Современные дискуссии о предмете экономической теории. (ref-14121)

Посмотреть архив целиком

18





САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ


Экономический факультет


Кафедра экономической теории





Современные дискуссии о предмете экономической теории



















Курсовая работа

Студента 1 курса

1 группы дневного отделения

специальности «теоретическая экономика»

ФУНТОВОЙ Лидии Валерьевны


Научный руководитель

К. Э. Н. Шевелев А. А.








Санкт-Петербург

2001 год.


Оглавление

В

ведение. 2

Основная часть. 2

Возникновение экономической теории как науки. 2

Донаучный этап. 2

Возникновение экономики как науки. 3

Дальнейшее развитие экономической теории. 4

Переворот в науке. Марксистская политическая экономия. 4

Маржинализм. 4

Венская школа. 5

Лозанская школа. 6

Кембриджская школа и А. Маршалл. 6

Современные направления экономической науки. 7

Институционализм. 7

Кейнсианство. 7

Монетаризм. 8

Две основные ветви экономической науки. 8

Различия марксистской политической экономии и экономикса. 8

Современные дискуссии о предмете экономической теории. 10

Экономическая наука, преподававшаяся в советский период. 10

Кризис политической экономии. 11

Дальнейшая судьба политической экономии. 12

Экономикс и его перспективы. 14

Создание интегрированного курса политической экономии и экономикс. 15

Заключение. 17


Введение

Радикальные экономические и политические изменения, происходящие в нашей стране на стыке веков, требуют нетрадиционного подхода к организации учебного процесса. Речь идет о формировании модели образования, позволяющей сочетать широкие культурные знания с возможностью глубокого постижения большого числа дисциплин. Эта задача стоит и применительно к преподаванию экономических дисциплин, прежде всего экономической теории. В рамках экономического знания прогрессирует плюрализм взглядов и позиций как отдельных ученых, так и школ, и направлений, постоянно растет число узкопредметных специальностей. Соответственно развиваются связи экономической теории с социологией, философией, политологией, психологией, культурологией, с комплексом точных и естественных дисциплин, и все это необходимо включать в курс экономической теории. Также в условиях динамичности хозяйственной среды в экономике возникают принципиально новые проблемы, очень быстро устаревает фактология. В таких условиях необходимо наличие некой теоретическо-методологической общей экономической науки.

Такой наукой в период существования СССР являлась марксистско-ленинская политическая экономия, но произошедшая в стране «Перестройка» высветила все ее недостатки. Советская экономическая наука уже не могла выполнять функцию общей экономической теории, так как перестала отвечать на вопросы, которые перед ней ставила современная жизнь. Неудовлетворенные марксистской политической экономией, которая оказалась в кризисе, многие ученые стали следовать западным образцам экономической науки, но экономикс не мог отразить всех особенностей переходной экономики страны – перед нашими учеными встал неразрешимый вопрос: что преподавать в качестве экономической теории? Этот вопрос не мог остаться без внимания, он был широко освещен в прессе, многие экономисты касались этого вопроса в своих статьях, предлагая в них всевозможные варианты решения этой проблемы.

Основная часть

Возникновение экономической теории как науки

Донаучный этап

Для своего существования человеку всегда было необходимо производить определенные материальные блага, без которых его жизнь просто не могла бы продолжаться. Поэтому процесс производства этих благ являлся главным условием общественной жизни. В процессе производства человеческий ум постоянно искал более рациональные пути, т. е. искал ответ на вопрос, как производить больше, используя при этом меньшие затраты времени и труда. Это направление, связанное с поиском более рациональных способов производства, и стало зачатком будущей экономической науки.

  1. Первые упоминания об экономике появились еще в Египте, но сам термин был введен в Греции ученым Ксенофонтом: «ойкономия» – домоведенье, т. е. наука о том, как вести домашнее хозяйство. Об ойкономии говорил в своих работах и Аристотель. Главное, о чем говорится в ойкономии, это то, что нужно делать с домашним хозяйством, чтобы приумножить его и разбогатеть.

  2. После Ксенофонта и Аристотеля не было ничего нового, что могло бы развить экономику дальше. Это продолжалось вплоть до 1615 года, когда француз А. Де Монкретьен опубликовал «Трактат о политической экономии». Таким образом А. Де Монкретьен ввел существенно новый термин – «политическая экономия». В своей работе автор давал советы королю Франции для проведения выгодной экономической политики, которая позволила бы нажить богатство для государства.

  3. Работа А. Де Монкретьена явилась предпосылкой к появлению в начале 17 века во Франции, в Англии и в Испании такого экономического течения, как «меркантилизм». Самыми яркими представителями меркантилистов стали Т. Ман в Англии и Ж.-Б. Кольбер во Франции. Меркантилисты, как и А. Де Монкретьен, искали ответ на вопрос о том, какой должна быть государственная политика, чтобы богатство страны увеличивалось. По их мнению, богатство создавалось в сфере обращения, т. е. посредством торговли. Главным критерием богатства в то время считалось наличие золота и серебра, поэтому государство должно было запретить вывоз драгоценных металлов за границу, а также ввоз в страну товаров, которые нужно обменивать на драгоценные металлы. В то же время государство должно было поощрять производство и вывоз за границу для продажи как можно большего числа товаров, которые потом возвращались бы в страну в виде золота и серебра.

До определенного момента считалось, что богатство страны заключается в количестве золота и серебра, которое она имеет, и следовательно, основным способом разбогатеть является торговля. Но с развитием мануфактур взгляды меняются: теперь богатством становится труд, а способ разбогатеть – производство.

