Научно-технический прогресс (nsrtk)

Посмотреть архив целиком

УРАЛЬСКИЙ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

АКАДЕМИИИ ТРУДА И СОЦИАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ















По курсу: Экономические основы технологического развития

На тему: Научно-технический прогресс








Выполнил: студент II курса

МД – 201

Согрин Дмитрий Викторович














ЧЕЛЯБИНСК 2000

Научно – технический прогресс


Научно – технический прогресс (прогресс от лат. Progressus – продвижение; успех) – единое, взаимообусловленное, поступательное развитие науки и техники. Первый этап НТП относится к XVIXVIII вв. , когда мануфактурное производство, нужды торговли, мореплаванья потребовали теоретического и экспериментального решения практических задач; второй этап связан с развитием машинного производства с конца XVIII в. – наука и техника взаимно стимулируют ускоряющие темпы развития друг друга; современный этап определяется научно – технической революцией, охватывает наряду с промышленностью, транспорт, связь, медицину, образование, быт.

Научно – техническая революция – коренное качественное преобразование производственных сил на основе превращения науки в ведущий фактор развития общественного производства, непосредственно производит силу. Началось с середины XX века. Резко ускоряет НТП, оказывает воздействие на все стороны жизни общества. Предъявляет возрастающие требования к уровню образования, квалификации, культуры, образованности, ответственности работников.



Наука в СНГ

Время обязывает: конец года минувшего и нынешний 2000 год проходят под знаком подведения итогов, в том числе и итогов развития науки в XX веке. Но речь обычно идет либо о мировой науке, либо о советской науке в контексте мировой. В зоне умолчания остается послед­нее десятилетие развития отечественной науки уже в границах СНГ— десятилетие полное драматизма, но весьма значимое для судеб ученых.

Российский научно-технический потенциал, сформированный в XX веке, — это не только реальные интеллектуальные и технические ре­зультаты, но и людские ресурсы (только исследовательской деятельнос­тью в России в 1997 году было занято 455 тысяч человек), а также сфор­мированный научно-технический менталитет и сложившиеся традиции научных и инженерных школ.

В России сегодня действуют 18 инновационно - технологических цент­ров, 266 малых предприятий в научно-технической сфере и 70 технопарков; в регионах создано 30 узлов, составляющих основу национальной системы компьютерных сетей и коммуникаций в науке; организовано 5 суперкомпьютерных центров. Таким образом, «точки роста» для отечественного научно-технического потенциала в переходный период сформированы, и теперь дело за реализацией намеченной стратегии развития сферы исследований и разработок (ИР, от английского R&Dreserch and development). Последняя подразумевает создание на базе научно - исследовательских институтов инновационно - производственных комплексов и федеральных центров науки и высоких технологий. Есть основания по­лагать, что на государственном уровне осознана необходимость совершен­ствование законодательной и нормативной базы для формирования таких условий, при которых финансирование сферы ИР станет выгодным для негосударственного сектора экономики.

Позиции России на проблемном поле мировой науки невозможно оп­ределить однозначно. Сегодня в качестве осевых координат мирового ин­теллектуального пространства предстают информационные технологии и науки биологического цикла. Наличие такого единства весьма показатель­но: человечество посредством биологии пытается вернуться к своим осно­вам, стремясь при этом не только не разрушить, но и максимально усо­вершенствовать уже обретенный комфорт. Именно на поддержание по­следнего в конечном счете и нацелена та система интеллектуальных усилий современного научного сообщества, которая носит обобщенное название «информационные технологии».

В силу известных причин уже к 80-м годам сформировалось отста­вание российской (тогда еще советской) науки в сфере новейших методов биоинженерии, исследованиях генома человека (в том числе генной тера­пии), а также в изучении способов борьбы с наиболее распространенными болезнями (особенно в сфере трансплантологии и иммунологии).

Эта непростая ситуация, сложившаяся в биолого-медицинском цик­ле фундаментальных наук, в постсоветский период лишь усугубилась:

Так, если в передовых странах на биологические исследования выделяет­ся не менее трети научного бюджета, то у нас — меньше 10 процентов Сложившаяся в бывшем СССР и, фактически, в полном своем спектр сосредоточенная сегодня в России «номенклатура" научных направле­ний не может быть пересмотрена в одночасье. Во-первых, для этого тре­буются значительные финансовые вложения в техническое оснащение и формирование научных кадров. Во-вторых, согласно существующим - объективным закономерностям, для создания новых представлений в области фундаментального знания требуются десятилетия.

Таким образом, для российского комплекса наук о жизни на ближай­шее время вполне прогнозируемы лишь некоторые «точечные» достиже­ния и полная бесперспективность усилий в гонке за мировыми лидерами в биологических науках.

Что же касается ситуации по научному обеспечению развития ин­формационных технологий как второй важнейшей составляющей обще­ственного развития в XXI веке, то здесь российски!! научный потенциал выглядит значительно весомее.

