Экологические проблемы развития промышленного производства (ECO_REF)

Посмотреть архив целиком

37





Содержание


1. Введение 2

2. Промышленное производство и качество окружающей среды 3

2.1. Общие тенденции развития производства 3

2.2. Энергетика и защита окружающей среды 6

2.3. Экономия топливно-энергетических ресурсов – важнейшее направление рационального природопользования 8

3. Экологизация экономики и бизнес 11

3.1. Влияние экономических реформ на окружающую среду 11

3.2. Экологические фонды – инструмент дополнительного финансированиния природоохранных мероприятий 17

3.3. Инвестиции в экологию энергетики 19

3.4. Проблемы применения экономических методов в природопользовании и охране окружающей среды (на примере энергетической отрасли) 23

4. Заключение 27

5. Список литературы 29



1. Введение


На всех стадиях своего развития человек был тесно связан с окружающим миром. Но с тех пор как появилось высокоиндустриальное общество, опасное вмешательство человека в природу резко усилилось, расширился объём этого вмешательства, оно стало многообразнее и сейчас грозит стать глобальной опасностью для человечества. Расход невозобновляемых видов сырья повышается, все больше пахотных земель выбывает из экономики, так как на них строятся города и заводы. Человеку приходится все больше вмешиваться в хозяйство биосферы – той части нашей планеты, в которой существует жизнь. Биосфера Земли в настоящее время подвергается нарастающему антропогенному воздействию. При этом можно выделить несколько наиболее существенных процессов, любой из которых не улучшает экологическую ситуацию на планете. Наиболее масштабным и значительным является химическое загрязнение среды несвойственными ей веществами химической природы. Среди них газообразные и аэрозольные загрязнители промышленно-бытового происхождения. Прогрессирует и накопление углекислого газа в атмосфере. Дальнейшее развитие этого процесса будет усиливать нежелательную тенденцию в сторону повышения среднегодовой температуры на планете. Вызывает тревогу у экологов и продолжающееся загрязнение Мирового океана нефтью и нефтепродуктами, достигшее уже почти половину его общей поверхности. Нефтяное загрязнение таких размеров может вызвать существенные нарушения газо - и водообмена между гидросферой и атмосферой. Не вызывает сомнений и значение химического загрязнения почвы пестицидами и ее повышенная кислотность, ведущая к распаду экосистемы. В целом все рассмотренные факторы, которым можно приписать загрязняющий эффект, оказывают заметное влияние на процессы, происходящие в биосфере. Развиваясь, человечество начинает использовать все новые виды ресурсов (атомную и геотермальную энергию, солнечную, гидроэнергию приливов и отливов, ветряную и другие нетрадиционные источники). Однако главную роль в обеспечении энергией всех отраслей экономики сегодня играют топливные ресурсы. Это четко отражает структура топливно-энергетического баланса.


Структура потребности мира в энергии за 1993 год

Таблица 1.1

Всего

Нефть

Уголь

Газ

АЭС

Прочие

100,0%

39,9%

28,0%

22,8%

6,8%

2,5%



Топливно-энергетический комплекс тесно связан со всей промышленностью страны. На его развитие расходуется более 20% денежных средств. На ТЭК приходится 30% основных фондов.




2. Промышленное производство и качество окружающей среды


XX век принес человечеству немало благ, связанных с бур­ным развитием научно-технического прогресса, и в то же время поставил жизнь на Земле на грань экологической катастрофы. Рост населения, интенсификация добычи и выбросов, загряз­няющих Землю, приводят к коренным изменениям в природе и отражаются на самом существовании человека. Часть из таких изменений чрезвычайно сильна и настолько широко распро­странена, что возникают глобальные экологические проблемы. Имеются серьезные проблемы загрязнения (атмосферы, вод, почв), кислотных дождей, радиационного поражения террито­рии, а также утраты отдельных видов растений и живых орга­низмов, оскудения биоресурсов, обезлесения и опустынивания территорий.

Проблемы возникают в результате такого взаимодействия природы и человека, при котором антропогенная нагрузка на территорию (ее определяют через техногенную нагрузку и плотность населения) превышает экологические возможности этой территории, обусловленные главным образом ее природно-ресурсным потенциалом и общей устойчивостью природных ландшафтов (комплексов, геосистем) к антропогенным воздействиям.



2.1. Общие тенденции развития производства


Основные источники загрязнения атмосферного воздуха территории нашей страны — машины и установки, использующие серосодержащие угли, нефть, газ.

Значительно загрязняют атмосферу автомобильный транс­порт, ТЭЦ, предприятия черной и цветной металлургии, нефтегазоперерабатывающей, химической и лесной промышленности. Большое количество вредных веществ в атмосферу поступает с выхлопными газами автомобилей, причем их доля в загрязнении воздуха постоянно растет; по некоторым оценкам в России — более 30%, а в США — более 60% от общего выброса загрязняющих веществ в атмосфе­ру.

С ростом промышленного производства, его индустриализации, средозащитные мероприятия, базирующиеся на нормативах ПДК и их производных, становятся недостаточными для снижения уже образовавшихся загрязнений. Поэтому естественно обращение к поиску укрупненных характеристик, которые, отражая реальное состояние сред, помогли бы выбору экологически и экономически оптимального варианта, а в загрязненных (нарушенных) условиях – определили очередность восстановительно-оздорови­тельных мероприятий.

С переходом на путь интенсивного развития экономики важная роль отводится системе экономических показателей, наделенных важнейшими функциями хозяйственной деятельности: плановой, учетной, оценочной, контрольной и стимулирующей. Как всякое системное образование, представляющее собой не произвольную совокупность, а взаимосвязанные элементы в определенной целостности, экономические показатели призваны выражать конечный результат с учетом всех фаз воспроизводственного процесса.

Одной из важных причин увеличения природоемкости экономики стал превышаю­щий все допустимые нормативы износ оборудования. В базовых отраслях промышлен­ности, транспорта износ оборудования, в том числе очистного, достигает 70—80%. В условиях продолжающейся эксплуатации такого оборудования резко увеличивается вероятность экологических катастроф.

Типичной в этом отношении стала авария нефтепровода в арктическом районе Коми около Усинска. В результате на хрупкие экосистемы Севера вылилось — по различным оценкам — до 100 тыс. т нефти. Эта экологическая катастрофа стала одной из крупнейших в мире в 90-х гг., и она была вызвана крайней изношенностью трубопровода. Авария получила мировую огласку, хотя по оценкам некоторых рос­сийских специалистов она является одной из многих — просто другие удалось скрыть. Например, в том же регионе Коми в 1992 г., по данным межведомственной комиссии по экологической безопасности, произошло 890 аварий.

Колоссален экономический ущерб экологических катастроф. На сэкономленные в результате предотвращения аварий средства в течение нескольких лет можно было бы реконструировать топливно-энергетический комплекс, существенно снизить энергоемкость всей экономики.

Ущерб, наносимый природе при производстве и потреблении продукции, - результат нерационального природопользования. Возникла объективная необходимость установления взаимосвязей между результатами хозяйственной деятельности и показателями экологичности выпускаемой продукции, технологией ее производства. Это в соответствии с законодательством требует от трудовых коллективов дополнительных затрат, которые необходимо учитывать при планировании. На предприятии целесообразно разграничивать затраты на охрану окружающей среды, связанные с производством продукции и с доведением продукта до определенного уровня экологического качества, либо с заменой его другим, более экологичным.

Существует связь между качеством продукции и качеством окружающей среды: чем выше качество продукции (с учетом экологической оценки использования отходов и результатов природоохранной деятельности в процессе производства), тем выше качество окружающей среды.

Каким образом можно удовлетворить потребности общества в должном качестве окружающей среды? Преодолением негативных воздействий с помощью обоснованной системы норм и нормативов, с увязкой расчетных методов ПДВ, ПДС и средозащитных мероприятий; разумным (комплексным, экономичным) использованием природных ресурсов, отвечающим экологическим особенностям определенной территории; экологической ориентации хозяйственной деятельности, планирование и обоснование управленческих решений, выражающихся в прогрессивных направлениях взаимодействия природы и общества, экологической аттестации рабочих мест, технологии выпускаемой продукции.

