе­нии и в выражении своих чувств отнюдь не
означает бесчувствия. Эмоциональность егип­тян идет рука об руку с их терпением. Они легко возбуждаются и приходят в ярость, ко­торая не знает границ. Их легко может спро­воцировать малейший выпад. Когда страсти накаляются, в выражениях не церемонятся, криков много, но до драки дело доходит ред­ко. Турок, например, в ответ на половину
бранных слов, высказанных в такой ситуа­ции, мог бы ударить. Но египтяне чувствуют границу и отходчивы. Вспыхнувшая ссора может тут же затухнуть.

Трудолюбие — отличительная черта подав­ляющей части населения. Шеллах (крестьянин) работает в жару и холод, в жидкой грязи и на сухом поле, нередко полуголодный. Он и его семья кор­мятся трудом. И здравый смысл, и опыт, и унаследо­ванный от предков инстинкт требуют от него трудо­любия. Однако, попав в город, вчерашний феллах не всегда сохраняет свое трудолюбие. Новые, совре­менные формы труда требуют иной дисциплины, иного отношения к труду, ломки привычек и психологии. Все это происходит не за один день и не за год. Египтянина угнетают современные стандарты, кото­рые требуют исполнения работы в срок или точных часов встречи. Необязательность в смысле време­ни — довольно распространенная черта египтян. Очень редко египтянин выполняет приказ с точнос­тью, почти наверняка он предпочтет делать все по-своему и вряд ли закончит работу к обещанному сроку. Трудовая этика египтян предусматривает не любовь к труду как к таковому, а стремление к пло­дам этого труда. Возможность уменьшить трудовые затраты ценится выше плодов от больших усилий. Известное изречение «время — деньги», выска­занное Бенджамином Франклином, не находит от­клика в душах большинства египтян. Зачем спе­шить, если спокойствие желаннее приобретатель­ства? Египтяне согласятся с тем, что труд — богоугодное дело, но отнюдь не станут считать гре­хом обеспеченную праздность, бесполезную трату времени. Они не считают труд предначертанной свыше целью существования человека. Высший идеал обычного египтянина — райское блаженство, пре­дусматривающее все доступные воображению на­слаждения при полной праздности.

Тяжелая жизнь, гнет, бедность, несытый стол не лишают египтянина жизнерадостности. Его лю­бовь к шутке, острому словцу, анекдоту, юмору, злой сатире — всему, что они обозначают словом «нукта», — поражает. Ни у кого из других народов Востока нет такого чувства юмора, как у египтян. «В шутке — лекарство», — говорит египетская пословица. «Нукта» — иногда оборона, иногда — нападение. Она помогает египтянину сохранить жиз­нерадостность в обстоятельствах, толкающих к уны­нию и упадку настроения, преодолеть тоску и горе, восстановить хотя бы на миг униженное человечес­кое достоинство. Оскорбленный человек через «нукта» выпустит пар гнева и восстановит душевное равновесие, не предприняв никаких действий.

Осознанное и инстинктивное чувство проти­воположности интересов отдельного человека, груп­пы и государства, власти привело египтянина к мак­симальной осторожности, ставшей для многих вто­рой натурой. Люди научились скрывать свои мысли, чувства, намерения, говорить вслух то, что от них ждут, но во что они не верят, думать одно, а произносить другое, резко ограждая от внешнего надзора свой внутренний мир, круг своих подлинных интересов. Доверяют только своим родственникам или близ­ким. Прямой и откровенный разговор с египтяни­ном весьма труден. Собеседник нередко скрывает свои убеждения, мысли и хочет прежде всего узнать ваши мысли и убеждения, а затем уверить вас, что согласен с ними. Египтянин должен выяснить, на­сколько можно доверять собеседнику, какой смысл скрыт между строк, когда «да» означает «нет», или наоборот. Разговор стал искусством и средством к достижению цели, особенно если ведется с ино­странцем или властьимущим. Египтяне нередко го­ворят обиняками, ходят вокруг да около темы. Если нет уверенности в положительном исходе беседы, в достижении цели, если собеседник не понял или не захотел понять намека, египтянин все равно доволен: ведь он не получил отрицательного ответа, не испор­тил отношений, «не потерял лица». «Прощупывание пульса» — важнейшее предисловие к началу раз­говора. За обычными словами в серьезном, остром разговоре порой трудно найти мысли. Главная цель произнесенного слова — подготовить собеседника к тому, чтобы он воспринял высказанное тобой, а вторая цель — расположить его к себе, сблизиться с ним. Поэтому египтяне очень редко позволяют по­литическим или научным конфликтам испортить личные отношения. Острая политическая борьба — одно, а личная вражда — другое дело. Личные свя­зи не всегда совпадают с партийной преданностью, а тем более с политическими или философскими убеждениями. Газетные полемисты, обменивающие­ся язвительными и порой оскорбительными выпа­дами или эпитетами, могут по вечерам вместе играть в домино или крикет в одном клубе.

