Историческая школа Германии (184418)

Посмотреть архив целиком

9



План.

1. Формирование исторической школы.

2.Критическое переосмысление идей классической политэкономии предшественниками и пред­ставителями исторической школы Германии;

3.Какую «нишу» в области предмета и метода экономической науки восполнили научные изыскания авторов немецкой исторической школы.

4. Методологические особенности исторической школы Германии.

5. Туган-Барановский считал Л.Брентано представителем «наиболее
прогрессивной группы социал-политиков».

6..Значение для творчества современных экономистов
неоклассоформационного историзма.




В период объединения Германских земель в единое государство, т.е. в середине XIX в., возникло еще одно альтернативное класси­ческой политической экономии направление экономической мыс­ли, получившее название «историческая школа Германии» или, что одно и то же, «немецкая историческая школа».

Эта школа по сути олицетворяет не столько историческое, сколько социально-историческое направление, потому что ее ав­торы, в отличие от классиков, включили в поле исследований политической экономии {предмет изучения) наряду с экономичес­кими и неэкономические факторы, впервые начав тем самым од­новременное рассмотрение в историческом контексте всего мно­гообразия социально-экономических проблем, всей совокупнос­ти общественных отношений.

В своей критике немецкие авторы единодушны в том, что клас­сики чрезмерно увлекаются абстракциями и обобщениями и не­дооценивают значение фактов и наблюдений, связанных с про­шлым и настоящим. Они также обвиняют классиков за абсолюти­зацию принципов экономического либерализма, при­верженность некой универсальной экономической науке и узость индивидуалистских доктрин и настаивают на целесообразности исследования реального, а не мнимого изображения конкретной действительности.

О характерной особенности исторической школы Германии свидетельствует то обстоятельство, что ее главные идеи были сфор­мулированы теоретическими предшественниками данного направ­ления экономической мысли А.Мюллером и Ф.Листом. А суть этих идей, вытекающая из сочинений Адама Мюллера под названием «Основы искусства управления государством» (1809) и Фрид­риха Листа под названием «Национальная система политической экономии» (1841), сводится к таким положениям, как:

особая и значительная роль для экономической науки истори­ческого метода;

характеристика политической экономии не как универсальной, а национальной науки;

учет влияния на национальное хозяйство не только экономи­ческих, но и природно-географических, национально-историчес­ких и других неэкономических предпосылок;

признание общественного интереса нации выше личного интереса индивидуума.

Экономические воззрения А. Мюллера и Ф.Листа близки друг другу в тех аспектах, в которых оба они критикуют классиков за их абстракции и либерализм, ратуют за сохранение протекционизма в хозяйственной политике государства и явно преувеличивают роль исторического метода анализа в экономической науке. В то же время их взгляды существенно расходятся, когда речь идет об идеале общественного устройства и роли экономической науки в его до­стижении.

Так, А.Мюллер склоняется к идеализации хозяйственных от­ношений времен средневековья, потому что принципы на его взгляд, не могут соответствовать национальным, в том числе хозяйственным, традициям континентальных стран. Он убежден, что исключительно благодаря авторитету А.Смита на родине этого ученого — в островном государстве Англии смогли укорениться идеи ничем не ограниченной свободной торговли и конкуренции.

В свою очередь Ф.Лист, в отличие от А.Мюллера, принимает некоторые теоретические положения классиков, особенно в час­ти поступательного развития общества и целесообразности уско­рения научно-технического прогресса. Однако подход классиков к экономической науке, по его мнению, носит слишком узкий и поверхностный характер, поскольку они не учитывают важную роль государства в национальной экономике, а также влияние на хо­зяйство исторических корней нации и ее культуры. Далее он не исключает и возможности повсеместного принятия принципов, но при условии достижения странами одинаково вы­сокой стадии экономического развития. Иными словами, Ф.Лист в самом деле «не верил в какой-то единый и благодетельный для всех народов и во все времена общественный строй, опирающий­ся на свободную игру индивидуальных хозяйственных интересов».

В процессе эволюции исторической школы Германии в экономической литературе выделяют обычно три этапа.

. Первый этап охватывает период 40—60-х гг. XIX и. и получил название «Старая историческая школа»; основные авторы этого этапа В.Рошер, Б.Гильдебранд, К.Книс. Второй этап приходится на 70—90-е гг. XIX в. и называется «Новая историческая школа»; основные авто­ры —Л.Брентано, Г.Шмоллср, К.Бюхер. Третий этап имел место в течение первой трети XX в. под названием «Новейшая историчес­кая школа»; основные авторы — В.Зомбарт, М.Вебср, А.Шпитхоф.