Обоснование экологичности представляется неотъемлемой частью системы управления, влияющей на выбор приоритетов в обеспечении народного хозяйства природными ресурсами и услугами в пределах намечаемых объемов потребления.

Различие производственных интересов и отраслевых заданий определяет особенности взглядов специалистов на проблему экологизации производств, применяемой и создаваемой техники и технологии.

Предпринимаются попытки на основе единого методического подхода, расчетом частных и обобщающих показателей выразить взаимосвязь натуральных и стоимостных характеристик в принятии экономически целесообразного и экологически обусловленного (приемлемого) решения. Приоритетность натуральных параметров, показателей отвечает потребностям ресурсообеспечения общественного производства. Стоимостные показатели должны отражать результативность усилий по снижению (или повышению) техногенной нагрузки на природу. С их помощью производится расчет экологического ущерба и оценивается эффективность мер по стабилизации режима природопользования.

Надо сказать, что кроме этого принимаются и такие меры, как:

- обеспечение организации производства нового, более совершенного оборудования и аппаратуры для очистки промышленных выбросов в атмосферу от вредных газов, пыли, сажи и других веществ;

- проведение соответствующих научных исследований и опытно-конструкторской работ по созданию более совершенной аппаратуры и оборудования для защиты атмосферного воздуха от загрязнения промышленными выбросами;

- осуществление на предприятиях и организациях монтажа и наладки газоочистного и пылеулавливающего оборудования и аппаратуры;

- осуществление государственного контроля за работой газоочистных и пылеулавливающих установок на промышленных предприятиях.

Природно-промышленные системы в зави­симости от принятых качественных и количественных параметров техно­логических процессов отличаются друг от друга по структуре, функционированию и характеру взаимодействия с природной средой. В действи­тельности даже одинаковые по качественным и количественным пара­метрам технологических процессов природно-промышленные системы отличаются друг от друга неповторимостью экологических условий, что приводит к различным взаимодействиям производства с окружающей его природной средой. Поэтому предметом исследования в инженерной эко­логии является взаимодействие технологических и природных процессов в природно-промышленных системах.

В то же время в более развитых странах подход к проблемам окружающей среды со стороны правительств гораздо более жесток: например, ужесточаются нормы содержания вредных веществ в выхлопных га­зах. Чтобы не потерять свою долю рынка в сложившихся условиях, компания Honda Motors1 засунула под капот современный 32-разрядный компьютер и озадачила его про­блемой сохранения окружающей среды. Микропроцессорное управление системой зажига­ния — не новость, однако, похоже, впервые в истории автомобильной промышленности про­граммно реализован приоритет чистоты вы­хлопа, а не выжимания лишних «лошадей» из мотора. Надо сказать, компьютер в очередной раз продемонстрировал свой интеллект, уже на промежуточном этапе снизив токсичность вы­хлопа на 70% и потеряв при этом всего 1,5% мощности двигателя. Вдохновленный резуль­татом, коллектив инженеров и программистов начал экологиче­скую оптимизацию всего, что хоть как-то такую оптимизацию в состоянии вынести. Электрон­ный эколог под капотом бдительно следит за составом рабочей смеси, впрыскиваемой в ци­линдры, и «в режиме реального времени» управляет процессом сгорания топлива. А если, несмотря на все старания «уничтожить врага в его собственном логове» (в смысле, в цилинд­рах двигателя) что-то в выхлопную трубу и проскочит, то наружу не выйдет: специальные датчики тут же сообщат об этом компьютеру, который, перенаправив коварную порцию вы­хлопа в специальный отсек, уничтожит ее там с помощью электричества. Разумеется, не забыли навесить на двигатель и специально разра­ботанный каталитический дожигатель особой конструкции. Результат, как говорится, превзошел все ожидания: мощность двигателя снизилась со­всем ненамного, экономичность не пострадала, а что касается выхлопа — забавно, но факт: процентное содержание в нем вредных веществ заметно меньше, чем в воздухе, ко­торым дышат жители, например, централь­ных районов Лос-Анджелеса.



2.2. Энергетика и защита окружающей среды


Развитие современного производства, и, прежде всего промышленности, базируется в значительной степени на использовании ископаемого сырья. Среди отдельных видов ископаемых ресурсов на одно из первых мест по народнохозяйственному значению следует поставить источники топлива и элек­троэнергии.

Особенностью энергетического производства является непосредст­венное воздействие на природную среду в процессе извлечения топлива и его сжигания, причем происходящие изменения природных компонентов являются весьма наглядными.

Время, когда природа казалась неисчерпаемой, миновало. Грозные симптомы разрушительной деятельности че­ловека с особой силой проявились пару десятилетий назад, вы­звав в некоторых странах энергетический кризис. Стало ясно, что ресурсы энергоносителей ограничены. Это также относится и ко всем другим полезным ископаемым.

Ситуация легко проецируется на обеспечение страны электроэнергией. На сегодня основными электрогенерирующими источниками в Беларуси являются тепловые электростанции (ТЭС), работающие в основном на российском газе, а недостающая электроэнергия закупается на атомных станциях России и Литвы. Собственное производство электроэнергии осложняется тем, что более половины белорусских электростанций отработали свой проектный ресурс, а к 2010 году замены потребует уже 90% энергетического оборудования. То есть проблема требует принципиального решения: как компенсировать выбывающие мощности – ремонтировать и реконструировать старые или строить новые электростанции? Проведенные исследования показали, что простая замена оборудования и продление ресурса энергоблоков – не самый дешевый способ. Специалисты пришли к выводу, что наиболее выгодной является модернизация и реконструкция существующих электростанций и котельных путем внедрения современных газотурбинных и парогазовых установок с более высоким КПД. Сейчас по новейшей технологии за счет кредита Европейского Банка Реконструкции и Развития осуществляется модернизация Оршанской ТЭЦ с применением французского оборудования. Но опять же, топливом для парогазовых установок является все тот же российский природный газ. А когда Россия время от времени прикрывает газовую "задвижку", Беларусь сполна ощущает, что такое энергетическая независимость и безопасность. Главная проблема – высокая степень энергетической зависимости нашей страны от внешних источников. 85-90% сырья для белорусской топливной промышленности импортируется из России.

Между тем, по официальным оценкам, с прошлого года в нашей стране начался невиданный прирост производства. Если так будет продолжаться и дальше, то к 2015 году объемы производства увеличатся в 2,8 раза. Уровень энергопотребления при этом возрастет в полтора раза. При сохранении нынешних объемов поставок энергоносителей наша энергетическая система от такого прироста производства просто рухнет.

По оценкам специалистов, учитывая нынешние темпы увеличения ВВП, ситуация в энергетической отрасли резко обострится уже в ближайшее время. В то же время уже сейчас около половины белорусских энергетических мощностей требует замены. Значительная часть теплоэлектростанций по своим техническим характеристикам не соответствует нынешним потребностям энергопотребления. Электроэнергия, произведенная на белорусских ГРЭС, стоит дороже, чем импортируемая из Литвы и России.

По мнению директора института проблем энергетики Академии наук Александра Михалевича, сейчас отечественную энергосистему спасает только общее падение производства. Если бы оно оставалось на уровне 1991 года, энергетическая система просто не выдержала бы этого напряжения и кризис имел бы непредсказуемые последствия. Специалисты в области энергетики считают наиболее перспективным для нашей страны освоение энерго- и ресурсосберегающих технологий и реализацию программы энергосбережения.


2.3. Экономия топливно-энергетических ресурсов – важнейшее направление рационального природопользования


По мере технического прогресса все больший удельный вес приобретают первичные источники электроэнергии, получаемые с гидро- и геотермальных электростанций. Растет и получение электроэнергии с атомных электростанций. Потенциальные мощности всех этих источников велики, но пока экономически эффективной является только небольшая их часть.

