Трудовой потенциал и проблемы занятости малочисленных народов севера России (7351-1)

Посмотреть архив целиком

Трудовой потенциал и проблемы занятости малочисленных народов севера России

Горохова Т.Б., Чистобаев А.И.

С началом интенсивного освоения природных ресурсов Севера (оно относится ко второй половине 1960-х годов) проблема обеспечения потребностей в рабочей силе решалась, главным образом, за счет других регионов страны. Фактически во всех союзных республиках бывшего СССР осуществлялся набор людей, желающих поработать на Крайнем Севере. Главным стимулом для заключения трудовых соглашений являлся относительно высокий уровень заработной платы. Об улучшении условий жизни при этом речь не шла: каждый, уезжая на заработки, знал о тех трудностях, с которыми ему придется столкнуться. Проблема жилья, отсутствие надлежащей инфраструктуры, суровые (порой экстремальные) природные условия - таковы реалии северной жизни. Поэтому самым распространенным был так называемый вахтовый метод освоения. Суть его проста: отработал три-четыре недели — и назад, на родину.

Освоение Севера происходило не на пустом месте. Здесь веками жили и трудились коренные жители. Среди них — русские, коми, карелы, якуты, а также малочисленные народы Севера: 26 национальностей, расселившихся на широких просторах Севера — от Кольского полуострова до Чукотки, Камчатки и Сахалина. В общей численности населения, проживающего на Севере, их доля невелика — менее четверти. Эти народы отличаются от своих соседей и по укладу жизни, и по образу мышления, и по характеру занятости. Но самое главное отличие — бережное отношение к природе, с которой они составляли единое целое до момента интенсивного освоения ресурсов недр [3, 4].

Различия в менталитетах коренного и пришлого населения проявились с появлением буровиков, т. е. еще до начала строительства трубопроводов, поселков и городов. Прибывшие с «материка» имели иные, чем коренные жители, ценностные ориентации. Вся их деятельность была подчинена одной цели: любой ценой обеспечить в кратчайшие сроки добычу и транспортировку нефти и природного газа. О необходимости сохранения оленьих пастбищ, лесов, водоемов буровики, а затем и эксплуатационники даже не думали. И последствия такого отношения к природе не замедлили сказаться: местные люди лишились привычных для себя условий существования, оказались отчужденными от собственности на дары природы. В результате изъятия продуктов труда для общегосударственных потребностей произошло разрушение принципов существования соседской общины, поневоле началось сселение с мест привычного обитания. Будучи неподготовленными к таким переменам, многие подверглись нервно-психическим расстройствам, алкоголизму и прочим заболеваниям; нередкими стали случаи самоубийства [1J.

С начала «наступления на Север» прошло более 30-и лет. За это время у коренного населения, естественно, произошло изменения во взглядах на жизнь. Ныне из числа малочисленных народов Севера можно встретить ученых, писателей, врачей и других представителей интеллигенции. Обычным стало стремление молодежи к повышению уровня образования, к изменению бытовых и культурных условий жизни, к приложению труда в новых сферах производства, к всесторонней реализации духовного потенциала. Однако возможности формирования трудового потенциала современного поколения1 малочисленных народов Севера раскрыты далеко не полностью, и одна из причин этого состоит в недостаточной изученности геодемографических процессов, наметившихся тенденций социально-профессиональной ориентации молодежи.

1 Напомним, что под трудовым потенциалом поколения подразумевается экономико-демографическая характеристика трудовой активности людей. Выражается средним числом человеко-лет трудовой жизни, которое данному поколению предстоит прожить в составе экономически активного населения при заданном уровне смертности и уровне экономической активности [2].

Современные геодемографические процессы в районах проживания малочисленных народов Севера имеют три главных особенности: 1) малая доля участия коренного населения в межрегиональном обмене, 2) высокая рождаемость и высокая смертность коренного населения, 3) слабая закрепляемость прибывающего из других регионов страны населения. Эти особенности достаточно устойчивы и характерны для всех регионов Российского Севера. Очевидно, они будут иметь место и в перспективе, хотя в принципе не исключена возможность появления новых. Основанием для такого заключения служит, например, появление миграционных потоков в направлениях «малое поселение -крупное село» и «село - город». Эти потоки возникают в связи с отъездами молодежи на учебу, а также вследствие поиска молодыми людьми более престижных форм приложения труда.

