КНР: усиление позиций в мировой экономике (Kursovaya)

Посмотреть архив целиком

- 32 -

ВВЕДЕНИЕ. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ЧУДО В КИТАЕ 2

1. Преобразование централизованно управляемой экономики в рыночную: необходимость, цель и средства к достижению 3

1.1. Общие черты преобразований в Китае 3

1.2. Реформы: хозяйственный подряд 5

1.3. Реформы: аренда 9

1.4. Система имущественно-хозяйственной ответственности 11

1.5. Акционирование 12

1.6. Выводы по переводу госпредприятий на новые формы хозяйствования 13

2. Политика постепенной открытости китайской экономикии внешнему миру: отраслевой и региональный аспекты 16

2.1. Общие положения китайской внешней политики 16

2.2. Основные приоритеты территориальной «открытости» 16

2.2.1. Приоритеты региональной политики 16

2.2.2. Отраслевой аспект «окрытости». 17

2.3. Основные формы территориальной «открытости» 18

2.3.1. Специальные экономические зоны 18

2.3.2. «Открытые» приморские города 19

2.3.3. «Открытые» приморские зоны. 20

2.3.4. Зоны высоких технологий 20

2.3.5. Зоны свободной торговли 21

2.3.6. Приграничные открытые зоны 21

2.4. Открытая политика Китая 21

3. Место КНР в мировом хозяйстве 26

3.1. Китай как звено международной экономики 26

3.1.1.Общая характеристика внешней торговли 26

3.1.2. Импорт капитала 28

3.1.3.Прямые иностранные инвестиции 29

Заключение 31

Список литературы 32



ВВЕДЕНИЕ. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ЧУДО В КИТАЕ


Одним из важнейших событий мировой экономической истории последней четверти XX века стали беспрецедентные успехи экономики Китая. С начала экономических реформ в 1978 г. по 1997 г. валовой внутренний продукт этой страны увеличился в 5,7 раз, или на 9,6% в среднем в год. Это означает, что он удваивался с рекордной скоростью -- каждые 7,5 лет!

За прошедшие 19 лет производство ВВП на душу населения в Китае возросло в 4,4 раза, производительность труда (ВВП на одного занятого) -- в 3,6 раза. За те же годы ВВП России уменьшился на 30%.

Если в 1978 г. китайский ВВП был меньше российского на 23%, то в 1997 г. он уже превышал российский в 6,2 раза. Если в 1978 г. душевое производство ВВП в Китае составляло 11% от российского уровня, то в 1990 г. оно поднялось до 23%, а к 1997 г. достигло уже 75%.

При сохранении в ближайшее время в экономике Китая тенденций развития, сложившихся в последнее десятилетие, и даже при существенном ускорении экономического роста в России (до 4-5% ежегодно), не позднее 2005 года Китай обойдет Россию уже и по показателю ВВП на душу населения. К этому времени китайская экономика по размерам ВВП превзойдет американскую и станет крупнейшей в мире.

1. Преобразование централизованно управляемой экономики в рыночную: необходимость, цель и средства к достижению

1.1. Общие черты преобразований в Китае

Рассматривая Китай, как государство проводящее реформы в области экономики, общие теоретические принципы приходится применять с учетом того, что его правительство планирует сохранить «социалистическую экономику». Опыт показал, что имеются серьезные идеологические и политические факторы, вообще затрудняющие создание национального рынка в промышленности, сельском хозяйстве и торговле при социализме. Вместе с тем оказалось, что важнейшими препятствиями после 1978 г. явились другие факторы с которыми, казалось бы, легче справиться. Главной причиной недостаточной последовательности и глубины рыночных преобразований в этой стране является трудность создания и укрепления институтов, необходимых для обеспечения макроэкономической стабильности. Хотя есть и иные точки зрения, несомненно, что аграрные реформы, осуществленные в Китае в 1978—1990 гг., были весьма успешны. Преобразования в промышленности, банковском деле и сфере финансов, начатые в основном с 1983—1984 гг., имели гораздо меньший успех. Впрочем, во всех областях процесс рыночных реформ был неполным и неустойчивым, прерывался пересмотрами и отступлениями. По большей части это объяснялось крайней бюджетной и денежной нестабильностью.

Значительные колебания характеризовали экономический рост в период с 1978 по 1990 г. Трижды рост приостанавливался: в 1979—1982 гг., в 1984— 1986 гг. и в 1986—1990 гг. Каждый из этих срывов имел свои отличительные черты. Но все они имели и общее: им предшествовал "перегрев" экономики, а за ним следовало очередное отступление в области рыночных реформ. Особенно острый характер это явление приобрело в третьем "цикле". Инфляционная ситуация начала развиваться в начале 1987 г. В пиковом 1988 г. потребительские цены в сельской и городской местностях выросли в среднем на 30,3%. В том же году реальный ВНП увеличился на 10,8%, а промышленное производство, включая сельские промыслы, даже на 17,4%. Такие темпы роста отражали явный "перегрев", и их нельзя было удержать.

Несмотря на отсутствие в действиях китайского руководства в 1978-1988 гг. единой и последовательной стратегии, цели и направление реформ в общем демонстрировали курс на рыночную экономику. Возникла атмосфера энергичного оживления которая помогла Китаю достичь в 80-х годах чрезвычайно высоких темпов роста реального ВНП—в среднем 9,2% в год.

Низкая эффективность государственных предприятий — проблема, как показывает мировой опыт, всеобщая. Китай принадлежит к числу стран с очень высокой долей государственного сектора в экономике, поэтому данная проблема имеет для него жизненно важное значение. В силу существующих здесь системных ограничений решение ее путем смены формы собственности на нынешнем этапе исключается. Поэтому в Китае избран реформистский подход, суть которого не в отказе от общественной собственности как таковой, а в поиске новых форм её реализации, способных обеспечить более высокую эффективность хозяйственной деятельности.

В условиях прежней, дореформенной экономической системы низкая эффективность определялась, по мнению китайских экономистов, самим положением предприятий как "придатков административных органов"; в мотивации их экономического поведения не принимали участия такие факторы, как инициатива, конкуренция, прибыль. Предприятия были лишь исполнителями спускаемых сверху административных приказов (именуемых директивным государственным планом), жестко регламентировавших всю их хозяйственную деятельность, включая снабжение, производство и сбыт продукции.

Лишенные хозяйственной самостоятельности, предприятия взамен приобретали опеку со стороны административных органов. Не имея права распоряжаться получаемой ими прибылью, они в то же время были уверены, что независимо от результатов их деятельности финансирование им будет обеспечено. Не распоряжаясь самостоятельно произведенной ими продукцией, они вместе с тем были избавлены от необходимости решать проблемы её реализации.

