Региональная экономика (184052)

Посмотреть архив целиком

Культуру можно понять как ядро, в котором отображается мотивация деятельности людей. Культура многослойна, иерархична, внутренне противоречива. Но важнейшее, а может быть, и центральное место в ней занимает программа деятельности субъекта. В повседневной жизни людей действуют в соответствии с исторически сложившимся содержанием культуры. Любой социальный субъект – от общества в целом до личности со всеми промежуточными ступенями между ними в виде сообществ – формирует свою субкультуру, или культуру некоторого субъекта как социокультурного целого. Она и содержит программу деятельности соответствующего субъекта.

Шестая составляющая «региона» репрезентирует правовую сферу. Деятельность в регионе обязательно подлежит правовому регулированию; законотворчество в региональной области имеет большое значение для нормального функционирования региона, а взаимодействие центральной и региональной законодательных властей может быть источником как конфликтов, так и нормальной жизнедеятельности региона.

Общую политику функционирования региона определяет его седьмая составляющая и основная политическая. Она представляет собой целостную, упорядоченную совокупность политических институтов, ролей, отношений, процессов, принципов политической организации общества в регионах, подчиненных принятым в конкретном обществе политическим, социальным, юридическим, идеологическим, культурным нормам, историческим традициям и установкам политического режима. Именно политическая система в регионе организует отношения между обществом и государством, определяет протекание политических процессов, включающих институционализацию власти, характеризует состояние политической деятельности, уровень политического творчества в обществе, характер политического участия неинституционализированных политических отношений.

Политическая система представляет собой одну из частей или подсистем совокупной общественной системы. Центральное положение политической системы в этой системе определяется ведущей организационной и регулятивно-контрольной ролью самой политики.

Регион как единое политическое пространство есть совокупность учреждений и способов, посредством которых осуществляется воздействие населения на местную власть в плане ее формирования (активное избирательное право), обозначения и корректировки социальной политики, и система политического контроля власти над населением. Регион, выступающий как субъект Федерации, имеет конституционно закрепленные предметы ведения и полномочия.

На основании вышеизложенного регион определяется как целостная социальная система, обладающая всеми характеристиками социума. Эта система имеет единую структуру, включающую физико-географическую, экономическую, политико-административную, этническую, социокультурную, правовую, политическую подструктуры, соответствующие им социальные институты, при определяющей роли институтов управления в организации жизни региона. И, наконец, основным субъектом и объектом управления регионом является человек, объединенный в социальные общности и вступающий в социальные отношения с другими людьми.

Таким образом, регион представляет собой целостную, пространственно-организованную форму жизнедеятельности социума как системы, сложное и комплексное явление.

2.

Региональная политика – система мер, направленных на регулирование развития регионов ради достижения заданных целей. Важно учитывать, что региональная политика «субъективна» и динамична. Собственно региональная политика – это политика, проводимая в отношении регионов федеральными властями. Ее сутью является частичная перераспределение ресурсов между регионами в целях сглаживания территориальных различий и на этой основе оптимизации территориальной структуры общества.

Основными элементами региональной политики являются следующие.

  1. Налоговая политика – определение налоговых платежей и льгот, определяющих налоговую систему региона и режим налогообложения предпринимательской деятельности.

  2. Бюджетная политика – механизм формирования и использования государственных финансовых ресурсов и их перераспределения между регионами.

  3. Ценовая политика – государственное регулирование цен и тарифов, способы и формы этого регулирования.

  4. Инвестиционная политика – мера по поддержке инвестиционной активности хозяйствующих субъектов, распределению бюджетных капиталовложений.

  5. Структурная политика – система мер по поддержке и реструктуризации предприятий.

  6. Институциональная политика – реорганизация отношений собственности, управление государственной собственностью в регионах, взаимодействие с негосударственным сектором.

  7. Социальная политика – определение условий и требований к хозяйствующим субъектам ради достижения внеэкономических целей.

Выделяют такие уровни региональной политики:

  • Федеральный – определение «объективных» критериев отношения центра к регионам разного типа в сочетании с системой «индивидуальных» мер, направленных на решение конкретных региональных проблем;

  • Региональный – выбор модели поведения региональных властей: «либеральная» модель, предполагающая отказ от вмешательства власти в хозяйственную деятельность, и «консервативная» модель, предполагающая сохранение в той или иной форме государственного контроля.

3.

Теория больших циклов развития хозяйства, созданная советским экономистом Н.Д. Кондратьевым в 1922 – 1928 гг., получила за время своего существования множество интерпретаций – иновационно-технологических, ценовых и других сугубо стоимостных, трудовых, общесоциальных. Кондратьев не первым занялся периодическими колебаниями вообще, не он обнаружил и полувековые циклы, получившие позже название кондратьевских. Главная его заслуга состоит в указании на эндогенный механизм саморегулирования, где кризисы и возрождения закономерны и предсказуемы.