В Египте удивительно легко устанавливаются поверхностные контакты и псевдодружеские отно­шения даже в период официальной враждебности между странами. Их облегчают обычная египетская вежливость и гостеприимство. Но подлинное доверие, дружба и откровенность — дело трудное. Если иностранцу удалось внушить доверие, завести насто­ящих друзей, он может чувствовать себя королем.

Египетское общество — мужское общество. Отношения с женщинами жестко регламентированы обычаем и шариатом. В городах, да и в состоятель­ных семьях в деревнях, требуют, чтобы женщина за­крывала тело и волосы, оставляя открытыми лишь лицо, кисти рук и ступни ног. Но чем больше запрета, тем больше соблазна. Святоши осуждают «испорчен­ность нравов» на Западе, но с интересом рассматри­вают легко одетых европейских женщин и часто го­ворят о вопросах пола. Об интимных сторонах челове­ческих отношений начинают говорить с детства. А сколько на эту тему разговоров среди молодежи и особенно среди поздно женившихся мужчин!







2. Этикет при деловых встречах

Продавцы рекламируют свой товар во всю силу голосовых связок и легких. Хозяева магазинов для этой цели нередко нанимают одного-двух зычноголосых зазывал. Непосвященному в восточные обы­чаи процедура купли-продажи у египтян, покажется невыносимо тягостной. Лавочник начинает с того, что запрашивает за свой товар намного больше, чем думает получить. Покупатель возмущается и назы­вает свою цену — на треть или вдвое ниже. Тогда лавочник несколько понижает свои требования, а покупатель чуть увеличивает первоначальную сумму. В таких условиях торг продолжается, пока обе сто­роны не сойдутся где-то посередине между первоначально запрошенной и предложенной покупате­лем ценой. Тогда, наконец, сделка заключается. Простые люди пустяковую сделку совершают с та­кой страстью, так горячатся, кричат и жестикулиру­ют, что чужеземец, не знающий арабского, может подумать, что происходит ссора или драка.

В арабских странах большое значение прида­ется исламским традициям. В мусульманском мире иностранец не может обращаться с вопросами или просьбами к женщине, это считается неприличным, все контакты, обсуждения ведутся с мужчинами. При встрече в арабских странах мужчины обнимаются, слегка прикасаются друг к другу щекой, похлопыва­ют по спине и плечам, но такие знаки внимания возможны только между своими и не распространя­ются на чужестранцев.

Если европейское приветствие короткое и су­хое, то арабское превращается в целую процедуру, оно сопровождается расспросами о здоровье, о де­лах. На протяжении беседы эти вопросы могут повторяться. Даже если вы спешите, то необходи­мо выслушать арабского собеседника, его много­численные пожелания благополучия. I1оводы для пожеланий и поздравлений могут быть самыми раз­нообразными: встреча, приезд, отъезд, покупка. Речь арабского собеседника сопровождается частыми обращениями к Аллаху, упованием на его помощь в завершении предстоящих дел. В арабской среде это обычная формула вежливости.

«Культурная дистанция» между беседующими арабами обычно короче, чем она принята у европей­цев. Беседующие почти касаются друг друга, что свидетельствует о взаимном доверии.

При первом знакомств ваш арабский со­беседник выражает вам радушие и любезность. Это не притворство, а дань традиции: среди
арабов господствует мнение, что только такое поведение достойно мусульманина. Последу­ющая беседа может проходить менее гладко.
Арабские собеседники всячески избегают оп­ределенности, четких ответов «да» или «нет». Взамен следуют туманные обороты типа «Ии-
шяяла» («Если Аллаху будет угодно»).

Арабское понимание этикета запрещает собе­седнику прибегать к прямолинейным ответам, быть категоричным, арабы во время беседы избегают так­же суетливости, поспешности. Арабские собеседни­ки всегда стремятся «сохранить лицо» и свое, и со­беседника. Считается необходимым оставить воз­можность для последующих контактов. Отказ от сделки сопровождается оговорками, похвалами в пользу обсуждаемого предложения. Арабские пред­приниматели выражают отказ в максимально смяг­ченном, завуалированном виде.