Одной из характерных черт совре­менного этапа научно-технического прогресса является возрас­тающий спрос на все виды энергии. Важным топливно-энергетическим ресурсом является природный газ. Затраты на его добычу и транспортировку ниже, чем для твердых видов то­плива. Являясь прекрасным топливом (калорийность его на 10% выше мазута, в 1,5 раза выше угля и в 2,5 раза выше искусст­венного газа), он отличается также высокой отдачей тепла в разных установках. Газ используется в печах, требующих точ­ного регулирования температуры; он мало дает отходов и дыма, загрязняющих воздух. Широкое применение природного газа в металлургии, при производстве цемента и в других отраслях промышленности позволило поднять на более высокий техниче­ский уровень работу промышленных предприятий и увеличить объем продукции, получаемой с единицы площади технологиче­ских установок, а так же улучшить экологию региона.

Экономия топливно-энергетических ресурсов в настоящее время становится одним из важнейших направлений перевода экономики на путь интенсивного развития и рационального природопользования. Однако, значительные возможности экономии минеральных топливно-энергетических ресурсов имеются при использовании энергетических ресурсов. Так, на стадии обогаще­ния и преобразования энергоресурсов теряется до 3% энергии. В настоящее время почти вся электроэнергия в стране производится тепловыми электростанциями. Из 35 млн. кВт электроэнергии, потребляемых ежегодно, в Беларуси производится 23 млн. кВт., 11 млн. кВт импортируется из России и Литвы. Однако, учитывая, что вся белорусская электроэнергия производится на российском газе, считать нашу электроэнергетическую систему самостоятельной не приходится. По нормам развитых стран не рекомендуется импортировать более 30% топливно-энергетических ресурсов из одной страны. В противном случае государство становится слишком зависимым от сырьевых источников. Поэтому на повестку дня все чаще ставится вопрос о применении нетрадиционных источников энергии.

На ТЭС при выработке электроэнер­гии полезно используется лишь 30—40% тепловой энергии, ос­тальная часть рассеивается в окружающей среде с дымовыми газами, подогретой водой. Немаловажное значение в экономии минеральных топливно-энергетических ресурсов играет снижение удельного расхода топлива на производство электроэнергии.

Таким образом, основными направлениями экономии энергоресурсов являются: совершенствование технологиче­ских процессов, совершенствование оборудования, снижение прямых потерь топливно-энергетических ресурсов, структур­ные изменения в технологии производства, структурные из­менения в производимой продукции, улучшение качества то­плива и энергии, организационно-технические мероприятия. Проведение этих мероприятий вызывается не только необхо­димостью экономии энергетических ресурсов, но и важно­стью учета вопросов охраны окружающей среды при решении энергетических проблем.

Большое значение имеет замена ископаемого топлива други­ми источниками (солнечной энергией, энергией волн, прилива, земли, ветров). Эти источники энергетических ресурсов являют­ся экологически чистыми. Заменяя ими ископаемое топливо, мы снижаем вредное воздействие на природу и экономим органиче­ские энергоресурсы. Специалисты в области энергетики считают наиболее перспективным для нашей страны освоение энерго- и ресурсосберегающих технологий и реализацию программы энергосбережения. Правда, самым радикальным выходом стало бы строительство в Беларуси АЭС. Однако по этому поводу пока нет единого мнения ни в среде энергетиков, ни в правительстве. Сторонники АЭС утверждают, что введение станции в строй позволит обеспечить до 30% энергопотребностей страны. Противники ссылаются на то, что создание АЭС небезопасно и не может считаться панацей от всех бед.

Частично сократить поставки топлива из-за рубежа позволит расширение использования местных топливных ресурсов РБ, таких как нефть, попутный газ, бурые угли, торф, древесина, отходы животноводства. (Для Беларуси наиболее реальным источником замещения некоторой части импортируемого топлива может стать древесина и древесные отходы: по примеру скандинавских стран в ближайшие годы можно увеличить применение древесины в качестве топлива в 1,5-2 раза.) Но расчеты показывают, что намеченные меры по энергосбережению, максимальному использованию местных топливных ресурсов и нетрадиционных источников энергии смогут увеличить обеспеченность собственным топливом лишь до 38-40%.

Из анализа ретроспективы развития природоохранной деятельности и ресурсосберегающей технологии производства продукции потребления следует, что многомиллиардные затраты на эти цели не принесли желаемых результатов.

Основной причиной значительного ухудшения экологической ситуации в нашей стране является отсутствие устойчивого механизма, учитывающего уровень превышения ПДК и ПДВ. Это от­ражается на экономике источников, загрязняющих окружающую среду, а также базовых (стартовых) эколого-экономических нормативов, определяющих виды экономического, морального наказания или поощрения.

Одной из основополагающих посылок при формировании эколого-экономических нормативов является определение "пропорций" между возможными направлениями использования природных ресурсов в границах конкретной территории. Расчет нормативов должен осуществляться с учетом следующих положений:

- для каждого природного комплекса существует определен­ная величина максимально допустимой антропогенной нагрузки, которая не нарушает естественных процессов, и её действие может быть компенсировано процессами са­мовосстановления;

- при антропогенной нагрузке, более высокой, чем допусти­мое значение, но не превышающей конкретный для каж­дой природной системы предельный уровень, нарушения в естественном состоянии этой системы, вызванные дейст­вием антропогенного фактора, могут быть устранены в ре­зультате ликвидации нагрузки и проведения природо­охранных мероприятий;

- если антропогенная нагрузка на природную среду превы­сила предельный уровень, то развиваются процессы необ­ратимой деградации.

На современном уровне развития производственных сил в оборот вовлечены практически все территориальные элементы и компоненты окружающей среды, поэтому они подвергаются отрицательному воздействию загрязняющих веществ и физических факторов. Уровень и состав загрязнения дифференцируются по территории Белоруссии и определяются отраслевой спецификой производства, явлениями переноса загрязняющих веществ через атмосферный воздух, воду и другие носители загрязнения окружающей среды. Поэтому, целесообразно пересмотреть сложившиеся технологические процессы, наносящие ущерб окружающей среде.




3. Экологизация экономики и бизнес



Экологизация экономики не является абсолютно новой проблемой. Практическое воплощение принципов экологичности тесно связано с познанием естественных процессов и достигнутым техническим уровнем производств. Новизна проявляется в эквивалентности обмена между природой и человеком на основе оптимальных организационно-технических решений по созданию, например, искусственных экосистем, по использованию предоставляемых природой материальных и технических ресурсов. В процессе экологизации экономики специалисты выделяют некоторые особенности. Например, чтобы сократить до минимума ущерб, наносимый окружающей среде, в отдельном регионе нужно производить только один вид продукции. Если же обществу необходим расширенный набор продуктов, то целесообразно разработать безотходные технологии, эффективные системы и технику очистки, а также контрольно-измерительную аппаратуру. Это позволит наладить производство полезной продукции из побочных компонентов и отходов отраслей. Основные цели, к которым мы стремимся при экологизации экономики, – уменьшение техногенной нагрузки, поддержание природного потенциала путем самовосстановления и режима естественных процессов в природе, сокращение потерь, комплексность извлечения полезных компонентов, использование отходов в качестве вторичного ресурса.



3.1. Влияние экономических реформ на окружающую среду


Развитие эколого-ориентированного бизнеса может позволить существенно изме­нить экологическую ситуацию в стране, улучшить охрану окружающей среды и ис­пользование природных ресурсов. Очевидно, что нельзя решить экологические проблемы, выйти на устойчивый тип развития без общего улучшения экономического положения страны, эффективной макроэкономической политики.

На ухудшение экологической ситуации в республике влияет ряд экономических и юри­дических факторов, действующих в разных сферах, на разных уровнях и с различным масштабом воздействия:

  • макроэкономическая политика, приводящая к экстенсивному использованию природных ресурсов;

  • инвестиционная политика, ориентированная на развитие ресурсоэксплуатирующих секторов экономики;

  • неэффективная секторальная политика (топливно-энергетический комплекс, сельское хозяйство, лесное хозяйство и др.);

  • несовершенное законодательство;

  • неопределенность прав собственности на природные ресурсы;

  • отсутствие эколого-сбалансированной долгосрочной экономической стратегии, недооценка устойчивого развития;

  • инфляция, экономический кризис и нестабильность экономики препятствуют реализации долгосрочных проектов, к числу которых относится большинство экологических проектов;

  • природно-ресурсный характер экспорта;

  • существование действенного стимула в виде получения значительной и быстрой прибыли от переэксплуатации и/или продажи природных ресурсов (нефть, газ, лес, руды и пр.) и т.д.