Под информационными технологиями сегодня понимают собственно компьютерные технические средства, их программное обеспечение, а также базы данных и большие информационные сети. Функционирова­ние последних помимо наземных и подводных оптических кабелей обес­печивают спутники. И именно в этом направлении в первую очередь могут быть реализованы российские достижения в области, космической техни­ки. Космос играет важнейшую роль и в современных военных информаци­онных системах.

Научно-технический «задел» в области космонавтики, созданный оте­чественными специалистами за десятилетия весьма значителен, и это позволяет предприятиям космической отрасли выживать в кризисный период. Их нынешнее положение напрямую связано с возможностями вы­хода на мировой рынок. Сегодня любое космическое или авиационное предприятие России, которое не имеет 50 процентов экспортной продук­ции, попросту обречено. По-прежнему важнейшим направлением в разви­тии космонавтики остается создание и обслуживание орбитальных пилотируемых станций; наша страна имеет возможность войти в XXI век цен­тральным партнером по эксплуатации международной (МКС) и россий­ско-китайской космических станций. Однако в данных программах, в ос­новном направленных на организацию систем связи нового поколения, наша космическая техника выступает всего лишь в качестве средства осу­ществления прогрессивных инноваций в информационных технологиях.

В настоящее время Россия активно действует на рынке коммерчес­ких запусков, конкурируя с американцами и французами. Ряд наших тех­нико-космических достижений позволяет надеяться что российская кос­мическая продукция в XXI веке удержится на уровне высших междуна­родных стандартов.

Кроме того, Россия примет участие в общеевропейском космическом проекте по осуществлению мониторинга природной среды. Предполагает­ся создать общеевропейскую систему отслеживания экологической ситуа­ции и единый банк данных, причем к этой информации должны быть до­пущены все европейские страны.

Другой, не менее важный «интеллектуальный» компонент информационных технологий — это программное обеспечение 3 настоящее время оценки этого сегмента научного потенциала России колеблются от резко негативных до похвально-восторженных. Между тем для особого оптимиз­ма нет оснований прежде всего потому что. несмотря на наличие «штуч­ных» компьютерных программ мирового уровня, в стране отсутствует не­обходимая для их продвижения на рынок инфраструктура, что факти­чески делает их неконкурентоспособными.

Третий момент касается отечественных людских ресурсов, задейство­ванных в обеспечении информационных технологий. Высокая степень «тех­низации» кадрового потенциала науки представляет собой сугубо советс­кий феномен и не имеет аналогов в высокоразвитых странах: в технических науках было сосредоточено 60 процентов всех занятых в сфере ИР российских специалистов. Напротив, в США в настоящее время количество выпускников по таким специальностям, как производ­ство полупроводников и информационная индустрия, не превышает 25 тысяч человек в год. А недостаток специалистов там предполагается вос­полнять в значительной мере за счет «импорта мозгов» из славянских государств СНГ, и прежде всего России. Нынешний иностранный «соци­альный заказ» на специалистов в технических науках, безусловно, явля­ется прямым подтверждением весомости отечественного технического образования, но одновременно — и индикатором реального положения дел с информационными технологиями в нашей стране.

Еще в 1993 году эксперты Организации экономического сотрудни­чества и развития (ОЭСР) зафиксировали следующую тенденцию: бизнес в странах ОЭСР нанимает и финансирует группы из десятков и даже со­тен высококвалифицированных российских ученых на срок до несколь­ких лет. Эту тенденцию подтверждает и статистика: так, если в 1991-м средства из иностранных источников в бюджете отечественной науки практически отсутствовали, то в 1998 году они составляли уже 10 про­центов И сегодня в ситуации относительной стабильности находятся в ос­новном те институты РАН, в которых бюджетное финансирование состав­ляет от 15 до 25 процентов, а остальное — это зарубежные заказы, гранты, хоздоговора, программы и т. д. Так происходит адаптация рос­сийского научного сообщества к нынешним экстремальным условиям «на­учного бытия».

В аспекте интернационализации науки это безусловно позитивные тенденции. Однако на ситуацию можно посмотреть и под иным углом зре­ния: во-первых, при выполнении подобных работ отечественные ученые должны руководствоваться прежде всего интересами финансирующей стороны, а, во-вторых, «по оценкам Миннауки РФ, от 60 до 80% техно­логий и фундаментальных результатов, получаемых в рамках междуна­родных проектов, могут иметь двойное назначение». Один из примеров такого рода связан с прекращением Россией и США совместных исследо­ваний в области создания сверхзвукового самолета второго поколения (СПС-2). По оценке ряда российских авиационных экспертов, полученные американской стороной уникальные научные данные в области полетов на сверхзвуковой скорости не будут «заморожены» до возобновления про­екта СПС-2, а могут быть использованы при разработках современных образцов авиатехники.


Случайные файлы

Файл
150703.rtf
4925.rtf
Prigogin.doc
2239-1.rtf
164281.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.