Адам Смит Исследования о природе и причинах богатства народов (краткая биография, философия + некоторые главы из одноименной книги) (ADAMCMuT)

Посмотреть архив целиком

13



Санкт-Петербургский государственный архитектурно-строительный

университет




Кафедра экономики





Дисциплина: история экономических учений






Р е ф е р а т


Адам Смит

Исследования о природе и причинах богатства народов







Студенты группы 2 Э 1

Клевцов С. В.

Прокофьева О. Н.


Руководитель

Жуков В. В.






Санкт-Петербург

1999

Вступление

Адам Смит (Smith) (1723-90 г.г.), шотландский экономист и философ, один из крупнейших представителей классической политэкономии. В ''Исследовании о природе и причинах богатства народов'' (1776 г.) обобщил столетнее развитие этого направления экономической мысли, рассмотрел теорию стоимости и распределения доходов, капитал и его накопление, экономическую историю Западной Европы, взгляды на экономическую политику, финансы государства. Подходил к экономике как к системе, в которой действуют объективные законы, поддающиеся познанию. При жизни Смита книга выдержала 5 английских и несколько зарубежных изданий и переводов.

Адам Смит (крещен 5 апреля 1723 г., Керколди, Шотландия — 17 июля 1790 г., Эдинбург), создал теорию трудовой стоимости и обосновал необходимость возможного освобождения рыночной экономики от государственного вмешательства.

Жизнь и научная деятельность

Родился в семье таможенного чиновника. Несколько лет учился в школе, затем поступил в университет Глазго (1737 г.) на факультет моральной философии. В 1740 г. получил степень магистра искусств и частную стипендию для продолжения учебы в Оксфорде, где до 1746 г. изучал философию и литературу.

В 1748-50 г.г. Смит читал публичные лекции по литературе и естественному праву в Эдинбурге. С 1751 г. профессор логики в университете Глазго, с 1752 г. — профессор моральной философии. В 1755 г. опубликовал свои первые статьи в журнале ''Эдинбургское обозрение'' (''Edinbourgh Review''). В 1759 г. выпустил в свет философский труд по этике ''Теория нравственных чувств'', принесший ему международную известность. В 1762 г. Смит получил ученую степень доктора юридических наук.

В 1764 г. он оставил преподавание и отправился на континент в качестве наставника юного герцога Баклю. В 1764-66 г.г. посетил Тулузу, Женеву, Париж, встречался с Вольтером, Гельвецием, Гольбахом, Дидро, д'Аламбером, физиократами. По возвращении на родину жил в Керколди (до 1773 г.), а затем в Лондоне, полностью посвятил себя работе над фундаментальным трудом ''Исследование о природе и причинах богатства народов'', первое издание которого вышло в 1776 г.

С 1778 г. Смит занимал должность таможенного чиновника в Эдинбурге, где и провел последние годы своей жизни.

Философские и экономические взгляды

Экономическая теория, которую Смит изложил в ''Исследовании о причинах и богатстве народов'', была тесно связана с системой его философских представлений о человеке и обществе. Основной движитель человеческих поступков Смит видел в эгоизме, в стремлении каждого индивида улучшить свое положение. Однако согласно ему в обществе эгоистические устремления людей взаимоограничивают друг друга, образуя в совокупности гармоничное равновесие противоречий, являющееся отражением установленной свыше и царящей во Вселенной гармонии. Конкуренция в экономике, стремление каждого к личной выгоде обеспечивают развитие производства и в конечном счете рост общественного благосостояния.

Одно из ключевых положений теории Смита — необходимость освобождения экономики от государственной регламентации, препятствующей естественному развития хозяйства. Он подверг острой критике господствующую в то время экономическую политику меркантилизма, направленную на обеспечение положительного баланса во внешней торговле посредством системы запретительных мер. По мнению Смита, желание людей покупать, где дешевле, и продавать, где дороже, естественно, а потому все протекционистские пошлины и поощрительные премии за экспорт вредны, как и любые помехи свободной циркуляции денег.

