Коэволюция человека и окружающей среды (170015)

Посмотреть архив целиком

ОГЛАВЛЕНИЕ


Введение

1. Коэволюция человека и природы

2. Роль природного фактора

3. Человек в перспективе меняющегося мира

Заключение

Список используемой литературы



ВВЕДЕНИЕ


Сравнительный анализ процессов становления человечества и развития природы позволяет отметить признаки совпадения этапов антропогенеза и материальной культуры общества с критическими фазами в истории природы, которые, однако, не являются детерминирующим фактором. Скорее следует говорить о природно-динамическом факторе отбора, действовавшем наряду с другими его категориями. В регионах с различной динамикой смен природных событий имела место замедленная или более ускоренная смена материальных культур. Устанавливается, что формирование нового уровня типа хозяйства связано не только с передачей информации из прежнего уровня, но в значительной степени с мобилизацией интеллекта на создание технических инноваций.

Предстоящая быстрая смена климата в случае реализации парникового эффекта требует активизации исследований в области адаптации к нему человека. Особое внимание необходимо обратить на проблемы адаптации народов Крайнего Севера.

Роль кризисов. Новейшая история человечества отмечена возрастающим числом нарушений допустимых пределов рационального вмешательства в окружающую среду. Это, конечно, не делает менее призрачным миф о гармоничном сосуществовании общества и природы, их «сотворчества» (по определению Ю. Г. Саушкина).

Такие нарушения, прежде всего локального характера, часто весьма пагубные для здоровья человека, хотя и возникающие по его же вине, легко отслеживаются, например, в крупных центрах металлургической или химической промышленности с высокой концентрацией населения. С ними могут сочетаться нарушения регионального уровня, таящие в себе угрозу возникновения зон бедствия, подобных Аральской.

Наконец, в последние годы широко обсуждается вероятность экологического кризиса уже глобального характера. Такой кризис связывается с так называемым парниковым эффектом в атмосфере, вызванным опять же хозяйственной деятельностью человека. Заметим: не парадоксально ли, что человек затронул самое необходимое условие своего существования? Можно сомневаться в том, что Homo sapiens всегда и во всем человек разумный. Но бесспорно, что он является вечно-дышащим, причем воздухом — какого бы качества он ни был.

На протяжении долгого пути своего становления человечество испытывало, как известно, сложнейшие трансформации. Представляется, что рассмотрение некоторых особенностей этих преобразований будет способствовать более четкому представлению о перспективах, ожидающих человечество в дальнейшем. Разумеется, мне хотелось бы коснуться указанных проблем в аспектах, позволяющих обнаружить признаки качественного влияния природного фактора на развитие человечества, в том числе на этапах, которые по своим условиям рассматриваются нередко как критические.

В общем виде под кризисом следует понимать такое состояние динамической системы, когда ее функционирование совершается на крайнем пределе режима, позволяющем сохранять присущие ей свойства. Кризис в любой динамической системе может наступать как в результате внутренних факторов (автономные нарушения в деятельности ее отдельных элементов или даже из-за неконтролируемого саморазвития), так и под влиянием внешних факторов.

Граница между двумя указанными группами факторов всегда условна. Они взаимно генерируют, и в особенности это относится к такой многоуровневой системе, как человек — общество — природное окружение. Это отчетливо проявляется на примере с парниковым эффектом. Человечество в процессе решения своих внутренних (можно употребить слово эгоистических) задач, связанных с удовлетворением расширяющихся потребностей в ходе осуществления этой целеполагающей деятельности, в качестве непреднамеренного загрязняющего «отхода» поставляет усиленные дозы углекислого газа и метана в атмосферу. Это способствует истощению ее озонового слоя.

Следствием такого загрязнения стали кардинальные сдвиги в состоянии природной среды (вначале в климате, а затем в ландшафтных компонентах). А это в свою очередь оказывает качественное воздействие на жизнь самого человека (человечества) — ее биологические и социально-экономические стороны в их неразрывном единстве.

Система, находящаяся в крайнем критическом состоянии, но энергетический запас которой еще не до конца использован, располагает высокой вероятностью преодоления кризиса и возврата к функционированию в нормальном режиме. Система же, на которую воздействуют силы, вызывающие кризис, превышающий ее энергетический потенциал, испытает деструкцию. В результате она либо преобразуется в иную систему, либо распадается на отдельные элементы, которые затем войдут в состав других систем.

