Жизненный путь и практическая деятельность Сокольникова Г.Я. (163555)

Посмотреть архив целиком

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ

ХАРЬКОВСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ













РЕФЕРАТ

по курсу «ФИНАНСЫ»

на тему

Жизненный путь и практическая деятельность Сокольникова Г.Я.










Харьков 2004


СОДЕРЖАНИЕ


Введение

Жизненный путь Сокольникова Григория Яковлевича

Предпосылки денежной реформы, проводимой Сокольниковым

Детали проведения денежной реформы

Заключение

Литература



ВВЕДЕНИЕ


В данном реферате я хочу рассмотреть деятельность финансиста и экономиста Сокольникова Григория Яковлевича. Его деятельность и проведённые реформы способствовали становлению и развитию экономики царской России и России начала советских времен. Его реформы касались денежных вопросов, ликвидации натурального обложения, организации комиссариата финансов и организации системы денежных налогов и доходов.


ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ СОКОЛЬНИКОВА ГРИГОРИЯ ЯКОВЛЕВИЧА


Григорий Яковлевич Сокольников родился 15 августа 1888 г. в уездном городе Ромны Полтавской губернии. Его отец служил врачом на Либаво-Роменской железной дороге. После переезда семьи в Москву Сокольников поступил в 5 классическую московскую гимназию, где помимо прочего преподавались латинский и греческий языки. «Классическая» учеба толкала в кружки самообразования, плодившиеся как грибы; кружки самообразования стихийно перерастали в кружки политические.

В политических кружках молодежи, в обстановке быстро нараставшего революционного движения 1903-1905 гг. происходило расслоение и отбор становившихся на сторону пролетариата. После ознакомления с народнической и марксистской литературой Сокольников примкнул к московским марксистским кружкам, где тщательно изучались основные легальные марксистские книги и регулярно читалась нелегальная периодическая и брошюрная литература.

Весной 1906 г. вступил в пропагандистскую коллегию Городского района, работая главным образом среди типографов, затем работал в Сокольническом районе, сначала пропагандистом среди ткачей, затем в качестве члена районного комитета –организатором, агитатором, пропагандистом. Тогда же работал в «военно-техническом бюро» при Московском комитете – центре большевистских боевых дружин.

Уличные митинги, лесные массовки, внезапные появления большевистских ораторов в рабочих казармах, школа рабочих пропагандистов, прокламации и кустарные листовки, писавшиеся и печатавшиеся рабочими, все это вызывало пристальное внимание полиции и утроенную слежку. При массовых провалах в Москве осенью 1907 г. провалился и Сокольнический район. Будучи арестован на собрании, окруженном полицией, просидел несколько дней в Сокольнической части, затем был переведен в Бутырскую тюрьму, откуда в феврале 1909 г. отправлен был на поселение. До перевода в одиночку посылался на работы, вместе с уголовными подметал Долгоруковскую улицу и получал традиционные «копеечки» от добросердечных прохожих. За отказ снять шапку при проходе начальника тюрьмы был незадолго до отправки в Сибирь посажен в подвальный карцер, закован в кандалы и переведен на положение каторжанина.

Судебное разбирательство осенью 1908 г. в судебной палате по обвинению в принадлежности к Сокольническому районному комитету социал-демократов большевиков закончилось приговором на вечное поселение. Полтора года сидения в одиночке были временем систематического чтения книг по экономике, истории, философии. Чтение обычно разнообразилось игрой в шахматы с соседями по методу перестукивания через стенку. Вопреки конфискациям шахмат, которые лепились из хлеба, и карам за перестукивание игра эта процветала.

После четырех месяцев странствий по этапу и сидения в пересыльных тюрьмах был доставлен на место поселения в село Рыбное на Ангаре (Енисейская область). В Красноярской пересыльной тюрьме встретился с Орджоникидзе, Еркомашвили, Шкловским. Вместе со Шкловским бежал с поселения после шестинедельного пребывания в Рыбном. Через Москву добрался до Мариамполя (вблизи прусской границы) и при содействии Стоклицкого бежал через границу.

Поселившись осенью 1909 г. в Париже, заведовал по поручению Ленина рабочим клубом «Пролетарий». В русской библиотеке на Авеню де Гобелен происходили в это время эмигрантские собрания, на которых Ленин воевал против ликвидаторов и отзовистов. С Надеждой Константиновной Крупской познакомился в редакции газеты «Социал-демократ», где она обычно тщательно собирала сведения о происходящем в России от приезжих, являвшихся в редакцию.