Полемизируя с теоретиками меркантилизма, отождествляющими богатство с драгоценными металлами, и с физиократами, видевшими источник богатства исключительно в земледелии, Смит доказывал, что богатство создается всеми видами производительного труда. Труд, утверждал он, выступает и в качестве мерила стоимости товара. При этом, однако, Смит ( в отличие от экономистов 19 века — Д. Рикардо, К. Маркса и др.) имел в виду не тот объем труда, что затрачен на производство продукта, а тот, что можно приобрести за данный продукт. Деньги представляют собой всего лишь один из видов товара, не являясь главной целью производства.

Благосостояние общества Смит связывал с ростом производительности труда. Наиболее эффективным средством ее повышения он считал разделение труда и специализацию, ссылаясь на ставший с тех пор классическим пример булавочной мануфактуры. Однако степень разделения труда, подчеркивал он, напрямую связана с размерами рынка: чем шире рынок, тем выше уровень специализации выступающих на нем производителей. Отсюда следовал вывод о необходимости отменить такие ограничения для свободного развития рынка, как монополии, цеховые привилегии, законы об оседлости, обязательном ученичестве и т. п.

Согласно теории Смита первоначальная стоимость продукта при распределении распадается на три части: заработную плату, прибыль и ренту. С ростом производительности труда, отмечал он, происходит повышение заработной платы и ренты, зато доля прибыли во вновь произведенной стоимости снижается. Совокупный общественный продукт делится на две основные части: первая — капитал — служит для поддержания и расширения производства (сюда входит и зарплата рабочих), вторая идет на потребление непроизводительными классами общества (собственниками земли и капитала, государственными служащими, военными, учеными, лицами свободных профессий и т. д.). От соотношения этих двух частей зависит и благосостояние общества: чем больше доля капитала, тем быстрее растет общественное богатство, и, напротив, чем больше средств уходит на непроизводительное потребление (прежде всего государством), тем беднее нация.

Вместе с тем Смит не стремился свести к нулю влияние государства на экономику. Государство, по его мнению, должно играть роль арбитра, а также осуществлять те общественно необходимые хозяйственные мероприятия, которые не по силам частному капиталу.

Сочинения:

Исследование о природе и причинах богатства народов. М., 1993.

Теория нравственных чувств. М., 1997.

The Works of Adam Smit. London, 1825. V. 1-5.

Литература:

Аникин А. В. Адам Смит. 1723-1790. М., 1968.

Pike E. R. Adam Smith. Founder of the science of economics. London, 1965.

Глава III

О накоплении капитала или о труде производительном и непроизводительном

1 Бывает, один род труда прибавляет ценности объекту, которому он посвящается, а другой род труда не оказывает такого действия. Первый, поскольку он создает некоторую ценность, может быть назван производительным трудом, второй – непроизводительным. Так, труд мастерового обычно добавляет ценность к материалам, которые он обрабатывает, а именно прибавляет ценность в размере своего содержания и прибыли его хозяина. Труд домашнего слуги, напротив, ничему не прибавляет ценности. Хотя мастеровой получает заработную плату, авансированную ему хозяином, в действительности он не стоит последнему никаких издержек, так как ценность этой заработной платы обычно возвращается ему вместе с прибылью в увеличенной ценности того объекта, которому посвяшается труд работника. Напротив, расход на содержание домашнего слуги никогда не возмещается. Человек богатеет, давая занятие большому числу мастеровых; он беднеет, если содержит большое число домашних слуг. Тем не менее труд последних имеет свою ценность и заслуживает вознаграждения так же, как и труд первых. Но труд мастерового закрепляется и реализуется в каком-либо отдельном предмете или товаре, годном для продажи, который существует по крайней мере некоторое время после того, как закончен труд. Тем самым некоторое количество труда как будто откладывается про запас и накопляется, чтобы быть употребленным, если понадобится, при каком-либо другом случае. Этот предмет, или, что то же самое, цена этого предмета, может впоследствии, если понадобится, привести в движение количество труда, равное тому, которое первоначально произвело его. Труд домашнего слуги, напротив, не закрепляется и не реализуется в каком-либо отдельном предмете или товаре, пригодном для продажи. Его услуги обычно исчезают в самый момент оказания их и редко оставляют после себя какой-либо след или какую-нибудь ценность, которая могла бы впоследствии доставить равное количество услуг.