Сейчас самым важным является создание государством посредством эффективных, косвенных и прямых, экономических инструментов и регуляторов благо­приятного климата для развития эколого-ориентированного бизнеса. В связи с этим рас­смотрим влияние экономических реформ в республике Беларусь на сохранение окружающей среды, оценим наиболее перспективные направления развития бизнеса в этой сфере.

В рамках всей экономики, на макро уровне можно выделить следующие важные на­правления экономических преобразований: структурная эколого-ориентированная пе­рестройка, изменение инвестиционной политики в направлении эколого-сбалансированных приоритетов, совершенствование механизмов приватизации, реформа прав собственности, демонополизация, создание эколого-непротиворечивых систем нало­гов, кредитов, субсидий, торговых тарифов и пошлин и пр. Все эти механизмы и реформы неизбежно в той или иной степени сказываются на развитии бизнеса, свя­занного с экологической деятельностью.

К сожалению, в структурах законодательной и исполнительной власти нет полного и четкого осознания экологической опасности. Это во многом связано со сложившимся менталитетом этих структур. Игнорирование экологического фактора было свойственно социальному и экономическому развитию страны последних десятилетий. Провозглашался приоритет экономических целей, развитие оборонного, топливно-энергетического, аграрного комплексов. Социальные и экологические проблемы отодвигались при этом на второй план.

Важно отказаться и пересмотреть многие стереотипы в процессах принятия реше­ний. Современные традиционные подходы к экономическому развитию базируются на количестве используемых природных ресурсов. Чем больше используется ресурсов, тем лучше для страны. Стремление увеличить добычу природных ресурсов и усилить их эксплуатацию может только ускорить процессы экологической деградации. Нужны принципиально иные подходы. Неразвитость обрабатывающей и перерабатывающей промышленности, инфраструктуры, сферы распределения приводят к колоссальным потерям природных ресурсов и сырья. Нужно ли увеличивать нагрузку на природу, зная, что значительная часть природных ресурсов будет использована нерационально?

Показательная ситуация сложилась в топливно-энергетическом комплексе, оказывающем чрезвычайно большое влияние на экологическую ситуацию. На примере России видим, что в рас­чете на единицу конечной продукции она сейчас тратит в три раза больше энергии, чем Япония и ФРГ, и в два раза больше, чем США (см. таблицу 3.1). Не лучше дело обстоит и в Белоруссии.


Производство энергии в расчете на единицу ВВП в России и за рубежом (%)

Таблица 3.1

Япония

100

Германия

100

США

168

Венгрия

200

Россия

324


Аналогичная ситуация сложилась с лесными ресурсами, от охраны и исполь­зования которых во многом зависит сохранение многих биологических ресурсов. Природоемкая структура лесного комплекса с неразвитыми обрабатывающими отраслями приводит к огромному перерасходу леса на производство продукции по сравнению с уже имеющимися технологиями.

Таким образом, важнейшая причина ухудшения экологической ситуации в республике – неэффективная, природоемкая структура экономики.

Очевидно, что дело не в объемах использования природных ресурсов и производ­ства промежуточной продукции, а в экономических структурах, их использующих. При сохранении сложившихся инерционных тенденций в природопользовании, техногенных подходов в природопользовании, техногенных подходов в экономике в стране никогда не хватит природных ресурсов для поддержания сложившегося типа развития даже при значительном увеличении эксплуатации природных ресурсов. К сожалению, подавляющее большинство экономических проектов для Белоруссии, пред­лагаемые зарубежными и отечественными специалистами, игнорируют эту проблему, и их реализация связана с увеличением нагрузки на окружающую среду.

В связи с этим чрезвычайно важно создать более благоприятные - по сравнению с природоэксплуатирующей деятельностью — условия по развитию бизнеса в ресурсосберегающих отраслях, связанных с развитием обрабатывающей и перерабатывающей про­мышленности, инфраструктуры, сферы распределения. И здесь необходима эффективная селективная экономическая политика по поддержке ресурсосберегающей деятель­ности. Поэтому важнейшим направлением экономических реформ в Белоруссии, перехода на устойчивый тип развития является эколого-ориентированная структурная пере­стройка, позволяющая осуществить эффективное ресурсосбережение. Речь идет о глобальном перераспределении трудовых, материальных, финансовых ресурсов в народном хозяйстве в пользу ресурсосберегающих, технологически передовых отраслей и видов деятельности. Огромную роль в таком перераспределении ресурсов должны сыграть формирующиеся ры­ночные механизмы.

Самые скромные оценки показывают, что структурно-технологи-ческая рационализация эко­номики может позволить высвободить 20-30% используемых сейчас неэф­фективно природных ресурсов при увеличении конечных результатов. В стране наблюдается гигантское структурное перепотребление природных ресурсов, что создает мнимые дефициты в энергетике, сельском и лесном хозяйствах и т. д.

Отражением этой ситуации стало ухудшение одного из важнейших показателей устойчивого и эколого-ориентированного развития — рост энергоемкости экономических показателей. По некоторым оценкам, этот показатель для валового национального продукта вырос за последнее время примерно на треть (см. рис.3.1). Это означает, что для достиже­ния конечных результатов в экономике приходится удельно затрачивать значительно больше нефти, газа, угля, электроэнергии, что безусловно ведет к ухудшению экологической обстановки.

Важнейшее значение для развития эколого-ориентированного бизнеса имеет ради­кальное изменение инвестиционной политики в направлении природоохранных приоритетов. В этой направленности капитальных вложений можно выделить два аспекта.



Рис. 3. 1. Сравнительная энергоемкость ВНП некоторых стран.


Во-первых, отсутствие в настоящее время сколь-нибудь хорошо проработанной концепции долгосрочного развития экономики страны. Надежды на то, что "невидимая рука" рынка сама создаст эффективную структуру экономики, несостоятельны в силу отмеченных выше причин. В результате происходит довольно хаотическое распределение капитальных вложений, закрепляющее природоемкий тип развития.

Во-вторых, недооцениваются эффекты от перехода на устойчивое ресурсосберегающее развитие. В многие миллионы долларов можно оценить ежегодные потери деградировавшей земли, леса, водных ресурсов. При адекватном экономи­ческом учете экологического фактора эффективность ресурсосбережения оказывается гораздо выше наращивания природоемкости экономики, что доказало экономическое развитие развитых стран в последние два десятилетия.

Облегчить эколого-экономический переход к рыночной экономике возможно с по­мощью эколого-сбалансированных экологических реформ и создания соответствую­щей экономической среды на макроуровне, благоприятствующих развитию эколого-ориентированного бизнеса. Здесь можно выделить два типа экономических механиз­мов и инструментов в зависимости от степени отраслевого охвата. Во-первых, меха­низмы и инструменты, действующие в рамках всей экономики, ее отраслей и комплексов. И, во-вторых, — более специальные механизмы и инструменты, ориентированные прежде всего на природоэксплуатирующие отрасли, первичный сектор экономики, а также на регулирование природоохранной деятельности в других от­раслях.

В рамках всей экономики можно выделить механизмы приватизации, реформу прав собственности, демонополизацию, создание эколого-непротиворечивых систем налогов, кредитов, субсидий, торговых тарифов и пошлин и пр. Все эти механизмы и реформы неизбежно в той или иной степени сказываются на экологической ситуации.

Для Белоруссии чрезвычайно остро стоит проблема монополизма. Огромные монополии в условиях отсутствия конкуренции, наличия действенных лобби в законодательных и исполнительных структурах власти могут уделять экологическим факторам минимальное внимание.

