Лесные пожары (167615)

Посмотреть архив целиком

22



план.

Стр.

Введение. 3

  1. Горимость лесов России. 4-5

2. Структура и характеристики функционирования систем охраны леса. 6-7

3. Борьба с лесными пожарами на примере Сахалина в 1998 году. 7

3.1. Методика анализа пожарной ситуации. 8-9

3.2. Источники возникновения лесных пожаров. 9-10

3.3. Последствия развития нефтедобычи на Северном Сахалине. 11

3.4. Особенности динамики пожаров на Сахалине в 1998 году. 12-14

3.5. Итоги пожарного сезона и официальная статистика. 14-16

3.6. Краткий анализ практики борьбы с лесными пожарами на 16-19
Сахалине в 1998 году.

Заключение. 19-21

Литература. 22

ВВЕДЕНИЕ.



Лесные пожары - одна из серьезнейших проблем российских лесов.

По данным Рослесхоза на 11 мая 2000 года зарегистрировано 3952 лесных пожара, почти на 300 больше, чем на эту же дату в прошлом году. Основным источником огня в лесах по-прежнему остается человек - по различным регионам эта причина составляет от 90 до 100 процентов случаев возникновения пожаров. По сообщениям "Российской газеты", площадь сгоревшего леса уже превышает 312 тысяч гектаров.

В этом году пожароопасный сезон начался на месяц раньше обычного среднего срока. Сухая жаркая погода, высокая температура - 30 градусов и выше - удерживалась с середины апреля до второй декады августа. Несмотря на готовность органов охраны леса к этому периоду: противопожарной пропаганды, агитационных мероприятий, устройства территорий и проч., - в зеленых массивах, находящихся в ведении Рослесхоза, возникло более 31 тысячи лесных пожаров (в 1,3 раза больше, чем в 1998 г.). Огнем пройдено 960,5 тысячи га лесных земель (в 3,6 раза меньше, чем в том же 1998). В категорию крупных перешло 742 пожара (в 1,8 раза меньше, чем в прошлом).

Ущерб, причиненный отрасли, - 1835,1 млн. рублей. При этом уничтожено 21490,2 тыс. кубометров (!) древесины на корню, погибло 81060 га молодняков.

Затраты на борьбу с огнем превысили 382 млн. рублей, в том числе неперекрытые затраты - 165 млн. рублей.

В качестве одной из главных проблем в борьбе с огнем является нехватка средств и современной техники. Однако по статистике от 70 до 100 процентов по разным регионам России причиной возникновения пожаров является человек. И логичным было бы ожидать от лесной службы более активной работы с населением, более серьезной работы по профилактике загораний. Тем не менее, даже обязанности появившихся в ряде региональных управлений лесами сотрудников малопонятны для самих же лесоводов. Понятно, что и сама "общественность" не имеет ни малейшего понятия, ни о полномочиях, ни об ответственности новоявленных специалистов по общественному мнению.

В такой ситуации решение проблем лесных пожаров и дальше будет ассоциироваться с войной. Со своими победами, поражениями и жертвами.

        1. Горимость лесов России.

Реальные масштабы горимости лесов России и размеры наносимого огнем ущерба до настоящего времени не установлены. Регулярные наблюдения за лесными пожарами ведутся только в зоне активной охраны лесов, охватывающей 2/3 общей площади лесного фонда. В северных районах Сибири и Дальнего Востока, охватывающих 1/3 лесного фонда, активная борьба с огнем и учет пожаров практически отсутствует. В зоне активной охраны лесов ежегодно регистрируется от 10 до 30 тысяч лесных пожаров (диаграмма 1), охватывающих площадь от 0,5 до 2,1 млн. га (диаграмма 2). Число пожаров, приходящихся на 1 млн. га лесного фонда России, в несколько раз меньше, а средняя площадь одного пожара в несколько раз больше, чем в Европе и Северной Америке. Указанное обстоятельство, а также наличие больших неохраняемых территорий, свидетельствует о сравнительно низком уровне противопожарной защиты лесов в нашей стране.

Горимость лесов на неохраняемой территории и в целом по России может оцениваться косвенным путем, через накопленную площадь гарей и погибших насаждений. По данным государственного учета лесов по состоянию на 01.01.93 г. она составляет 28,4 млн. га. На активно охраняемую территорию приходится при этом около 16,0 млн. га, а на неохраняемую - 12,4 млн. га. Такое же или близкое к нему соотношение должно иметь место и для площадей лесных пожаров на охраняемой и неохраняемой территории. При ежегодной площади лесных пожаров в зоне активной охраны лесов около 1,2 млн. га, охватываемая огнем площадь на неохраняемой территории лесного фонда должна составлять около 0,8 млн. га в год, а в целом по России - около 2,0 млн. га в год.





 Диаграмма 1. Динамика числа лесных пожаров на охраняемой территории России в 1947-1996 годах




При отсутствии инструментальных методов контроля площадей пожаров и существовавшей длительное время практике занижения наносимого огнем ущерба полученные оценки горимости лесов следует рассматривать как минимальные. Известно, что на долю лесных пожаров приходится около 60% всех древостоев, ежегодно погибающих от негативного воздействия всего комплекса антропогенных и природных факторов. Это означает, что из 28,4 млн. га гарей и погибших насаждений в лесном фонде России около 17 млн. га должны составлять гари. Их площадь вдвое превышает накопленную площадь необлесившихся вырубок на территории лесного фонда России, равную 8,5 млн. га.

При ежегодной площади сплошных рубок от 1,5 до 2,0 млн. га и одинаковых темпах лесообразовательных процессов на гарях и вырубках ежегодные площади погибающих от огня древостоев должны составлять 3,0-4,0 млн. га. С учетом проводимых на вырубках лесокультурных работ и мероприятий по содействию естественному возобновлению, а также наличия значительных площадей гарей в северных районах страны с худшими условиями лесовосстановления, фактические темпы лесообразовательных процессов на них могут быть в 2-3 раза ниже, чем на вырубках. Даже в этом случае ежегодные площади погибающих от огня древостоев должны составлять не менее 1,0 млн. га.



 Диаграмма 2. Динамика числа лесных пожаров на охраняемой территории России в 1947-1996 годах




По данным статистической отчетности о лесных пожарах в категорию гарей переходит от 10 до 20% ежегодно охватываемой огнем площади, а на остальной части этой площади фиксируются повреждения древостоев разной интенсивности. При таком соотношении площадей пройденных огнем и погибших от огня древостоев ежегодная площадь лесных пожаров должна составлять в среднем не менее 5-6 млн. га, в т. ч. на активно охраняемой территории от 2,8 до 3,4 млн. га.