  1. Это изменение точки зрения на критерий богатства страны явилось предпосылкой к появлению в начале 18 в. во Франции нового течения – физиократии. Представители школы физиократов – врач Ф. Кенэ и А. Тюрго. В 1758 году Ф. Кенэ опубликовал «Экономическую таблицу», в которой показал, что продукт вращается в общественном организме наподобие тому, как в человеческом организме происходит процесс кровообращения. Физиократы считали, что богатство может принести только сельское хозяйство, которое создает «чистый продукт». В соответствии со своей теорией о «чистом продукте» физиократы выделили 3 класса: класс собственников, класс фермеров и бесплодный класс. Класс фермеров создает продукт, класс собственников распределяет, а бесплодный класс получает часть продукта в обмен на услуги или промышленные изделия.

Возникновение экономики как науки

Англия стала в 1776 году родиной классической школы политической экономии, когда профессор моральной философии А. Смит опубликовал свою работу под названием «Исследования о природе и причинах богатства народов». Следующим не менее ярким представителем английской классической школы политической экономии был банкир Д. Рикардо, который написал работу«Начала политической экономии и налогового обложения». Основные идеи, выраженные в трудах А. Смита и Д. Рикардо: источник богатства не только сельское хозяйство, но и промышленность, иначе говоря, производительный труд, основной способ разбогатеть – создание условий для развития производительного труда, т. е. снятие государственных ограничений с производителей. А. Смит вывел такое понятие как «невидимая рука» рынка: каждый стремится к личной выгоде, но существуют естественные законы, которые регулируют взаимоотношения людей. Также А. Смит и Д. Рикардо создали теорию трудовой стоимости: цена продукта зависит от того, сколько труда вложено в этот продукт. Именно с 1776 года экономика стала наукой, так как А. Смит и Д. Рикардо не только выдвигали свои теории, но и обосновывали их, в отличие от своих предшественников.

Дальнейшее развитие экономической теории

После классической английской школы политической экономии наука приняла «вульгарное» направление, когда публиковалась масса работ, не вносящих ничего нового в науку, пересматривающих ее исключительно с буржуазной точки зрения. Основная цель этих работ заключалась в том, чтобы воспеть достоинства капитализма, и уверить народ в том, что только такой экономический строй является единственно верным. Буржуазная экономическая теория, почти полностью порвав с традициями классической школы, ограничила себя в основном чисто идеологическими функциями.

В это же время появляется ряд концепций, критикующих классическую школу: теория французской классической школы Ж. Сисмонди, теория Сен-Симона, национальная система политической экономии Ф. Листа, теория утопического социализма Фурье.

Переворот в науке. Марксистская политическая экономия

Этот период закончился буквально переворотом в науке – теорией К. Маркса и Ф. Энгельса. Основу для марксистской тории заложила английская классическая школа, К. Маркс разработал и развил многие идеи А. Смита и Д. Рикардо. К. Маркс ознакомился с экономическими трудами многих авторов, начиная с Аристотеля и заканчивая своими современниками, и на основе изученного им материала он выдвинул свою качественно новую экономическую теорию. Эта теория нашла свое отражение в «Капитале», первый том которого К. Маркс опубликовал в 1867 году. Главные идеи теории К. Маркса следующие: учение о прибавочной стоимости, с помощью которого объясняется механизм эксплуатации пролетариата. Революционное в теории К. Маркса заключалось в том, что, создав теорию прибавочной стоимости, он открыл глаза пролетариату на источники богатства буржуазии. Теория К. Маркса нашла впоследствии множество последователей, которые развивали и дополняли его учение, среди них был и В. И. Ленин. Эта теория вылилась в самостоятельную ветвь науки, получившей название - политическая экономия.

Маржинализм

Классическая английская школа политической экономии раздвоилась на марксистскую политическую экономию и «буржуазную». Вскоре в направлении «буржуазной» политической экономики появились три крупные экономические школы: Венская (Австрийская), Лозанская и Кембриджская. Благодаря этим школам, в частности Венской, и их представителям появилось такое течение в экономической науке, как маржинализм. Это течение основывалось на критике выдвинутой классиками и развитой К. Марксом теории трудовой стоимости. Взамен этой теории маржиналисты выдвинули теорию предельной полезности. Осуществленный маржиналистами переворот в экономической теории состоял в том, что они приняли за отправную точку в науке потребности человека и законы насыщения этих потребностей. Именно изучение людских потребностей, изучение человеческого выбора тех или иных благ стало основой для современной теории микро и макроэкономики.

Благодаря маржиналистам в экономической науке укрепилось такое направление, как «Экономикс». В конце 19ого и начале 20ого веков политическая экономия как наука оказалась в состоянии кризиса, и главная причина его состояла в почти полном отрыве экономической теории от хозяйственной практики. На этот кризис неоднократно указывалось и в отечественной, и в западной литературе. Так, П. Самуэльсон в своей нобелевской лекции «Принцип максимилизации в экономическом анализе» указал, что «экономика как наука длительное время развивалась в отрыве от проблем экономики как объекта исследования».1

О кризисе политической экономии на грани веков подробно писал и наш крупный отечественный экономист М. И. Туган-Барановский: «…в политической экономии долгое время преобладало увлечение общими формулами, в которых современники видели выражение неизменных и вечных законов хозяйства; впоследствии, однако, многие из этих якобы законов оказались поверхностными – а иногда и неправильными – обобщениями частных и преходящих явлений. Чрезмерная склонность к широким обобщениям и абстракции имела своим последствием то, что экономическая теория мало-помалу потеряла связь с реальной жизнью». Возникший в то время экономикс претендовал, по мнению многих, на замещение политической экономии. Первым, кто заговорил в экономической литературе в этом направлении, был немецкий экономист Г. Госсен, опубликовавший в 1854 году работу под названием «Развитие законов общественного обмена и вытекающих отсюда правил человеческого поведения». Центральной проблемой политической экономии для автора стало рациональное потребление индивидуумом ограниченного количества благ, т. е. чем определяется выбор между благами заведомо разнокачественными. Г. Госсен даже считал, что политическую экономию надо переименовать в учение об удовлетворении.

