Ловушка для животноводов и тяжёлых металлов (5043-1)

Посмотреть архив целиком

Ловушка для животноводов и тяжёлых металлов

Александр Перескоков

Реализация экологических проектов в животноводстве способствует повышению его продуктивности.

Урал занимает “почетные” первые места по выбросам загрязняющих веществ в окружающую среду. Объемы выбросов загрязняющих веществ в расчете на единицу общей площади региона оценивается: для Челябинской области в 180…230 (кг./кв.км.), для Свердловской – в 100…130 (кг./кв.км.), а, например, для Магаданской области – в 10 кг./кв.км. Загрязняющие вещества аккумулируются в почвах, водах и в донных отложениях водоемов. Масштабы техногенного загрязнения почвенных покровов Свердловской области достигают 2/3 площади зоны активного земледелия. Особенно неблагоприятная обстановка складывается в радиусе сорока километров вокруг металлургических предприятий. Уральский государственный институт ветеринарной медицины, г. Челябинск, провел работы в двух животноводческих хозяйствах Нагайбакского района. Там содержание никеля в сене и в силосе, идущих на откорм скота, превысило ПДК в 2…10 раз, содержание свинца – в 2…3 раза, кобальта – в 1,5…2 раза. Как следствие этому содержание никеля и свинца в мышечных тканях скота превысило ПДК в 2…3 раза, а в молоке – в 2 и 5 раз соответственно. Похожую картину Свердловская научно-исследовательская ветеринарная станция (СНИВС) установила в хозяйствах Первоуральского, Нижне-Тагильского и Каменск-Уральского районов Свердловской области. При таком положении вещей вопросы об экологической чистоте мясомолочных продуктов, производимых на Урале, становятся не уместными. Их стабильное качество не может гарантировать никто. Кроме того, ослабленное хроническими токсикозами поголовье скота становится своего рода черной дырой для любых инвестиций в животноводство. Сколько не корми ослабленное животное, отдачи от него не жди. На Урале каждая буренка вынуждена самостоятельно переносить последствия техногенного загрязнения окружающей среды.

Погибельный металл

Ветеринарные службы – рассказывает Ангелина Малыгина, к.с.-х.н., зам. директора по науке СНИВС, г. Екатеринбург, - хорошо знакомы с проблемами отрицательного влияния техногенного загрязнения сельскохозяйственных угодий на продуктивность животноводства. Для промышленности Урала всегда были характерны большие объемы пылегазовых выбросов с повышенным содержанием тяжелых металлов. Они, поступая с кормом в кишечно-желудочный тракт животного, разносятся кровью по всем органам и оказывают непосредственное влияние на протекание метаболических процессов. Избыток свинца нарушает генетический аппарат клетки, вызывает патологии в развитии плода, отрицательно сказывается на центральной нервной системе и скелете. Растворимые соли других тяжелых металлов – ртути, кадмия, хрома, никеля, марганца, сурьмы, висмута и т.д. – вносят свою лепту в процесс разрушения органов животного.

В хозяйствах, вынужденных вести животноводство в зонах с повышенным содержанием тяжелых металлов в почве, у телок отмечается нарушения в воспроизводстве потомства (снижение оплодотворяемости, увеличение числа мертворожденных телят); отмечается повышенный падеж скота от не установленной патологии на фоне нарушения обменных процессов в организме; у телят на откорме отмечается пониженная поедаемость кормов и снижение среднесуточных привесов; все животные стада в целом имеют ослабленный иммунитет. У скота возникают хронические скрытые токсикозы, которые диагностируются с трудом”.

Растворимые соли тяжелых металлов мигрируют по трофическим цепочкам, одним из элементов которых является организм человека. Чем он лучше организма скота? Да ни чем. И различных патологий у человека развивается за жизнь куда больше. Скот же забивают при первых признаках нездоровья. Так как в одночасье экологическая обстановка не может быть изменена ветеринарная наука предлагает промежуточное решение проблемы, которое предусматривает введение в корм скоту энтеросорбентов