Современный рынок труда в районах проживания малочисленных народов Севера представлен преимущественно новыми отраслями промышленности. Именно по этой причине быстро растет численность городского населения. Например, в Ямало-Ненецком автономном округе, где до начала промышленного освоения был один небольшой город (административный центр округа — г. Салехард), возник ряд новых городов — Ноябрьск (в

1994 г. — 93.9 тыс. человек), Новый Уренгой (88.5), Надым (48.1), Муравленково (33.3), а численность городского населения составила 397.5 тыс. человек, или 82.9%. Преимущественно за счет городов увеличивается общая численность населения (на начало 1995 г. — 479.7 тыс. человек, на 2.3% больше чем, в 1993 г.). По данным за 1994 г., в АО «Надымгазпром» число прибывших составило 24.7%, АО «Уренгойгазпром» — 35.1%, в нефтегазодобы-вающем управлении (НГДУ) «Муравленковснефть» — 55. 5%, в АООТ «Ноябрьскнефтегаз» — 55.5%, АООТ «Пурнефтегаз» — 21%, АООТ «Ямалнефтегазжелезобетон» — 22.3%. Одновременно высок отток работников. Как следствие, велика текучесть кадров: в целом по округу она составляет 21.7%. При этом проявляется такая закономерность: текучесть в нефтегазодобывающих отраслях (от 5.5% до 29.1%) ниже, чем в нефтеперерабатывающей отрасли г. Ноябрьска (33.9%). Очевидно, это обусловлено различиями в оплате труда.

В новых социально-экономических реалиях России применявшийся до начала 1990-х годов вахтовый метод работы стал весьма затруднителен из-за высоких цен на авиабилеты, больших затрат на социально-бытовые условия на «вахте». В 1994 г. «вахтовики» в промышленности составили только 4.4 тыс. человек, в строительстве — 7.6 тыс. человек, на транспорте — 2.9 тыс. человек. Основная часть занятых в хозяйстве — это лица, постоянно проживающие в пределах округа.

Стабильный миграционный отток населения начался в конце 80-х годов, а в начале 90-х годов сальдо миграции стало отрицательным, т. е. отток пришлого населения превышает число прибывших. Причиной оттока является снижение реальных доходов приезжего населения из числа высококвалифицированных специалистов, что связано с социально-экономическими изменениями, происходящими в стране в целом. Кроме того, следует отметить плохие жилищные условия, отсутствие необходимых коммунальных услуг, нестабильность выплаты зарплаты, резкое удорожание жизни на Севере. Определенным стимулом к оттоку приезжего населения являются также открывшиеся новые возможности приложения своего труда в местах прошлого проживания (на родине), желание обустроиться в более благоприятных для жизни районах страны. В 1994 г. наиболее заметная часть выбывающего из округа населения направлялась в южные регионы Западной Сибири (22.4%), а также на Урал (15.4%), в Поволжье (11.3%), на Северный Кавказ (10.9%), в Центр (8.6%). Среди прибывающего населения выделяются выходцы с Урала (12%), остальной части Западной Сибири (11.2%), Поволжья (6.2%).

Отъезд работающего населения характерен и для приезжих из бывших союзных республик, а ныне независимых государств. Одновременно обращает на себя внимание факт увеличения прибывающих из тех же государств. Особенно выделяется в этом отношении Украина, откуда в 1993 г. прибыло 6.1 тыс. человек (19.9% от общего числа прибывших), а в 1994 г. — 8.7 тыс. человек (24.8%). В меньших, но все же заметных размерах были миграционные потоки из Белоруссии, Узбекистана, Казахстана, Азербайджана, Молдавии, Таджикистана. При анализе национального состава мигрантов становится очевидным что среди прибывающих подавляющую часть составляют русские, а среди выбывающих, наоборот, лица нерусской национальности. Отметим, кстати, что миграционный обмен (как прибывших, так и выбывших) со странами Балтии незначителен.

Среди мигрантов преобладают трудоспособные мужчины (56%), причем половина из них имеет возраст до 29 лет. Приживаемость молодых мужчин относительно низкая: если раньше продолжительность их пребывания на Севере доходила в среднем до 10-15 лет, то теперь — менее 5 лет. На основе выборочных данных можно судить о том, что целевая установка их приезда на Север сводится к тому, чтобы как можно больше вывезти товара, прежде всего дармовых продуктов природы, не заботясь при этом об их возобновлении. Как правило, у приезжих отсутствуют знания об особенностях северных биоценозов, быта и нравов коренного населения. Но в то же время у них явно проявляется стремление как можно быстрее приобщиться к охоте, рыбной ловле. Это одна из главных причин непреднамеренного разрушения экологических систем, своеобразия этнической среды коренного населения.

Миграционные потоки коренного населения ограничены в основном территорией округа. Они обусловлены, главным образом, производственным кочеванием. По данным Госкомстата, в 1994 г. насчитывалось 2420 кочующих хозяйств. Их общая численность — 12.6 тыс. человек, в том числе в трудоспособном возрасте — 5.7 тыс. человек. Некочевых хозяйств коренного населения — всего 98, но и они не имеют постоянного стационарного жилья в поселках, заняты исключительно традиционными видами хозяйственной деятельности — разведением оленей, рыбной ловлей, охотой.


Случайные файлы

Файл
задача 03.doc
167493.doc
38789.rtf
24136-1.rtf
Doklad95.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.