Налоговая политика также не способствует решению экологических проблем и развитию эколого-ориентированного бизнеса. Налоговое бремя на предприятия чрез­вычайно велико, что вынуждает предприятия ориентироваться прежде всего на краткосрочные задачи выживания. Сейчас до 90% прибыли предприятий изымается у предприятия в виде налогов и других отчислений. Этот фактор, а также "старение" основных фондов приводят к тому, что значительная часть предприятий убыточны или малорентабельны. В этих условиях понятно стремление предприятий минимизировать свои природоохранные затраты для выживания в условиях перехода к рынку. Очевидно, что в условиях конкуренции, массовых банкротств, ужесточения финансовой ситуации для предприятий одной из первых жертв борьбы за существование станет природа. Предприятия стремятся всячески экономить на природоохранных мерах, приобретении экологического обо­рудования, так как экологические затраты не увеличивают выпуск основной про­дукции. Скрываются выбросы и сбросы загрязняющих веществ, захоронение отходов для того, чтобы избежать платы за них, штрафов и т. д. В этих условиях целесообразно, что подтверждает мировой опыт, создание бла­гоприятного налогового климата для эколого-ориентированной деятельности.

Кредитно-денежная политика также способствует сохранению антиэкологических тенденций в экономике. В условиях высокой инфляции подавляющее большинство банковских операций приходится на короткие торговые и финансовые сделки (95% активных банковских операций), что практически лишает экономику ин­вестиций в перспективное развитие, радикальную структурную ресурсосберегающую перестройку. Аналогичное воздействие имеет и чрезвычайно высокая учетная ставка, что делает невыгодным инвестирование долгосрочных или мед­ленно окупающихся проектов, в число которых входят многие природоохранные про­екты.

Для экологизации экономики и поддержания бизнеса на этом направлении в существенных изменениях нуждается внешнеторговая политика, вся система тарифов, пошлин и других торговых барьеров. При неразвитости отрасли экологического машиностроения в стране многие экологические программы, в том числе и междуна­родные экологические проекты, нуждаются в импорте природоохранного оборудования. Между тем, сейчас система пошлин на ввозимое оборудование чрезвы­чайно затрудняет реализацию природоохранных программ. Накладываются огромные налоги на ввоз из-за рубежа оборудования экологического назначения. В том случае, если экологический проект нуждается в импортном оборудовании, от четверти до трети затрат может уйти на пошлины и другие налоги. Тем самым ставится барьер на пути инвестиций в охрану окружающей среды.

На экспортно-импортные потоки также существенно воздействует инфляция. Бы­строе обесценение национальной валюты в республике приводит к стимулированию экс­порта, который практически на 80 процентов состоит из первичных природных ресурсов.

В условиях перехода к рыночной экономике в число более специальных механизмов и инструментов, ориентированных прежде всего на природоэксплуатирующие отрасли, первичный сектор экономики, а также на регулирование природоохранной стороны деятельности в других отраслях, входит довольно широкий круг потенциально эффективных эколого-экономических регуляторов. Здесь и платность природопользования, создание системы льгот, субсидий, кредитов для природоохранной деятельности, продажа прав (разрешений) на загрязнение, штрафование деятельности, наносящей ущерб окружающей среде, создание рынка экологических услуг и многое другое. Многие из этих экономических механизмов, чрезвычайно важных для развития бизнеса. Сейчас в развитых странах мира существует более 80 экономических инструментов в использовании природных ресурсов и охране окружающей среды.

С позиции экологизации экономики нуждаются в своей корректировке и традиционные показатели экономического развития и прогресса — такие как доход на душу населения, валовой национальный продукт и пр. В этом плане представляют интерес следующие показатели: индекс гуманитарного развития (Human Development Index), предложенный ООН, и индекс устойчивого экономического благосостояния (Index of Sustainable Economic Welfare), предложенный Г. Дали и Дж. Коббом (Herman Е. Daly and Jonn В. Cobb). Первый представляет собой агрегатный показатель, рассчитываемый на основе характеристик продолжительности жизни, уровня знаний и уровня овладения ресурсами, необходимыми для нормальной жизни. Второй - является достаточно комплексным показателем, учитывающим издержки экологического характера, связанные с нерациональным хозяйствованием.

Расчеты по индексу устойчивого экономического благосостояния в США показали противоположные тенденции изменения этого индекса и показателя ВНП на душу населения в 80-е гг. - уменьшение первого, отражающего экологическую деградацию, при значительном росте второго. По мнению Г. Дали "пока мерой человеческого благосостояния остается ВНП, на пути перемен существуют огромные препятствия. Рынок видит только эффективность, он не приспособлен чувствовать справедливость или устойчивость".

Стабилизация экологической ситуации в республике во многом зависит от эффективности проводимых в стране экономических реформ, их адекватности целям формирования устойчивого типа развития национальной экономики. И здесь чрезвычайно важны меры по созданию с помощью эффективных рыночных инструментов и регуляторов благоприятного климата для развития всех сфер бизнеса, способствующего экологизации экономики.




3.2. Экологические фонды – инструмент дополнительного финансированиния природоохранных мероприятий


К настоящему времени направленность и масштабы природоохранной деятельности в энергетике республики практически установились. Они определяются требованиями, сформулированными при утверждении нормативов на выброс загрязняющих веществ в атмосферу (ПДВ), сброс загрязнителей в водные объекты (ПДС), введении лимитов на складирование отходов и намеченным комплексом мероприятий по достижению этих пределов. Преодолев организационные и методические трудности, практически все электростанции отрасли получили разрешение на выброс (сброс) в окружающую среду загрязняющих веществ в ограниченных размерах, заключили договора с природоохранными органами власти.

С 1991 г. электростанции активно вовлечены в формирование системы экологических фондов путем отчисления в них средств за загрязнение окружающей среды. Если принять во внимание материалы Международной конференции по практике функционирования экологических фондов в условиях экономики переходного периода (г. Санкт-Петербург, 1994 г.) и расчетные показатели отрасли, то отчисления энергетиков составляют 20-25% общей по стране суммы платежей за выбросы (сбросы) загрязняющих веществ и размещение отходов.

В соответствии с действующими нормативными документами платежи за выбросы (сбросы) загрязняющих веществ в допустимых (лимитируемых) пределах включаются в себестоимость энергии. По данным статистической отчетности это 70-80% начисленных платежей. Сумма взносов за превышение допустимых выбросов (сбросов) составляет приблизительно 20-30% и изымается из прибыли предприятия. Иными словами все отчисления предприятия в экологические фонды включаются в тариф на энергию и в конечном счете оплачиваются потребителем.

В связи с этим закономерен вопрос потребителя энергии об эффективности использования экологических фондов для оздоровления окружающей среды, а с позиций энергообъектов – способствуют ли фонды природоохранной деятельности предприятия.

Для оценки эффективности использования взносов отрасли в экологические фонды введем условный показатель возврата1 этих средств для реализации природоохранных мер непосредственно на ТЭС. В целом по отрасли этот возврат составляет 35-40% причитающихся сумм платежей.

Согласно Закона РБ "Об охране окружающей среды" и установленного порядка направления средств в целевые бюджетные экологические фонды 10% платы направляются в государственный бюджет, 30 – в областные экологические фонды и 60 – в районные и городские экологические фонды:


Республиканский бюджет

Областной фонд

охраны природы





Платежи за выбросы (сбросы)

Местные

фонды

Районные и городские фонды

10% 30%

90%


60%





Рис. 3. 2. Структура платежей за выбросы и сбросы.


Отсюда ясно, что показатель возврата платежей в отрасли может быть увеличен до 50-60%, т.е. имеется определенный запас для приложения целенаправленных усилий по снижению отчуждения средств из нее.

Помимо платежей за загрязнение природы, ТЭС несут определенные расходы на содержание и обслуживание основных фондов природоохранного назначения, капитальный ремонт водоочистных, газо-пылеулавливающих и других сооружений, на проведение научных исследований, природоохранное образование, пропаганду, обмен опытом и т.п. Потенциально эти затраты могли бы быть на 15-20% больше без увеличения тарифов на энергию только за счет перераспределения средств и уменьшения сумм отчуждения в экологические фонды.

К сожалению, не известно ни одного случая, когда энергопредприятия получили бы из экологических фондов средств больше причитающихся с него взносов за загрязнение природы. Такими объектами целевых вложений со стороны экологических фондов могли бы быть опытно-промыш-ленные и экспериментальные установки по очистке газов от оксидов серы, демонстрационные системы оснащения энергетического оборудования приборами и средствами контроля за выбросами (сбросами) загрязняющих веществ в природную среду и степенью их воздействия.

