Курс отечественной политэкономии середины XIX-начала XX в. о методе экономического исследования (104-1)

Посмотреть архив целиком

Курс отечественной политэкономии середины XIX-начала XX в. о методе экономического исследования

Ю.И. Будович, аспирантка кафедры "Экономическая теория"

Как считает известный исследователь истории экономической науки Г.Н. Сорвина, история экономической мысли содержит целый набор невостребованных ранее или попросту забытых идей, которые могут быть с пользой применены в настоящем. К одной из таких, на наш взгляд, забытых идей относится трактовка метода экономического исследования, считавшаяся общепризнанной вплоть до коренного перелома в развитии общественных наук, последовавшего после событий Октября 1917 г. В соответствии с этой трактовкой центральным звеном процесса выработки нового экономического знания считался метод дедукции, а остальные методы (наблюдение, индукция и др.) рассматривались как вспомогательные по отношению к нему.

Как мы узнаем из популярных курсов отечественной политической экономии конца XIX-начала XX в., дедуктивный метод состоял в мысленном объяснении исследователем экономических явлений как результата взаимодействия людей, находящихся под влиянием различных причин. Люди руководствуются в своих поступках определенными побуждениями и прежде всего экономическим принципом, используют при достижении своих целей законы природы, техники и поведения других людей, либо подчиняются им. Таким образом, дедуктивный метод основывался на широком применении выводов естественно-технических и социальных наук. Как мы уже отмечали (см. "Вестник Финансовой академии". 2003. № 2. С. 72), метод экономического исследования в его прежней трактовке выгодно отличается от современного изложения тем, что представляет собой практический инструмент выработки нового знания. Современное же описание метода науки такого результата не дает, поскольку авторы учебников трактуют метод дедукции формально (как вывод из общих положений частного) и стремятся прежде всего изложить содержание известных им методов исследования, не разъясняя взаимосвязи между ними.

Наш анализ показывает, что интерес к вопросам методологии науки, и в частности к ее методу, имеет в отечественной экономической теории самобытный характер. Желая доказать это и одновременно выполнить задачу исследования, вынесенную в заголовок статьи, мы решили пойти по пути исторического анализа.

Традиционно считается, что первым экономистом, задавшимся целью изложить представления о задачах, предмете и методе экономического исследования, был Дж.Ст. Милль, автор ряда специальных работ, первая из которых - "Об определении политической экономии и ее методе" - вышла в 1836 г. Между тем, как выясняется, еще первый российский автор курса политической экономии Г. Шторх в своем "Курсе политической экономии или изложении начал, обусловливающих народное благоденствие", вышедшем в 1815 г., формулирует предметы наук, относящихся к государствоведению, одной из которых является политическая экономия.

Государствоведение делится у Шторха на две отрасли: предметом первой из них - социологии - является теория, а второй - политики - практика. Политическая экономия у Шторха является частью социологии. "Она старается открыть естественные законы, управляющие развитием человеческого рода и регулирующие его ход; она показывает, как человек, живущий в обществе, достигает удовлетворения всех своих потребностей, физических и нравственных…" [1, с. 6]. Здесь и далее цифра указывает на источник в конце материала.

Шторх высказывается и по вопросу о методе науки, состоящем из двух методов - наблюдения и анализа, под которым автор понимает не что иное, как дедуктивный метод. Шторх считает, что явления (факты), изучаемые науками, формируются под воздействием нескольких причин, при этом действие главных причин образует общие факты, а вмешательство второстепенных причин - частные факты. Задача науки состоит в открытии общих фактов (общих законов или принципов). Оно осуществляется путем "основательного разумения", подтверждаемого наблюдениями, а также объяснения причин отклонений частных фактов (исключений) от общих фактов. Причиной общих фактов в политической экономии является стремление людей улучшить свою судьбу, т.е. экономический принцип: "…Факты или принципы можно доказать частными наблюдениями, уяснить их связь и выводить из них заключения" [1, с. 15].

Источником фактов для экономических выводов Шторх считает текущие наблюдения, данные статистики, а также "историю и путешествия". Шторх говорит о том, что выводы политической экономии имеют в своей основе "подготовительные занятия": нужно изучать человеческую природу, понимать самого себя, изучать юридические законы и учреждения, вид страны, входить в недра семейств, судить о довольстве и скудости, просвещении и предрассудках, добродетелях и пороках.