Ловушка для металлов

Аспирантом физико-технического факультета Уральского политехнического института – рассказывает Виктор Ремез, д.т.н., начальник лаборатории ГУП УНИХИМ, г. Екатеринбург, - я начал работы по созданию новых видов селективных сорбентов. С 1978 года на их создание, разработку методик их использования и на создание технологии промышленного производства было затрачено не менее 5,3 миллионов долларов США. Исследовательские работы велись в рамках ряда государственных и межгосударственных программ. Это были программы МинВУЗа СССР “Человек и окружающая среда” и ”Мировой океан”, проект Минсредмаша СССР ”АЭС нового поколения НП-1000”, проект Минатома России ”ВВР-М”, программа главного управления по ликвидации аварии на ЧАЭС при Совминах СССР и России ”Ферроцианид”, программа в рамках совместного проекта Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН и МАГАТЭ ”Берлинская лазурь” и другие программы. Восемнадцать авторских свидетельств на изобретения подтверждают новизну выполненных работ. Пять патентов охраняют авторские права на использование вновь созданной интеллектуальной собственности. Один из них действует на территории США, другой – в странах Европейского Союза. К середине 1980-х годов для коммерческого использования были готовы две марки сорбентов, получивших торговые названия АНФЕЖ и ФЕЖЕЛ, которые используются организациями Гидромета и атомной промышленности. Чернобыльская катастрофа стала для работ по развития наших сорбентов “и войной, и матерью родной…”. Перспективы коммерческого использования ФЕЖЕЛ растворились в туманном будущем атомной энергетики.

Но катастрофа открыла возможности использования сорбентов в животноводстве. В 1989 году нами был создан ветеринарный препарат БИФЕЖ. Он к 1993 году прошел всесторонние испытания в институте биофизики Минздрава и ВНИИСХР России. Показал при этом наилучшие результата по сравнению с другими препаратами, в том числе и зарубежного производства. Он гарантирует получение экологически чистых мясомолочных продуктов от скота, получающего корма из зон с радиоактивным загрязнением почвы (РЗП). С 1993 года в районы Чернобыльского радиоактивного следа нами поставлено около 150 тонн препарата. Это позволило реабилитировать стадо скота в 90 000 голов. В лучший 1998 год мы поставили 20,5 тонн препарата. После этого года объемы заказов стали от года к году сокращаться. Животноводство в зонах с РЗП немедленно отреагировало увеличением поголовья скота, выдающего радиоактивно зараженные мясомолочные продукты, которые не могут быть использованы для питания человека. Наше же производство – уникальное хотя бы потому, что единственное в мире – встало перед перспективой ликвидации. И это при ежегодной минимальной потребности животноводства в зонах с РЗП в 13 500 тонн препарата.

Безысходность положения вынудила нас написать письмо в различные властные структуры России. Только администрация президента отреагировала на сложившуюся ситуацию и дала поручение аппарату Правительства разобраться в вопросе. В 2002 году мы вновь поставили в Брянскую область – наиболее пострадавшую от Чернобыльской катастрофы область России – 30 тонн препарата. В связи с этим и пользуясь, случаем, я выражаю свою признательность за не формальное отношение к своей работе начальнику Департамента энергетических и природных ресурсов аппарата Правительства России О.Пушкаревой и специалисту департамента Б. Магуськину. Правда, на 2003 год заказы так и не поступили.

В апреле 2003 мы получили уведомление от прокуратуры Брянской области о незаконности наших поставок в счет государственного заказа. Т.к. стоимость закупленных у нас препаратов превысила 200 тысяч рублей, а заказ был передан нам без конкурсных торгов, то контракт согласно уведомлению должен быть аннулирован. При этом мы обязаны вернуть полученные нами средства в федеральный бюджет. Понятно, что прокуратура не принимает во внимание то, что все мыслимые круги отбора мы прошли в период создания государственной программы реабилитации территорий, подвергшихся радиоактивному заражению вследствие Чернобыльской катастрофы, и то, что производство альтернативных препаратов просто не налажено. Получается, что в нашей стране административные барьеры блокируют развитие уже состоявшихся инновационных проектов”.

Изложенное наглядно показывает насколько затратен процесс реализации инновационного проекта и как капризна судьба его коммерческого использования. Но несмотря на то, что проект создания целлюлозно-неорганических сорбентов не использовал и одного процента своего коммерческого потенциала, приобретенные Россией выгоды уже сейчас на порядок превышают затраты на их создание. Не будь БИФЕЖ и 90 тысячное стадо скота, получающее корма с РЗП, не было бы способно произвести мясомолочной продукции на сумму 52,5 миллионов долларов США в закупочных ценах.

Ловцы металлов

Но вернемся к нашим Уральским делам. В 1990-х годах авторы сорбента в инициативном порядке начали работы по оценке возможностей его использования при откорме скота, получающего корма с земель зараженных солями тяжелых металлов. Исследовательские работы были выполнены СНИВС и Уральской государственной сельскохозяйственной академией. Был установлен факт общего оздоровления животных. Статус их иммунной системы повышался. Химические исследования органов животных, проводимые после забоя скота, показали, что препарат не позволяет тяжелым металлам мигрировать из корма в ткани организма животного. Это позволяет получать экологически чистые мясомолочные продукты животноводства даже в зонах с высокой антропогенной нагрузкой на сельскохозяйственные угодья.


Случайные файлы

Файл
104179.rtf
27007-1.rtf
73506-1.rtf
73316.rtf
15467.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.