Однако отсутствие зависимости между уровнем рентабельности предприятия и уровнем его финансирования, устранение внешней конкурентной сферы, уравниловка в оплате труда существенным образом дестимулировали заинтересованность в повышении эффективности производства, применении новой техники и технологии, снижении материальных затрат, обновлении продукции.

Как показала практика экономической реформы в Китае, отдельными усовершенствованиями (предоставление предприятиям части их прибыли, некоторое расширение их прав) решить проблему эффективности не удается. Необходима коренная переделка их хозяйственного механизма посредством преобразования предприятий в самостоятельных товаропроизводителей, обладающих статусом юридического липа и непосредственно отвечающих за свои прибыли и убытки. Реализовать это, как считают в Китае, позволяет переход государственных предприятий на так называемые "новые формы хозяйствования" — подряд, аренду, систему имущественно-хозяйственной ответственности и акционерную систему во всей гамме их разновидностей. В многообразии применяемых форм отражается значительная неравномерность конкретных условий в различных регионах, отраслях и на отдельных предприятиях.

1.2. Реформы: хозяйственный подряд

Наибольшее распространение на промышленных предприятиях КНР в ходе реформы получил подряд. К началу 1988 г. им было охвачено 78% предприятий в стране, 96% — в Пекине. Все многообразие его видов можно свести к двум: подряд одиночный, в основу которого положен лишь один показатель, и комплексный — включающий в себя ряд показателей.

В принятых Госсоветом КНР 27 февраля 1988 г. "Временных правилах по осуществлению системы подрядной ответственности на промышленных предприятиях общенародной собственности" — документе, юридически оформившему же существующие экономические реалии, выделяется пять форм одиночного подряда:

1) подряд на прирост отчисляемой государству прибыли;

2) подряд на базовый норматив отчисления прибыли государству с делением остатка прибыли;

3) подряд на твердый норматив отчисления прибыли государству у низко рентабельных предприятий;

4) подряд на снижение убыточности (или на сумму дотаций) у убыточных предприятий;

5) иные формы, утвержденные государством (в настоящее время это подряд на соотношение вложенных затрат и выпуска продукции, осуществляемый целыми отраслями народного хозяйства).

Специфика каждой из этих форм определяется конкретной моделью взаимоотношений между предприятием и государством по поводу распределения прибыли.

Суть подряда на прирост отчисляемой государству прибыли состоит в том, что предприятие после выполнения налоговых обязательств производит отчисление в государственные финансы доли полученной им прибыли с учетом нормы ежегодного прироста этого отчисления и использованием в качестве точки отсчета так называемого "базового норматива". И базовый норматив, и ежегодный прирост отчисления — величины фиксированные, они не меняются, пока действует контракт. Вся остающаяся сверх отчислений прибыль переходит в распоряжение предприятия.

Очевидно, что количество средств, которыми в итоге будет располагать предприятие, полностью зависит от общей массы полученной им прибыли. Ведь даже достижение рентабельности не гарантирует предприятию успеха. Если ее уровень окажется ниже того, который необходим, чтобы обеспечить ежегодный прирост отчисления прибыли, то предприятие не только останется ни с чем, но и будет вынуждено восполнить образовавшийся недостаток из собственных средств.

Таким образом, реализация этой формы подряда включает очень важный механизм, стимулирующий предприятие — через воздействие мощного фактора риска — к постоянному поиску путей повышения эффективности, к использованию большей доли финансовых средств, которыми оно располагает, на повышение своих технических возможностей, обновление выпускаемой продукции, совершенствование применяемой технологии, то есть на накопление, на учет долгосрочных интересов.

При использовании второй формы — подряда на базовый норматив отчисления прибыли государству с последующим делением остатка прибыли — предприятию устанавливается твердый норматив отчисления (базовый норматив), а вся получаемая сверх необходимой для выполнения данного обязательства прибыль делится между предприятием и государством либо в определенной пропорции, либо по специально установленной шкале. Пропорция эта варьируется, но чаще всего составляет 7 : 3 (70% — предприятию, 30% — государству).

Следующая форма — подряд на твердый норматив отчислении прибыли государству, как считают в Китае, больше всего подходит для низкорентабельных и находящихся в затруднительном экономическом положении предприятий. Здесь также устанавливается базовый норматив ежегодного отчисления прибыли, но все превышение над ним уже полностью остается у предприятия. Благодаря этому оно оказывается в более мягких — чем в первых двух случаях — условиях и, следовательно, располагает дополнительными возможностями решения своих хозяйственных трудностей.

Убыточными предприятия могут быть вследствие не только низкой эффективности производства, но и целенаправленной государственной политики в сфере распределения. Исходя из этого, четвертая из пяти рассматриваемых форм одиночного подряда делится на два подвида: подряд на норматив убыточности и подряд на фиксированную величину дотаций. И в том и в другом случае устанавливается базовый норматив, представляющий собой сумму, выделяемую государством на покрытие убытков предприятия, либо сумму дотаций; при превышении этого норматива государство дополнительных средств не выделяет, при сокращении же убыточности разница, образующаяся между базовым нормативом и действительно потребовавшимися средствами, — в зависимости от экономического положения предприятия — либо делится между государством и предприятием в определенной пропорции, либо полностью оставляется предприятию.

Подряд на соотношение "затраты — выпуск" практикуется в настоящее время восемью отраслями народного хозяйства КНР — нефтяной, угольной, нефтехимической, черной и цветной металлургией, почтой, железными дорогами и гражданской авиацией. В общих чертах смысл этой формы состоит в том, что отрасль на данный объем государственных капиталовложений гарантирует выплату определенной суммы налогов и поставку определенного количества тех или иных видов продукции или услуг.

По мере продвижения реформы вперед все более очевидной становилась необходимость перехода от одиночного подряда к комплексному, когда предприятию в качестве подрядного задания устанавливается не один, а несколько взаимосвязанных показателей. С учетом таких серьезных недостатков одиночного подряда, как доминирование в мотивации любых хозяйственных решений только одного норматива, поощрение временщического отношения к оборудованию, приводящее к его преждевременному износу, на некоторых предприятиях в Пекине стали в экспериментальное порядке вводить новую подрядную форму "две гарантии, одна увязка". Постепенно она получила широкое распространение.

Формула "две гарантии, одна увязка" расшифровывается так: "первая гарантия" — отчисление прибыли государству; "вторая гарантия" — выполнение задания по технической реконструкции; "увязка" означает обусловленность увеличения общего фонда заработной платы предприятия повышением эффективности его хозяйственной деятельности (практически — величиной отчисляемой государству прибыли). Включение в число обязательных условий задания по технической реконструкции и обновлению основных фондов представляет собой попытку скорректировать недостатки одиночных видов подряда.