Предлагаемая рационализация отчуждаемых в экологические фонды средств базируется на том, что промышленным предприятиям свойственно осуществлять технические и хозяйственные меры по предотвращению выбросов и сбросов в окружающую среду. Кроме того общеизвестно, что предотвращение загрязнения среды более эффективно и экономично по сравнению с мерами по восстановлению загубленной природы. Если эти тезисы принять за аксиому, то действующая система формирования экологических фондов требует реформирования в следующих направлениях:

  • ликвидация платежей за выбросы (сбросы) в пределах допустимых нормативов (ПДВ), т.к. на их обеспечение уже затрачены средства, которые включены в стоимость продукции (товара) и оплачиваются потребителем;

  • сохранение платежей за разницу между разрешенными выбросом (сбросом) и допустимыми нормативом (ПДВ), включенных в себестоимость продукции, и за сверхустановленные выбросы (сбросы) – из прибыли предприятия. Платежи частично возвращаются предприятию под конкретные мероприятия по достижению нормативов;

  • повышение базовых ставок платежей, исходя из стоимости прогрессивного технического решения по предотвращению образования или ликвидации выброса (сброса) загрязняющего вещества с повышающим коэффициентом для того, чтобы стимулировать переход промышленности на экологически чистые и безопасные технологии;

  • введение общественного обсуждения и законодательного утверждения программы (комплекса вопросов, приоритетных мер), осуществляемых полностью за счет республиканского и местных фондов, взаимосвязанных по вертикали. Иными словами, должен быть закреплен временный характер действия экологических фондов для решения конкретной задачи или проблемы, например, создание и внедрение промышленного контроля и мониторинга окружающей среды, инвентаризации и ликвидации промышленных и бытовых отходов и т.д.

Особо отметим, что при всем совершенстве действующая система экологических фондов не касается поведения предприятия, фондов и контролирующих организаций в случаях аварийного выброса, отказа оборудования, сооружений, а также компенсации ущерба, причиненного непредвиденным загрязнением среды. Решение этих вопросов кроется в организации экологического страхования, к которому энергопредприятия только приближаются.




3.3. Инвестиции в экологию энергетики


Переход к рынку обозначил принципиально новые подходы к инвестициям в экологию энергетики. Сегодня в СНГ и на мировом рынке можно приобрести, быстро установить и успешно эксплуатировать оборудование для весьма глубокой очистки продуктов сгорания от SO2 и NO2, чего в практике энергетических предприятий пока еще нет.

Допустим, что мы приняли волевое решение и осуществили инвестиции в технологии пресечения вредных выбросов (ТПВ). Неизбежным следствием этого действия будет рост себестоимости и адекватное повышение тарифов на электроэнергию. Последнее равносильно введению национального налога на все виды деятельности и существования. Идентификация роста тарифов с налогом исходит из того, что это бремя в равной степени ляжет как на тех, кто получит экономические преимущества от пресечения выбросов, так и на тех, кого это не коснется. Социально -экономические последствия роста тарифов весьма разнообразны. Для большинства предприятий Белоруссии, где стоимость энергоносителей сейчас составляет 30-50% себестоимости, рост тарифов означал бы повышение себестоимости продукции на 12-40%, неконкурентоспособность и банкротство.

В государствах с развитым рыночным хозяйством доля энергоносителей в себестоимости продукции на порядок ниже, чем у нас и такой же абсолютный рост тарифов повышает себестоимость всего на 1-3% и не сопровождается качественными изменениями (см. рис. 3.1, на стр.15). Из последнего, в частности, вытекает некорректность переноса эколого-экономических решений из стран с развитой экономикой в страны с формирующейся рыночной экономикой.

По мере того, как в результате энергосбережения доля энергоносителей в себестоимости начнет снижаться, внедрение ТПВ станет более реальным.

Поскольку повышение тарифов равносильно росту налогов, уместно рассмотреть обратную задачу: какова экологическая эффективность централизованного инвестирования в различные отрасли и технологии, если в качестве целевой функции рассматривать повышение качества жизни.

С позиции налогоплательщика, живущего в наших неблагополучных городах и промышленных районах, важно не то, на сколько снижены выбросы тем или иным предприятием или отраслью, а то, насколько будет снижена концентрация вредных веществ в зоне обитания самого налогоплательщика и его семьи.

Следовательно, критерием эффективности экологических инвестиций должно стать отношение C/J, где Cснижение концентрации, а Jинвестиции.

В качестве примера приведем расчеты сокращения концентрации NO2 в г. Минске. Подавляющая масса выбросов этого вещества обусловлена в городе энергетикой и автотранспортом. Опуская математическое описание достаточно сложной эколого-экономической модели, назовем только конечную цифру: инвестиции в нейтрализацию NO2 в автотранспорте сегодня на порядок эффективнее вложений в каталитическое разложение в электроэнергетике, однако уступают средствам, затраченным на подавление генерации NO2 режимными методами.

Продолжая рассматривать проблему с позиции налогоплательщика (роста тарифов), логично сопоставить эффективность инвестиций в ТПВ тепловых электростанций и районных котельных с эффективностью денежных вложений в здравоохранение, социальную и др. сферы с позиций роста качества жизни. Исследований такого рода неизвестно, хотя можно быть уверенным, что поставленные перед конкретным выбором люди в ряде случаев отдадут предпочтение инвестированию в социальные сферы. К сожалению, такой план сопоставления не используется при обосновании сооружения и расширения энергогенерирующих мощностей.

Как видно из изложенного, по-видимому, основанием к инвестированию в ТПН на ближайшем этапе должна оставаться нормативно-законо-дательная база (НЗБ), в неявной форме устанавливающая компромисс между желаниями и возможностями общества.

Основными элементами экологической НЗБ энергетики в широком смысле этого слова (а именно, ТЭС, котельных, печного хозяйства, транспортных двигателей и т.п.) являются:

  • предельно допустимые концентрации вредных веществ в атмосфере населенных мест (ПДК);

  • предельно разрешенные удельные концентрации вредных веществ в отходящих газах энергетических устройств (ПРК);

  • предельно допустимые выбросы для конкретного промышленного объекта и отраслей (ПДВ).

В настоящее время в Белоруссии продолжает действовать экологическая НЗБ, созданная в СССР, ряд положений которой устарело или не соответствует реалиям нашей жизни. Деформированность и неоправданное ужесточение экологической НЗБ делают нашу страну, как и другие страны СНГ, непривлекательными для инвесторов.

Рассмотрим указанные элементы НЗБ подробнее.

Предельно допустимые концентрации (ПДК). По поводу ПДК в проекте ТАСИС (TACIS) "Глобальная энергетическая стратегия для Республики Беларусь" сказано: "… предлагается отменить действующие на сегодня белорусские стандарты (ПДК), которые слишком жестки и практически невыполнимы, и принять стандарты, действующие в ЕС. Стандарты ЕС мотивированы и обусловлены уровнем сегодняшней технологии и поэтому носят более реалистичный характер в смысле сбалансирования требований по защите окружающей среды (с учетом благополучия людей) и задач хозяйственной жизни".

Сопоставительный анализ показывает, что для многотоннажных выбросов оксидов азота, серы и углерода, на которые приходится почти 90% валовых выбросов, ПДК Белоруссии соответственно в 5,8; 1,6 и 10 раз жестче, чем в Европейском сообществе. Создалась парадоксальная ситуация, когда в крупных городах наблюдается значительное превышение нормативов по сумме оксидов серы и азота, хотя эти города укладываются в нормативы ЕС.

Для достижения стандартов качества воздуха в г. Минске и областных городах Белоруссии пришлось бы сделать огромные вложения в автотранспорт, нефтепереработку и энергетику. Только по газоочистному оборудованию для энергетиков это составило бы до 30% начальной стоимости основных фондов и на 3-8% увеличило бы эксплуатационные затраты, включая расход топлива.