Мысли Г. Госсена, не получившие при его жизни признания, в дальнейшем были использованы и развиты маржиналистскими направлениями в экономической науке, прежде всего Кембриджской школой и Австрийской школой.

Венская школа

Эта школа стала развиваться, начиная с 1870 года. Она сформировалась вокруг К. Менгера, который в 1871 году изложил в «Основах политической экономии» теорию, противоположную теории трудовой стоимости. Это была теория предельной полезности, отражающая идею о том, что стоимость продукта зависит не от количества труда, затраченного на его создание, а от его полезности в условиях, когда продукт ограничен. Самым выдающимся представителем Венской школы был Бем-Баверк, главными трудами которого были «Капитал и процент», опубликованный в 1884 году, и «Позитивная теория капитала», вышедшая в свет в 1889 году. В своих работах Бем-Баверк развил систему К. Менгера.

Лозанская школа

Основателем Лозанской школы был француз Л. Вальрас. Кроме Л. Вальраса представителем школы являлся итальянец В. Парето. В 1874 – 1877 годах вышла в свет работа Л. Вальраса под названием «Элементы чистой политической экономии», за ней последовали в 1896 году «Исследования по социальной экономике» и в 1898 году «Исследования по прикладной политической экономии». В. Парето опубликовал в 1896 – 1897 годах «Курс политической экономии», а в 1906 году «Учебник политической экономии». В своих работах ученые установили общую взаимозависимость рынков продуктов и рынков факторов производства. Из понятия взаимозависимости они вывели понятие равновесия, они определили условия, при которых возникает устойчивое равновесие.

Кембриджская школа и А. Маршалл

Самым выдающимся представителем этой школы был А. Маршалл. Среди самых известных его работ: книга «Принципы экономики», чье первое издание появилось в 1890 году, работа 1919 года «Промышленность и торговля» и работа 1923 года «Деньги, кредит и торговля». Этими трудами А. Маршалл заложил основу современной экономической науки. Идеи А. Маршалл принципиально отличались от идей классиков, он впервые ввел в экономическую науку понятие «экономикс». Экономикс – новая ветвь в экономической теории, главным предметом изучения которой являются рыночные связи. А. Маршалл также вывел такие понятия, как эластичность спроса и теория частичного равновесия.




























В этом параграфе кратко описано развитие экономической науки от первого упоминания о ней до направлений экономической теории 20 века. Можно проследить, как простой набор заповедей или советов, приспособленных к частным случаям (то, чем экономика являлась в течение долгого времени), начиная с 18 века, превратился в особую науку, которая дает целостное объяснение экономической жизни, науку, которая постоянно развивается и совершенствуется.

Современные направления экономической науки

Маржиналисты, в частности А. Маршалл, заложили новое направление в экономической науке – экономикс. Другое название экономикс – неоклассика. Неоклассики изучали экономику на микро уровне.

Институционализм

Экономическое течение, появившееся в начале 20 века. Его основные представители: Т. Веблен, У. Митчелл и Коммонс. Институционализм вводит понятие «института» - устоявшийся стереотип поведения в обществе. Главная идея этого направления заключается в том, что на поведение субъекта оказывают влияние институты. Недостаток институционализма заключался в том, что он не выработал своей особой теории, основным в нем являлась критика неоклассиков.

Из институционализма вышло такое направление, как неоинституционализм. Первая работа в этом направлении вышла в свет в 1937 году: «Природа фирмы» Р. Коуза. В то время книга осталась почти без внимания, зато в 1991 году ее автор получил Нобелевскую премию по экономике. Кроме Р. Коуза неоинституционализмом занимались О. Уильямсон, опубликовавший книгу «Экономические институты капитализма», и Д. Норд, получивший, как и Р. Коуз, Нобелевскую премию. Расцвет неоинституционализма пришелся на 90ые годы. Понятие институтов в неоинституционализме было сохранено. Основным достижением представителей этого течения является то, что они вывели конструктивную теорию транзакционных издержек.

Кейнсианство

29 октября 1929 года произошел мировой кризис перепроизводства– рухнула Нью-йоркская фондовая биржа. Этот кризис считается самым крупным за всю мировую историю. «Черный вторник», так назвали этот кризис, породил на Западе «Великую депрессию». Этот кризис показал несостоятельность почти всех направлений экономической науки, несостоятельность теории о саморегуляции рынка без вмешательства государства. Тогда, в противовес существующим направлениям экономической науки, появляется в 1936 году знаменитая книга Д. Кейнса, которая считается революционной в экономике, «Общая теория занятости, процента и денег». В своей работе Д. Кейнс обосновал вмешательство государства в экономику, считая, что сама по себе экономика выйти из кризиса не сможет. Д. Кейнс предлагал государству увеличивать закупки у частного бизнеса, предлагал стимулировать занятость, общественные работы. Главная идея его книги: рыночный механизм саморегулирования должен быть дополнен вмешательством государства. Теории, существовавшие в 19 и в начале 20 века, были главным образом микроэкономическими, они исследовали деятельность и поведение индивидуальных субъектов и оперировали лишь количествами, входившими в их сферу. Д. Кейнс был основателем макроэкономического подхода, то есть изучение групп, совокупных величин. Книга Д. Кейнса посвящена определению и колебаниям совокупного дохода, а также переходу сбережений в инвестиции и экономике спроса. Основным недостатком кейнсианства считается статичность, то есть все теории подходят для конкретных, частных ситуации, без учета динамики. Кейнсианство было популярно до конца 60ых годов, потом начались различные потрясения (повторение кризиса), и кейнсианская модель начала критиковаться.