Исламская мораль относит торговлю к пре­стижному, почитаемому занятию. Средневековые мыслители рассматривали торговлю как род искус­ства, успех в торговых начинаниях считался при­знаком глубокого ума.

Торговая сделка у арабов — всегда малень­кий спектакль. Это область, где европейские и араб­ские понятия существенно расходятся. Приглашая совершить сделку, арабский купец становится сама любезность. Первая названная цена всегда много­кратно завышена. Назвав завышенную цену, хозяин товара начинает всячески его расхваливать. Поку­пающий стремится сбить цену. Торгующиеся могут расходиться, вновь обсуждать достоинства товара, пока не ударят по рукам. Процесс покупки часто сопро­вождается угощением прохладительными напитка­ми, чаем, кофе. Если вам подали небольшую чашечку кофе (он очень крепкий, без сахара, с большим коли­чеством кардамона), то, выпив, вы отдаете ее хозяину, и он тут же наливает в нее еще кофе. Так продол­жается до тех пор, пока вы один не опустошите кофейник. Но если вы больше не хотите кофе, пока­чайте чашечкой из стороны в сторону или перевер­ните ее вверх дном. Если перед кофе предлагают прохладительные напитки, это означает, что время, отведенное для встречи, подходит к концу.

Египет является одним из древнейших очагов человеческой цивилизации, поэтому для египтян весьма характерно чувство национальной гордости, следо­вание историческим традициям своей страны. Дру­гая черта — это принятие необходимости сильного правления и, наконец, третья — жесткие и довольно развитые административные правила поведения. Эти особенности египтян в значительной степени ска­зываются при ведении ими переговоров. Так, они весьма чувствительны к вопросам, связанным с на­циональной независимостью. Все, что каким-то об­разом может рассматриваться как вмешательство в их внутренние дела, будет отвергаться с беспощад­ностью. Важным оказывается и уровень, на котором ведутся переговоры. При этом египтяне чаще пред­почитают «торг» иным типам взаимодействия с парт­нером. Египтяне большое значение придают прояв­лениям дружбы, искренности, гостеприимства и хо­рошего настроения.

Для арабов одним из важнейших элементов на переговорах является установление доверия между партнерами. Если типичный американец старается предугадать развитие событий при решении любой проблемы, то арабы скорее привыкли ориентиро­ваться на прошлое, постоянно обращаясь к своим корням и традициям. Они также предпочитают пред­варительную проработку деталей обсуждаемых на переговорах вопросов.

В целом, поскольку арабский мир далеко не однороден, существуют значительные различия в стилях делового общения у представителей различ­ных арабских государств. Представители арабских государств как в обыденной обстановке, так и во время деловых контактов стараются создать друже­любную обстановку, ценят юмор, используют личные имена. Многие арабы по делу и без дела любят по­долгу трясти вашу руку. Неотъемлемой частью дея­тельности арабского бизнесмена, стремящегося к заключению деловой сделки, служит поход в увесели­тельное заведение. У этих народов исповедуется почти религиозный культ подарков, причем самыми весомыми из них считаются авторская картина и оригинальная чеканка. В одежде недопустимым у них признается сочетание белого и синего цветов (цвет флага Израиля).

При общении у европейцев не придается особого значения ни левой, ни правой руке. Однако в этом отношении нужно быть крайне осторожным в арабских странах: здесь считается недопустимым протянуть кому-нибудь подарок или деньги левой рукой. У тех, кто исповедует ислам левая рука считается нечистой, и вы можете нанести оскорбление своему партнеру. К ногам арабы также относятся как к нечистой силе. По этой причине у мусульман недозволенно при беседе, сидя на стуле забрасывать ногу на ногу.




Заключение

Деловой этикет с точки зрения внешнего проявления, мало чем отличается в разных цивилизованных странах.

И тем не менее при всей кажущейся однозначности по­ведение представителей бизнеса в каждой отдельно взятой стране имеет свои особенности. Иногда эти особенности почти неуловимы, почти незаметны, но тем более чрезвы­чайно важно их распознать, и умело использовать в ходе деловых контактов.

Египтяне считают себя лучшими людьми на земле и, конечно же, лучшими среди арабов. Для большинства их родина — «Мать мира», центр мировой цивилизации.



































Литература

  1. Мосеев Р.Н. Международные этические нормы и психология делового общения. – М.: Владос, 1997.

  2. Соловьев Э.Я. Этикет делового человека. – М.: Союз, 1999.

  3. Сухарев В.А. Психология народов и наций. – М.: Центр,1997.




5




Случайные файлы

Файл
1695.rtf
36252.rtf
97848.doc
8425.rtf
34869.rtf