Характерными особенностями пространственно-временной структуры горимости лесов, имеющими принципиальное значение для организации их охраны, является резкое варьирование числа и площади лесных пожаров по регионам страны и периодам пожароопасных сезонов. От 50 до 90% ежегодно охватываемой огнем площади лесов приходится на 3-4 региона страны с экстремальными погодными условиями. Площадь зон чрезвычайной горимости, где значительная часть пожаров выходит из-под контроля системы охраны и принимает характер стихийного бедствия, составляет ежегодно всего несколько процентов территории лесного фонда. Более того, до 95% всей охватываемой огнем площади приходится на крупные лесные пожары, число которых не превышает 5% от общего количества загораний в лесах.

  1. Структура и характеристики функционирования систем охраны леса.

Основными компонентами существующей системы охраны лесов России, обеспечивающими реализацию мероприятий по профилактике, обнаружению и тушению лесных пожаров являются: специализированная служба авиационной охраны лесов (авиалесоохрана), лесопожарные подразделения, персонал и технические средства лесхозов (наземная лесная охрана); персонал и технические средства других предприятий и организаций, привлекаемые для борьбы с огнем в условиях высокой и чрезвычайной горимости лесов.

Специализированная служба авиационной охраны лесов представляет собой сеть из более чем 20 региональных авиабаз и свыше 300 авиаотделений с приданными им воздушными судами, средствами пожаротушения, связи и транспорта. Из общей активно охраняемой площади в 760 млн. га. обслуживаемая авиацией территория охватывает около 725 млн. га лесов и около 110 млн. га оленьих пастбищ. При этом около 550 млн. га лесов, расположенных в таежной зоне с редкой сетью дорог, отнесены к районам преимущественного применения авиационных сил и средств пожаротушения, а остальные 175 млн. га - к районам преимущественного применения наземных сил и средств пожаротушения с авиапатрулированием.

Наземная охрана лесов наибольшее развитие получила в регионах страны с развитой инфраструктурой. Она осуществляется силами и средствами лесхозов, в составе которых функционирует до 2,6 тыс. пожарно-химических станций и до 2,2 тыс. пожарных наблюдательных вышек. К районам наземной охраны отнесено около 210 млн. га, в том числе к районам наземной охраны без авиапатрулирования лесов - 35 млн. га.

Доминирующую роль в обнаружении и тушении лесных пожаров в течение нескольких десятилетий играла авиационная охрана лесов. Авиацией обнаруживалось до 70% всех пожаров, возникающих на всей обслуживаемой ею территории лесного фонда и до 95% пожаров в районах преимущественного применения авиационных сил и средств пожаротушения. С применением авиации ликвидировалось до 45% пожаров, возникающих на всей обслуживаемой авиацией территории, и до 95% пожаров в районах преимущественного применения авиационных сил и средств пожаротушения.

Доминирующая роль авиалесоохраны, численность которой на порядок ниже численности персонала государственной лесной охраны в составе лесхозов, обеспечивалась ее более высокой организованностью и мобильностью, лучшей оснащенностью современными средствами пожаротушения, связи и транспорта, а также высокой профессиональной подготовкой летчиков-наблюдателей, парашютистов и десантников-пожарных. Структура и механизм функционирования авиалесоохраны в наибольшей степени отвечают условиям и специфике работ по обнаружению и тушению пожаров в многолесных регионах страны, резкому варьированию горимости лесов по территории страны и периодам пожароопасных сезонов.

Службы авиационной и наземной охраны лесов успешно справлялись с огнем в условиях низкой и средней горимости лесов, но периодически терпели провалы в условиях высокой и чрезвычайной горимости. Резкое снижение ассигнований, выделяемых на охрану лесов в последние годы, привело к существенному ослаблению лесопожарных служб. В наибольшей степени это отразилось на авиационной охране лесов, финансируемой из средств федерального бюджета. Численность парашютистов и десантников-пожарных за последние 5-6 лет снизилась в 2 раза, количество арендуемых воздушных судов - в 1,5 раза, кратность авиапатрулирования и налет часов - более чем в 3 раза.

Следствием ослабления авиалесоохраны явилось заметное ухудшение результатов ее работы и снижение общего уровня противопожарной защиты лесов. Доля обнаруживаемых авиацией пожаров на обслуживаемой ею территории снизилась за последние годы с 70,0 до 40,0%, а доля потушенных с применением авиации пожаров - с 45,0 до 19,0%. На обслуживаемой авиацией территории число оперативно (в день обнаружения) потушенных лесных пожаров снизилось с 48,0 до 36,0%, а число пожаров, ликвидированных на площади до 1 га, - с 58,0 до 46,0%. Служба наземной лесной охраны в силу крайне слабой оснащенности средствами пожаротушения, связи и транспорта оказалась недостаточно подготовленной к возросшим объемам работ по борьбе с огнем в многолесных районах страны. Следствием этого явилось существенно возросшее число выходящих из-под контроля лесных пожаров, принимающих характер стихийного бедствия.

  1. борьба с лесными пожарами на примере Сахалина
    в 1998 году
    .



Для лесников Сахалина 1998 год был поистине бедовым. Отрасль в полной мере испытала на себе и природные, и экономические катаклизмы. От их последствий она, по всей видимости, оправится нескоро. По лесным массивам прошли пожары, каких не было уже 50 лет.

25 ноября в областной газете Сахалина "Губернские ведомости" были опубликованы официальные итоги пожарного сезона 1998 года, представленные Департаментом лесопромышленного комплекса администрации Сахалинской области. Согласно этим данным, всего было пройдено огнем 80.8 тыс. га., в том числе лесных угодий 52.4 тыс. га. и еще 28.4 тыс. га. – болот и торфяников. Огнем уничтожено 2,4  млн. м3 древесины. Общее число пожаров, зарегистрированных на территории области, – 350, из них 223 произошли по вине человека.

Безусловно, 80.8 тыс. га - это большая цифра для такого острова, как Сахалин, однако, наблюдая за развитием пожарной обстановки на месте и освещением ее в областной прессе уже к середине июля можно было заметить, что данные, публикуемые со ссылкой на официальные источники, явно преуменьшают реальные масштабы бедствия. Когда площадь, пройденная огнем в окрестностях Чамгинского перевала, верхнем и среднем течении р. Чамгу по визуальным оценкам превысила 5 тыс. га., представители Сахалинского управления лесами по-прежнему говорили о 2-3 тыс. га. Та же ситуация была и во многих других районах. Поэтому, когда были опубликованы "итоги года", стала ясна необходимость проведения независимой оценки реальных площадей пожаров и реальных экономических потерь, имевших место на Сахалине и на Дальнем Востоке в целом в 1998 году.