На смену кейнсианству пришло нео и посткейнсианство, главной задачей которых, была попытка преодолеть нединамичность кейнсианства. Представитель посткейнсианства – Д. Робинсон, неокейнсианства – Р. Харрот, У. Хикс. И то, и другое направление в разной степени предлагало различные динамические подходы, основываясь на теориях кейнсианства.

Монетаризм

Кейнсианство сменило такое направление, как монетаризм, представителем которого был М. Фридман. Главные идеи монетаризма: государство не должно активно вмешиваться в экономику, должно уйти из денежного оборота, задачи государства – поддержка национальной валюты, иначе говоря, управление экономикой через управление денежной массы.

Основным течением экономической науки сейчас можно назвать «Мейнстрим». «Мейнстрим» - это экономикс на микро и макро уровне. Именно это направление сейчас преподается на Западе и, частично, в нашей стране. В современной экономической науке прослеживается четко выраженное стремление заново осмыслить место и роль экономической теории в системе общественных наук, проявляется тенденция к расширенному толкованию предмета экономической науки.

Две основные ветви экономической науки

В экономической теории существуют две основные, кардинально отличающиеся друг от друга, ветви: марксистская политическая экономия и экономикс. В российских высших учебных заведениях с середины 30-х годов преподавали традиционный курс марксистско-ленинской политической экономии. Но вот в России произошла перестройка – переход от административно-командной экономики с жестким традиционным планированием к рыночной организации общественного хозяйства при определенном воздействии государства на экономику, иначе говоря, переход от социалистического пути развития к рыночному. Произошли изменения как в социальной, так и в политической, экономической областях общественной жизни. Встал вопрос о том, что преподавать в качестве экономической теории: марксистско-ленинскую политическую экономию или же популярный к тому времени на Западе экономикс.

Различия марксистской политической экономии и экономикс

Экономикс по предмету исследования, курсу проблем, методологии, практическим выводам принципиально отличается от курса марксистско-ленинской политической экономии. Главные отличия экономикс от традиционной политической экономии:

  1. Экономикс исходит из ограниченности ресурсов и неограниченности потребностей человека и общества. Тем самым во главу угла ставится человек с его потребностями. Важнейшие элементы экономической системы и ее действующие лица – экономические субъекты, люди, ради которых функционирует и развивается экономические системы рыночного типа. Потребности субъектов не постоянны и не однозначны. Они изменяются в зависимости от многих факторов: цены, доходы, моды, просто желания людей и т. п. Также известно, что полезности бесконечно разнообразны и бесконечно изменчивы. Это означает, что факторы экономической системы представляют собой случайные функции, свойства которых описываются вероятностными характеристиками. Таким образом, рыночная экономическая система носит вероятностный характер.

Традиционная политическая экономия во главу угла ставит объективные экономические законы, которые и выступают предметом ее изучения. Эти законы как бы независимы от человека как субъекта национального хозяйства, экономика функционирует помимо его воли. Политическая экономия СССР считала, что только выдвинутые и обособленные ею экономические процессы и экономические законы носят объективный характер. Их объективность трактовалась независимо от воли людей. Точно так же и вся экономическая система выступала как некая внешняя сила по отношению к обществу. Поэтому функционирование всей экономической системы жестко определено.

  1. Традиционная политическая экономия основывается на трудовой теории стоимости. Считается, что в основе стоимости лежат общественно необходимые затраты. Из этого положения вытекает то, что хозяйственный механизм общества будет носить затратный характер – чем выше затраты, тем больше стоимость и цена. В соответствии с трудовой теорией стоимости стоимость крайне слабо зависит от соотношения спроса на данный товар или услугу и предложения. В противовес этому подходу экономикс исходит из маржиналистской теории, по которой стоимость определяется предельным продуктом, а цена – положением точки равновесия между спросом и предложением.

  2. Одна из главных идей традиционной политической экономии состоит в отрицании прогрессивной роли частной собственности, в уверенности в гибели капитализма, как строя и замены его социализмом, базирующимся на общественной собственности.

  3. Согласно традиционной политической экономии у рыночной организации нет будущего, в то время как экономикс не видит смысла в иной организации общественного хозяйства, кроме рыночной, находящейся в постоянном развитии.

Это далеко не все различия между политической экономией и экономикс и перечень можно еще долго продолжать.

После экономических реформ экономическая наука столкнулась с проблемой – что преподавать. В той постановке вопроса, которая прослеживается в дискуссии о предмете экономической теории, неизбежно присутствует идея альтернативы – либо преподавать экономикс, либо политическую экономию.

В последнее время некоторые экономисты, прежде всего преподаватели российских вузов, выдвинули положение, согласно которому, решением этой проблемы, станет создание учебного курса экономической теории, который бы соединил в себе как экономикс, так и политическую экономию. На основе этого подхода в последнее время созданы некоторые учебники и учебные пособия, авторы которых оправдывают их необходимость переходным периодом формирования рыночной экономики.

Однако, трудно себе представить соединение в единую теорию определения стоимости общественно необходимыми затратами и предельным продуктом, определение заработной платы стоимостью товара рабочей силы и предельным вкладом работника в создание продукта, соединение частной и общественной собственности. Практически нет ни одного сколько-нибудь существенного момента, в котором не было бы коренных различий между экономикс и политической экономией.