Шторх подчеркивает сходство метода политической экономии и естественных наук, отмечая при этом и различия: "…Физики и химики могут, по своей воле, повторять факты и их комбинировать, одним словом, они могут производить опыты, тогда как философ, занятый политико-экономическими фактами, вынужден наблюдать их такими, какими они представляются" [1, с. 10]. Далее, по мнению Шторха, экономические законы, в отличие от естественных законов, неточны. Это связано с тем, что в отличие от физических фактов факты нравственные, т.е. произведенные способностями, нуждами и волей людей, на которых политическая экономия основывает свои законы, не подчиняются вычислению. Замечателен вывод, который делает автор из различия между фактами наук: "Этого наблюдения достаточно, чтобы показать бесполезность приложения алгебраических формул к политико-экономическим показаниям - как пытались делать некоторые писатели" [1, с. 10]. Таким образом, Г. Шторх стал первым в России критиком математического метода в экономической теории.

Вслед за Шторхом значительное место этой теме уделяет А. Бутовский в своем трехтомнике "Опыт о народном богатстве или о началах политической экономии", вышедшем в 1847 г. В целом его представления по вопросам методологии науки перекликаются с идеями, высказанными Шторхом. Бутовский прямо говорит о необходимости учета при формулировании законов политической экономии законов других социальных наук, а именно философии, эстетики, правоведения, в форме согласования их законов. "Впрочем, какого доверия заслуживает учение, не представляющее подобного согласия?.. Можно ли одобрить, например, мнимую политическую экономию, ниспровергающую правила нравственности и порядок государственный?.." [2, с. XIV].

Помимо наблюдения и анализа Бутовский выделяет такие методы исследования в экономике, как сравнение и отвлечение. Он также указывает на значение в экономическом исследовании самонаблюдения ученого. Политическая экономия, считает Бутовский, имеет дело с разрядом фактов, "для постижения которых человек должен, так сказать, войти в самого себя. Он должен искать их причины в собственной природе, в ее многоразличных побуждениях…"[2, с. II].

В связи с вышесказанным следует заметить, что сам Дж.Ст. Милль не уделил в своем знаменитом учебнике "Основы политической экономии", вышедшем в 1848 г., специального места вопросам методологии. Таким образом, в отечественной науке самобытный характер носит не только сам интерес к методологии, но и традиция освещать эти вопросы именно в популярных курсах политической экономии. Отметим, однако, что интерес к вопросам методологии науки после Бутовского затихает вплоть до 90-х годов XIX в.

Новый виток в развитии представлений о методе экономического исследования и интереса к этой теме в курсах политической экономии, пожалуй, начинается с "Оснований политической экономии" Д. Пихно, увидевших свет в 1890 г. Автор уже говорит о существовании двух типов экономических законов - общих и специфических. "Политическая экономия, под общим именем экономических законов, стремится познать: 1) как постоянную и неизменную законоподчиненность хозяйственных явлений, т.е. зависимость их от главных факторов хозяйственной жизни…, так равно и 2) законы исторического развития хозяйства, т.е. преемственные видоизменения хозяйственного быта в истории и зависимость этих видоизменений от того или иного сочетания хозяйственных сил" [3, с. 9]. Пихно также говорит о необходимости применения знаний законов техники для объяснения хозяйственных явлений. Политическая экономия "касается технических процессов… настолько, насколько это необходимо для уяснения других сторон хозяйственной деятельности" [3, с. 7-8].

Автор указывает на сложность экономического исследования и причины этой сложности. Она состоит в том, что "политическая экономия, во 1-х, имеет дело с явлениями сложными, т.е. вызванными совокупным действием многих взаимодействующих причин; во 2-х, хозяйственные явления, как и все социальные, не могут быть исследованы путем искусственного опыта, выделяющего те или иные стороны явления и участвующие в нем силы и дающего возможность исследовать эти силы порознь и в произвольных сочетаниях; в 3-х, в хозяйственных явлениях участвуют внешние силы природы и силы человеческого духа, а законы последнего составляют весьма сложную и темную область" [3, с. 9-10].

Примечательно, что Пихно подтверждает традиционное для отечественной политической экономии отрицательное отношение к математическому методу. "Исключительное применение отвлеченного метода отрывает науку от прочной почвы действительной жизни, лишает ее надежного контроля, создает бедность теоретической мысли, оперирующей несколькими отвлеченными понятиями и лишенной питания, и приводит к ошибочным логическим построениям, которые хотя нагромождаются одно на другое с известной логической последовательностью, но все дальше расходятся с действительными явлениями. Тем более не имеют будущности попытки некоторых экономистов воспользоваться чисто математическим методом, превращая экономические вопросы в математические теоремы" [3, с. 12].


Случайные файлы

Файл
12824.rtf
107195.doc
75070-1.rtf
45765.rtf
55458.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.