Важным, на мой взгляд, является также то, что подрядное хозяйствование способствует формированию у работников таких значимых с точки зрения повышения эффективности качеств, как чувство причастности к выполнению общей задачи, психология хозяина.

1.3. Реформы: аренда

Наряду с подрядом широкое распространение в практике реформы получила аренда. После состоявшегося в декабре 1978 г. III пленума ЦК КПК одиннадцатого созыва большое число убыточных мелких предприятий сферы обслуживания (парикмахерские, небольшие рестораны и магазины и т.д.) стали передаваться в аренду отдельным лицам или коллективам. Эффект был налицо: за короткое время из убыточных они стали рентабельными, не требуя для этого никаких дотаций со стороны государства.

Поэтому вскоре на аренду стали переводиться и убыточные мелкие и средние промышленные предприятия. Всего к началу 1988 г. в стране насчитывалось свыше 15 тыс. арендных предприятий, из которых 4 200 составляли промышленные. Юридическое закрепление данная форма хозяйствования получила в принятых Госсоветом КНР 5 июня 1988 г. "Временных правилах по арендному хозяйствованию мелких предприятий общенародной собственности".

Аренда в Китае определяется как форма хозяйствования, при которой государством осуществляется срочная и возмездная, юридически оформленная передача имущества предприятия арендатору с целью его хозяйственного использования. Объектом аренды является материальное (здания, оборудование, финансовые средства) и нематериальное (технология, патенты, торговые знаки) имущество, которым располагает предприятие, в основном средства производства. При переходе на аренду, по мнению китайских экономистов, происходит полное разделение права собственности и права хозяйствования: государство сохраняет за собой только положение собственника предприятия, право же хозяйствования передается арендатору.

В практике Китая преобладают четыре вида аренды:

1) Индивидуальная, когда арендатором является одно лицо.. В этом случае арендатор становится директором (управляющим) и берет на себя риск по аренде предприятия путем передачи в залог своего личного имущества и имущества двух "имеющих честное занятие" гарантов.

2) Групповая, когда в качестве арендатора выступает группа из двух и более (обычно 5—10) человек. Из своего состава они выбирают директора (управляющего), представляющего юридическое лицо предприятия. Но решения принимаются всеми членами группы арендаторов. Совместно несут они и риск.

3) Коллективная, когда арендатором становится весь коллектив предприятия, который выбирает арендный комитет и директора (управляющего). Последний является представителем предприятия как юридического лица. Крупные хозяйственные решения принимаются коллективом сообща, на всех ложится и риск. При такой форме каждый работник выступает одновременно в двух лицах: трудящегося и арендатора. Способствуя повышению заинтересованности, это имеете с тем порождает такие сложные проблемы, как распределение прав и выгод внутри предприятия, увольнение нарушающих дисциплину работников-арендаторов, а также — в случае убытков — нежелание отдельных работников возмещать их.

4) Аренда, при которой арендатором выступает предприятие. Обычно крепкое в финансовом отношении и с точки зрения управления предприятие берет в аренду другое, низкоэффективное и плохо управляемое.


Практика убеждает в эффективности аренды как формы хозяйствования. Так, например, проведенное в 1986 г. в Пекине выборочное обследование 1552 мелких торговых предприятий показало, что те из них, что были убыточными (227 торговых точек с общей суммой убытков 426 тыс. юаней), после перехода на аренду стали рентабельными. Прибыль 1552 предприятий по сравнению с тем же периодом 1985 г. возросла на 106,2%. Другой пример. Согласно обследованию 100 арендных предприятий торговли, проведенному в Шэньяне в 1986 г., все из 42, бывших до аренды убыточными, стали рентабельными. Прибыль, полученная этими 100 предприятиями в июне-декабре 1986 г. на 96% превышала соответствующий показатель за аналогичный период 1985 г.

В целом, по статистике, предоставленной в Государственном комитете КНР по реформе экономической системы, переходящие на аренду предприятия добиваются успеха в 95% случаях.

1.4. Система имущественно-хозяйственной ответственности


Это особая форма хозяйствования, появившаяся в Китае в процессе реформы. Суть ее такова.

Прежде всего проводится оценка имущества предприятия, определяется нижний предел его цены, с которым выходят на конкурс. Одержавший верх в конкурсе становится на весь срок действия контракта директором (управляющим) и представителем юридического лица предприятия. Важная особенность этой системы состоит в том, что доход руководителя предприятия зависит от выполнения сразу двух показателей - норматива отчисления прибыли государству и норматива прироста стоимости имущества. Этим определяется структура его дохода, которая включает следующие компоненты.

  1. Основной доход. В течение всего срока контракта хозяйственный руководитель при условии выполнения задания по прибыли на данный год получает годовой доход в размере, соответствующем двукратной величине основной заработной платы директора завода средней категории. Если же это задание оказывается невыполненным, то каждый процент недовыполнения влечет сокращение годового дохода на 10%.

  2. Доход за превышение. Если после завершения срока контракта оказывается, что общая сумма полученной за ряд лет прибыли превышает ее совокупное задание за эти же годы, то за каждый процент превышения до 50% включительно начисляется 5% от величины основной заработной платы, а свыше 50% - по 3%.

  3. Доход за прирост. За каждый процент прироста стоимости имущества в пределах до 30% начисляется 15-20% от годовой величины основной заработной платы; за каждый процент прироста между 30 и 50% начисляется 10-15%; в части прироста свыше 50% начисление идет по 5-10% за каждый его процент.

Система имущественной-хозяйственной ответственности, вбирая в себя ряд характерных черт подряда и аренды, обладает вместе с тем достаточным своеобразием, чтобы рассматриваться в качестве самостоятельной формы. Она принадлежит пока еще к разряду экспериментальных, и относительно нее Госсоветом КНР не принято какого-либо официального документа. В настоящее время этой формой хозяйствования охвачено чуть более 100 предприятий в 30 городах Китая.

1.5. Акционирование

Экспериментирование с акционерной формой началось в КНР позднее, чем применение подряда и аренды. Появление первых акционерных предприятий в стране относится к 1984 г. Однако поначалу они не были многочисленными. Активный рост их числа наблюдается со второй половины 1985 г. Стимулом послужила политика сокращения кредитования. Решая проблему нехватки оборотных средств у предприятий, во всех крупных и средних городах страны стали использовать акционирование. Как правило, эксперимент начинался с предприятий коллективной собственности, прежде всего в сельской местности, распространяясь затем на предприятия общенародной собственности.

По мнению самих китайских экономистов, эти акционерные предприятия — лишь проформа акционерной компании.

Их организационные формы представлены сегодня в весьма широком спектре.