Современные дискуссии о предмете экономической теории

Экономическая наука, преподававшаяся в период существования Советского Союза

Если раньше, до перестройки, в нашей стране не стояло вопроса о том, что преподавать в качестве экономической науки, то теперь ученые-экономисты столкнулись с этой проблемой. Правительство СССР устраивала марксистская политическая экономия, базирующаяся на теории трудовой стоимости, общественной собственности и других, характерных для нее понятий. Академик РАН Д. Львов в книге «Развитие экономики России и задачи экономической науки» пишет: «В отличие от Запада советская экономическая наука в течение многих десятилетий находилась под идеологическим прессом. Марксистская доктрина, сформировавшаяся в середине прошлого столетия, считалась венцом научного знания. Ее изучению посвящалась львиная доля учебного времени в институтах, более поздние принципиальные достижения излагались лишь с целью их опровержения. К этому следует добавить, что в советской экономической системе отсутствовали те механизмы, которые являются основным предметом изучения современной экономической науки: конкурентные рынки, сложная банковская система, валютные биржи, финансовые инструменты и т. д.»2.

Экономическая наука периода существования Советского Союза была призвана выполнять идеологическую функцию, доказывающую населению нашей страны преимущества социализма над капитализмом. В Евстигнеев в статье «Экономическая наука в поисках новой методологии» пишет: «Так, в советской экономической науке много лет существовала традиция создания научных монографий о капиталистической экономике. В рамках этой традиции цифры и цитаты из западной периодики были подчинены отчетливым, хотя и не прямо выраженным ожиданиям. Что же касается извлечения из работ западных экономистов-теоретиков, то сам перевод или пересказ их - уже был научным достижением, что обусловливалось не бедностью отечественной мысли, а ее «инородностью», при которой вовлечение в поле зрения каждого нового объекта оказывалось методологически значимым. Любая попытка реально что-то доказать или рассчитать воспринималась как покушение на пересмотр негласно принятой парадигмы…»3.

Многие из советских экономистов осознавали проблемы марксистско-ленинской политической экономии и делали попытки для их решения. «Попытки осуществить переход от узкоспециализированного к целостному предметному знанию о хозяйственной системе были предприняты советскими политэкономами в 60-х – 80-х годах, когда обсуждалась структура системы производственных отношений социализма, соответственно структура учебника по политической экономии социализма. Однако в силу различных обстоятельств переход к новому качественному уровню знания оказался незавершенным»4, - отмечает в статье «Как преподавать и совершенствовать экономическую теорию?» М. Пивоварова.

Кризис политической экономии

После того как в России рухнула политическая и экономическая система, которая опиралась на определенную научную доктрину, высветились все изъяны советской экономической науки. «На каких фундаментальных основах стоит экономическая наука? Сможет ли она реально влиять на реформирование экономики, если не будет общепризнанного теоретико-методологического ядра…Роль ядра выполняла в свое время теория трудовой стоимости Маркса…но эта теория превратилась в мертвое, догматическое ответвление некогда живой и плодотворной мысли. Победившие на фундаменте теории трудовой стоимости хозяйственные отношения замерли в косной неподвижности и неэффективности»5, - отмечает Д. Львов в статье «Экономическая наука ищет свое лицо». И правда, марксистско-ленинская политическая экономия превратилась в своего рода догматы, не отвечающие реальным жизненным проблемам переходной экономики страны. Со сменой политического строя, с началом перехода от командно-административной экономики к рыночной стали говорить о кризисе политической экономии. Так У Алиев в статье «“Общая экономика” как научная и учебная дисциплина» пишет: «Кризисное состояние политической экономии, изучавшейся в наших вузах в течение многих лет, ныне, видимо, общепризнанно. Причем представляется правомерным говорить здесь о кризисе, так сказать, двояком: он поразил и тот «общественный материал», с которым мы имеем дело, и то, что делается самой наукой для его рассмотрения»6. Смена политического строя освободила экономическую теорию от идеологического пресса: «Благодаря «перестройке» мы в России освободились от простодушной уверенности в том, что теория более или менее адекватно описывает свой предмет. Я думаю, что такая убежденность… вреднее для науки, и в частности для экономики, чем все политические ограничения, вместе взятые. Теория только тогда «обретает крылья», когда она превращается в постоянный внутренний спор с ее же собственными концептуальными основаниями»7, - отмечает В. Евстигнеев в статье «Экономическая наука в поисках новой методологии».

Положительным воздействием «перестройки» на экономическую науку стало уничтожение рамок, в которых та находилась, благодаря существовавшему политическому строю. Экономическая наука получила возможность дальнейшего развития, пересмотра многих своих понятий и, возможно, изменения. «Перестройка» дала возможность сравнения уровня экономической науки в нашей стране и на Западе, и это сравнение привело к достаточно удручающим выводам: «Разрыв между уровнем исследований западной и советской экономической мысли стал катастрофически нарастать. К началу перестройки обнаружилось, что у нас, за редким исключением, нет специалистов-теоретиков по современной макроэкономике, рынкам капитал и труда, международным финансам, теории производственных организаций и т. п. Не было профессионалов, которые на равных могли бы отстаивать интересы России в Мировом банке или Международном валютном фонде»8, - замечает Д. Львов.