Значение «Старой исторической школы» по сравнению с други­ми этапами в развитии социально-исторического направления экономической мысли следует выделить особо ввиду того, что авторы этого этапа, будучи родоначальниками немецкой истори­ческой школы, внесли наиболее весомый вклад в формирование ее основных научных ценностей. Например, Вильгельм Рошер (1817— 1894) — профессор Геттингепского университета, автор таких сочинений, как «Краткие основы курса политической экономии сточки зрения исторического метода» (1843) и «Начала народно­го хозяйства» (в 4-х тт.; 1854, 1860, 1881, 1886), настаивал на не­обходимости только эволюционного развития общества, сравни­вая всякую потребность в революционном изменении с «величай­шим несчастьем и нередко смертельным недугом народной жиз­ни». Именно ему принадлежит осуждающее учение классиков аллегорическое изречение о том, что «одного экономического идеала не может быть для народов, точно так же как платье не шьется по одной мерке».

Другой родоначальник старой исторической школы профессор университетов в Марбурге, Цюрихе, Берне и Йене Бруно Гильдебранд (1812—1878), автор крупной работы «Политическая эко­номия настоящего и будущего» (1848), не менее активно, но по­рой тенденциозно, придерживался исторического метода в эконо­мической науке. На его несостоятельные прогнозы будущего в одной из своих статей указывал Н.Д.Кондратьев, который, в ча­стности, писал: «...Бруно Гильдебранд... предсказывал, что еще в течение XIX столетия в ходе развития Англии проявится тенден­ция возврата части пролетариата, бросившего землю, снова к зем­леделию, в силу чего городское и сельское население Англии вновь сравняется и роль сельского хозяйства повысится. Мы знаем, — заключает он, — что тот и другой прогноз оказались ошибочными».

Еще один из родоначальников школы профессор Фрайбургс­кого (1855—1860) и Гейдельбергского (1865—1896) университетов Карл Густав Адольф Книс (1821—1898) настаивал на приоритете исторического метода в экономической науке, в том числе со стра­ниц своей книги «Политическая экономия, рассматриваемая с исторической точки зрения» . Он к томуже, по признанию американского неоклассика Дж. Б. Кларка, ярил­ся его наставником и учителем.

Между тем главная заслуга представителей «старой историчес­кой школы» заключается прежде всего в формировании альтернатив­ных классической школе методологических положений, которых впос­ледствии придерживались все авторы последующих этапов соци­ально-исторического направления и которые затем легли,в осно­ву методологии социально-институционального направления эко­номической мысли — американского институционализма.

Туган-Барановский считал, что политическая экономия разделилась на три направления:1) товарно-хозяйственный лад, австрийская школа маргинализма, которая изучает функционирование предприятия,фирмы в условиях конкуренции функционирования рынка. 2) социалистический.Представитель этого направления Карл Маркс.Все основные категории политической экономии выводятся с отношения только двоих общественных классов-рабочих и капиталистов,что определяется как главное в системе общественных отношений. На этой основе и строится марксистская концепция закона развития и революционного уничтожения капитализма.

В русле третьего направления,выделенного Туганом-Барановским как такового, который основывался на идее объединения частной собственности и предпринимательства с государственным регулированием, формируется немецкая историческая школа, розвиваются в третьей части 19 века разные ее направления: историко-эстетическое (Густав Шмоллер и др.) и социально-политическое (Л.Брентано и др.).Абстрактно-дедуктивному методу классиков эта школа противопоставила описательно- имперический подход в исследовании экономических явлений, отрицание каких-либо экономических законов понятие политэкономии как « национальной экономии».За высказыванием М. Тугана-Барановского,безответственное отношение представителей этой школы к теоретической экономии привело «не к привращению экономической теории…,а к временному охлаждению интереса к экономической теории или даже к полному ее отрицанию». Аналогичные мысли высказывали и другие ученые-экономисты. Один из многочисленных поклонников классической школы, известный исследователь истории экономических учений и специалист по вопросам денежного хозяйства Александр Михайлович Миклашевский, придавая исключительно большое влияние социально-политическому направлению, считал, что большинство его представителей и последователей «дальше обычной социальной политики… не шли», ничего не делали для развития политической экономии».