3.1. Методика анализа пожарной ситуации.


Рис.1. Часть о.Сахалин, для которой проводился анализ пожарной обстановки


Работа по анализу пожарной ситуации на Сахалине и Дальнем Востоке была выполнена Инженерно-техническим центром "СканЭкс", профессионально занимающимся обработкой космической съемки, по заказу Гринпис России. В основу анализа были положены космические снимки со спутников серии "Ресурс - 01" и спутников NOAA. Сканеры, установленные на спутниках серии "Ресурс-01", позволяют получать 2-4 канальные спектрозональные снимки со средним разрешением (150 метров) и полосой захвата с востока на запада 600 км и снимки высокого разрешения 35 х 45 м в видимом и инфракрасном (ИК) диапазоне с полосой захвата 40 км Сканеры AVHRR спутников серии NOAA дают многоканальные снимки с разрешением 1100 х 1100 м с полосой захвата до 2000 км с востока на запад.

По снимкам серии NOAA по стандартному алгоритму выделялись места активного горения. Так как данный алгоритм в определенных ситуациях дает погрешности, каждая из выявленных точек горения проверялась по серии последовательных снимков. Площади прогорания определялись по тепловому каналу снимков NOAA, также с проверкой по серии последовательных снимков. Для формирования карты пожаров на Сахалине и части ДВ были использованы снимки NOAA за 04.09, 11.09, 23.09, 25.09, 13.10, 22.10, 26.10, 27.10, 28.10, 16.11, 17.11.98. Развитие пожарной обстановки в ряде случаев проверялось и корректировалось по 2-х канальным снимкам среднего и высокого разрешения серии "Ресурс-01" от 27.06, 01.07, 07.07, 14.07, 17.07.

В связи с особенностями покрытия территории космической съемкой и сложными погодными условиями, в т.ч. "дымкой", висевшей над Сахалином значительную часть времени, удалось провести дешифровку ситуации лишь для части территории. На рис. 1 показана территория острова Сахалин, для которой была создана карта пожаров 1998 года (примерно 87% от площади остова).

При создании карты пожаров было принято решение не учитывать (не отслеживать) пожары на нелесопокрытых территориях: марях, болотах, безлесных поймах, гольцах, необлесившихся гарях прошлых лет, необлесившихся вырубках и др. Применяемая технология также не позволяет выявлять и учитывать территории, пройденные низовыми пожарами малой интенсивности и беглыми палами, а также "травяные" пожары, например на отвалах железных дорог, и сельхозугодьях.

Особенностью дешифровки ситуации по снимкам низкого разрешения серии NOAA является малая точность определения площадей мелких очагов. Так, источник сильного горения на снимках серии NOAA виден как целый пиксел (то есть участок площадью около 1.2 км2), даже если реальная площадь пожара составляет около 0.25 км2. В тепловом канале участок, пройденный огнем, занимает целый пиксел, если площадь гари составляет около 60-70% от площади пиксела. Поэтому при дешифровке снимков и оцифровке границ очагов вносилась поправка в сторону занижения площадей, пройденных огнем.

Особенности снимков и технологии их дешифровки не всегда позволяют достоверно выявлять сохранившиеся (несгоревшие) участки внутри крупных гарей. Такая ситуация имеет наибольшее значение для участков с сильно пересеченным рельефом. Однако некоторое завышение площади отдельных очагов полностью перекрывается тем, что площади, пройденные низовыми пожарами низкой интенсивности, в силу указанных выше причин не включены в общую площадь пожаров на лесопокрытых землях, полученную по результатам анализа космических материалов.

Таким образом, полученные оценки площадей, пройденных огнем на Сахалине в 1998 году, являются минимальными.

Необходимо также отметить, что значительное количество пожаров прошло по горным склонам, в том числе по склонам круче 20 градусов. В этой ситуации реальная площадь, пройденная огнем, оказывается на 5-10% больше, чем та, которая учитывается по действующим правилам и традициям и определяется по космической съемке.



3.2. Источники возникновения лесных пожаров.

1998 год на Сахалине выдался аномально сухим. Вторичные леса и вырубки на Сахалине и так горят достаточно регулярно, а в 1998 году за несколько летних и осенних месяцев на среднем и северном Сахалине не выпало практически никаких осадков. Официальные источники сообщили, что из 350 лесных пожаров 223 произошли по вине человека. Крайне важное значение имеет соотношение антропогенных и естественных пожаров, так как от этого во многом зависят меры, которые надо принимать для профилактики и борьбы с лесными пожарами. Анализ размещения источников пожаров показывает, что более 90% пожаров приурочено к местам пребывания/деятельности человека. Основными источниками (местами возникновения) антропогенных пожаров являются:

  • стоянки рыбаков (в т.ч. станы) и места посещения охотниками, туристами и браконьерами (рис.2). В случаях с браконьерами возгорания очень часто начинаются от костров на нерестовых реках, которые браконьеры бросают при приближении рыбоохраны. Обычно рыбоохрана не видит эти костры, не ищет их и не тушит;

  • места традиционного отдыха населения и окрестности поселков. В этих местах пожары возникают, как правило, в выходные;

  • обочины дорог общего пользования, включая железные дороги. По данным наземного обследования, в северной части острова источником возгораний часто являются искры из глушителей вездеходов;

  • места лесозаготовок, включая дороги, по которым ведется вывозка древесины либо перевозка рабочих вахтовками.

Рис.2. Начало пожара (слабый шлейф дыма). Пожар начинается от песчаной косы на слиянии рек. К этому месту нет подъездных дорог, но здесь обычно останавливаются рыбаки и охотники, приходящие на моторных лодках. Данный пример является типичным для значительной части Дальнего востока.
Хабаровский край, снимок серии "Ресурс".

Необходимо обратить внимание, что на северном Сахалине добыча нефти, а точнее связанная с этим инфраструктура, является постоянным источником пожарной опасности. В этой части острова практически ежегодно возникает множество лесных пожаров, иногда распространяющихся на значительные площади.

Естественно, что в большинстве конкретных случаев точно определить источник возгорания, а, тем более найти виновных оказывается невозможно. Однако, достаточно четкая приуроченность очагов возникновения пожаров к местам антропогенной активности, а также крайняя неравномерность размещения источников возгораний не может быть объяснена естественными причинами.

Даже те немногие возгорания, которые, на первый взгляд, трудно связать с человеческой деятельностью, при ближайшем рассмотрении часто также оказываются антропогенными. Например, в 1998 году в труднодоступном районе Набильского хребта (около г. Лопатина) один из пожаров вдалеке от дорог и населенных пунктов возник непосредственно после прохождения там туристической группы.