В Париже окончил юридический факультет и курс доктората экономических наук. При расколе после пленума ЦК весной 1910 г. вошел в группу «большевиков-партийцев» (в которой участвовали Марк (Любимов), Лева (Владимиров), Лозовский (Дридзо) и др.). Принимал участие в издававшейся группой газете «За партию». Встречался пару раз с Плехановым, который группировал в то время вокруг себя меньшевиков-антиликвидаторов; надменность, с которой держал себя Плеханов, не могла, однако, скрыть того обстоятельства, что он уже тогда терял способность ориентироваться в русских делах. Позднее в Швейцарии организовал «Швейцарское бюро заграничных групп большевиков-партийцев». Заняв с первых дней войны интернационалистскую позицию, вел активную работу в швейцарской социалистической партии, сотрудничал в издававшейся в Париже интернационалистской газете «Наше слово», в редакции которой участвовал Л. Троцкий, выступал с рефератами об империализме, перспективах социалистической революции и т. п. в ряде швейцарских городов.

Выехал в Россию после Февральской революции с первой группой эмигрантов, в составе которой были Ленин, Зиновьев, Радек, Харитонов, Инесса Арманд, Мирингоф, Лилина, Усиевич и др. Путешествие в «запломбированном вагоне» через Германию было заполнено обсуждением тактических платформ на голодный желудок — было принципиально решено отказаться от жидкого супа, которым собирался угостить едущих немецкий Красный крест.

В Петрограде вступил в переговоры о совместной работе с руководителями организации объединенцев-интернационалистов, с которой были в связи заграничные группы «большевиков-партийцев». Организация эта, впоследствии влившаяся в большевистскую партию, высказывалась тогда против немедленного слияния с большевиками. Выехав из Петрограда в Москву (в апреле 1917 г.), вернулся в московскую организацию большевиков, вскоре Григорий Яковлевич был избран в члены Московского комитета и Московского областного бюро. Был также членом Исполкома Моссовета. В это время был близок по работе с Бухариным, Смирновым, Осинским, Яковлевой, Бубновым, Стуковым, Сапроновым. Еще за границей выступал за программу захвата власти Советами и социалистической революции; в соответствии с этим поддерживал Апрельские тезисы Ленина. Во время агитационных поездок по Московской области был в Кинешме арестован офицерами, но отбит и освобожден солдатами стоявшей там запасной части. Участвовал в московском сборнике «К вопросу о пересмотре партийной программы» статьей, предлагавшей вариант переработки принципиальной части старой (социал-демократической) программы.

На VI съезде был избран в состав ЦК. Был вместе с И. Сталиным членом редакции газет, выходивших вместо «Правды» после июльских дней – «Рабочий и солдат», «Путь правды», «Голос правды» (в этих газетах написал ряд передовых и других статей и вел обзор печати), а затем «Правды» с момента Октябрьской революции.

В последующие годы Сокольников был членом Исполкома Петроградского Совета, а затем членом ЦИК Советов. Принадлежал к тому большинству ЦК, которое вместе с Лениным голосовало за восстание и проводило его, был членом Политического бюро ЦК, избранного в период проведения восстания. После Октябрьской революции был направлен в Брест в составе делегации, уполномоченной для ведения переговоров о перемирии. По возвращении из Бреста разработал проект декрета о национализации частных банков, руководил национализацией их и вместе с группой банковцев (Туманов, Басиас, Коган) провел реорганизацию бывших частных банков и их слияние. Принимал участие в «захвате» Государственного банка и его революционной реорганизации. По большевистским кандидатским спискам был избран в Учредительное собрание. Участие в брестских переговорах о перемирии определило второе путешествие в Брест весной 1918 г. (после разрыва мирных переговоров и возобновления немецкого наступления) в качестве председателя мирной делегации, которой поручено было Центральным Комитетом принять ультимативные предложения немецкого командования и подписать мир (в составе делегации были Чичерин, Иоффе, Карахан). При разногласиях в ЦК по вопросу о возобновлении переговоров и заявлении о готовности подписать мир поддерживал позицию, защищавшуюся Лениным.

По возвращении из Бреста вместе с ЦК (весной 1918 г.) Сокольников переехал в Москву и вернулся к работе в редакции перенесенного в Москву центрального органа «Правды». В брошюре «К вопросу о национализации банков» дал оценку значения национализации банков и дальнейшей роли кредитных учреждений. На I Всероссийском съезде совнархозов летом 1918 г. выступил с докладом об основах финансовой политики в переходный период, возражая против курса на аннулирование денег. Те же принципы защищал в статьях, напечатанных тогда в «Народном хозяйстве». Вскоре (в июне) был введен в состав командированной в Берлин комиссии, которой предстояло составить дополнительные к мирному договору экономические и правовые соглашения.


Случайные файлы

Файл
53906.doc
164418.rtf
121768.rtf
116060.rtf
172489.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.