Но следует отметить, что такое пренебрежительное,за выражением М.Туган-Барановского , отношение к теретической экономии постепенно меняется к концу 19 – начало 20 столетия в сторону более глубокого теоретического изучения изучения представителями новой исторической школы, признание или полезности применения рядом с индуктивным абстрактно-дедуктивного метода.Эти черты ученый отметил,в частности, в творчестве таких известных, по его мнению, теоретиков,как Адольф Вагнер и Альберт Шеффле.

Отдельные от марксистских выводы делает из своей теории разделения М.Туган-Барановский.Четко определяя два основных фактора,от которых зависит зароботная плата ( увеличение продуктивности общественного труда,как фактор экономический и социальная сила рабочего класса, как фактор социальный), ученый считал первым основным. Именно на этой основе увеличения продуктивности общественного труда, объективную предпосылку для которой составляет прежде всего научно-технический прогресс, происходит возростание национального дохода и размера доли в нем рабочего класса. Это одна из объективных тенденций развития капиталистического хозяйства, заостряет внимание ученый.

Что ж до социального фактора – силы рабочего класса, действие его профсоюзных организаций он определяет конкретный уровень, на котором устанавливается средняя зароботная плата.Этот уровень тоже проявляет стойкую тенденцию к повышению.Ученый обращает внимание на то,что такое повышение зароботной платы имеет положительное оборотгое влияние на повышение продуктивности общественного труда, обеспечивая солидарность интересов рабочих и предпринимателей.Этим определяется значение регулирования взаимоотношений между трудом и капиталом.Основными субъектами такого регулирования выступают организации предпринимателей, рабочих и государство.

Но к идее солидарности между рабочими и предпринимателями сам Туган-Барановский относился скептически, как к далекой еще от той «гармонии», которую имел в виду Л.Брентано.Этого известного немецкого профессора ученый считал представителем «наиболее прогрессивной группы социал-политиков» защитником стремлений к демократии, сторонником свободного развития общественной самодеятельности, рабочих союзов и др.Отмечая как одно из наиболее весомых убеждений Л.Брентано,что»технический прогресс есть основа социального» М.Туган-Барановский вместе с тем видел слабость его позиции «в надмерном экономическом и социальном оптимизме».»Классовый антогонизм продавцов и покупателей рабочей силы,-писал по этому поводу М.Туган-Барановский,- коренится в самом евстве наемного труда и поэтому исчезнуть никогда не может.

Особенности методологии социально-исторического направле­ния экономической мысли сложились еще на этапе «старой исторической школы». По мнению Н.Д.Кондра­тьева, это обстоятельство свидетельствует о том, что «само фор­мирование исторической школы в противовес классической было фактом огромного значения для развития методологии социаль­ной экономии. То формирование, — продолжает он, — происхо­дившее под знаком оппозиции классикам, потребовало по суще­ству... впервые отчетливого и критического осознания самой про­блемы метода экономического исследования»5.

В самом деле, немецкие авторы, поставив во главу угла проблему метода экономического исследования, по существу выдержали научный спор с классиками и внесли в методологию политичес­кой экономии новые позитивные элементы, которые легли в ос­нову методологических особенностей зародившегося благодаря им социально-исторического направления экономической мысли. Суть же этих особенностей методологии может быть сведена к следую­щим трем положениям:

1) учет влияния на экономическое развитие страны, социаль­ной среды, в том числе «человеческого фактора»;.

2) выявление взаимосвязи и взаимообусловленности экономических и неэкономических факторов и категорий;

3) определение места и роли неклассовых критериев :в. иссле­довании фаз и этапов развития общества.

Первая методологическая особенность исторической школы Гер­мании позволяет раскрыть несостоятельность одной из централь­ных методических позиций классиков, согласно которой в эконо­мической науке приоритетное значение имеют якобы главным образом экономические законы, факторы и категории и их дей­ствие объявляется универсальным и неотвратимым во все време­на и для всех народов (государств). Ведь немецкие авторы, говоря словами Н.Д.Кондратьева, «опираются на факт многообразия и динамичности исторической жизни и отсюда отрицают возмож­ность абстрактных законов политической экономии вообще и за­конов экономического развития в частности», и их заслугой, на его взгляд, является обоснованная аргументация «в пользу отно­сительности законов хозяйственной жизни» и попытка «дать кон­кретные эмпирические законы развития хозяйства».

