Ф. Энгельс. Политическая экономия (29670-1)

Посмотреть архив целиком

Проблемы политической экономии в работах Ф. Энгельса


Подготовка к выходу в свет второй и третьей книг “Капитала”, открывших новый этап в истории развития марксистской политической экономии, - одна из главных исторических заслуг Энгельса. Хотя теоретическая деятельность Энгельса в сфере политической экономии капитализма находилась в единстве с “Капиталом” Маркса и была его продолжением, она вместе с тем имела самостоятельную высокую научную ценность. В истории политической экономии с его именем неразрывно связаны распространение, комментирование и защита наиболее существенных моментов содержания и метода “Капитала”, а также их развитие применительно к новому этапу истории капитализма. Энгельс еще при жизни Маркса подверг, как известно, детальному критическому разбору теорию стоимости, прибавочной стоимости и ренты Дюринга. Позднее в сфере его внимания оказались прудонистские теории, а также экономические взгляды Родбертуса. В процессе этой идейной борьбы Энгельс особо подчеркивал то принципиально новое, что внес в науку политической экономии Маркс. Вместе с тем, излагая в ходе полемики подлинные взгляды Маркса, Энгельс конкретизировал некоторые категории “Капитала” с точки зрения тех их форм, в каких они выступают в действительности и в результате исторического развития

Большое внимание в работах Энгельса уделялось рассмотрению, отправляясь от “Капитала” Маркса, заработной платы и законов ее движения, связанных с классовой борьбой пролетариата и ее перспективами. Реально, как показал Энгельс, заработная плата не сводится к лассалевскому “железному закону” минимума жизненных средств Действительные размеры заработной платы под влиянием ряда факторов могут быть выше или ниже стоимости рабочей силы. Такая трактовка закона заработной платы благоприятствовала борьбе против упрощенного и искаженного применения экономической теорий Маркса к решению практических вопросов рабочего движения. Важнейший фактор, определяющий действительный уровень заработной платы, Энгельс видел в борьбе против капитала рабочих, организованных в профсоюзы. Вместе с тем Энгельсом был раскрыт исторически ограниченный характер этой борьбы. Профсоюзное движение не упраздняет законов заработной платы, наоборот, как таковое оно является лишь средством их осуществления, поскольку не уничтожает систему наемного труда

В ряде произведений Энгельса позднего периода его жизни (таких, как “Англия в 1845 и 1885 годах”, “Рабочее движение в Америке” и некоторые другие) указывалось на различие материального положения рабочих на ранней и зрелой ступенях капитализма. Имея в виду изданную им в 1845 г книгу “Положение рабочего класса в Англии”, Энгельс в 1886 г. писал “Описанное в этой книге положение вещей, поскольку оно касается Англии, в настоящее время во многих отношениях принадлежит прошлому”.

Констатируя известное улучшение условий жизни определенной части английского рабочего класса, Энгельс связывал его с промышленной монополией Англии и указывал вместе с тем на то, что крах этой монополии приведет к потере английским рабочим классом своего привилегированного положения. Последующая история подтвердила правильность этого предвидения.

В “Капитале” соответственно его предмету исследование ограничивается рассмотрением отношений рабочих как продавцов рабочей силы с капиталистами промышленниками и торговцами, выступающими в качестве непосредственных эксплуататоров рабочих. Что же касается “вторичной” эксплуатации, которой подвергаются рабочие как покупатели и потребители необходимых жизненных средств, то эта сторона экономической действительности не получила в “Капитале” развернутого выражения, хотя Маркс и указывал на такого рода отношения.

Энгельс особо касается названной проблемы прежде всего в книге “К жилищному вопросу” (1872-1873), в которой критика прудонистских взглядов сопровождалась позитивным определением характера отношений между рабочими и “нетрудящимися классами”, не являющимися капиталистами. По отношению к розничному торговцу, домовладельцу и т. п. рабочий, писал Энгельс, выступает как покупатель, как владелец денег, а не как продавец рабочей силы. С этой стороны рабочий не отличается от других лиц, покупающих или арендующих жизненные средства, в том числе от мелкой буржуазии. По этому и жилищная нужда не является злом, затрагивающим исключительно рабочий класс. Отношения между рабочим и домовладельцем не являются сделкой между пролетарием и капиталистом. Рабочий как съемщик жилища выступает в качестве имущего человека. В этом своем положении он принципиально отличается от рабочего как продавца рабочей силы и созидателя прибавочной стоимости. “Сколько бы ни сорвал сдающий внаем у съемщика, это всегда лишь передача уже существующей, ранее произведенной стоимости, а общая сумма стоимости, которой обладают съемщик и сдающий внаем вместе, остается без изменений”. В этом случае, по определению Энгельса, имеет место обычная торговая сделка, которая совершается согласно экономическим законам, регулирующим продажу товаров вообще.

