ГМО и Гомо сапиенс (3176-1)

Посмотреть архив целиком

ГМО и Гомо сапиенс

Биоэтика и законы

Александр Чубенко, интернет-журнал «Коммерческая биотехнология

Если верить безграмотным статьям в Средствах Массовой Дезинформации, генная инженерия – это не новый, более совершенный, чем раньше, метод создания новых сортов растений (животных, микроорганизмов), а еще один способ злонамеренного уничтожения и человечества, и биосферы со всем ее биоразнообразием.

Для того, чтобы в ложь поверил обыватель, она должна быть чудовищно неправдоподобной.

Известный политический деятель середины ХХ века

Когда я вижу слоган «пища Франкенштейна», мне хочется выдернуть кол из ближайшего забора. Генетически Модифицированные Организмы страшнее атомной войны. В борьбе с этим порождением Мон-сатаны оправданы любые средства. ГМО вредны для здоровья. Дети тех, кто ел ГМО, обрастут шерстью. ГМО пьют кровь христианских младенцев и закусывают биоразнообразием.

Индуцированный бред – явление, хорошо известное в психологии. «Индуцированные бредовые идеи появляются обычно на определенной почве, т.е. у личностей с психопатическими особенностями (повышенная внушаемость, застреваемость, ригидность, тревожность, склонность к сверхценным образованиям), умственным недоразвитием, низким культурным уровнем» (Медицинский справочник. Ред. В.Ф. Тулянкин, Т.И. Тулянкина).

Вопли о вреде ГМО не только запугивают мирных граждан с повышенными тревожностью и внушаемостью и низким культурным уровнем. Они формируют у экологов, селекционеров и генных инженеров комплекс вины, заставляя их не верить глазам своим, еще и еще раз искать в темной комнате кошку, зная, что ее там нет, и оправдываться в злодеяниях, которых никто не совершал.

Кидайтесь грязью – что-нибудь да останется

причем вся статья была построена на глупости,

ничего, кроме глупости, не содержала

и рассчитана была на глупцов…

Дядюшка Каан

В чем обвиняют генетически модифицированные растения? В первую очередь и громче всего – в изуверствах, которых они никогда не совершали. Младенцы в Израиле заболели из-за того, что в детское питание на основе соевого белка подсыпали трансгенной сои – хотя на самом деле производители то ли от вредительства, то ли, скорее, из простого человеческого идиотизма просто перестали добавлять туда витамин В1, которого нет ни в какой сое. Убийцы в белых халатах разрабатывают бактерий и вирусов, которых можно незаметно подсыпать в йогурт, и от него вымрут все рыжие (славяне, арабы или представители других популяций Гомо сапиенса) – мало того, что это бред, так еще и непонятно, при чем здесь растения. Недоочищенная примесь к триптофану, полученному с помощью трансгенной бактерии, оказалась опасной для носителей редкой мутации (единственный пример, когда опасным оказалось лекарство, полученное с помощью генной инженерии, а не химическим синтезом и не из растительного сырья) – за неимением лучшего и эта история двадцать лет используется как доказательство вреда трансгенных растений. Хотя триптофан (и множество других пищевых и лекарственных веществ) во всем мире продолжают получать методом микробиологического синтеза – с учетом ошибок. Сам метод эта печальная история не дискредитировала.

И почти обязательно в страшилках о ГМО пересказываются пробравшиеся в научные журналы глупости – об отравленных лектином крысах, о бабочках, которых насильно кормили нектаром с лошадиными дозами пыльцы с Bt-токсином, о невинных божьих коровках, объевшихся тлями, которых поселили на трансгенных растениях... Первая статья раскритикована несчетное число раз, в том числе в том же «Ланцете», который ее напечатал, а ее автор уволен за слабоумие, несовместимое с занимаемой должностью.

О бабочках и коровках зеленые и ученые доспорились аж до суда: «Гринпис» и еще несколько «зеленых» организаций пытались доказать, что американское Агентство по Охране Окружающей Среды (ЕРА) ничего не понимает в охране природы, разрешая применение Bt-растений. Суд – не лучшее место для решения научных споров, но и сторонники, и противники ГМО давно признали, что их спор перестал быть научным. На самом деле научным он никогда и не был.