Дальнейшая судьба политической экономии

Итак, перед экономистами встал вопрос о том, что преподавать в качестве экономической теории. Советская политическая экономия оказалась в кризисе и уже не отвечала запросам изменившейся экономической и политической системы, возможно было слепое следование и подражание западной науке, которая тоже полностью не могла удовлетворить экономику переходного периода. Некоторые ученые-экономисты увидели решение этой проблемы в пересмотре традиционной политической экономии. «Думается, что выдающиеся методологические наработки советской школы еще сыграют свою роль в процессе становления новой парадигмы экономической науки…традиционная экономическая теория переживает время качественных перемен, ибо в нынешнем виде она не соответствует запросам познания и практики. Но это и время надежд. Ведущиеся сегодня дискуссии, в том числе на страницах «Российского экономического журнала», призваны выявить концептуальный потенциал науки, наметить перспективы углубления и расширения сферы метанаучных исследований»9, -пишет в своей статье «Как преподавать и совершенствовать экономическую теорию?» М. Пивоварова. О сохранение политической экономии говорит и Богомазов Г. Г. в книге «Российский путь в экономике»: «В последние годы в экономической науке, как отечественной, так и зарубежной, вновь и довольно широко обсуждается вопрос о предмете экономической науки…и действительно, ведь от ответа на этот вопрос зависит и выбор направлений научных исследований, и логика и содержание учебных курсов…О необходимости сохранения политической экономии как науки писали в начале века все наиболее известные русские экономисты: М. И. Туган-Барановский, В. Я. Железнов, А. А. Мануилов, Н. А. Каблуков, И. М. Кулишер и др. И каждый из них отдал в те годы дань этой науке, издав учебник или курс лекций по политической экономии…Как в любой другой системе наук, и в экономических науках должна, вероятно, быть общепринятая наука – политическая экономия, которая призвана изучать общие закономерности социально-экономического развития»10.

Теме судьбы политической экономии полностью посвящена статья В. Радаева «Есть ли перспектива у российской политической экономии?»: «Современный период характеризуется не только активными социально-экономическими преобразованиями, но и реструктурированием исследовательских направлений, многие из которых оказались в « подвешенном» состоянии. Сложная ситуация сегодня и в стане традиционной политической экономии. Иные прежние конвенции разрушены, нет ясности в вопросе о специфике предмета и метода политической экономии относительно других экономических и социальных дисциплин»11. В. Радаев отмечает трудное положение, в котором оказалась сейчас политическая экономия, падение ее престижа. Цепь экономических провалов, преследовавших нашу страну, породила скептическое, пренебрежительное отношение к политической экономии: «В последние десятилетия российская политическая экономия пережила трудный период отступления: ее статус как особой научной дисциплины отвергался, кафедры политической экономии переименовывались в кафедры (общей) экономической теории, соответствующие курсы изымались из учебных программ. Само сохранение термина «политическая экономия» в названии программы или структурного подразделения расценивалось одними как анахронизм, другими – как доблесть». Однако, у политической экономии должно быть будущее, и, как это отмечает В. Радаев, не через переход на позиции «Экономикс», теории которого радикально отличаются от теорий политической экономии. Решение этой проблемы В. Радаев видит в создание качественного нового курса политической экономии: «…представляется необходимым встать на путь более радикальных изменений и обосновать принципиально новую версию политической экономии. Это самый трудный путь, но не исключено, что в конечном счете он окажется наиболее плодотворным. Каким конкретно будет новый облик политической экономии, пока сказать, конечно, нельзя». Политическая экономия должна стать, по мнению В. Радаева, особой экономической наукой, «особым исследовательским направлением на границах экономической теории и политической науки», она «призвана заниматься политическими истолкованиями хозяйственных процессов». Основная идея этой статьи заключается в том, что у политической экономии есть будущее, в том случае, если она качественно измениться: «… плодотворным и реалистичным представляется путь – утверждение политической экономии как одного из альтернативных течений экономической мысли. Следует, наверное принять во внимание методологический подход Й. Шумпетера, считающего, что политическая экономия призвана включать в экономическую теорию анализ деятельности государства и механизмов политической жизни. Это, кстати сказать, возвращает политическую экономию к ее исторически первоначальному понятию. При этом политэкономы могут рассматривать разные способы взаимосвязи экономики и политики. И российской политической экономии, таким образом, еще предстоит выработать соответствующий исследовательский аппарат».

Экономикс и его перспективы

После перестройки, после снятия идеологического гнета большое количество ученых-экономистов увлеклось экономикс: «Главное – это целенаправленная ориентация на конечное потребление, всестороннее удовлетворение запросов и нужд человека. Во главу угла, иначе говоря, ставятся высокий уровень жизни, разнообразие возможностей для раскрытия способностей, защищенность прав и свобод личности, развитая система социальной поддержки…стоит заметить, что большинство зарубежных экономистов разделяет именно такие взгляды относительно целей и средств экономической политики. Эти взгляды положены в основу общепринятых учебных курсов…вот о чем повествует западная экономическая мысль, вот о чем свидетельствует лучшая мировая практика. Как нужно было взять все это на вооружение еще в начале перестройки»12, - пишут Д. Львов, В. Пугачев и Ю. Сухотин в статье «Экономическая наука и практическое реформирование». Итак, ряд экономистов увидели решение проблемы о том, что преподавать в качестве экономической науки, в следовании западным образцам. В нашей стране сейчас явно или неявно обнаруживается стремление перейти к изучению экономикс.