2 Труд некоторых самых уважаемых сословий общества, подобно труду домашних слуг, не производит никакой ценности и не закрепляется и не реализуется ни в каком постоянном предмете или годном для продажи товаре, который сохранился бы по прекращении труда и мог бы доставить потом равное количество труда. Например, государь со всеми своими судебными чиновниками и офицерами, вся армия и флот представляют собой непроизводительных работников. Они являются слугами общества и содержатся на часть годового продукта деятельности остального населения. Их служба как бы почетна, полезна или необходима она ни была, не производит решительно ничего, за что потом можно было бы получить равное количество услуг. Защита и охрана страны — результат их труда в этом году — не купит защиты и охраны ее в следующем году. К тому же классу должны быть отнесены как некоторые из самых серьезных и важных, так и некоторые из самых легкомысленных профессий — священники, юристы, врачи, писатели всякого рода, актеры, паяцы, музыканты, оперные певцы, танцовщики и пр. Труд самого последнего из этих людей обладает известной ценностью, определяемой теми же правилами, которые определяют ценность всякого иного вида труда, но труд даже самой благородной и самой полезной из этих профессий не производит ничего такого, что могло бы потом купить или доставить равное количество труда. Подобно декламации актера, выступлению оратора или звукам музыканта, творение их всех исчезает в самый миг его создания.

3 Производительные и непроизводительные работники, как и те, кто совсем не работает, одинаково содержатся все на счет годового продукта земли и труда страны. Продукт этот, как бы значителен он ни был, никогда не может быть безграничным, он должен иметь известные пределы. Ввиду этого в зависимости от того, меньшая или большая доля его употребляется в течение года на содержание непроизводительных категорий, для производительных работников останется в одном случае больше, в другом меньше, и соответственно этому продукт следующего года будет более значительным или сократится, ибо весь годовой продукт, если не считать естественных плодов земли, является результатом производительного труда.

7 Непроизводительные работники и те, кто совсем не трудится, все содержатся на доход — либо, во-первых, на ту долю годового продукта, которая первоначально предназначается на образование дохода некоторых частных лиц в виде ренты с земли или прибыли на капитал, либо, во-вторых, на ту долю, которая хотя первоначально предназначается на возмещение капитала и на содержание одних только производительных работников, однако, попав в их руки, может быть затрачиваема — в части своей, превышающей то, что необходимо для их существования, — на содержание безразлично как производительных, так и непроизводительных работников. Так, не только крупный землевладелец или богатый купец, но даже простой рабочий, если его заработная плата значительна, может содержать домашнего слугу или пойти иногда на спектакль или кукольное представление и таким путем вносить свою долю на содержание определенной группы непроизводительных работников; точно так же он может платить какие-то налоги и таким образом помогать содержать другую группу их, правда более почтенную и полезную, но столь же непроизводительную. Однако ни малейшая часть годового продукта, предназначаемая первоначально на возмещение капитала, никогда не обращается на содержание непроизводительных работников раньше, чем она приведет в движение весь свой состав производительного труда, то есть весь производительный труд, который она может привести в движение тем способом, каким она употребляется. Рабочий должен заработать свою заработную плату, выполнив свою работу, прежде чем он сможет употребить часть ее указанным путем. Притом эта часть обычно невелика. Это только сбережение из его дохода, а такие сбережения у производительных рабочих редко бывают велики. Но кое-что, как правило, у них имеется, и при уплате налогов их многочисленность может в известной мере компенсировать малость взноса каждого. Поэтому главный источник, из которого непроизводительные категории получают свои средства к существованию, везде составляют рента с земли и прибыль с капитала. Это именно такие два вида доходов, обладатели которых могут обычно сберегать больше всего. Они могут содержать без различия производительные и непроизводительные категории. Однако они, кажется, имеют некоторую склонность к последним. Расходы крупного землевладельца кормят обычно больше бездельников, чем трудолюбивых людей. Богатый купец, хотя на свой капитал он содержит только трудолюбивых людей, однако своими расходами, то есть употреблением своего дохода, он кормит обычно людей того же сорта, что и крупный землевладелец.