Степень критического состояния определяется количеством энергии и ее расходом во времени. Биокосные системы, относящиеся, например, к ландшафтной оболочке, не преодолевшие кризиса, чаще всего перестраиваются из одной системы в другую. Примером может служить переход ландшафтной оболочки из зонального состояния в гиперзональное. Однако вероятен и вариант дезинтеграции биокосной системы. Главным условием такой дезинтеграции послужит уничтожение биологического компонента на уровне, соответствующем данной системе. Таковым будет необратимое уничтожение растительности, например в равнинных ландшафтах умеренного пояса.

Трансформации в подобных вариантах происходят и с самими биологическими организмами как системами. Для них особое значение будет иметь время воздействия критического фактора. Кратковременное воздействие высокой силы либо позволит выжить организму и сохраниться в прежнем состоянии, либо приведет к его дезинтеграции. Однако относительно долговременное воздействие фактора, качественно влияющего на функционирование организма, может привести его не к дезинтеграции, а к преобразованию в новую систему. Многочисленные примеры таких трансформаций можно найти в истории биосферы, в том числе в истории становления человека.

Попытка провести ретроспективные исследования взаимодействия системы человек — общество — природное окружение чрезвычайно осложняется, прежде всего, тем, что эта система не относится к классу стабильных. Начать с того, что указанная трехкомпонентная система проистекает по существу из единой, чисто естественной экосистемы. В ней были синтезированы различные элементы ландшафта, а среди них и такие представители фауны, как дриопитеки, а затем и австралопитеки. На определенном этапе (вероятно, с появлением Homo habilis) в этой экосистеме происходят принципиальные изменения, и она расщепляется на отдельные компоненты. Они начинают выступать не только как самостоятельные субъекты, но и как взаимодействующие, а значит, в определенных отношениях и как противодействующие (принцип отчуждения) категории.

При этом первые два компонента — собственно человек как биологическое звено и общество в целом — способны к автономному самосовершенствованию, а третий (природное окружение) обладает свойствами направленных и вместе с тем колебательных (циклических) изменений во времени.



1. Коэволюция человека и природы


Если проводить простое, чисто прямолинейное сравнительное исследование главных событий во всех трех звеньях (компонентах) рассматриваемой системы, то в генеральной смене этих событий можно усмотреть определенный параллелизм. Так, общий процесс формирования семейства древних человекообразных обезьян, в том числе дриопитеков, совпадает с направленным, хотя и неравномерным похолоданием, проявляющимся особенно отчетливо в первой половине кайнозоя, после эоценового климатического оптимума (около 43—45 млн. лет назад). Завершение этого оптимума означало вместе с тем зарождение нового геологического периода — ледникового, так как около 40—37 млн. лет назад зафиксированы первые ледники в горах Антарктиды.

Время расцвета более продвинутых представителей древних человекообразных понгид — кениапитеков, проконсулов, дриопитеков — приходится на первую половину миоцена.

Еще более близкие к человеку представители этого семейства — сивапитеки, рамапитеки — были широко распространены во второй половине миоцена — 15—5 млн. лет назад, а некоторые (гигантопитек) доживали до 1 млн. лет назад, т. е. переживали весь палеоген и начало четвертичного периода.

Однако около 5—6 млн. лет назад происходит чрезвычайно важное событие в становлении семейства гоминид. В это время появляются представители рода австралопитеков — «обезьянолюдей». Древнейшая находка австралопитеков — челюсть австралопитека африканского из Лотегема в Кении датируется временем около 5,5 млн. лет назад.

Нельзя не обратить внимания на то, что именно с этим временем совпадают существенные изменения в состоянии ландшафтной оболочки. К ним относятся резкое усиление процессов аридизации, вытеснение в сторону экватора вечнозеленых лесов, замещение их в прежних областях распространения саваннами, а местами и опустыненными ландшафтами; происходит экспансия гиппарионовой фауны.

Этот этап получил в геологической и палеогеографической литературе название мессинского кризиса. Он сопровождался таким необычным явлением, как практически полное высыхание Средиземного моря и распространение по его дну мощного слоя эвапоритов. Признаки существенного похолодания в это время фиксируются в донных осадках океана.

По представлениям некоторых ученых, мессинский кризис сопровождался распространением оледенения уже в Северном полушарии.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.