Непомерно жесткие ПДК приводят к деформации (неоптимальности) размещения электро- и теплогенерирующих объектов промышленности и электроэнергетики и затрудняют выход из кризиса. Возникают затруднения в размещении приобретаемого на Западе технологического и энергетического оборудования.

Переход на стандарты ЕС особенно благоприятно скажется на инвестировании в малую энергетику, в том числе сжигающую отходы основного производства, например отходы древесины.

Надо ясно представлять, что иностранные и отечественные инвесторы появятся не раньше, чем ПДК будет приведено к уровню ЕС. По вопросу обоснования различных уровней ПДК в СНГ и мировом сообществе накоплен огромный экспериментальный, статистический и аналитический материал, который следует только применить к условиям Белоруссии.

Предельно разрешенные удельные концентрации вредных веществ в отходящих газах (ПРК). На территории Белоруссии действуют и выборочно применяются нормы удельных выбросов в соответствии с госстандартами. Рассмотрим экономические возможности достижения ГОСТ и более глубоких очисток газов по отдельным веществам.

По оксидам азота рекомендуемые действующим ГОСТ уровни могут быть обеспечены за счет осуществляемой силами пользователя реконструкции с единовременными удельными затратами 40 долл./кВт и последующей стоимостью пресечения удельных выбросов порядка 0,3-0,6 долл./кг. Эти технологии позволят снизить выбросы на 40-45%.

Более глубокая (на 80-90%) очистка требует большего расхода аммиака и закупки химических катализационных установок. Таким образом удельная стоимость технологии пресечения NO2 составит до 5 долл./кг, при этом стоимость электроэнергии возрастет на 0,6-0,7 цента/кВт∙ч.

При сжигании мазута в SO2 превращается практически вся сера топлива. При использовании очистки дымовых газов от SO2 на ТЭС удельные капитальные вложения составляют около 200 долл./кВт.

Предельно допустимые выбросы (ПДВ). Понятие ПДВ было введено союзным документом ОНД-86, п.8.5 с тем, чтобы иметь возможность хотя бы косвенно контролировать "непревышение" максимальных приземных концентраций, для прямого измерения которых приборов в то время не было.

Позже в своей практической деятельности подразделения Минприроды Белоруссии использовали этот параметр в качестве инструмента для выполнения конвенции о сокращении трансграничных переносов SO2 и NO2, что и принесло определенные положительные результаты. Сокращение выбросов электростанций практически не повлияло на концентрацию этих веществ в атмосфере городов. Вместе с тем, дополнительная функция ПДВ не была зафиксирована каким-либо нормативным документом и для каждого объекта определялась на договорной основе с тенденцией ужесточения "от достигнутого". Однако ни в одном городе Белоруссии не удалось реализовать главное условие ПДВ, согласно которому сумма концентрации ПДВi всех источников должна быть меньше ПДК.

Не принимались во внимание выбросы автотранспорта, хотя именно они на 70-90% создают загрязнение атмосферы оксидами азота и углерода. Решать эту задачу в рамках действующих ПДК экономически невозможно не только Белоруссии, но и более богатым странам СНГ.

Демонстрацией несовершенства экологической НЗБ, отсутствия системного эколого-экономического подхода является строительство Минской ТЭЦ-5 (АТЭЦ), одним из аргументов размещения которой вблизи белорусской столицы было то обстоятельство, что фон города по сумме SO2 и NO2 вдвое превышает ПДК (по нормативам ЕС превышения не было).

После Чернобыльской катастрофы на площадке АТЭЦ решили возводить газо-мазутную ТЭЦ-5 с той же аргументацией: фон города перегружен и увеличение выбросов, в пределах города недопустимо. По сравнению с альтернативными ТЭЦ в городе это требовало строительства 40 км теплосетей стоимостью около 140 млн. долл., создания нового города с инфраструктурой и огромных потерь, сопряженных с подачей тепла на большое расстояние. В гипотетическом случае (по стандартам ЕС) мощность ТЭЦ-5 можно было бы "разложить" на более мелкие ТЭЦ и разместить их в пригороде. Это позволило бы уберечь огромные капитальные вложения и иметь в будущем дешевую выработку электроэнергии на тепловом потребителе.

Платы за выбросы. Они тесно связаны с величиной ПДВ и преследуют одну из двух возможных целей. Во-первых, эти платы должны быть соизмеримы с затратами на пресечение выбросов и тем самым стимулировать рыночные механизмы на приобретение соответствующих ТПВ.

Во-вторых, в настоящее время платы за выбросы на порядок ниже затрат на ТПВ. Они не стимулируют каких-либо реальных действий руководителей и являются формой налога, взимание которого не всегда закреплено законодательно. Поскольку энергетика относится к естественным монополистам, плата за выбросы (через тарифы на тепловую и электрическую энергию) ложатся бременем на потребителя, снижая уровень потребления и ни в коей мере не стимулируя сокращение выбросов.

Для промышленности рост тарифов означает рост себестоимости каждого "передела", в результате которых конечная продукция может оказаться (часто так и бывает) неконкурентоспособной. Особенно болезненны для промышленности кратные штрафы, накладываемые за превышение ПДВ. Между тем, с экологических позиций превышение ПДВ за исключением чрезвычайных, аварийных выбросов сопровождается пропорциональным, а не лавинообразным ростом ущербов, и штрафные санкции физически мало убедительны.




3.4. Проблемы применения экономических методов в природопользовании и охране окружающей среды (на примере энергетической отрасли)


Опыт последних лет, на протяжении которых делаются попытки создать нормативные документы, способствующие поддержанию состояния природной среды на безопасном для населения уровне, показывает, что пока не найдены экономические рычаги воздействия на предприятия, загрязняющие природу.

Использование правовых методов, включая административно-уголовные законодательные акты, выявило их неэффективность еще раньше. Такого рода принудительные меры, как свидетельствует опыт их применения в США, попросту оказались более дорогими.

Но вернемся к экономическому аспекту регулирования проблемы. Именно на экономических мерах базировались союзные методические разработки, вошедшие в порядок определения платежей, да и во многие документы государств – членов Содружества. Почему же предложенные методы, весьма квалифицированно, методически грамотно выполненные, не приносят результатов, вызывают критику и со стороны контролирующих органов и со стороны производственников?

Самый простой и самый верный по существу ответ – это то, что осуществление методик, вполне приемлемых для нормального экономического сообщества, в наших условиях, как и массы других нормативных актов, сталкивается с непреодолимыми препятствиями, свойственными сложившейся в нашей стране системе ведения хозяйства.

Контрольные органы видят свою задачу прежде всего в изъятии денег, понимая, что сразу встает другая, более сложная задача – правильно эти деньги потратить. Местные исполнительные власти, как правило, отрицательно относятся к наиболее верному способу использования этих средств – возврату на специальный экологический счет наказываемого предприятия. При этом можно было бы оставлять за собой право контролировать темпы использования этих "экологических" денег именно на охрану природы. А когда нет целенаправленности использования средств, да еще если значительная их часть идет не в местный бюджет, то деньги (таково уж их природное свойство) "уходят" как вода в песок.

С другой стороны, производственники весьма справедливо утверждают, что даже имея деньги, оснастить или обновить очистное оборудование не всегда возможно (нет заводов-поставщиков, недостаточны строительные мощности и т.д.). Кроме того, при изъятии штрафных средств из остающихся в распоряжении предприятия прибыли наказанными оказываются многотысячные коллективы невинных людей. И их неудовольствие объективно справедливо. Отсюда стремление включить экологическую составляющую в себестоимость, за счет этого поднять цену (тариф). Иногда это удается, иногда нет. В этом опять проявляются пороки нашей экономической системы – несовершенство цен на природные ресурсы, необеспеченность денег товарами и т.д.

Можно ли в наших условиях использовать зарубежный опыт, например, американский?

В США, принятый закон о чистом воздухе, показывает свою неэффективность, поэтому предлагается много моделей экономического стимулирования природоохранной деятельности. В частности, принята плата за выбросы с одинаковым нормативом по региону или по городу и альтернатива этому – продажа разрешений на выбросы (тоже с территориальной градацией). Практика показала, что:

  • плата за выбросы по нормативам эффективна прежде всего тогда, когда нет превышения ПДК, и при пропорциональности выбросов величине ущерба;

  • продажа-покупка разрешений обоюдно выгодна при работе предприятий на грани ПДК и выше, т.е. при неопределенности выбросов. В этом случае предусматривается, что большая часть средств остается местным органам самоуправления.