Но на самом ли деле экономикс является решением всех проблем экономической науки? Богомазов Г. Г. в статье «О предмете экономической теории» пишет: «Студенты, не имеющие сколько-нибудь серьезной общетеоретической подготовки, не готовы к восприятию даже классической экономической школы. Ведь они, как правило, не знакомы с понятием метод экономической науки, экономический закон, не имеют понятия о трудовой теории стоимости и т. д. и т. д. Главную причину многие, и не без основания, видят в чрезмерном увлечении экономикс в самоограничении ее рамками. А это, безусловно, снижает, а то и просто не формирует общеэкономический кругозор…ибо экономикс, как известно, занимается изучением прежде всего функциональных связей и преимущественно в рамках рыночного хозяйства…современная экономическая теория сводится к теории рыночного хозяйства. Она в состоянии объяснить лишь рыночную систему, но не социально-экономическую систему в целом»13. Итак, по мнению автора статьи, можно заключить, что экономикс слишком специальная наука, не способная отразить в полном объеме социально-экономические отношения: «В принципе, в современной западной литературе можно найти огромное количество различных определений предмета экономической теории, а точнее, экономикс…если говорить об основной тенденции, то она, по нашему мнению, состоит в отходе от бытовавшего даже в недавнем прошлом понимания предмета экономической науки как исследования причин материального благосостояния…основной смысл, который вкладывают в понятие предмета многие современные западные авторы, сводится к исследованию человеческого поведения в случаях распоряжения редкими ресурсами…таким образом господствующим является ныне, видимо, все-таки такой подход, который ориентирует экономическую науку на установление функциональных связей в экономике, прежде всего в ее рыночном секторе. Это считается недостаточным». К мнению Богомазова Г. Г. о том, что экономикс не может претендовать на то, чтобы быть некой общей теоретической экономической наукой, присоединяется в своей статье «К разработке интегративного курса экономической теории» А. Булатов: «Отсутствие системной характеристики «дорыночного» (более глубокого) слоя экономических отношений видится главным изъяном принятой структуры курса экономической теории. Хотя его нередко и называют курсом «общей экономической теории», по своему содержанию он скорее является курсом «рыночной экономической теории». С этим и связана зияющая брешь в нынешнем теоретическом экономическом образовании молодых специалистов. Ведь по существу экономическая теория, стоит повторить, опустилась до уровня конкретных дисциплин, изучающих функциональные сферы и отраслевые особенности рыночной экономики…система знаний «экономикс» как якобы всеохватывающая современная экономическая наука, претендующая на исчерпывающий свод взаимосвязей и принципов функционирования и развития экономической системы общества»14.

Создание интегрированного курса политической экономии и экономикс

Итак, политическая экономика переживает кризис, экономикс не может полностью охватить социально-экономические отношения, тогда, возможно, решением проблемы является создание курса, соединяющего в себе как политическую экономию, так и экономикс. А. Булатов в статье «К разработке интегративного курса экономической теории» предлагает создать курса, сочетающего в себе некоторые понятия как политической экономии, так и экономикс: «…хотелось бы высказать свои соображения относительно возможности создания принципиальной структуры интегративного курса экономической теории, органически синтезирующего отдельные положения классицизма и сильные стороны экономикс». Итак, экономикс не может выполнять функции общетеоретической науки, так как кроме микро- и макроэкономики в любом обществе имеются более общие, глубинные взаимосвязи, определяющие его социально-экономический облик, политическая экономия же утратила способность быть некой общей научной парадигмой, так как она больше не отвечает реальной жизни, и следует оставить надежды на сохранение марксистской политической экономии как теоретической науки и учебного предмета. Тогда, возможным решением проблемы может стать соединение в единую науку политической экономии и экономикс. Однако, представляется невозможным соединение в одну теорию определение стоимости товара через труд рабочего и предельную полезность товара, частную и общественную собственности и т. д. А. Булатов отвечает на это: «Как известно, первым и главным возражением против реализации такого синтетического методологического подхода является подчеркивание реальной опасности механического объединения существенно различных и даже противоположных выводов, положений и оценок реальных экономических отношений. Однако этого можно избежать, если в новом курсе общей экономической теории не излагать в качестве равноценных все подходы и суждения по каждому вопросу, а выделить среди них наиболее адекватные современным экономическим отношениям». Основная мысль статьи А. Булатова заключается в том, что: «Такая архитектоника интегративного курса экономической теории, можно полагать, значительно повысит его теоретико-методологический уровень, обеспечит преемственность учебных программ подготовки бакалавров, магистров и аспирантов по специальности “экономическая теория”»15.

О создание некой «общей экономики» говорит и статья У. Алиева «“Общая экономика” как научная и учебная дисциплина»: «Полагаю, что есть объективные основания для существования особой дисциплины (научной и учебной), которую правомерно назвать «Общая экономика»…необходимость научной дисциплины, выполняющей функции своего рода «экономической пропедевтики» и основанной на выводах всей совокупности экономических наук, по моему убеждению, остается в силе. В этой связи полезно вспомнить, что в прочно сформировавшихся кланах однородных наук давно уже выделилась такая особая дисциплина: общая физика, общая химия, общая биология, общая лингвистика и т. д. Более того, отсутствие именно такой дисциплины можно, на мой взгляд, считать своеобразным показателем незрелости той или иной области знания, что правомерно на сегодня отнести и к области экономической»16. У. Алиев предлагает создать общую экономическую науку, соединяющую в себе теории и выводы других экономических наук. Для определения статуса любой научной дисциплины необходимо обозначение ее субъекта, объекта, предмета и т. д., «общая экономика» не исключение: «“Общая экономика”, как и другие “общие” дисциплины, могла бы изучать общеэкономические явления и процессы, т. е. свойственные и относительно частным системам, и всему мировому сообществу…непосредственным объектом изучения выступает экономическая жизнь в единстве экономического базиса (системы производительных сил и экономических отношений) и экономической надстройки (экономических идей, теорий, взглядов, институтов экономической власти)…предметом же “общей экономики” является собственно система экономических отношений общества…основная целевая функция “общей экономики” как дисциплины, состоит в том, чтобы разработать научную общеэкономическую картину мира, различных его хозяйственных образований, начиная хозяйством отдельной семьи и завершая всемирным хозяйством».