Важно отметить, что значительные площади вырубок и гарей горят весьма регулярно. По всей видимости, хорошим горючим материалом являются порубочные остатки, не вывезенная древесина, обгоревшие стволы и древесные остатки, деревья, усохшие после предыдущих пожаров, а также сухая трава. В результате, формируются значительные площади, на которых лес практически не возобновляется.







3.3. Последствия развития нефтедобычи на Северном Сахалине.

Пожары 1998 года в окрестностях Ногликов.
Справа (рис. 3) показана схема размещения гарей по состоянию на 26.10.98. Снизу приведены различные синтезы 2-х канального снимка серии "Ресурс" от 07.07.98. На синтезированном снимке слева видны дороги и цепь населенных пунктов вдоль восточного побережья. На синтезированном снимке, представленном справа, видна большая, плохо зарастающая старая гарь севернее Ногликов, начинающаяся от дорог и поселков вдоль восточного побережья. Пожары 1998 годы в этом районе прошли преимущественно по старым гарям. Периодическое выгорание одних и тех же участков делает невозможным лесовосстановление.

Рис. 3

Рис. 4 Рис. 5



3.4. Особенности динамики пожаров на Сахалине в 1998 году.


Рис.6. Размещение основных лесных пожаров на Сахалине в 1998 году. (Гари на нелесных и нелесопокрытых землях не отмечены)


Пожарная обстановка в сезоне 1998 года в лесах Сахалина начала обостряться уже в мае - после прекращения дождей и установления жаркой, сухой погоды на большей части Центрального и Северного Сахалина. Первое крупное возгорание было зафиксировано в районе реки Чамгу, на участках недавних сплошных рубок. Этот пожар был одним из самых значительных по площади и с разной степенью активности действовал на протяжении всего лета и осени, вплоть до ноября. Выгорел практически весь бассейн реки Чамгу; по малым притокам в верховьях реки огонь вышел в высокогорье Набильского хребта. В результате пострадали также значительные площади горных лесов из кедрового стланика и растительных сообществ выше верхней границы леса. По свидетельствам очевидцев, некогда одна из самых красивейших и богатых лососем рек - Чамгу - в результате огненного бедствия 1998г. стала мертвой рекой в мертвых берегах.

С середины-конца мая лесные пожары все интенсивнее развивались на Центральном и Северном Сахалине. Аномальное отсутствие дождя в этих районах с течением летних месяцев усиливало пожарную опасность и способствовало развитию возгораний, расширению охваченных огнем участков. В июне наиболее напряженная ситуация складывалась в Ногликском и Смирныховском районах, в других отдельные очаги удавалось подавить. Однако работники лесной охраны прекрасно понимали, что там, где пока еще не горит, только сильный дождь может снять угрозу. И если настоящего дождя не будет - распространение огня на все "сухие" районы неизбежно. В течение июня Чамгинский пожар начал распространяться на прилегающие территории, в бассейны соседних рек. Благодаря усилиям лесной охраны, это движение в южном направлении было остановлено, однако на севере огонь вышел из-под контроля и продолжал занимать все новые участки лесов в Ногликском районе, которые в подавляющем большинстве были в недалеком прошлом пройдены рубками главного пользования. Это значительно облегчало и ускоряло движение огня и развитие пожаров. В середине июля Управление лесами начало предпринимать меры, выходящие за рамки обычных - из Иркутска был срочно вызван специальный самолет-амфибия БЕ-12П. Однако его применение было крайне неэффективным - во многом, из-за несогласованности действий различных ведомств и неготовности экипажа к специфическим сахалинским условиям. В это же время пожары начинают возникать и в других районах - сначала в Углегорском, затем в Поронайском и Тымовском. К началу августа к ним прибавились Охинский и Александровск-Сахалинский районы. Во многих местах тушение не велось по причине сильно пересеченного рельефа - техника не может работать на крутых склонах, во многих местах у лесной охраны уже просто не хватало сил и средств реагировать на сигналы тревоги, часто такие сигналы поступали с большим опозданием. Во многих местах ситуация резко ухудшается из-за сильных порывистых ветров. В августе кое-где прошедшие небольшие дожди уже не смогли изменить обстановку. По утверждению ответственных лиц Сахалинского управления лесами, на 5 августа реальная ситуация в лесах северной части острова превысила пятый, наивысший класс пожарной опасности. Руководство лесного хозяйства острова неоднократно заявляло, что размер поражения огнем и напряженность пожарной обстановки уже превзошли уровень наиболее катастрофических для лесов Сахалина 50-х годов. В середине августа небольшие очаги были зафиксированы уже в Корсаковском и Холмском районах.

В сентябре ситуация резко ухудшилась, когда началось стремительное нарастание очагов пожаров. Это в наибольшей степени было вызвано резкими шквальными ветрами, которые прокатились по северной части острова в этот период, при продолжающемся отсутствии осадков и небывалой сухости. Были дни, когда количество очагов увеличивалось на несколько десятков. Истощенные длительной напряженной работой, без средств, техники и горючего, силы лесной охраны, местных администраций и лесозаготовительных предприятий уже не в состоянии были хоть как-то ограничивать распространение огненного бедствия. Жизненно важным стало защитить таежные населенные пункты - леса горели уже на окраинах некоторых из них. Жители большинства поселков, расположенных в Тымь-Поронайской низменности, были вынуждены дышать едким дымом, постоянно висевшим в неподвижном воздухе. Нормативы качества воздуха по угарному газу были превышены в несколько раз. Солнце с трудом пробивалось через эту завесу и день был похож на вечерние сумерки.

По данным космической съемки, уже к началу сентября 1998 года лесопокрытая площадь, пройденная огнем на Сахалине, перешла за 24 тыс.га, к 25 сентября - она уже составляла не менее 106 тыс.га. Итоги года еще более трагичны - свыше 234.8 тыс.га лесопокрытых земель пройдено огнем.

Наиболее пострадали леса в районе Ногликов, Адо-Тымово – Горки, Лонгари - Ясное - рис. 6.

Весьма показательно и вместе с тем своеобразно развивалась пожарная обстановка в районе Адо-Тымово – Горкис (это один из районов, к которому было приковано внимание местной и центральной прессы). Так как на момент проведения анализа пожарной обстановки оперативность и точность привязки обнаруженных очагов пожаров к топографической основе уже не имела принципиального значения, привязка была выполнена по упрощенной схеме, с использованием снимков серии NOAA, в результате чего точность привязки составляет примерно 1.0 - 1.2 км. Важно отметить, что в качестве топографической основы использовалась стандартная топографическая карта масштаба 1:500000, которая сама по себе содержит определенные ошибки и неточности в показе ситуации.