1. Кооперативная разновидность акционерной формы, при которой весь первоначальный капитал предприятия складывается только из долевых участии, образуемых на основе инвестирования личных средств индивидуальными пайщиками.

2. Закрытая акционерная форма. Исключает внешнее долевое участие (свободная продажа акций на рынке и самостоятельная передача права пайщика отсутствуют), откуда и название.

3. Открытая акционерная форма в отличие от предыдущей предполагает внешнее долевое участие, и выпускаемые акции либо частично, либо даже в основном размещаются за пределами предприятия. Внешними акционерами могут становиться индивидуальные лица, другие предприятия, различные фонды и т.д.

4. Акционирование накопленного имущества. Все имущество предприятия делится на две части: долевое участие государства и коллективное долевое участие предприятия, но акций при этом не выпускается. Как указывают китайские экономисты, данная модель может быть применена на начальном этапе перехода к акционерной системе многими предприятиями с посредственными характеристиками хозяйственной деятельности.

5. Акционирование прироста имущества. Что касается уже имеющегося имущества, то здесь, как и в предыдущем случае, долевые участия лишь выделяются, но не продаются. Посредством же выпуска акций создается источник новых финансовых возможностей.

6. Концерн, возникающий на основе совместного участия нескольких предприятий, которые делают вклад теми или иными факторами производства. Эта форма родилась в процессе развития горизонтальных объединений Главным её признаком является то, что предприятия — члены концерна в качестве долевого участия вносят не все свое имущество, а, исходя из потребности, лишь часть его, включая финансовые средства, оборудование или же технологии, управленческий опыт и т.п. При этом акции не выпускаются.

7. Концерн акционерного типа с центром, контролем и взаимными участиями.

8. Создание новых предприятий при открытом размещении всех выпущенных акций в обществе. При этом доля акций, приобретенных рабочими и служащими данного предприятия, по отношению к внешнему участию невелика. Эта форма более других приближается к нормативу, однако ее применение ограничивается областью новых, только что учреждаемых — причем негосударственных — компаний, где не стоит проблема оценки имущества.

9. Акционерная компания с участием китайского и иностранного капитала. Сюда относятся совместные предприятия, являющиеся компаниями с ограниченной ответственностью. Эта форма, как и предыдущая, близка к нормативу.

1.6. Выводы по переводу госпредприятий на новые формы хозяйствования

В целом, при всем множестве проблем — и экономических, и социальных, — порождаемых переводом госпредприятий на новые формы хозяйствования, при всей неоднозначности отношения в обществе к каждой из этих форм, при всей разноголосице относительно перспектив их дальнейшего применения можно утверждать что они обладают значительным потенциалом для повышения эффективности работы государственного сектора экономики. В их функционировании воплощается реальное движение по пути рыночных реформ. Для сторонников парадигмы рационального выбора необходимость действия, имеющего в виду поддержку и поощрение подобных форм, должна была бы показаться безусловной.

В целом реформы сами по себе не -были причиной макроэкономической нестабильности. Их также нельзя считать значительным в количественном отношении фактором в периодических приступах инфляции. Реформы сделали возможной нормализацию цен и их соотношений, хотя во многих случаях это сопровождалось значительным повышением цен на отдельные товары. В области внешней торговли серия необходимых девальваций национальной валюты, курс которой был ранее завышен, вызвала рост внутренних цен на импортные товары. Этому способствовали также внешние ценовые шоки, касавшиеся важных предметов импорта. Эти разовые акты приспособления цен были необходимы. Такие ценовые сдвиги, если они не связаны с глубокими и постоянно действующими факторами в сфере издержек, нельзя, собственно, считать причинами инфляции, поскольку они не могла бы закрепиться надолго без одновременной кредитно-денежной экспансии центрального банка. Тем не менее современная структура цен сохраняет искаженный характер и препятствует действию рыночных реформ.

Тем не менее на практике такой однозначной картины не получается. Причина — в сохранении в китайской экономике мощного влияния субъективного фактора. К сожалению, активность использования той или иной формы хозяйствования в Китае определяется не ее экономической целесообразностью, а взглядами тех, кто находится в данный момент на вершине властной иерархии. В частности, широко развернувшийся при Чжао Цзыяне процесс экспериментирования с акционерной формой, сторонником которой он был, в настоящее время затормозился. При неясности отношения к акционированию в верхах никто не рискует сейчас что-либо предпринимать в этом направлении.

2. Политика постепенной открытости китайской экономики внешнему миру: отраслевой и региональный аспекты

2.1. Общие положения китайской внешней политики

В 90-е годы начался новый этап осуществления в КНР «открытой» экономической политики. Ее составной частью является «территориальная открытость» — развитие районов с особо льготным режимом для иностранных инвестиций. Одним их первых шагов китайского руководства, направленных на стимулирование притока иностранных вложений после политического кризиса июня 1989 г., стало создание в апреле 1990 г. зоны развития Пудун близ Шанхая. В 1991 г. был утвержден план организации «зон высоких технологий» (ЗВТ). Особенно бурно процесс территориальной открытости пошел 1992 г.; на различных уровнях – от общегосударственного до уездного – было санкционировано создание около 2 тыс. новых преференциональных зон. Преференциальный режим был введен в бассейне р. Янцзы. Возникли новые формы «открытости»: зоны свободной торговли, приграничные «открытые» зоны. В комплексе с прежними преференциальными образованиями они составляют ныне многоярусную, диверсифицированную структуру.

2.2. Основные приоритеты территориальной «открытости»

Диверсифицированная структура «открытых» районов отражает сложное взаимодействие ряда факторов и интересов основных субъектов инвестиционной деятельности.

2.2.1. Приоритеты региональной политики

Линия на первоначальное создание льготного инвестиционного климата в приморских районах с последующим распространением его вглубь материка является одной из составляющих всей политики размещения производительных сил Китая.

Территориальная политика периода реформ, проводимых с конца 70-х годов, предполагает перенесение «экономического центра тяжести» с Востока на Запад страны. Форпостом технологической модернизации и структурной перестройки должен стать наиболее развитый приморский пояс (провинция Ляодун, Хэйбэй, Шаньдун, Цзянсу, Чжэцзян, Фуцзянь, Гуандун, Гуанси-Чжуанский автономный округ, а также города центрального подчинения – Пекин, Шанхай и Тяньцзинь). Ближайшим тылом побережья является «развивающийся» центральный пояс (провинции Шаньси, Цзилинь, Хэйлунцзян, Аньхой, Цзянси, Хэнань, Хубэй, Хуань, и АР Внутренняя Монголия). Здесь можно опереться на богатые природные ресурсы, потенциал отдельных индустриальных районов, сравнительно развитую транспортную сеть. В дальнейшем предполагается постепенно освоить «окраинный» западный пояс (провинции Сычуань, Гуйчжоу, Юньнань и т.д.), ныне слаборазвитый в индустриальном отношении. Так что импульсы ускоренного роста с побережья будут распространяться на внутренние районы.

