Туманности (240-1615)

Посмотреть архив целиком

22



Введение


Для людей далекого прошлого Вселенная была если и не всегда безопасным, но и все же устойчивым миром, созданным, казалось бы, единственно для удобства рода человеческого. Едва ли человек тогда сомневался, что его обитель - Земля - занимает главенствующее, центральное положение, тогда как Солнце оправдывает свое существование, снабжая человечество светом и теплом. Сверкающие звезды, приклепленные к вращающейся небесной сфере, рассматривались как элементы космической мозаики, предназначенной для украшения ночи.

Вполне естественно было также, что детали небесного пейзажа стали отождествляться с героями мифологии; это отождествление сохранилось до нашего времени в виде названий групп звезд или созвездий. С течением времени легенды, отражающие самые первые попытки установить свое место в окружающем мире, сменились объективными исследованиями неба.

Астроном-исследователь обнаружил, что Вселенная - это сокровищница, полная открытий, причем каждый новый серьезный вклад в совокупности уже извесных сведений ведет к возникновению множества новых нерешенных вопросов, что еще более усиливает интерес к погоне за новыми фактами. Загадки будут, вероятно, возникать до тех пор, пока существуют люди, способные их разгадывать.

В ходе истории были открыты объекты всевозможных видов - не только одиночные звезды , но также облака из газа и диффузного

вещества. Эти облака, видимые невооруженным или вооруженным глазом через мощный телескоп, представляют собой туманности. Также в виде туманностей нам представляются далекие галактики.


Далекие туманные объекты - туманности были замечены астрономами еще в XVII веке. О знаменитой туманности Андромеды впервые упомянул современник Галилея С.Мариус в 1612 году. Француский астроном Ш.Мессье, известный своими открытиями комет, чтобы наблюдатели не путали кометы с туманностями (схожесть можно было наблюдать 20-26 марта 1996 года на примере кометы ХИЯКУТАКЕ) составил первый список туманностей, содержавший около 100 объектов, но лишь в 20-x годах нашего века удалось установить, что некоторые туманности - это гигантские звездные системы, находящиеся далеко за пределами нашей Галактики - Млечного Пути.

Многие ученые занимались вопросами практического отличия галактики от туманности. Свои теории создавали такие ученые как Т.Райт, Мопертюи, но наиболее продвинулся в этой области в свое время немецкий философ Иммануил Кант. Гипотезу Канта можно рассматривать как логическое развитие идеи Райта на основе физики Ньютона. Но затем Кант делает новый шаг, безусловно свидетельствующий о его богатом воображении. Трудно сказать об этом лучше самого Канта:


Я подхожу теперь к той части излагаемой теории, которая, давая возвышенное представление о плане мироздания,больше всего делает эту теорию привлекательной. К этому пункту привели меня некоторые простые мысли. Их можно изложить следующим образом. Если система неподвижных звезд, расположенных около одной общей плоскости, как мы видим в Млечном Пути, настолько удалена от нас, что даже в телескоп нельзя различить отдельные звезды, из которых она состоит, если расстояние ее от звезд Млечного Пути относительно такое же, как расстояние Солнца от нас,- словом, если такой мир неподвижных звезд рассматривается наблюдателем, находящимся вне его, с подобного неизмеримо далекого расстояния, то под малым углом зрения этот звездный мир представится глазу в виде слабо светящегося пятнышка - совершенно круглой формы, когда его плоскость обращена прямо к глазу, и эллиптической, когда его рассматривают сбоку. Слабость света, форма и заметная величина диаметра будут резко отличать такое явление, если оно имеет место, от всех звезд, наблюдаемых порознь.

Искать это явление среди наблюдений астрономов нам придется не очень долго. Оно было отчетливо отмечено различными наблюдателями. Необыкновенность его вызвала удивление, о нем строили догадки, отдавая дань то диковинным, то мнимо научным понятиям, в действительности, однако, столь же необоснованным, как и первые. Я полагаю, что это звездные туманности, или, вернее, один из видов их, о котором господин Мопертюи [“Discours sur la Figure des Astres”,(“Речь о форме звезд”), Paris, 1742] пишет следующие: “ на темном небесном своде встречаются небольшие слабо светящиеся пятна, несколько более освещенные, чем темные пространства пустого неба, и общее у них всех то, что они представляют собой более или менее открытые эллипсы, свет которых, однако, гораздо слабее любого другого света, наблюдаемого на небе.”


Кант утверждал, что, если бы “светящиеся пятна” представляли собой звезды гиганских размеров, их поверхносная яркость была бы гораздо больше наблюдаемой. Менее чем через 100 лет английский любитель астрономии Уильям Хаггинс сконструировал первый спектроскоп, пригодный для астрономических наблюдений, и использовал его для систематического изучения звезд и туманностей. Он обнаружил, что спиральные туманности, которые Кант отождествлял с далекими звездными системами, имеют, как предсказывал Кант, непрерывный спектр, подобный спектру обычных звезд. Спектры туманностей, которые выглядели как однородные и бесструктурные пятна даже при наблюдении в более мощные телескопы, наоборот, состояли из отдельных узких и ярких линий. Это были истинные туманности - протяженные облака горячего газа. В соответсвии с этим туманности разделяются на внегалактические (туманость Андромеды (рис.1)) и галактические - облака газа и пыли.