По данным космосъемки на 11 сентября в среднем течении р. Восьи (один из правых притоков р. Тымь) существовал один небольшой очаг и было пройдено огнем до 280 га лесопокрытых земель.

К 23 сентября площадь лесопокрытых земель, пройденная огнем по обе стороны р. Восьи, составила до 440 га. Преобладали интенсивные низовые пожары. К этому времени большие площади уже были пройдены огнем в непосредственной близости от пос. Адо-Тымово, на участке между р. Тымь, железной дорогой на Ноглики, пос. Адо-Тымово и дорогой из поселка в сторону западного побережья. Площадь этих очагов составила 1360 га. Место возгорания на этом участке было не далее 2 км. от пос. Адо-Тымово. К 23 сентября еще один очаг площадью до 120 га существовал в треугольнике, ограниченном автомобильной и железной дорогами от пос. Молодежное на пос. Адо-Тымово.

Важно отметить, что в этом районе значительные площади были пройдены низовыми палами низкой интенсивности, горели также нелесопокрытые земли. Площади гарей, как указанные выше, так и приводимые далее, не включают пожары на этих категориях земель.

Особого внимания заслуживает ситуация вокруг пос. Горки. По официальным данным этот поселок сгорел 19 сентября 1998 года. Уничтожено 130 строений, погибло 40 голов рогатого скота, 560 человек осталось без крова, 3 человека погибли. По состоянию на 23 сентября 1998 года хорошо видно, что единственный действующий очаг пожара в этом районе – это сам поселок Горки. Таким образом, есть основания предполагать, что пожар, уничтоживший Горки, начался либо в самом поселке, либо на его окраине и лишь после этого "пошел в леса". Леса в этом районе горели еще более месяца, отдельные очаги постепенно сливались и к 26 октября общая лесопокрытая площадь, пройденная огнем в этом районе, составила чуть более 27,2 тыс.га, причем преобладали низовые пожары высокой интенсивности. Важно обратить внимание, что пожар в Горках дал начало большому очагу, впоследствии слившемуся с Адо-Тымовским. Развитие очагов в районе Адо-Тымово наталкивает на предположения, что пожары на правом берегу рек Пиленги и Восьи либо не пытались тушить, либо эти попытки были малоэффективными.
 


 



3.5. Итоги пожарного сезона и официальная статистика.

Год 1998 войдет в историю Сахалина как один из самых пожароопасных. По официальным данным, 3 человека погибли, сотни остались без крова, множество людей пришлось временно эвакуировать. Леса в основном перестали гореть только в конце октября, однако, долгое время не был ясен ответ на внешне крайне простой вопрос: сколько же все-таки лесов сгорело в 1998 году на Сахалине? Этот вопрос - часть более общего вопроса о том, что и когда надо было делать, чтобы избежать таких катастрофических пожаров, или, по крайней мере, что нужно (и можно) было сделать, чтобы снизить ущерб от уже начавшихся лесных пожаров.

Данные о пожарах, публиковавшиеся или обнародованные разными официальными лицами и ведомствами, существенно расходились друг с другом. Так, например, в конце октября 1998 года Федеральная служба лесного хозяйства России сообщила, что в 1998 году на Сахалине было пройдено огнем 28.4 тыс. га лесных земель, а еще в начале октября 1998 года Авиалесоохрана сообщала, что огнем уже пройдено 35.7 тыс. га лесных земель и 17.0 тыс. га нелесных земель. Такая разница, скорее всего, свидетельствует лишь о том, что Рослесхоз вплоть до конца октября не вел оперативного отслеживания развития ситуации на Сахалине.

Представители Сахалинского управления лесами в течение лета-осени то заявляли, что 1998 год "преодолел" планку, установленную в 1954, (тогда огнем было пройдено более 454 тыс.га.), то называли сравнительно маленькие цифры в пределах 25 тыс.га. В итоге официально была опубликована цифра в 80.8 тыс.га., причем опубликована Департаментом лесопромышленного комплекса администрации Сахалинской области.

Анализ космической съемки показал, что на Сахалине в 1998 году пострадало от огня не менее 234.8 тыс.га. только лесопокрытых земель, в том числе не менее 43.5 тыс.га. пройдено верховыми пожарами. При этом 100- тысячный рубеж пройденных огнем площадей был преодолен еще в начале сентября. Общая площадь лесных земель, пройденных пожарами, составила, по-видимому, не менее 270 тыс.га., а вся площадь, пройденная огнем на Сахалине в 1998 с учетом пожаров на нелесных землях, видимо, вплотную подошла к отметке 420 тыс.га. Аналогичная ситуация с расхождением реальных и официальных данных, по всей видимости, сложилась с определением объемов сгоревшей древесины.

Огромная разница между официальными данными и результатами обработки космической съемки не может быть объяснена набором субъективных случайностей. Целый ряд причин сыграл важную роль в появлении таких расхождений. Эти причины, по всей видимости, работают не только на Сахалине. С подобными ситуациями приходилось сталкиваться во многих других регионах, включая Европейскую часть России и Урал.

Во-первых, это система оценки качества ведения лесного хозяйства и связанная с ней система премирования/наказания. Так, ключевым условием получения премии за охрану лесов является то, что площадь лесных пожаров за отчетный период не выйдет за пределы плановых показателей, которые спускаются "сверху". Это значит, что если год плохой и сгорит больше, чем планировалось, то у лесников есть два варианта - показать все, что сгорело на самом деле и остаться без премии (составляющей, во многих случаях, существенную, если не большую часть зарплаты), а заодно и получить выговоры и т.п. Либо, соответственно, скрыть часть пожаров.

Во-вторых, площадь лесных пожаров, в основном, определяется на глаз, то есть без обмера. Такое определение может быть более или менее точным при малых очагах пожаров, а при больших - появляются большие ошибки, как правило, в сторону занижения, так как у лесников не только нет стимула обходить ногами и оценивать площади абсолютно всех языков (участков) гарей, но есть ясные стимулы этого не делать.

К сожалению, существующая система оценки качества работы органов управления лесным хозяйством не только не стимулирует приведение официальной статистики в соответствие с реальностью, но и приводит к прямо противоположным результатам.

Все это не имело бы большого значения, если бы не одно "но". В течение лета и начала осени 1998 года в местной прессе, со ссылкой на руководителей управления лесами и официальных лиц администрации области не раз раздавались упреки в сторону федерального центра за отсутствие реальной поддержки и финансово-технической помощи в трудной обстановке. Действительно, федеральный центр долгое время не оказывал помощи региону. Причиной такого отношения было и то, что данные о пожарной обстановке, передававшиеся в центр одновременно с запросами об экстренной помощи, были сильно занижены и соответствовали среднестатистическим данным по пожарам на Сахалине, с которыми до сих пор сахалинцы вполне справлялись своими силами. В этой ситуации в Москве просто не была видна необходимость экстренной помощи и небольшие государственные резервы долгое время направлялись в регионы, более убедительно обосновавшие свои запросы.