Попытка Прудона и его последователей отождествить отношения между съемщиком и домовладельцем с отношением между рабочим и капиталистом является, по словам Энгельса, полным извращением этого отношения. В связи с критикой идеи о превращении рабочих в рамках буржуазного общества в собственников жилищ и превращения их таким путем из неимущего в имущий класс “капиталистов” Энгельс писал: “Капитал есть господство над неоплаченным трудом других Домик рабочего становится, следовательно, капиталом лишь тогда, когда он сдает его в наем третьему лицу и присваивает себе в форме наемной платы часть продукта труда этого третьего лица. Но в силу того, что рабочий сам в нем живет, дом как раз и не может стать капиталом…”. Однако, не становясь капиталистом, рабочий, владеющий домом, “уже не пролетарий”, снижается сила его сопротивления капиталистической эксплуатации в процессе производства.

Значительное место в произведениях Энгельса отводилось критике юридических концепций объяснения экономических отношений. Научная разработка проблемы соотношения экономики и права связана главным образом с полемикой против прудонистов.

Большое внимание уделялось Энгельсом рассмотрению вопросов, связанных с применением диалектико-материалистического метода в экономическом исследовании. Интерпретация этого метода как при жизни Маркса, так и в особенности после его смерти оказывала существенное влияние на последующую историю политической экономии.

Энгельс, особенно после смерти своего друга, взял на себя заботу о разъяснении и распространении метода Маркса, и прежде всего в связи с полемикой против критиков “Капитала”. В таких крупных работах, как “Развитие социализма от утопии к науке” (1880), “Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии” (1886), он проанализировал философские истоки метода Маркса, особо подчеркивая значение революционной стороны гегелевской диалектики. “Материалистическое понимание истории, - отмечал Энгельс, - и его специальное применение к современной классовой борьбе между пролетариатом и буржуазией стало возможно только при помощи диалектики”. Он обращал внимание прежде всего на ту сторону диалектического метода, которая связана с рассмотрением экономических явлений в их историческом развитии. В историческом объяснении Энгельс, между прочим, видел одно из средств популярного разъяснения наиболее сложных диалектических связей. Необходимым условием исторического доказательства Энгельс считал изучение соответствующих фактов прошлого.

Особое значение имело самостоятельно развитое Энгельсом историческое доказательство необходимой связи между стоимостью, с одной стороны, ценой производства и равенством норм прибыли на капитал - с другой. Вскоре же после выхода в свет III тома “Капитала” возникла полемика вокруг вопроса о соответствии стоимости реальным явлениям экономической действительности. Некоторые, как, например, представитель итальянской вульгарной политической экономии Лориа, объявили стоимость, определяемую трудом, просто бессмыслицей. Другие пытались изобразить закон стоимости в исходном пункте “Капитала” “научной гипотезой”, “теоретической фикцией” (К. Шмидт) или “не эмпирическим, а мысленным, логическим фактом” (В. Зомбарт). Перед Энгельсом встала задача доказать, что понятие стоимости в “Капитале” соответствует исторически определенной реальности.

Когда Зомбарт высказал мысль, что закон стоимости есть специфически историческая форма, через которую в условиях капитализма проявляет себя производительная сила общественного труда, то Энгельс оценил такое определение как совершенно недостаточное. В одном из писем Зомбарту в марте 1895 г. он отмечал, что понятие стоимости обладает значительно большей реальностью, поскольку закон стоимости имел существенное значение и до капитализма, на первых этапах развития товарного производства, когда продукты обменивались приблизительно по их стоимости; стоимость тогда имела “непосредственное реальное существование”, но затем в условиях капитализма это непосредственное существование стоимости прекратилось. Поэтому задача заключается в том, чтобы обнаружить те “промежуточные звенья”, которые ведут от непосредственно реальной стоимости к глубоко скрытой стоимости при капиталистической форме производства. И несмотря на значительное ухудшение состояния здоровья,. Энгельсу удалось выполнить эту задачу. После выхода III книги “Капитала” он написал в мае-июне 1895 г. рукопись под названием “Закон стоимости и норма прибыли”. Рукопись впервые была опубликована вскоре после смерти Энгельса. В ней содержался анализ исторического процесса, приведшего к превращению стоимости в цены производства. В этом исследовании Энгельс опирался на сформулированное в “Капитале” положение, согласно которому стоимости товаров не только теоретически, но и исторически предшествуют ценам производства.


Случайные файлы

Файл
FORCE-MAJOR.doc
VDV-1481.DOC
124560.rtf
77707-1.rtf
114254.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.