8 Поэтому соотношение между количеством производительных и непроизводительных работников в каждой стране в очень большой степени зависит от соотношения между той частью годового продукта, которая, будучи получена от земли или от труда производительных рабочих, предназначается на возмещение капитала, и той его частью, которая предназначается на образование дохода в виде ренты или прибыли. Это соотношение в богатых странах весьма отличается оттого, что мы находим в бедных.

10 В богатых странах Европы крупные капиталы вложены в настоящее время в торговлю и промышленность. Процветавшая в старину мелкая торговля и немногочисленные домашние простые производства, какие тогда велись, требовали лишь весьма небольших капиталов. Однако последние должны были приносить очень высокие прибыли. Норма процента нигде не спускалась ниже 10 %, и прибыли должны были быть достаточно высоки, чтобы давать этот высокий процент. В настоящее время в развитых частях Европы процент нигде не превышает 6 %, а в некоторых наиболее развитых странах он понижается до 4,3 и даже 2 %. Хотя доля дохода населения, которая получается из прибыли на капитал, всегда значительно больше в богатых странах, чем в бедных, однако это объясняется тем, что здесь сам капитал значительно больше, по отношению же к капиталу прибыль обыкновенно бывает гораздо меньше.

11 Следовательно, та часть годового продукта, которая по поступлении ее с земли или от производительных работников предназначается на возмещение капитала, не только значительно больше в богатых странах, чем в бедных, но она представляет также и значительно большую долю сравнительно с той частью, которая непосредственно предназначается на образование дохода в виде ренты или прибыли, фонды, предназначаемые на содержание производительного труда, не только значительно больше в богатых странах, чем в бедных, но они представляют и большую пропорцию по сравнению с теми фондами, которые хотя и могут быть употреблены на содержание как производительных, так и непроизводительных работников, но по общему правилу предрасположены к последним.

12 Соотношение между этими различными фондами неизбежно определяет в каждой стране характер ее населения в отношении трудолюбия или праздности. Мы более трудолюбивы, чем наши прадеды, потому что в наше время фонды, предназначаемые на содержание производительной деятельности, гораздо больше относительно фондов, которые, похоже, употребляются на содержание праздности, чем это было двести или триста лет назад

13 Таким образом, соотношение между капиталом и доходом регулирует, по-видимому, повсюду соотношение между трудолюбием и леностью. Там, где преобладает капитал, господствует трудолюбие, где преобладает доход, там господствует леность. Поэтому всякое увеличение или уменьшение капитала естественно ведет к увеличению или уменьшению хозяйственной деятельности, количества производительных работников, а следовательно, и меновой ценности годового продукта земли и труда страны, реального богатства и дохода всех ее жителей.

14 Капиталы возрастают в результате бережливости и уменьшаются вследствие мотовства и разгильдяйства

16 Бережливость, а не трудолюбие является непосредственной причиной возрастания капитала. Правда, трудолюбие доставляет то, что накопляет бережливость. Но что бы ни добывало трудолюбие, капитал все же никогда не мог бы возрастать, если бы бережливость не сберегала и не накопляла.