Активизация внешних факторов призвана выступать в качестве важной, но не единственной основы ускоренного роста. Инструментом активного государственного воздействия на развитие зон является массированные капиталовложения, главным образом – в создание инфраструктуры. На иностранные источники приходится только 20% капиталовложений в преференциальных зонах побережья, тогда как инвестиции центральных и местных властей, банковские кредиты – около 70%.

Большое значение придается ускоренному внедрению в специальных экономических зонах (СЭЗ) новых методов хозяйствования. Местные органы власти получили дополнительные законодательные полномочия для проведения широких экспериментов. Наиболее удачные находки в дальнейшем распространяются сначала по всей приморской полосе, а затем – и в «глубинке».

2.2.2. Отраслевой аспект «открытости».

Привлекая прямые зарубежные инвестиции, Китай преследует следующие цели: расширение сферы источников накопления, освоение современных технологий и управленческого опыта, проникновение на мировые рынки, рост валютных поступлений и т.д. Добиться одновременной реализации всех этих целей весьма сложно. Обычно иностранные инвесторы заинтересованы в экспортной ориентации совместных проектов лишь в том случае, если это обеспечивает существенную экономию благодаря использованию дешевой китайской рабочей силы. Поэтому наибольшие валютные доходы приносят, как правило, низкотехнологичные трудоемкие отрасли промышленности и сферы услуг. Наоборот, предприятия высокотехнологичных отраслей обрабатывающей промышленности с большим трудом добиваются валютной самоокупаемости. Подобные предприятия создаются иностранными вкладчиками в основном в расчете на освоение внутреннего рынка КНР. Национальные предприятия часто не могут обеспечить им поставки сырья и компонентов нужного качества и значительная часть валюты уходит на импорт материалов.

В 80-е годы КНР сумела использовать благоприятную ситуацию, связанную со структурной перестройкой экономики «азиатских драконов» и переносом оттуда трудоемких производств в страны с более дешевой рабочей силой. Трудоемкие отрасли, по-видимому, и в 90-е годы останутся –основной специализацией большинства «льготных» районов. Но в последние годы подход к их развитию все больше дифференцируется и там, где для этого есть все условия, ставка делается на более передовые направления сотрудничества: технологическое обновление импортозамещающих отраслей (в «открытых» приморских городах), активизацию коммерческого использования научно-технических достижений (в зонах высоких технологий), развитие сектора услуг, соответствующих международным стандартам (в зонах свободной торговли) и т.п.

2.3. Основные формы территориальной «открытости»

2.3.1. Специальные экономические зоны

При создании СЭЗ преследовались практически все цели , связанные обычно с привлечением иностранного капитала: освоение современных технологий и управленческого опыта, рост валютных доходов, отработка мероприятий хозяйственной реформы и др. Кроме того, предполагалось, что сотрудничество с инвесторами из Гонконга, Макао и Тайваня может стать важным моментом в процессе воссоединения страны.

Система льгот для иностранных инвесторов в СЭЗ включает:

  • Налоговые льготы. Подоходный налог с предприятий, основанных с иностранным участием составляет 15% прибыли по сравнению с 30% во внутренних районах.

  • Таможенные льготы. Предприятия с иностранным участием имеют право на беспошлинный ввоз сырья, материалов и оборудования для производства экспортной продукции. Экспорт готовой продукции осуществляется беспошлинно.

  • Льготы в землепользовании. В СЭЗ понижены тарифы арендной платы за землю для СП. Допускается аренда крупных участков земли на срок до 70 лет для хозяйственного освоения с правом передачи в субаренду.

  • Упрощенный визовый режим. Иностранные граждане могут получить визу прямо на границе, предъявив паспорт и письменное приглашение администрации СЭЗ. С территории КНР въезд в СЭЗ для них осуществляется беспрепятственно. Для китайских граждан требуется специальное разрешение.

В первое десятилетие существования СЭЗ объем промышленного производства возрастал здесь на 70-80% в год и в 1991 г. достиг 48 млрд. юаней (1,7% всей промышленной продукции КНР). Внешнеторговый оборот зон в 1992 г. составил 24,4 млрд. долл. (14,7% общенационального). Наиболее впечатляющих успехов достигла СЭЗ Шэньчжень.

2.3.2. «Открытые» приморские города


В отличии от СЭЗ, создававшихся в начале 80-х годов на основе небольших поселков городского типа (кроме Сямэня), «открытые» города представляют собой многонаселенные старые промышленные центры. По уровню индустриального развития города можно объединить в следующие группы:

  • Города с комплексной многоотраслевой структурой промышленности (Шанхай, Тяньцзинь, Гуанчжоу). Из 164 отраслей промышленности КНР в Шанхае представлены все, в Тяньцзине – 154, в Гуанчжоу – 147.

  • Крупные порты (Далянь и Циндао), обладающие развитой, но несбалансированной промышленной базой: в Даляне – с преобладанием тяжелой промышленности, а в Циндао – легкой, что сближает его с третьей группой

  • Средние по размерам (Яньтай, Наньтун, Нинбо, Чжаньцзян) и небольшие (Фучжоу, Вэньчжоу, Бэйхай) порты с промышленностью, специализирующейся на трудоемких отраслях.

  • Крупный (Ци­­­ньхуандао) и средний (Ляньюньган) по размерам порты со слаборазвитой промышленной базой, главной отраслью специализации которых являются грузовые перевозки.

2.3.3. «Открытые» приморские зоны.

Создание открытых приморских зон завершило формирование приморского «пояса открытости», охватывающего как сложившиеся промышленные центры, так и их ближайшую периферию. Например, «открытая» зона в дельте Янцзы непосредственно прилегает к Шанхаю, а зона в дельте реки Чжуцзяна экономически дополняет СЭЗ и «открытые» города Гуанчжоу и Чжаньцзян в провинции Гуандун.

Стратегия развития зон предусматривает использование в экспортных отраслях промышленности избыточных трудовых ресурсов сельских районов. По льготности инвестиционный режим здесь занимает промежуточное положение между СЭЗ и внутренними районами страны.

2.3.4. Зоны высоких технологий

Первые преференциальные зоны, специализирующиеся на развитии наукоемких производств (технополис в Пекине, ЗЭТР в Шанхае и др.) стали создаваться с конца 80-х годов. На основе накопленного опыта Госсовет КНР в марте 1991 г. утвердил план развития 27 зон высоких технологий (ЗВТ), расположенных в различных регионах страны. Целями их создания являются коммерциализация национальных научно-технических достижений, развитие новейших отраслей, привлечение иностранного капитала в экспериментальное малосерийное производство, в разработку новых технологий и материалов.