Чтобы успешно тушить лесные пожары, используя ограниченные средства, надо иметь возможность вовремя принимать решения. А какие решения можно было ожидать в 1998 году, если данные о масштабах катастрофы были сознательно, либо по халатности занижены, особенно в начале и середине пожароопасного сезона, когда еще можно было что-то сделать имевшимися силами и средствами? Сколько потерь, в том числе человеческих, удалось бы избежать, если бы информация о реальном состоянии дел поступала бы в Администрацию области и к руководству Рослесхоза и МЧС, например, с самого начала пожароопасного сезона? Ситуация с пожарами на Сахалине ставит более общий вопрос - можно ли, имея дело с лесными пожарами, всерьез полагаться на структуру, более заботящуюся о внутренней отчетности, чем о сохранении лесов?

3.6. Краткий анализ практики борьбы с лесными пожарами на Сахалине в 1998 году.

Прямо и косвенно связанные с антропогенной деятельностью пожары представляют сейчас одну из основных причин гибели лесов острова. В качестве природных источников возникновения пожаров в официальной статистике в целом по стране чаще всего указываются молнии, однако это явление на Сахалине вообще довольно редкое. Но даже если доля природных пожаров велика, то их распространению весьма способствуют значительные площади задернившихся вырубок с сухой травой, большое количество древесины и порубочных остатков, брошенных на лесосеках, сухостои, образовавшиеся в результате пожаров прошлых лет и интенсивных выборочных рубок на крутых склонах, и т.п. Даже из официальной статистики следует, что около 64% пожаров непосредственно обязаны своим проявлением деятельности человека. По нашим же оценкам, антропогенными являются более 90% всех возгораний.

Борьба с лесными пожарами в 1998 году осуществлялась традиционными методами (за исключением крайне неудачного использования специальных самолетов) и была в целом низкоэффективной и сильно запаздывающей. Не смотря на крайне сухой год и все время возраставшую пожарную опасность не были своевременно задействованы необходимые людские и технические средства. В итоге целый ряд очагов пожаров, например в окрестностях р.Чамгу и в Первомайском лесхозе, вполне "благополучно" существовал несколько месяцев. Одной из причин такого положения дел, по-видимому, являлось занижение площадей пожаров, не позволявшее даже на уровне Сахалинского управления лесами (не говоря уж об Администрации области и МЧС) правильно оценить сложившуюся угрозу и потребности в людской силе и технике. Тушение лесных пожаров во многих случаях напоминало события эпохи "феодальной раздробленности". Каждый лесхоз преимущественно своими силами боролся с пожарами, возникшими на его территории, помощь извне и координация борьбы с пожарами в масштабах области, особенно на начальных этапах, были крайне недостаточными. Привлечение сил и средств лесной службы других регионов началось только в самом конце пожароопасного периода.

Как и в предыдущие годы, имело место полное несоблюдение гражданами и юридическими лицами запрета на посещение лесов, в том числе, в целях отдыха. Ни в одном из наиболее пострадавших от пожаров районов области контроль (и ограничения) посещения лесов не проводился, либо был совершенно неэффективным. Так, ограничений на въезд в леса по большинству дорог не было, либо пересечение шлагбаума обычно "стоило" 1-2 непустых бутылки. Контроль за гражданами, находящимися на землях лесного фонда, не проводился вообще.

Не смотря на все ухудшавшуюся пожарную обстановку, лесозаготовки не прекращались во многих случаях вплоть до выхода фронта огня на лесосеки. В то же время, по нашим данным, как сам процесс лесозаготовок, так и передвижение техники и перевозка рабочих вероятнее всего являлись источниками как минимум нескольких возгораний в Смирныховском и Тымовском районах.

Хотя на тушении пожаров были задействованы "сводные отряды" и техника из ближайших лесхозов, мобилизация сил и средств была явно недостаточной. В то время, когда в одном из лесхозов малочисленные отряды пытались остановить лесные пожары, в соседнем сотрудники лесхоза, включая лесную охрану, спокойно продолжали заготавливать хвойный пиловочник на экспорт в Японию в порядке рубок промежуточного пользования. Так, например, Гастелловский лесхоз в конце июля продолжал под видом выборочных санитарных рубок рубить и вывозить экспортный пиловочник 1 и 2 сорта, в то время как севернее не хватало машин, ГСМ, людей и, главное, средств для налаживания тушения пожаров в бассейне реки Чамгу, а также в других очагах на территориях Первомайского и Ногликского лесхозов. Вертолетов для заброски пожарных не хватало, оборудования и обмундирования не хватало: официальная причина - не было денег.

Особого внимания заслуживает практика применения противопожарной авиации. Эти работы требуют значительных средств и, следовательно, очень четкой и продуманной организации.

В 1998 году на Сахалине применялись "летающая лодка" БЕ-12П, способная взять на борт 6 тонн воды и с конца сентября 1998 использовались самолеты-танкеры МЧС на базе ИЛ-76 с емкостью 42 тонны воды и вертолет МЧС Ми-8 МТВ.

Самолет – танкер (БЕ-12П), прилетевший из Иркутской области, начал работать в июле. Однако эффективность действий этого аппарата была невысокой - отчасти, из-за постоянно ощущавшейся нехватки топлива, отчасти, из-за технических параметров, так как сбрасываемая самолетом вода в лучшем случае накрывает участок примерно 100 х 40 метров. Таким образом, применение БЕ-12П наиболее эффективно против оперативно обнаруженных небольших источников возгораний. К тому же определенные сложности создает забор воды с поверхности моря и отсутствие удобных для этого водоемов вблизи очагов пожаров. Оперативность обнаружения пожаров на Сахалине была недостаточно высокой, в итоге самолет-танкер часто применялся для работы по кромкам распространившихся очагов, что часто не приносит ожидаемого эффекта. В дополнение к этому после инцидента с посадкой на мель при заборе воды в Луньском заливе 13 июля самолет не работал до 24 июля. К этому времени применение БЕ-12П против многих очагов возгораний уже не имело смысла.