17 Бережливость, увеличивая фонд, предназначенный на содержание производительных работников, ведет к увеличению числа тех рабочих, чей труд прибавляет ценности предмету, которому он посвящается. Она ведет поэтому к увеличению меновой ценности годового продукта земли и труда данной страны. Она приводит в движение добавочное количество производственной деятельности, которое придает добавочную ценность годовому продукту.

19 Своим годовым сбережением экономный человек не только обеспечивает содержание добавочному количеству производительных работников на этот или на следующий год, но подобно основателю общественной мастерской как бы учреждает вечный фонд для содержания такого же количества их на все будущие времена. Вечное назначение и предопределение этого фонда, конечно, не всегда гарантируется каким-либо положительным законом, правом доверенности или ''мертвой руки''. Но такое употребление всегда гарантиркется весьма могущественным началом – явным и очевидным интересом каждого отдельного человека, которому когда-либо должна будет принадлежать какая-нибудь доля этого фонда. Ни одна частица этого фонда не может быть никогда впоследствии употреблена на что-либо иное, кроме содержания производительных работников без очевидного ущерба для того лица, которое таким образом отвращает его от надлежащего назначения.

24 Напротив, с возрастанием ценности годового продукта страны должно естественно увеличиваться в ней и количество денег. В результате увеличения ценности потребительских благ, обращающихся в течение года в данном обществе, потребуется для их обращения и большее количество денег. Поэтому часть этого возросшего продукта будет естественным образом употреблена на покупку добавочного количества золота и серебра, необходимых для обращения остальной части продукта.

25 В чем бы ни состояли, по нашему представлению, реальное богатство и доход каждой страны — в ценности годового продукта ее земли и труда, как это, по-видимому, подсказывается здравым смыслом, или в количестве драгоценных металлов, обращающихся в ней, как это предполагает ходячий предрассудок,— в обоих случаях каждый расточитель оказывается врагом общественного блага, а всякий бережливый человек — общественным благодетелем.

26 Последствия неразумных действий часто бывают таковы же, как и последствия расточительности. Каждый неразумный и неудачный проект в области сельского хозяйства, горного дела, рыболовства, торговли или промышленности ведет точно так же к уменьшению фонда, предназначенного на содержание производительного труда. Каждый такой проект, хотя капитал потребляется при этом только производительными элементами, всегда сопровождается некоторым уменьшением производительного фонда общества, так как эти производительные элементы, ввиду неправильного использования их, не воспроизводят полностью ценность потребляемого ими.

27 В действительности редко бывает так, чтобы на положении большой нации сколько-нибудь значительно отзывались расточительность или ошибки отдельных лиц. Расточительность как неблагоразумие одних всегда более чем уравновешиваются бережливостью и разумным поведением других.

28 Что касается расточительности, в основе побуждения тратить лежит страсть к сиюминутному наслаждению, которая, хотя и бывает нередко острой и труднопреодолимой, все же обычно случайна и преходяща. Напротив, в основе побуждения сберегать лежит желание улучшить наше положение, желание, обычно спокойное и бесстрастное, присущее нам, однако, с рождения и не покидающее нас до могилы. На всем промежутке от одного до другого вряд ли бывает хоть один такой момент, когда человек был бы настолько доволен своим положением, что не стремился бы так или иначе изменить или улучшить его. Большинство людей предполагает и желает улучшить свое положение посредством увеличения свого состояния. Это — самое распространенное и самое очевидное средство; а самый надежный способ увеличить свое состояние — это сберегать и накоплять часть того, что приобретается то ли регулярно и ежегодно, то ли при каком-то исключительном случае. Поэтому, хотя почти у всех людей в некоторых случаях берет верх стремление тратить — а у некоторых оно преобладает почти всегда,— все же у большинства людей, если иметь в виду всю их жизнь, стремление к бережливости, по-видимому, не только преобладает, но и преобладает весьма.