Такие зоны часто создаются на базе сложившихся научных центров: пекинский технополис непосредственно примыкает к Пекинскому университету; на территории технопарка Тяньхэ в Гуанчжоу расположены 11 вузов и 22 НИИ и т.п. Условием предоставления специальных льгот национальным предприятиям и СП является получении ими статуса высокотехнологичного предприятия. Он устанавливается на 5 лет (для технологий с длительным периодом времени – на 7 лет).

2.3.5. Зоны свободной торговли

Целью создания зон свободной торговли (ЗСТ) является развитие сферы услуг, связанных с внешнеторговыми операциями (хранение транзитных грузов, упаковка, обработка и т.д.). Первая такая зона – Вайгаоцяо – была открыта в Пудуне в марте 1992 г. К концу года к ней добавились еще восемь ЗСТ – в Даляне, Тяньцзине, Гуаньчжоу, две – на о. Хайнань и в Чжанцзянгане.

ЗСТ представляет собой замкнутые анклавы, условия хозяйствования в которых максимально приближены к международным. Площадь большинства из них не превышает нескольких квадратных километров. По налоговому режиму ЗСТ аналогичны СЭЗ. Поощряются иностранные инвестиции в инфраструктуру внешнеторговой деятельности (портовые, складские помещения и т.д.) и финансовый сектор.

Уже к концу 1992 г. только в трех ЗСТ – в Шанхае, Даляне и Тяньцзине – было основано около 600 предприятий с иностранным участием, с объемом инвестиций около 1 млрд. долл. В 1993 г. новые ЗСТ должны быть созданы в Яньтае, Циндао, Нинбо, Сямэне, Шаньтоу и Чжухае.

2.3.6. Приграничные открытые зоны


Начавшийся в 1992 г. процесс «приграничной открытости» распространяется как вдоль южных, так и вдоль северных границ Китая. Во внутренних районах южных провинций ставится задача активизировать торгово-экономические отношения со странами Юго-Восточной Азии. Для этого городам Наньнин и Куньмин были предоставлены такие же права, что и 14 приморским «открытым» городам, а городу Пинсян и поселку Дунсян, городу Ваньдин, уездам Жуйли и Хэкоу – те же права, что приморским «открытым» зонам.

2.4. Открытая политика Китая

Развитие Китая на протяжении последних без малого пятнадцати лет
неразрывно связано с курсом на открытие экономики внешнему миру. Движение в этом направлении то ускорялось, то притормаживалось, но отката назад не было. Правда, последний период в жизни страны (начиная со второй половины 1988 г.) совпал с острым политическим кризисом, пик которого пришелся на весну—лето 1989 г., что повлекло за собой перегруппировку сил. поиск новых путей, прежде всего в тактике реформ.

Была провозглашена политика "урегулирования" экономики. Приоритетными целями были объявлены достижение баланса между совокупным спросом и предложением, преодоление "перегрева" экономики, диспропорций между основными отраслями, снижение инфляции. "Урегулирование" никоим образом не отменило открытую внешнеэкономическую политику, хотя и не могло не отразиться на ней. Его влияние можно расценить в целом как положительное, стабилизирующее.

Заслуживают внимания в этой связи действия китайского руководства по рационализации импорта, увеличению эффективности экспорта, усилению контроля за внешнеторговыми операциями, банковской деятельностью, по сокращению числа экспортно-импортных компаний. С учетом наступающего "пика" выплат по внешнему долгу инвестиционная и импортная политика велась осторожно. Ограничивался валютный кредит, поощрялось в целях экономии капитала создание полностью иностранных предприятий, несколько раз снижался валютный курс юаня ради стимулирования экспорта и сдерживания импорта. В результате впервые за десятилетие в 1990—1991 гг. удалось достигнуть положительного торгового баланса (около 8 млрд. долл.). Инвалютные резервы КНР выросли к началу 1992 г. до 42,7 млрд. долл. при сумме внешней задолженности около 53 млрд. долл.

Однако ситуация в этой области отнюдь не безоблачна. Негативную роль сыграли санкции западных стран, принятые после печально известных событий на площади Тяньаньмэнь. Из-за этого в 1989—1990 гг. впервые за годы реформ сократился общий объем иностранных инвестиций — как в форме кредитов (были заморожены программы льготных займов по государственной линии, кредитов МВФ, Мирового Банка, Азиатского Банка Развития), так и капиталовложений. Ниже желаемой отметки упал импорт, снизились темпы роста экспорта. Ощутимо пострадал туризм: в 1989 г. число туристов, приезжающих в Китай, снизилось почти на четверть, и страна не досчиталась 14% валютных поступлений.

Можно задать вопрос: почему санкции Запада против Китая с самого начала имели по сути предупредительный характер и были отменены спустя два года (фактически с начала 1991 г.)? Чем объяснить столь либеральное отношение ведущей "семерки" Запада к коммунистическому Китаю? Почему несмотря на нарушение Китаем ряда важных демократических свобод и прав человека, американская администрация каждый год продлевает режим наибольшего благоприятствования в торговле с ним?

Думается, с одной стороны, это объясняется интересами геополитическими, а с другой — чисто экономическими. Западный бизнес слишком глубоко внедрился в Китай, чтобы безболезненно для себя порвать с ним связи. Немалую роль здесь играет и Гонконг — главный китайский торговый партнер и инвестор, который в 1997 г. должен воссоединиться с КНР.

Немаловажным фактором успехов Китая является наличие большого числа хуацяо — китайцев диаспоры, среди которых много состоятельных людей. Около 2/3 привлеченного в страну капитала вложено ими.

Все эти обстоятельства, безусловно, способствуют экономическим связям со странами Запада. Но важную роль играет и сугубо прагматическая политика частичных уступок Западу при весьма твердом соблюдении Китаем своего основного стратегического курса.

В конце 1991 г. здесь обнародована концепция прав человека, подчеркивающая приоритетность "права на существование" — жилье, одежду, питание. Гражданские же свободы, по мнению руководителей Китая, играют подчиненную роль. Такой подход они обосновывают ссылками на традиционные ценности китайской цивилизации. При этом лидеры КНР проявляют известную гибкость, не отказываясь вообще обсуждать тему прав человека.

Министерство внешнеэкономических связей и внешней торговли Китая опубликовало заявление, подтверждающее запрет экспорта товаров, произведенных заключенными в тюрьмах. Были значительно снижены сроки приговоров "контр-революционным элементам" — участникам июньских событий на Тяньаньмэнь. Улучшилась ситуация с зашитой интеллектуальной собственности: в 1991 г. принят закон об авторском праве, положение об охране компьютерных программ.