Самолеты – танкеры на базе ИЛ-76, принадлежащие МЧС России, значительную часть пожароопасного сезона провели в Греции, где показали неплохую эффективность. В отличие от БЕ-12П, самолеты МЧС могут работать против более широкого спектра очагов. Однако существуют дополнительные ограничения, связанные с организацией работы этих тяжелых машин (взлетные полосы и связанная с этим дальность перелетов и частота сбросов воды, проблемы с заправкой топливом и водой и, наконец, общая дороговизна работ и др.). В конце сентября – октябре 1998 года применение этих машин на Сахалине было крайне затруднено из-за сильной задымленности и плохой видимости в условиях пересеченного рельефа. В итоге в ряде случаев самолеты МЧС приходилось наводить на кромку огня вертолетом лесной охраны. Говорить об эффективности применения ИЛ-76 в таких условиях не приходится. Таким образом, опыт применения пожарной танкерной авиации на Сахалине в 1998 года можно считать неудачным по следующим основным причинам:

  • организационная неготовность наземных служб к координации работ наземных отрядов и авиатехники, в том числе, включая оперативное обнаружение возгораний и определение их точных координат, быструю переброску наземных пожарных отрядов для дотушивания очагов, по которым поработала авиация и др.;

  • техническая и финансовая неготовность к использованию дорогостоящей и сложной техники;

  • запоздалое привлечение к тушению лесных пожаров авиатехники, в т.ч. в ситуациях, когда применение этой техники уже не могло принести заметного результата;

  • недостаточная применимость самолетов-танкеров в условиях реальной пожарной обстановки 1998 года на Сахалине (определенные сложности с забором воды с морской поверхности, задымленность в условиях пересеченного рельефа и др.);

  • недостаточное знание экипажами самолетов-танкеров местной специфики.

В целом в тушении лесных пожаров на Сахалине в 1998 году по-прежнему преобладали наземные методы. Однако необходимо отметить, что на местах работы по тушению пожаров часто велись недостаточно эффективно. О тех склонах, где 5-6-10 лет назад пожары тушили с помощью техники (в том числе бульдозеров), в 1998 году говорили, что "техника туда не пройдет". Такую картину приходилось неоднократно наблюдать в течение всего пожарного сезона. В результате, многие пожары, например в окрестностях Чамгинского перевала, благополучно обходили немногочисленные пожарные заслоны по крутым склонам и гребням. Нет основания винить людей в пассивности и отсутствии энтузиазма. Условия, в которых приходилось работать, нельзя назвать человеческими, предлагавшаяся оплата труда в большинстве случаев не соответствовала трудозатратам и не оправдывала высокий риск, связанный с прямой опасностью для жизни, либо оплата вообще отсутствовала.

Обращает на себя внимание тот факт, что сотрудники леспромхозов и лесозаготовительных фирм, вплоть до объявления режима чрезвычайной ситуации 23 сентября если и принимали участие в тушении пожаров, то в крайне недостаточных объемах (за редким исключением). Местное население, ранее жившее за счет леспромхозов, в тушении пожаров практически не участвовало вообще. В лучшем случае пожилые люди вспоминали, как раньше "все от мала до велика выходили на борьбу с огнем".

Столь значительные изменения в сознании населения можно связать с несколькими причинами. Во-первых, резко уменьшилось количество людей, занятых в лесном секторе. С другой стороны, лесопользование на острове приносит существенный доход лишь очень узкой прослойке людей - руководителям отдельных лесных компаний. Население, не получая доходов, достаточных для существования, не чувствует необходимости спасать чужие ресурсы и чужую собственность. Активная противопожарная пропаганда и агитация среди населения на острове отсутствуют.

После введения режима чрезвычайной ситуации 23 сентября и подключения МЧС на тушение лесных пожаров, в первую очередь в окрестностях поселков, были мобилизованы дополнительные силы и средства. К концу сентября на тушении лесных пожаров работало до 1200 человек. Были организованы штабы по тушению лесных пожаров, привлечена дополнительная техника, в том числе техника ряда лесозаготовительных фирм. В отдельных видах работ участвовали военнослужащие. К сожалению, к этому времени обстановка была уже такова, что всех сил и средств, вовлеченных в процесс, было недостаточно для борьбы с пожарами, и речь могла идти только о защите от пожаров отдельных хозяйственных объектов и эвакуации людей. В связи с возникшей угрозой уже после объявления чрезвычайной ситуации на некоторое время приостанавливалась работа ОАО "Роснефть-Сахалинморнефтегаз". Таким образом, крайне запоздалое подключение МЧС и столь же запоздалая реальная мобилизация сил на тушения пожаров фактически не повлияли на развитие ситуации. Принимавшиеся меры могли быть эффективными на 1-1.5 месяца ранее, но не в конце сентября - октябре. К тому же, приходится констатировать, что подразделения МЧС и Рослесхоза в настоящее время недостаточно подготовлены к работе по тушению лесных пожаров.

Чрезвычайная пожарная обстановка, сложившаяся на Сахалине в 1998 г., среди прочего высветила одну крайне неприятную и опасную тенденцию - а именно неуважение разных государственных органов друг к другу, что существенно мешало выполнению ими совместной работы и затрудняло объективную оценку роли каждой из государственных структур в тушении лесных пожаров (см., например, "Лесники тушат пожар, а МЧС загребает жар", "Сельская жизнь" от 10.11.98).

Обращает на себя внимание тот факт, что данные, представляемые в прессу Сахалинским управлением лесами, даже после введения чрезвычайной ситуации часто преувеличивали достижения и оказывались более успокаивающими, чем аналогичные данные, публикуемые другими ведомствами, входящими в те же штабы по тушению лесных пожаров (см. например Губернские ведомости от 30.09.98). В связи с этим возникает вопрос - на какие данные опирались штабы по тушению лесных пожаров, принимая конкретные решения?


Заключение.

На Сахалине 1998 год действительно был одним из самых пожароопасных за последние 50 лет. Лесопокрытая площадь, пройденная огнем, составила не менее 234.8 тыс.га, общая площадь всех типов земель, пройденная огнем, составила около 420 тыс.га. Более 90% пожаров возникли по вине человека.