30 Великие народы никогда не беднеют из-за расточительности и неблагоразумия частных лиц, но они нередко беднеют в результате расточительности и неблагоразумия государственной власти. Весь или почти весь государственный доход в большинстве стран употребляется на содержание непроизводительных категорий. Таковы те, кто составляет многочисленный и блестящий двор, обширную церковную организацию, большие флоты и армии, в мирное время не производящие, а во время войны не приобретающие ничего, что могло бы покрыть расходы на их содержание хотя бы во время военных действий. Эти элементы, поскольку они сами ничего не производят, содержатся за счет продукта труда других людей. И когда число их увеличивается сверх необходимого, они могут потребить за год столь значительную долю этого продукта, что не останется достаточно для содержания производительных работников, чтобы воспроизвести его в следующем году.

32 Годовой продукт земли и труда любого народа не может быть увеличен в своей ценности иначе как только посредством увеличения числа его производительных работников и производительной силы уже занятых. Число его производительных работников, само собой очевидно, может быть значительно увеличено только в результате увеличения капитала, то есть фондов, предназначенных на их содержание. Производительная сила неизменного количества рабочих может быть увеличена только в результате увеличения числа или усовершенствования машин и орудий, облегчающих и сокращающих труд, или в результате более целесообразного разделения и распределения занятий. В любом случае почти всегда необходим добавочный капитал. Только при помощи добавочного капитала предприниматель может снабдить своих рабочих лучшими машинами или провести более целесообразное распределение работы между ними. Когда подлежащая выполнению работа состоит из нескольких операций, чтобы держать каждого рабочего на выполнении одной из них, требуется гораздо больший капитал, чем в том случае, когда каждый рабочий переходит от одной операции к другой. Поэтому, когда мы сравниваем состояние какого-нибудь народа в два различных периода и находим, что годовой продукт его земли и труда заметно увеличился во второй период сравнительно с предыдущим, что его земли лучше обрабатываются, его промышленность более многочисленна и цветуща, а его торговля более обширна, то мы можем быть уверены, что его капитал возрос в промежутке между этими двумя периодами и что к нему было больше добавлено вследствие благоразумного поведения одних, чем взято из него вследствие беспорядочного поведения других или расточительности правительства. Но мы убедимся; что это наблюдается почти у всех народов в сколько-нибудь спокойные и мирные эпохи, даже у тех, которые не обладали наиболее благоразумными и бережливыми правительствами. Правда, чтобы составить себе правильное суждение на этот счет, мы должны сравнивать состояние страны в периоды, более или менее отдаленные один от другого. Прогресс часто происходит так медленно и постепенно, что за небольшие периоды он не только не заметен, но часто даже возникает подозрение, что страна беднеет и ее промышленность падает, если наблюдается упадок некоторых отраслей промышленности или некоторых районов, что действительно иногда может случаться даже при общем процветании страны.

37 Подобно тому как бережливость увеличивает, а расточительность уменьшает капитал общества, так и образ действий тех, у кого расходы точно совпадают с доходами без накопления или растраты капитала, не увеличивает и не уменьшает капитала общества. Однако некоторые виды расходования средств, по-видимому, в большей степени содействуют росту общественного богатства, чем другие.

38 Доход отдельного лица может затрачиваться либо на предметы, которые потребляются немедленно и расход на которые сегодня не может ни облегчить, ни поддержать расхода на них завтра, либо он может затрачиваться на предметы более долговременные, которые возможно поэтому накоплять и расход на которые сегодня может по желанию владельца облегчить, поддержать или повысить результат расхода на них завтра. Состоятельный человек, например, может расходовать свой доход на обильный и роскошный стол, на содержание большого числа домашних слуг и множества собак и лошадей; или наоборот, удовлетворяясь умеренной пищей и немногими слугами, он может затрачивать больше своего дохода на украшение своего дома или виллы, на полезные или красивые постройки, на полезную или красивую утварь и обстановку, на собирание книг, статуй, картин или на вещи более легкомысленные: на драгоценные камни, попросту безделушки всякого рода, или на самое пустячное дело — на составление большого гардероба из роскошных платьев, подобно фавориту и министру великого государя, умершему несколько лет тому назад.