Итак, представители исторической школы исходят из того, что экономические законы не следует отождествлять с природными законами (например, законы химические, физические и т.п.), которые неизменно проявляют себя благодаря стабильному харак­теру вызывающих их действие заранее известных элементов и ком­понентов. Поэтому, наперекор классикам, они указывают на не­универсальный характер политической экономии и зависимость результативности экономических процессов не только от эконо­мических (базисных), но и от многообразных факторов неэконо­мического (надстроечного) свойства, включая «человеческий фак­тор», т.е., как принято говорить, от факторов социальной среды. Причем в числе последних чаще всего ими упоминаются:

национальные особенности и традиции;

своеобразие исторического развития нации, ее менталитет;

историческая случайность;

географические условия страны;

особенности национальной культуры, психологии, религии и др.

В связи со второй методологической особенностью исторической школы необходимо вспомнить, что у классиков неэкономические факторы обусловлены влиянием экономических факторов, из чего, например, вытекает, что чем выше уровень производительных сил общества, тем более развитой будет социальная среда (сфера), в том числе уровень культуры, искусства, науки и т.д., и наоборот. Немецкие авторы этой каузальной парадигме классиков противо­поставили функциональную, и в их трудах значение в процессе эволюции хозяйственной жизни экономических и неэкономичес­ких факторов рассматривается, как правило, во взаимосвязи и взаимообусловленности.

Правда, ими нередко делается столь значительный акцент на особую роль в экономическом развитии неэкономических факто­ров, что их же позиция обернулась практическим насаждением в германском общественном мнении конца XIX — начала XX в. идей о будто бы уникальном «немецком национальном духе», об особой исторической миссии «арийской расы» и т.д. К примеру, со­гласно предубеждениям М.Вебера, в его книге «Протестантская этика и дух капитализма» (1905) речь идет даже об исключитель­но важной роли в создании цивилизованного общества одного из течений протестантской религии — кальвинизма.

Наконец, третья методологическая особенность исторической школы отражает итог ее противостояния классической школе по поводу места и роли в экономической науке исторического мето­да. Как известно, у классиков историзм проявляет себя прежде всего через критерий выделения на различных этапах эволюции наро­дов и государств так называемых высших и низших, главных и неглавных классов общества. Немецкие же авторы, обосновывая фазы, этапы и схемы экономического развития общества на всем протяжении исторического пути нации, классовому критерию противопоставили сугубо хозяйственный.

В этой связи Н.Д.Кондратьев, например, пишет, что именно предшественнику исторической школы Ф.Листу принадлежит «первая по времени попытка, если не считать еще более ранних зачатков, дать схему эволюции хозяйственных ступеней народов», в соответствии с которой «человечество последовательно прохо­дит пять ступеней: а) период дикости, б) пастушеский, в) зем­ледельческий, г) земледельческо-промышленный и д) земледельческо-промышленно-торговый период». И, сравнивая данную схему еще с одной, он уточняет: «Представитель собственно ис­торической школы Б.Гильдебранд дал иную схему, в основу ко­торой было положено различие в состоянии обмена. Он различал:

натуральное, денежное и кредитное хозяйство»

Благодаря неклассоформационному историзму, как важнейшему инструменту для научных изысканий и обновления экономичес­кой науки, немецкая историческая школа достигла несомненных позитивных результатов. Подтверждение тому — не просто сам факт издания ее авторами ряда крупных фундаментальных историко-экономических монографий, а скорее то, что результаты этих иссле­дований вызвали в дальнейшем весьма полезные дискуссии по мно­гим актуальным социально-экономическим проблемам.

Одновременно следует подчеркнуть, что новизна исторического метода немецких авторов из-за их оторванности от уже достигну­тых в ту пору научных основ экономической теории так и не позво­лила исторической школе Германии занять лидирующее место в мировой экономической науке и опровергнуть основные теорети­ко-методологические упущения классической политической эконо­мии. Последнее стало возможным лишь на рубеже XIX—XX ни., когда появились вначале маржинальные концепции субъективистов и неоклассиков,а затем социально ориентированные концепции американских институцианалистов.


Литература:

1Я.С.Ядгаров «История экономических учений».

2 Л.П.Горкина «Нариси з історії політекономії в Україні”.

3.Самуэльсон П. «Экономика».

4.Хейне П. «Экономический образ мышления».

5.Чепурин М.Н. «Курс экономической теории».








Случайные файлы

Файл
73192-1.rtf
79889.rtf
25223.rtf
19274.rtf
158110.rtf