Аномально засушливое лето 1998 года, безусловно, стало основной причиной тяжелой пожарной обстановки. Однако потери могли быть существенно меньше, если бы не целый комплекс проблем, к которым, помимо традиционной и весьма существенной – недостаточного финансирования лесной охраны - следует отнести следующие:

  • недостаток техники, оборудования, ГСМ и т.п. для эффективной борьбы с лесными пожарами;

  • отсутствие у органов управления лесным хозяйством на Сахалине, либо искажение ими информации о масштабах лесных пожаров и текущей ситуации. Невладение либо искажение органами управления лесным хозяйством на Сахалине информации об эффективности принятых мер по тушению лесных пожаров. Это стало одной из причин слишком поздней помощи федерального центра, так как поступавшая туда информация не подтверждала мнение о катастрофическом развитии ситуации;

  • отсутствие системы, отслеживающей реальную пожарную обстановку и ее развитие;

  • неэффективность действий по тушению пожаров и недостаточная мобилизация сил и средств в начале пожароопасного сезона, когда эффект от этих работ был бы максимальным. Не были в полной мере задействованы возможности лесной службы, не было реальной помощи от подразделений лесной службы других регионов, где пожарная обстановка была не такая напряженная;

  • отсутствие профилактики лесных пожаров и реальной подготовки к пожароопасному сезону;

  • недооценка роли и недостаточное привлечение центральных средств массовой информации к формированию общественного мнения и общественной поддержки мероприятиям по борьбе с лесными пожарами и их последствиями;

  • организационная неспособность Сахалинского управления лесами наладить и координировать борьбу с лесными пожарами в масштабах области и в условиях чрезвычайной пожарной обстановки. Недостаточная координация работ разных ведомств по тушению лесных пожаров;

  • опоздание действенной помощи (организационной, технической и финансовой) как со стороны федерального центра, так и со стороны администрации области;

  • недостаточное внимание администрации области к развитию пожарной обстановки в 1998 году.

В связи с результатами пожароопасного сезона 1998 года для Сахалина представляются принципиально важными несколько вопросов.

1998 год наглядно показал, что нужны реальные и исполнимые планы противопожарных мероприятий, учитывающие различные сценарии развития ситуации и предусматривающие создание финансовых резервов и четкое определение источников пополнения материально-технической базы и привлечения дополнительных людских ресурсов на тушение лесных пожаров. Такой комплекс мероприятий должен предусматривать в качестве одной из составных частей организацию общественной кампании и привлечение внимания центральной прессы и телевидения в целях лоббирования необходимых организационно-финансовых решений на федеральном уровне. Также представляется перспективным наладить координацию работ всех регионов Дальнего Востока по тушению катастрофических лесных пожаров.

В силу недостаточной эффективности действий органов управления лесным хозяйством представляется целесообразным рассмотреть вопрос о создании при администрации области структуры по контролю за профилактикой пожаров и соблюдением правил пожарной безопасности в лесах, отслеживанию пожарной обстановки, оперативной оценке ситуации и координации работ разных ведомств по тушению лесных пожаров.

Необходимо проведение масштабных лесокультурных мероприятий и содействие естественному возобновлению на гарях 1998 года и необлесившихся гарях и вырубках прошлых лет.

Необходимым условием обеспечения уровня противопожарной защиты лесов, отвечающего современным социально-экономическим требованиям, является формирование гибкой системы охраны леса, способной постоянно отслеживать непрерывно изменяющуюся лесопожарную обстановку в каждом регионе страны и регулировать свою структуру, параметры и режимы работ в соответствии с этой обстановкой. Такая система может быть сформирована только на базе существующих авиационной и наземной лесопожарных служб, сохранение которых в условиях жесткого дефицита бюджетных средств безусловно, является одной из важнейших задач обеспечения экологической безопасности нашей страны.

Адаптивность системы охраны к непрерывно изменяющейся пожарной обстановке в каждом регионе страны должна обеспечиваться путем регулирования режимов работы лесопожарных служб и количества вводимых в действие ресурсов для борьбы с огнем. Она может быть достигнута только при наличии четкого районирования территории лесного фонда по уровню противопожарной защиты лесов, а также межрегиональных лесопожарных формирований, предназначенных для оказания помощи региональным службам борьбы с огнем в условиях высокой и чрезвычайной горимости лесов.

Уровень противопожарной охраны лесов должен быть дифференцирован по регионам страны и лесорастительным зонам с учетом ценности насаждений и их природной пожарной опасности, степени хозяйственного освоения территории и выполняемых лесами экологических функций. Он должен быть тесно увязан с размерами ассигнований, выделяемых на охрану лесов, ресурсами и режимами работы лесопожарных служб.

Ресурсы лесопожарных служб каждого региона должны обеспечивать успешную борьбу с огнем в условиях низкой и средней горимости лесов. При высокой и чрезвычайной горимости они должны наращиваться за счет мобилизации ресурсов местных организаций и предприятий, маневрирования межрегиональными лесопожарными формированиями.

Межрегиональные лесопожарные формирования, оснащенные современными средствами пожаротушения и связи, способные оперативно маневрировать по территории лесного фонда, целесообразно формировать в составе авиационной охраны лесов с централизованной системой оперативного управления работой лесопожарных служб. Взаимодействие наземных и авиационных служб, межрегиональных лесопожарных формирований и прочих ресурсов, привлекаемых для борьбы с огнем в условиях высокой и чрезвычайной опасности должно координироваться региональными диспетчерскими пунктами.

Проявившаяся в последние годы тенденция роста числа лесных пожаров свидетельствует о необходимости усиления профилактических мероприятий, не требующих, как правило, больших финансовых затрат, но снижающих риск возникновения и распространения лесных пожаров. Особого внимания заслуживают при этом усиление противопожарной пропаганды с использованием электронных средств массовой информации и контроля за соблюдением правил пожарной безопасности, а также расширение масштабов проведения контролируемых выжиганий растительности с целью уменьшения запасов лесных горючих материалов.

Наиболее острой проблемой остается хронический дефицит финансовых и материально-технических ресурсов, выделяемых на охрану лесов. Недостаток этих ресурсов усугубляется задержками платежей, крайне затрудняющими своевременную подготовку сил и средств борьбы с огнем к началу пожароопасного сезона. Важным условием стабилизации работы лесопожарных служб является, поэтому отнесение расходов на охрану лесов к категории защищенных статей федерального бюджета. Безотлагательного решения требует вопрос о частичном финансировании охраны лесов из бюджетов субъектов Российской Федерации.

Перечисленные мероприятия необходимы для предотвращения дальнейшей деградации национальной системы охраны леса в условиях кризисного состояния экономики и поддержания существующего уровня противопожарной защиты лесов России. Достижение отвечающего современным экологическим и социально-экономическим требованиям уровня противопожарной защиты лесов неизбежно связано с увеличением затрат и реализацией новой стратегии управления огнем в лесу. Оно должно рассматриваться как важнейший элемент стратегии национальной безопасности России на этапе перехода страны к устойчивому социально-экономическому развитию.


литература.


  1. Коровин Г.Н., Исаев А.С., Охрана лесов от пожаров как важнейший элемент национальной безопасности России. "Лесной бюллетень", № 8-9 1998 г.

  2. Доклад "Лесные пожары на Сахалине в 1998 году" Гринпис России • ИТЦ "СканЭкс" • Экологическая вахта Сахалина М., 1999.

  3. http://www.forest.ru



Случайные файлы

Файл
TYAZMASH.DOC
198.rtf
169392.rtf
Galiley.doc
138922.rtf