39 Поскольку один род затрат более благоприятствует возрастанию богатства отдельных лиц, чем другой, постольку то же самое происходит и с национальным богатством. Дома, обстановка, утварь, одежда богатых людей спустя короткое время используются низшими и средними слоями народа. Эти последние оказываются в состоянии приобретать их, когда эти предметы приедаются богатым; таким образом, когда такой способ расходования средств становится общераспространенным у состоятельных людей, постепенно улучшается общая обстановка жизни всего народа. В странах, продолжительное время отличавшихся богатством, часто можно видеть низшие слои народа, обладающими вполне хорошими и добротными домами и утварью, которые, однако, не могли бы быть построены или изготовлены для них.

40 Вместе с тем расходы, производимые на предметы длительного пользования, благоприятствуют не только накоплению, но и бережливости. Если некто, бывало, проявлял неумеренность в этом отношении, он легко может поправить дело, не вызывая тем публичного порицания. Сильно сократить число прислуги, весьма изобильный стол заменить умеренным, отказаться от выезда, заведенного прежде,— все это перемены, которые не могут укрыться от наблюдения его соседей и которые внушают предположение о признании им недостойности своего поведения в прошлом. Поэтому немногие из тех, кто имел однажды насчастье зайти слишком далеко по пути такого рода расходов, имеют впоследствии достаточно мужества, чтобы поправить дело, пока к этому их не принудит разорение или банкротство. Но если некто, бывало, затрачивал много средств на постройки, на обстановку, на книги или картины, изменение им своего поведения не заставит говорить о былом его неблагоразумии. Ведь это все такие вещи, дальнейшие расходы на которые делаются излишними благодаря предыдущим расходам; и когда такой человек прекращает подобные затраты, всем будет казаться, что он делает это не потому, что исчерпал свои средства, а потому, что удовлетворил свою страсть.

41 Кроме того, затраты на предметы длительного пользования, служат обычно источником существования для большего числа людей, чем такие, которые употребляются в целях избыточного гостеприимства. Из двухсот или трехсот фунтов провизии, какие иной раз идут на угощение во время большого пиршества, половина, пожалуй, выбрасывается в помойку и очень много всегда пропадает задаром и портится. Но, если бы расход, потребовавшийся на это угощение, был произведен на то, чтобы дать работу каменщикам, столярам, плотникам, слесарям и т. п., равноценное количество съестных продуктов оказалось бы распространенным между еще большим числом людей, которые покупали бы их по мелочам, не растеряв и не выбросив ни унции. Кроме того, в одном случае такой расход дает содержание производительным элементам, в другом — непроизводительным; в одном случае, следовательно, он увеличивает, а в другом не увеличивает меновую ценность годового продукта земли и труда страны.

42 При всем том не следует понимать сказанное так, будто один вид затрат всегда свидетельствует о более щедром и широком характере человека, чем другой. Когда состоятельный человек затрачивает свой доход главным образом на гостеприимство, он делит значительную его часть со своими друзьями и знакомыми, но когда он расходует его на приобретение таких долговременных предметов, он часто затрачивает весь свой доход только на самого себя и не дает никому ничего без соответствующего эквивалента. Поэтому последний вид затрат, в особенности если они производятся на вещи никчемные, каковы разные украшения одежды и обстановки, драгоценные камни, безделушки и пустячки, часто указывает не только не легкомысленные, но и на низменные и эгоистические наклонности. Все, что я хочу сказать, сводится к тому, что один вид затрат, поскольку он всегда ведет к некоторому накоплению ценных предметов, более содействует частной бережливости, а следовательно, и увеличению капитала общества, а поскольку он дает средства к существованию больше прозводительным элементам, чем непроизводительным, он в большей степени, чем другой вид затрат, содействует росту общественного богатства.


Случайные файлы

Файл
140021.rtf
ref-15133.doc
15019.rtf
65602.rtf
19678.rtf