Внегалактические туманности


Истинную природу галактик трудно было установить главным образом из-за колоссальных расстояний до них. Все они, за исключением самых близких, имеют вид туманности даже при надлюдении с крупнейшими телескопами. Фактически до конца XIX в. многочисленные типы туманных объектов (галактические, планетарые туманности, неразрешимые на звезды шаровые скопления, галактики) при наблюдении в телескопы средних размеров были неотличимы друг от друга. К концу XIX в. применение фотографий позволило заметить некоторые различия в их виде. Было установлено, что галактические туманности имеют неправильную, чрезвычайно разнообразную форму; галактики же имеют довольно четкую эллиптическую форму, в которой иногда можно предположить спиральную структуру. Но обе группы именовались “туманностями”. Даже теперь галактики называет “внегалактическими туманностями”. Превалирующие мнение об их природе выразила в 1890 г. Кларк:

Вопрос о том, являются ли туманности внешними галактиками, едва ли нуждается в дальнейшем обсуждении. На него дан ответ самим прогрессом исследований. Можно с уверенностью сказать, что ни один компетентный ученый, располагающий всеми имеющимися доказтельствами, не станет придерживаться мнения, что хотя бы одна туманность является звездной, сравнимой по размерам с Млечным Путем. Практически установлено, что все объекты, наблюдаемые на небе (как звезды, так и туманности), принадлежат к одному огромному агрегату.


В 1899 г. были получены некоторые результаты, противоречащие общепринятому мнению, выраженному Кларк. Шейнер (немецкий астроном (1870-1964)) нашел сходство между спектрами туманности Андромеды и Солнца и сделал на этом основании вывод, что туманность Андромеды, возможно, является


обширной совокупностью звезд, подобных Солнцу. Он же высказал гипотезу о принципиальном сходстве нашей системы и т. Андромеды : по его мнению ядро т. Андромеды могло быть аналогично совокупности звезд, окружающих Солнце, а ее спиральные ветви - облакам Млечного Пути. В дальнейшем интерес к проблеме возрос благодаря появлению фотографий множества туманностей, главным образом со спиральной структурой. Они показали, что туманностей несравненно больше, чем предполагалось ранее.

Фотографии не давали ключа к разгадке физической природы спиралей. Последующие два десятилетия разнообразные исследования подтвердили мнения, что спиральные туманности являются небольшими объектами, расположенными в пределах системы Млечного Пути или очень близко от нее.

Спектроскопические наблюдения Шейнера, хотя они были совершенно правильными, в значительной степени потеряли свою ценность после того, как Слайфер (американский астроном (1875-1969), челен Национальной АН. Научные работы в области астроспектроскопии.) открыл отражательный спектр туманности в Плеядах (рис.3), относительно которой было определенно известно, что она принадлежит Млечному Пути. Слайфер писал:

Это наблюдение туманности в Плеядах навело меня на мысль, что туманность Андромеды и подобные спиральные туманности могут состоять из центральной звезды, окруженной и затемненной клочковатой и разряженной материей, которая сияет отраженым светом центрального солнца.


Фотографические изображения сгущений в спиральных туманностях также казались туманными даже на фотографиях, полученых с 60-дюймовым телескопом. Ричи (американский астроном и конструктор телескопов (1864-1945)) писал о них в 1910 г. :


Все эти спиральные туманности состоят из большого числа нерезких звездообразных



сгущений, которые я буду называть туманными звездами. Они, вероятно, представляют звезды в процессе их формирования.


В 20-е годы стало известно, что этот туманный вид сгущений объясняется несовершенством наших инструментов. В 1920 году Сирс (американский астроном (1873-1964), член Национальной АН)) на основе распределения и светимости звезд оценил поверхностную яркость нашей Галактики и нашел, что она гораздо меньше, чем у спиральных туманностей. Он сделал вывод, что


...спиральные туманности отличаются от галактической системы и либо являются туманностями, либо должны иметь намного большие размеры, или же состоят из большего числа или из более ярких звезд.


Поскольку предполагалось, что спиральные туманности, если они являются галактиками, подобными Млечному Пути, должны иметь приблизительно такие же размеры, то первая возможность представлялась более правдоподобной. Ошибка крылась между тем в недооценке размеров нашей Галактики. Окончательное доказательство истинной природы туманностей могло быть получено, если бы удалось измерить расстояния до спиралей: расстояния, сравнимые с размерами Млечного Пути, указали бы, что туманности находятся за пределами галактики, и, следовательно, подтвердили бы теорию островных вселенных.


Галактические туманности

Дыры” в небесах


Существует много видов галактических туманностей. Их объединяет то, что они представляют собой большие концентрации межзвездного вещества, которое легко обнаруживает свое сушествование в виде темных или светящихся пятен. Существование темных областей в Млечном Пути было известно астрономам с тех пор как английский астроном Вильям Гершель провозгласил: “ Несомненно, это дыра в небесах!” И прошло немало времени, прежде чем они были правильно объяснены. В 1903 году Кларк писала :

О том, что темные звезды существуют поодиночке и группами, как и темные туманности, мы заключаем почти с неизбежностью; но эти провалы в Галактике не могут быть занесены в число проявлений темной материи. Они, наоборот, являются тем, чем кажутся, - промежутками беззвездного пространства между соседними звездными облаками и свидетельствуют о процессах распада облаков, и продвигающихся невероятно медленно к своему невообразимому концу.