Совершенствуется законодательство в области внешнеэкономических связей. За период реформ появилось около 200 соответствующих законодательных актов. Так, еще в 1990 г. были приняты поправки к Закону о совместных предприятиях, запрещающие их национализацию, снимающие ограничения срока их деятельности, позволяющие иностранным гражданам занимать должность председателя правления СП. В 1991 г. в соответствии с новым законом о подоходном налоге, взимаемом с СП, установлена единая налоговая ставка для всех совместных и иностранных предприятий. При этом проводится политика поощрения совместных предприятий в производственной сфере (туда направляется подавляющее большинство зарубежных капиталов), а также в открытых экономических районах. Иностранным гражданам предоставлены права длительной (50—90 лет) аренды земли и приобретения недвижимости.

Ряд экономических мер способствовал разрешению торговых противоречий, вызванных прежде всего дисбалансом в торговле с США. Среди них отмена экспортных субсидий и регулирующего налога на импорт, а также снижение импортных таможенных тарифов. Внесены изменения в систему выдачи экспортных лицензий, введены новые -правила "происхождения экспортных товаров" с целью пресечения нелегального экспорта китайской -продукции (прежде всего текстиля) в США через третьи страны. Китай подтвердил, что будет соблюдать экспортные квоты текстиля в США. Китайский импорт, последний год превзошел его (соответственно 20 и 16%).

Усилия по либерализации внешней торговли направлены, помимо прочего, на восстановление полноправного участия Китая в ГАТТ, что должно обеспечить ему режим наибольшего благоприятствования в торговле со странами- участницами этого соглашения.

Притоку западных инвестиций и кредитов способствовали также готовность Китая выплачивать свой долг и наличие для этого валютных резервов, накопленных благодаря все той же открытой политике.

В целом можно сказать, что в результате быстрого развития внешнеэкономических связей негативные последствия июньских событий 1989 г. были в основном преодолены.

Политика открытости и реформа в Китае идут рука об руку. В этой области накоплен большой, во многих отношениях позитивный опыт. Было бы непростительно игнорировать его в процессе нашего строительства социальной рыночной экономики. Речь, понятно, идет не о бездумном копировании, а о критическом использовании некоторых хорошо зарекомендовавших себя элементов преобразований, об умении находить и последовательно осуществлять соответствующие требованиям времени политические и экономические решения.

3. Место КНР в мировом хозяйстве

3.1. Китай как звено международной экономики

Как уже отмечалось, один из главных элементов политики реформ в КНР — «открытая» внешнеэкономическая политика, которая рассматривается в качестве важнейшей предпосылки экономического развития страны. Переход к открытой политике в области внешнеэкономических связей привел к существенной корректировке концепции «опоры на собственные силы», которая в современной трактовке не только не исключает использование передовой зарубежной техники, технологии, опыта управления и организации производства, а также иностранных финансовых средств, а, наоборот, подразумевает активное использование этих факторов в целях укрепления экономического потенциала и повышения технического уровня народного хозяйства. Выдвинутые задачи решаются за счет расширения внешней торговли, привлечения иностранного капитала в производительной форме, использования иностранных кредитов.

      1. Общая характеристика внешней торговли

За годы проведения реформы товарооборот Китая увеличился с 20,1 млрд. долл. в 1978г. до 290 млрд. долл. в 1996 г., или в 14,5 раза при опережающем росте экспорта. За данный период времени доля экспорта в ВНП страны возросла с 4 до 20%, следствием чего является существенное повышение роли внешних факторов в экономическом развитии КНР. Товарный экспорт дает 75—80% всех валютных поступлений. По объему экспорта Китай занимает 13-е место в мире.

Зависимость китайской экономики от импорта возросла (5% в 1978 г. и 10% в 1996 г.), что свидетельствует о достаточно глубокой вовлеченности КНР в мирохозяйственные связи. По объему импорта Китай занимает 16-е место в мире. Доля КНР в мировой торговле за период с 1978 по 1996 гг. возросла почти в пять раз. Но по-прежнему остается довольно Низкой и составляет около 3%. Следует отметить, что в 1978 г. она составляла лишь 0,75%.

Для КНР периода реформ была характерна дефицитность внешнеторгового обмена; исключение составили 1991—1992, 1994гг.

Одна из важнейших задач китайской внешней торговли — приобретение техники и технологии для развития народного хозяйства. В этом плане в 90-е годы во внешней торговле произошла переориентация от закупок комплектного оборудования к закупкам ключевого оборудования и неовеществленной технологии (патенты, лицензии и т.д.), поскольку в этом случае приобретение техники и технологии дает Китаю возможность на базе реконструируемых предприятий наладить собственное производство современной продукции и в конечном счете выйти на более высокий уровень технического развития. Так, в период 1985—1995 гг. количество импортируемого оборудования и его стоимость по лицензионным соглашениям увеличились в 25 раз по сравнению с предыдущим десятилетием.

В результате существенно возросла зависимость ряда отраслей от импорта. Наибольшее значение импорт имел для автомобилестроения, нефтяной и нефтеперерабатывающей промышленности, самолетостроения, черной металлургии.

За счет импорта техники и технологии было обеспечено около 60% прироста промышленного производства, а на внутренний рынок поступило свыше 8 тыс. наименований новых видов продукции.

По мере роста импорта машин и оборудования снижалась доля закупок сырья и полуфабрикатов (как продовольственных, так и непродовольственных). В настоящее время они составляют примерно 20% импорта. Китай резко сократил ввоз зерновых и полностью прекратил закупки хлопка, соевых бобов ряда других культур, что стало возможным благодаря внедрению новых форм хозяйствования в деревне, позволившему значительно увеличить сборы сельскохозяйственных культур внутри страны. В то же время сохраняется довольно высокая импортная зависимость по товарам группы сырья и материалов производственного назначения: лес и лесоматериалы, металлы, каучук, целлюлоза, химические товары.

Произошли важные сдвиги в товарной структуре экспорта. В нем значительно выросла доля готовой промышленной продукции (текстильные товары, продукция электроники, машиностроительной промышленности). Доля готовой продукции составляет 2/3 китайского экспорта. При этом первое место (порядка 50%) заняли промышленные товары народного потребления: хлопчатобумажные ткани, одежда, обувь, игрушки и т.п.

На машиностроительную и электротехническую продукцию приходится не менее 20% экспорта. К числу экспортных товаров китайского машиностроения относятся металлообрабатывающие станки, судостроительная техника, велосипеды, бытовые электроприборы. Проникновение этих товаров на мировой рынок сдерживается невысоким качеством, возможностями послепродажного обслуживания и пока не выдерживает конкуренции с другими поставщиками этой продукции, среди которых выделяются Тайвань, Южная Корея. Удельный вес продукции машиностроения КНР в мировом экспорте не превышает 0,6%.