Еще одно решение проблемы о предмете экономической теории предлагает Д. Львов в книге «Развитие экономики России и задачи экономической науки». Связь экономической теории с другими науками разрастается, экономическая теория все активнее проникает в смежные области. Новые научные направления возникают на стыках экономики и социологии, экономики и политологии, экономики и права. «Перед экономической наукой сегодня стоит важная задача – изменение самого подхода к экономическому образованию, создание новых учебных пособий и учебников, развивающих у студентов творческое отношение к экономическим знаниям. По-видимому, настала пора подготовки фундаментального труда по теории экономических учений, свободного от догматов и пристрастий той или иной теоретической концепций, будь то марксизм или монетаризм, эволюционная теория или институционализм. Важно понимание того, что прогресс экономической науки находится на стыке отдельных теоретических взглядов и областей знания: экономики, социологии, права, психологии, экологии и др.»17

Заключение

Итак, в приведенных цитатах из статей встречаются всевозможные мнения о том, что должно стать предметом новой экономической теории, но единства среди авторов нет. Одни ученые предлагают следовать западным образцам, другие стремятся соединить политическую экономию и экономикс, что пока не приносит успеха, третьи надеются на возникновение новой «пострыночной» политической экономии. Наше время характеризуется возникновением таких дисциплин, как «экономика переходного периода», но подобные дисциплины временны и вряд ли помогут возвести надежное здание обновленной экономической теории, в которой так нуждается нынешняя экономическая наука. Экономикс и политическая экономия различные, не взаимозаменяющие науки, каждая из этих наук имеет собственный предмет анализа и потому имеет собственное право на жизнь. Мы не должны от них отказываться, но ни экономикс, ни политическая экономия сейчас не могут стать обновленной экономической теорией. А значит, вопрос о предмете экономической теории остается открытым.

Список литературы

Книги:

  1. Раймон Барр «Политическая экономия» в 2-х т.// т. 1 М. 1995 г.

  2. Эдвин Дж. Долан «Микроэкономика»// СПб 1994 г.

  3. «Очерки экономической антропологии» РАН// М. 1998 г.

  4. В. А. Пешехонов «Введение в политическую экономию»

  5. «Основы экономической теории» под ред. В. Д. Камаева// М. 1996 г.

  6. Д. Львов «Развитие экономики России и задачи экономической науки»// М. 1999 г.

Периодика:

  1. В. Радаев «Есть ли перспектива у российской политической экономии?»// «Российский экономический журнал» № 9-10 1998 г.

  2. Богомазов Г. Г. «О предмете экономической теории»// «Российский путь в экономике» выпуск 7 1996 г.

  3. М. Пивоварова «Как преподавать и совершенствовать экономическую теорию?»// «Российский экономический журнал» № 3 2000 г.

  4. Д. Львов, В. Пугачев, Ю. Сухотин «Экономическая наука и практическое реформирование»// «Российский экономический журнал» № 1 1993 г.

  5. В. Евстигнеев «Экономическая наука в поисках новой методологии»// «Мировая экономика и международные отношения» № 7 1995 г.

  6. Д. Львов «Экономическая наука ищет свое лицо»// «ЭКО» № 5 1997 г.

  7. У. Алиев «“Общая экономика” как научная и учебная дисциплина»// «Российский экономический журнал» № 5 1992 г.

  8. А. Булатов «К разработке интегративного курса экономической теории»// «Российский экономический журнал» № 2000 г.

1 Богомазов Г. Г. «О предмете экономической теории»// «Российский путь в экономике» выпуск №7, 1996 год.

2 Д. Львов «Развитие экономики России и задачи экономической науки»// М. «Экономика» 1999 г./ стр. 19-20

3 В Евстигнеев «Экономическая наука в поисках новой методологии»// «Мировая экономика и международные отношения» №7 1995 г.

4 М. Пивоварова «Как преподавать и совершенствовать экономическую теорию?»// «Российский экономический журнал» №3 2000 г.

5 Д. Львов «Экономическая наука ищет свое лицо»// «ЭКО» №5 1997 г.

6 У. Алиев «“Общая экономика” как научная и учебная дисциплина»// «Российский экономический журнал» №5 1992 г.

7 В Евстигнеев «Экономическая наука в поисках новой методологии»// «Мировая экономика и международные отношения» №7 1995 г.

8 Д. Львов «Развитие экономики России и задачи экономической науки»// М. «Экономика» 1999 г./ стр. 20

9 М. Пивоварова «Как преподавать и совершенствовать экономическую теорию?»// «Российский экономический журнал» №3 2000 г.

10 Богомазов Г. Г. «О предмете экономической теории»// «Российский путь в экономике» выпуск №7, 1996 год.

11 В. Радаев «Есть ли перспектива у российской политической экономии?»// «Российский экономический журнал» №9-10 1998 г.

12 Д. Львов, В. Пугачев, Ю. Сухотин «Экономическая наука и практическое реформирование»// «Российский экономический журнал» №1 1997 г.

13 Богомазов Г. Г. «О предмете экономической теории»// «Российский путь в экономике» выпуск №7, 1996 год.

14 А. Булатов «К разработке интегративного курса экономической теории»// «Российский экономический журнал» №1 2000 г.

15 А. Булатов «К разработке интегративного курса экономической теории»// «Российский экономический журнал» №1 2000 г.

16 У. Алиев «“Общая экономика” как научная и учебная дисциплина»// «Российский экономический журнал» №5 1992 г.

17 Д. Львов «Развитие экономики России и задачи экономической науки»//М. 1999 г. «Экономика» стр. 27


Случайные файлы

Файл
1722.rtf
27920-1.rtf
112302.rtf
112596.rtf
124564.rtf