Это только один из возможных способов. Конечно, нет уверенности, что такой подход оправдается в наших условиях в полной мере, но и целесообразность подхода очевидна.

В каких случаях предприятию выгодно тратить средства на охрану природы? Только тогда, когда объективно (даже с большим допуском) определенный предотвращенный ущерб (в денежном выражении) в большей мере передается предприятию. При этом если выгода от снижения выбросов, т.е. ущерб в денежном исчислении, согласованно делится между предприятием и территориальными органами, то субъективность в определении ущерба не столь существенна. Следует отметить, что использование понятия относительного ущерба (ущерб в деньгах к массе выброса) приводит разные по масштабам выбросов и опасности ингредиентов предприятия к одинаковым условиям формирования материальной ответственности. Такой подход равно приемлем при любой экономической и экологической обстановке в регионе.

Легко представить реакцию предприятия на выставленные счета за загрязнения природы. Если сумма этих счетов превышает необходимые затраты на устранение вредного воздействия, то экономически выгодно вкладывать средства на проведение природоохранных мероприятий до момента, пока эти средства по крайней мере не сравняются с суммой выставленных контрольными органами счетов, т.е. эти затраты можно назвать минимальными предельно выгодными для предприятия. В идеале они должны обеспечивать доведение выбросов до предельно допустимых или, с учетом специфики предприятия и особенностей местности, до временно согласованных.

И еще один момент. Общеизвестно, что любые налоги эффективны, если они не превышают 40%, а то и 30% дохода. Такая корректировка платы за загрязнение обязательно должна иметь место. Экстремистские методы, часто применяемые к электростанциям в отдельных городах, эффекта не дадут, а повлекут снижение нагрузок, повышение тарифов (есть много способов увеличить отдельные составляющие себестоимости, кроме экологической составляющей).

Следует помнить, что существуют известные отраслевые трудности: низкое качество топлива, изношенность оборудования, тяжелейшие режимы эксплуатации, в том числе из-за отказа от ввода в эксплуатацию и строительства новых электростанций.

Работники отрасли понимают остроту проблемы. Весьма большие средства из отраслевых фондов всегда направлялись на природоохранные цели. Фильтры, ловушки, пылеуловители устанавливались на предприятиях теплоэнергетики и 20, и 30, и 40 лет назад. В настоящее время необходимы еще большие затраты, но без значительного возврата так называемого экологического налога (хотя бы при соблюдении установленных лимитов) приемлемых результатов трудно ожидать в скором будущем.



4. Заключение



В последнее десятилетие все большее признание получало существование взаимного влияния здоровой окружающей среды и устойчивого экономического развития. В это же время в мире происходили крупные политические, социальные и экономические изменения, по мере того, как многие страны начинали осуществление программ радикальной структурной перестройки своей экономики. Таким образом, изучение влияния на окружающую среду общеэкономических мероприятий стало проблемой, имеющей серьезное значение и требующей скорейшего решения.

В данной работе сделана попытка рассмотреть экологические проблемы при развитии промышленного производства и в частности энергетической отрасли, а также в других смежных областях, в том числе в области ограничения вредных выбросов, рационального пользования природными ресурсами, стоимостной оценки объектов окружающей среды и показателей состояния окружающей среды, национальных планов действий в области охраны окружающей среды и социальной политики.

Следует также сказать, что общеэкономические реформы иногда приводят к непредвиденному ущербу для окружающей среды. Существование отжившей политики, несовершенство рынка и организационных структур где-либо в экономике могут непредусмотренным образом взаимодействовать с более общими экономическими реформами и создавать стимулы для чрезмерного использования природных ресурсов и деградации окружающей среды. Исправление такого положения обычно не требует отказа от первоначальной экономической политики. Вместо этого требуются определенные дополнительные меры, устраняющие несовершенство рынка, организационных структур или отжившую политику. Такие меры обычно не только благоприятно сказываются на окружающей среде, но и являются решающим компонентом успеха общеэкономических реформ.

Хотя общеэкономические мероприятия не направлены на то, чтобы целенаправленно влиять на состояние природы и окружающей среды, но они могут повлиять на нее, как в лучшую, так и в худшую сторону. К числу таких мероприятий относятся: изменение обменных курсов или ставок процента, сокращение дефицита государственного бюджета, освобождение рынков, либерализация торговли, усиление роли частного сектора и укрепление организационной базы. Они часто сопровождаются реформами цен и другими реформами в основных секторах экономики, таких как промышленность, сельское хозяйство и энергетика. Изучение связей между общеэкономическими мероприятиями и окружающей средой в настоящее время основано на эмпирическом анализе материалов по конкретным странам (т.е. ориентировано на разбор конкретных примеров). При проведении исследований для выявления таких связей применяется набор аналитических методов и подходов. Анализ показывает трудность разработки общей методологии для выявления всех воздействий реформ общеэкономической политики на окружающую среду. Однако он также свидетельствует о том, что тщательная проработка конкретных случаев существенных воздействий на окружающую среду может помочь найти более эффективные способы справляться с ними и дает несколько практических рекомендаций для применения его результатов в работе.

Что же касается энергетики, то из изложенного в настоящей работе следует:

  • на внутреннем и мировом рынках в неограниченном количестве можно приобрести оборудование для удаления 80-90% токсичных энергетических выбросов или очистки мазута от серы. Энергетики располагают кадрами и строительно-монтажной базой для ввода в строй такого оборудования и его эксплуатации;

  • действующие в Белоруссии стандарты качества воздуха, ПДК многократно жестче мировых, экономически не достижимы и являются источником экологического субъективизма;

  • существующий уровень выплат за выбросы и система штрафов за превышение ПДВ не имеют научно-экономического обоснования и непрерывно меняются. По сути дела это дополнительный налог с не вполне ясным получателем, а это является серьезным препятствием для инвесторов;

  • замыкание эколого-инвестиционной проблемы внутри отрасли, в том числе и в энергетике, не более чем дань традиционному мышлению, включая управленческое. С прагматических позиций более рационально введение экологического налога с последующим инвестированием в те отрасли и технологии, где это даст значительное улучшение качества жизни.

Охрана природы – задача нашего века, проблема, ставшая социальной. Чтобы в корне улучшить положение, понадобятся целенаправленные и продуманные действия. Ответственная и действенная политика по отношению к окружающей среде будет возможна лишь в том случае, если мы накопим надёжные данные о современном состоянии среды, обоснованные знания о взаимодействии важных экологических факторов, если разработает новые методы уменьшения и предотвращения вреда, наносимого природе человеком.









5. Список литературы



  1. Закон Республики Беларусь "Об охране окружающей среды". "Народная газета" – 15 января 1993 г.

  2. "Порядок начисления и внесения в бюджетные фонды охраны природы в 1998 г." (Утвержден ГКН РБ №02/62, Минприроды РБ №02-8/2528, Минфином РБ №17 от 22 июля 1998 г.)

  3. Акимова Т.А., Хаскин В.В. Основы экоразвития. Учебное пособие. – М.: Издательство Российской экономической академии им. Г.В. Плеханова, 1994. – 312 с.

  4. Голуб А.А., Струкова Е.Б. Экономические методы управления природопользованием. –М.: Наука, 1993. –136 с.

  5. Неверов А.В. Экономика природопользования. Учебн.пособие для вузов. –Минск: Вышэйшая шклоа, 1990. –216 с.

  6. Быстраков Ю.И., Колосов А.В. Экономика и экология. –М.: Агропромиздат, 1988. –204 с.

  7. Журнал "Энергетик" №3 – №8, 1998.


1 По материалам еженедельника Компьютер”, №45, 10 ноября 1997г.

1 Показатель возврата – это отношение разницы расчетной платы и фактических отчислений в фонды к расчетной плате (в процентах).


Случайные файлы

Файл
165047.doc
121716.rtf
38146.rtf
55733.rtf
30362-1.rtf