В 90-е годы неуклонно снижалась доля сырья и полуфабрикатов в общем объеме китайского экспорта (с 49% в 1980 г. до 25-34% в 1993 г.).

Степень зависимости некоторых отраслей от экспорта довольно значительна. Наибольшее значение экспорт имеет для отраслей текстильной промышленности: хлопчатобумажной промышленности (52%), шелковой промышленности (65%), а также легкой промышленности (45%). В основном на внутренний рынок работает химическая промышленность — экспортная квота составляет 5%.

Нынешний этап развития внешней торговли КНР характеризуется преобладанием промышленно развитых стран Запада, на долю которых в 1996 г. приходилось 58% внешнеторгового оборота КНР. Основными торговыми партнерами Китая являлись Япония, США, страны Западной Европы. На их долю приходится свыше 70% закупок техники и 90% технической документации и «ноу-хау».

На долю Японии приходится в среднем около 50% китайских закупок машин и оборудования. США лидирует в поставках высокотехнической продукции, самолетов и электронно-вычислительной техники.

3.1.2. Импорт капитала

Для активизации процесса экономического развития страны важное значение придается привлечению иностранного капитала, общий объем которого за 1979-1996 гг. превысил 200 млрд. долл., причем только в 1996 г. был привлечен 51 млрд. долл. реально использованных средств. Китай использует различные каналы привлечения средств в форме займов и кредитов, прямых капиталовложений.

За счет кредитов иностранных правительств и международных финансовых организаций финансировалось сооружение свыше 300 объектов, 65% которых сосредоточено в отраслях энергетики, транспорта и связи. Часть средств используется также на развитие сырьевой Промышленности, мелиорацию, охрану окружающей среды, науку, здравоохранение.

Значительная доля кредитов, полученных от международных финансовых организаций, приходится на Мировой Банк, в который Китай вступил в 1980 г. одновременно с вступлением в Международный валютный фонд. Общая сумма кредитов по соглашениям с Банком составила "в 1995 г. около 15 млрд. долл. Сотрудничество с ним включало в себя следующие, основные программы: развития топливно-энергетического комплекса (около 25% общего объема кредитования), развития науки и образования (около 20%), развития транспорта (около 20%), развития сельского хозяйства (около 20%), финансирование мелких и средних промышленных предприятий (около 8%), развития банковско-кредитного сектора.

Наиболее выгодными для Китая были кредиты, предоставляемые структурным подразделением Мирового Банка — Международной ассоциацией развития. Все кредиты данной ассоциации являются беспроцентными (взимается лишь комиссия в размере 0,75% годовых). Они предоставляются на 50 лет с десятилетним льготным периодом. На кредиты по линии Международной ассоциации развития приходится около 40% общего объема кредитов, полученных Китаем от Мирового Банка.

      1. Прямые иностранные инвестиции

Широкое развитие международной производственной кооперации способствовало расширению экспорта и улучшению его товарной структуры. Доля совместных предприятий в общем объеме экспорта КНР в 1989 г. составила 15%, в 1992 г. этот показатель достиг 19,8%, а в 1996 г. — уже 25,2%. Привлечение иностранных капиталовложений способствовало ускорению развития ряда экспортных отраслей КНР, в том числе текстильной, швейной, обувной, электронной, что позволило увеличить их вывоз на мировой рынок.

Особую роль в области открытой внешнеэкономической политики играют приморские районы страны. На них приходится около 80% предприятий с участием иностранного капитала, функционирующих в КНР. В приморском поясе созданы специальные экономические районы, зоны технико-экономического развития, открытые экономические районы, различающиеся степенью льготности режима для иностранных инвестиций.

Опыт экономической реформы в КНР в 90-е годы и политика внешней открытости свидетельствуют прежде всего о долгосрочное™ выбранного курса. Процесс движения китайской экономики к рынку будет осуществляться в соответствии с выделенными тремя ключевыми принципами реформы развитие многообразных по формам собственности типов хозяйств, развитие социалистической рыночной экономики а также «открытая» внешнеэкономическая политика. Формы осуществления экономической стратегии способствовали выдвижению Китая в число крупнейших экономических держав. Усиление экономических позиций позволит КНР играть ведущую роль в мировой экономике и политике.

Заключение

В тезисах настоящей работы совершенно очевидно определяется место Китая в мировой экономике. Еще 20 лет тому назад, Китай будучи «голодным», в настоящее время «кормит» не только себя. Весь мир заполнен китайскими товарами, качество которых часто весьма высокое. Это радиоэлектроника, станки и технологическое оборудование, металлы, ткани, ковровые изделия, продукция сельскохозяйственного производства, тысячи видов современных игрушек, изделия легкой промышленности. Развит экспорт вооружений, производимых, в основном, по российским лицензиям. По данным за январь 1999 года объем промышленного производства в Китае составил 18,2 млрд. долларов США. К 2000 году Китай планирует достигнуть оборота в 11 млрд. долларов в компьютерной индустрии, что позволит ему стать одним из крупнейших в мире производителей компьютерной техники.

За короткий период Китай превратился в экономически развитую страну и занял достойное место в мировой экономике.

Список литературы


1. У Сяоцю. «Китай привык опираться только на собственные силы». Газета «Республика», №242 от 02.10.1998 г.

2. Тажельдинов К. «Экономика Китая. Современные аспекты», «Альдыз», 1997 г.

3. Юксаков В. «Лидеры мировой экономики». «Знание», М., 1998 г.

4. «Тайна китайского экономического чуда». Бюллетень по проблемам экономической и социальной политики от 25.01.1999 г.

5. Китай: Сер. «Наши деловые партнеры». – М., 1992.

6. Мозиас П. Формирование открытой экономики в Китае: региональные проблемы // МЭ и МО. 1994. №3.

7. Оникиенко А. Реформа госсектора в КНР: поиск путей повышения эффективности // МЭ и МО. 1992. №6.

8. Потапов М. Открытая политика Китая: опыт для нас // МЭ и МО. 1993. №1.

9. Мировая экономика /Под ред. В.К. Ломакина. – М.; Анкил, 1995.

10. История мировой экономики /Под ред. проф. А.Н. Марковой. – М.; ЮНИТИ, 1995.

11. Гельбрас В. Реформы в КНР: проблема оценки итогов // МЭ и МО. 1995. №7.



Случайные файлы

Файл
97322.rtf
116520.rtf
8822-1.rtf
118113.rtf
18510-1.rtf