Об опасности ГМО спорят ученые с одной стороны и шарлатаны, в том числе с научными степенями, – с другой. Пример – цитата из типичной статьи о смертельных опасностях ГМО: «Cторонники ГМО утверждают, что ГМ-вставки полностью разрушаются в желудочно-кишечном тракте человека... Однако в книге под редакцией известного генетика Л.И.Корочкина профессором Института молекулярной генетики РАН В.А.Гвоздевым написано: "…поедание организмов друг другом может лежать в основе горизонтального переноса, поскольку показано, что ДНК переваривается не до конца и отдельные молекулы могут попадать из кишечника в клетку и в ядро, а затем интегрироваться в хромосому"». То, что другие профессора тысячу раз показали, что это бред – неважно. Пишет же известный историк и академик (!) Фоменко, что Александр Невский и хан Батый – одно и то же лицо, и жило оно в примерно в XIX веке. Может быть, и это научная гипотеза, а то и теория? Большинство аргументов против ГМО имеют к науке примерно такое же отношение, но с ними приходится спорить, опровергая нелепости и разъясняя банальности, очевидные на уровне школьного учебника по биологии.

Умные и объективные статьи плохо слышны за воплями безграмотных и бессовестных обличителей. Агрессивные дураки всегда уверены в своей правоте, демагоги не стесняются в средствах, авторы заказух удовлетворяют желания клиента – и все они громко кричат простые и понятные профанам лозунги. А умные и образованные люди поправляют пенсне, говорят тихо, употребляют непонятные слова, и главное – представляют себе сложность проблемы и стесняются сказать просто и понятно: генетически модифицированные растения безопасны для человека и природы настолько, насколько могут быть безопасными культурные растения.

Любая научная статья, в том числе и о ГМО, строится примерно так: «предполагается, что так, но в то же время ряд авторов рассуждает совсем по-другому… нельзя не отметить это, но следует признать обоснованность и прямо перпендикулярного мнения» – и так далее, особенно в проблемах экологии, где всё со всем переплетено множеством прямых и обратных связей.

Любой ученый заинтересован в продолжении своей работы – и в результате типичное окончание научной статьи, в которой обсуждаются опасности, связанные с ГМО, выглядит так: «несмотря на то, что отсутствие данного явления, показанное сотней процитированных нами авторов, подтвердилось и в наших опытах, вопрос представляет большой интерес и требует дальнейших исследований» – что означает всего лишь «дайте нам еще один грант»!

Перед этим обычно перечисляется комплекс мер, позволяющих снизить теоретически возможные риски использования трансгенных растений – но пересказы «зеленых» обрываются на постановке проблемы.

Противники ГМО замалчивают то, что большинство опасностей, связанных с их применением, на самом деле вообще не являются опасностями и представляют интерес только для специалистов, в первую очередь – для самих разработчиков трансгенных растений. Ни крестьян, ни потребителей эти проблемы не касаются. В рассуждениях об умозрительных опасностях ГМО никогда не рассматривается их вероятность (часто – практически нулевая).

Величину, учитывающую одновременно размер опасности и ее вероятность, называют риском. Например, переход улицы на зеленый свет намного менее рискован, чем на красный: последствия одинаковы, вплоть до смерти самого пешехода и еще нескольких человек, а вероятность неприятностей сильно различается.

Если бы внедрение каждой новой технологии происходило только после того, как любые связанные с ней риски были навсегда и полностью исключены, мы до сих пор сидели бы в холодных пещерах и ели сырое мясо. Сто с небольшим лет назад в Англии перед самобеглой коляской должен был идти специальный человек с флажком, предупреждая окружающих об опасности. Связанные с самобеглыми колясками риски с тех пор выросли во столько раз, что и сосчитать невозможно – но отказываться от них человечество не собирается.

В случае с ГМО все возможные последствия предусмотрены настолько, насколько это вообще возможно, меры по предупреждению и нейтрализации этих последствий применяются и постоянно совершенствуются, а преимущества применения генной инженерии в сельском хозяйстве очевидны и полностью оправдывают небольшую вероятность не слишком опасных последствий.

Любая новая технология – палка о двух концах. Любое новшество можно критиковать до бесконечности. Особенно если подпускать в критику побольше эмоций и поменьше думать о здравом смысле.

Например, недавно японские исследователи ухитрились вывести рис, устойчивый не к одному, а как минимум к четырнадцати разным гербицидам, заставив его синтезировать цитохром CYP2B6, полученный из хромосом самого ядоустойчивого в мире животного – Гомо сапиенса. Статьи об этом появились под душераздирающими названиями вроде «Ужасы генной модификации: ген человеческой печени добавляют в рис». И какой смысл объяснять агитаторам, что цитохромы – это «…сложные железосодержащие белки... широко распространены в растительных и животных клетках и микроорганизмах…» и далее по статье из энциклопедии? Спасайтесь, люди, вас насильно делают людоедами!

Экология вида Гомо сапиенс

Вы спросите меня: чем велик человек? Что создал вторую природу?

Что привел в движение силы, почти космические?..


Случайные файлы

Файл
29485-1.rtf
166009.rtf
77396-1.rtf
17427.rtf
92348.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.