Первая промышленная революция (1-й цикл) породила два основных типа районов. Прежде всего текстильные, где относительное аграрное перенаселение стимулировало ранний рост домашнего ремесленного производства и возникновение мануфактур. Низкая производственная концентрация компенсировалась созданием сгустков небольших постадийно специализированных центров. Вместе с опорой на трудовые навыки и ранний опыт организации производства это дало решающий эффект, позволив использовать заморские рынки сбыта и сырья. Немного позже выдвинулись угольно- или рудно-металлургические районы бассейного типа с повышенным уровнем заводской концентрации и агрегатным строением ведущих производств. Рост городов был тогда явно вторичным по отношению к промышленному. Они возникли при слиянии призаводских поселков, позже иногда формируя мощные конурбации. Одновременно продолжали расти районы, где урбанизация предшествовала индустриализации, т.е. вокруг старых административно-торговых центров, организаторов национальных рынков.

Символы второй промышленной революции (2-й цикл) – электромотор, мартен, турбина, автомобиль. Наступал расцвет тяжелого машиностроения, энергетики, основной химии. Их по-прежнему высокая фондоемкость и требовательность к нескольким противоречивым факторам стимулировали создание классической теории штандорта конца 19 века. Кроме сложившихся бассейновых районов базовые отрасли новой волны оседали в крупных городах с их инфраструктурой, кадрами и в морских портах как центрах судостроения, обработки колониальных товаров.

В ходе 3-го цикла вообще выросла роль диверсификации тех старых районов, которые смогли адаптироваться к новым условиям. Возникли и новые очаги, или «базы» начавшие свой индустриальный путь сразу с 3-го цикла, минуя этапы 1-й промышленной революции. Для ряда стран, отставших от своих соперников и форсировавших темпы индустриализации, тип района – неофита часто казался самым перспективным.

Содержание 4-го цикла, который начался с середины 20 века, определяли автомобилестроение, нефтехимическая промышленность, электротехника, включая массовое производство разного рода бытовых приборов, большинство из них скорее трудоемки, чем материалоемки, и явно ориентированы на промышленно-городские агломерации, располагающие резервами рабочей силы и инфраструктуры, подготовленные к новым формам организации поточного производства. Широкое внедрение фордизма и тейлоризма позволяла массовому производству быть территориально независимым от центров разработки новой техники. Это ускоряло прохождение волн диффузии и сдвиги в региональном развитии. По мере снижения материалоемкости и роста трудоемкости производства, а также числа очагов урбанизации отрасли 4-го цикла устремлялись во многие городские центры, прежде выполнявшие в основном региональные функции. Наметившаяся тенденция к суждению подетальной и постадийной специализации способствовала их обрастанию многочисленными субцентрами, каждый из которых по-своему использовал выгоды такого положения.

Новый этап НТП, получивший название 3-ей промышленной революции, и 5-й цикл ознаменовались очередной сменой тенденции в регионах стран на самых современных наукоемких отраслях обострила кризис или стагнацию многих районов, расцвет которых пришелся на предыдущие этапы.

С углублением географического разделения труда традиционный товарообмен готовыми изделиями вытесняется научно-технической и производственной кооперацией на уровне отдельных узлов, деталей, полуфабрикатов, стадий.

В западной литературе в 70-е годы на стыке с теорией жизненных циклов возникла и теория фильтрации продукта, выделяющая стадии с разными сочетаниями факторов размещения его производства. На стадии инновации изобретение находит воплощение в товаре или технологии с не вполне определенной сферой применения. На стадии роста производство, еще не массовое, по-прежнему зависит от источников информации, технической базы и тяготеет к высокоразвитым регионам. На стадии зрелости оно приобретает массовый и специализированный характер. Фирмы снижают издержки путем рационализации производственного процесса и внедрения его в страны и районы с более дешевой рабочей силой.

Итак, в ходе длинных циклов число и разнообразие типов промышленных районов увеличивались. Одни из них успешно адоптировались к инновациям, другие, будучи лидерами в том или ином цикле, оказывались затем неконкурентоспособными аутсайдерами, третьи после длительного упадка смогли найти резервы для возрождения в новом качестве. Примечательно, что, несмотря на постоянное появление новых индустриальных ареалов, полюсов роста, самыми устойчивыми оставались старейшие центы – крупногородские и особенно столичные. На протяжении всей индустриальной эпохи они имели многофункциональную, гибкую структуру экономики с высокой долей непроизводственной сферы. Удерживая функции принятия решений и генерирования инноваций в национальном и международном масштабах, они обеспечивали себе позиции на высших ступенях иерархии территориальных структур. Большинство же сугубо промышленных районов, возникавших на очередной длинной волне, хуже адаптировались к последствиям, запаздывали с диверсификацией. Проходя путь от резкого подъема и расцвета до стагнации и кризиса, они порой оказывались калифами на час, довольно скоро сдавая позиции районам других типов.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.