Развитие внутреннего контроля и управления рисками в публичных компаниях при работе на открытых рынках (162039)

Посмотреть архив целиком

Развитие внутреннего контроля и управления рисками в публичных компаниях при работе на открытых рынках


Эффективность рынка, согласно одноименной гипотезе, зависит от степени доступности информации для его участников. Неравные возможности доступа к информации, а значит, и разные сроки ее анализа создают благоприятные условия для получения спекулятивных доходов и препятствуют долговременным финансовым вложениям. Степень рисков, сопряженных с инвестированием, обратно пропорциональна скорости получения и интерпретации соответствующей информации. Одним из факторов, определяющих привлекательность рынка для инвестора, являются требования, обязующие эмитента раскрывать отчетную информацию. Данные требования могут быть как внутренними, сформулированными менеджментом в целях повышения инвестиционной привлекательности, так и внешними (публичными), исходящими от профильных регуляторов (бирж, правительственных организаций, регулирующих биржевую, инвестиционную и отраслевую деятельность). Назначение публичной отчетности – предоставлять информацию, которая позволяет всем заинтересованным лицам принимать обоснованные экономические решения.

Мировой финансовый кризис выявил недостатки существовавших требований регуляторов к публикуемой отчетности. Ряд публичных компаний, предоставлявших «хорошую» (в плане показателей) и соответствующую требованиям отчетность, впоследствии оказались на грани банкротства. В отношении публичной отчетности этих компаний (опять же согласно требованиям регулирующих органов, например Комиссии по ценным бумагам и биржам (Securities and Exchange Commission, SEC)) было выпущено положительное заключение крупнейших и наиболее авторитетных консультационно-аудиторских компаний. К примеру, аудит банковской группы Merrill Lynch проводила Deloitte & Touche LLP, внешним аудитором финансово-страховой группы AIG с 2000 г. является PricewaterhouseCoopers [14], в банковской группе Citigroup аудит проводила компания KPMG LLP [6], внешний аудитор банка Colonial Banc Group – все та же PricewaterhouseCoopers.

В настоящий момент реформирование принципов регулирования процедур, касающихся ведения публичной отчетности, является одной из важнейших мер, направленных на предотвращение финансового кризиса в будущем. Заинтересованность российских компаний в иностранных инвестициях вынуждает их формировать отчетность в соответствии с международными стандартами – МСФО для ЕС и Общепринятыми принципами бухгалтерского учета (ОПБУ), используемыми в США. На этом основании можно заключить, что российские компании, ценные бумаги которых торгуются на площадках США, ЕС, а также отечественные организации, привлекающие иностранное финансирование, будут вынуждены считаться с процессом реформирования. К тому же российские стандарты и практика регулирования развиваются в аналогичном направлении, поэтому описываемые инструменты внутреннего контроля и риск-менеджмента актуальны и для российских компаний, не связанных с иностранными инвестициями.

Современные требования, касающиеся степени раскрытия информации и ответственности руководителей и владельцев компаний за достоверность и объективность публичной отчетности, сформировались во многом под давлением общественности, активизировавшейся после оглушительных скандалов начала века, когда пошатнулись устои финансовых рынков Запада. Ослабла вера частных инвесторов в способность руководства публичных компаний обеспечить гарантированный возврат средств и эффективное их использование в целях увеличения капитализации компаний.

Рассмотрим вкратце банкротства, имевшие наибольший общественный резонанс.

Банкротство Enron. Enron была основана в 1985 г. и стала первой компанией, обладающей всеамериканской сетью газовых трубопроводов. Руководство компании имело тесные связи с представителями политических кругов, а президент корпорации Кеннет Лей (Kenneth Ley) был личным другом Джорджа Буша-младшего [7]. Благодаря административному ресурсу Enron не только получала долю в поставках электроэнергии, налоговые поблажки, но и оказывала решающее влияние на назначение лиц, ответственных за регулирование энергетического рынка. Свою инвестиционную привлекательность корпорация повышала способами, не противоречившими законодательству, однако искажавшими отчетность, в результате чего использование последней для принятия каких-либо инвестиционных решений становилось невозможным. Так, согласно данным отчетности, во втором квартале 2000 г. компания получила прибыль в размере $423 млн, при этом чистый отток денежных средств составлял $527 млн. Правило №123 Совета по стандартам бухгалтерского учета (организации, отвечающей за развитие Общепринятых принципов бухгалтерского учета в США) позволяло не учитывать опционы, выданные сотрудникам и членам совета директоров [16]. В результате к концу 2000 г. руководство и служащие Enron обладали опционами на приобретение 47 млн акций корпорации. Цена исполнения составляла $38, т.е. реализация сотрудниками своих опционов привела бы к изменению показателей отчетности более чем на $1,7 млрд (!) [2].

Искажению отчетности Enron также способствовало широкое использование забалансовых партнерств (off-balance-sheet-partnerships), которые позволяли «размывать» ликвидность практически до бесконечности, скрывать долги и демонстрировать дутые прибыли. Подобных партнерств у Enron было несколько сотен. Само по себе применение данного механизма не является нарушением закона, забалансовое партнерство – способ минимизировать подверженность материнской компании рискам, но в руках «финансового гения» Enron Эндрю Фастоу (Andrew Fastow), бессменного финансового директора компании, оно превратилось в мощнейший инструмент сокрытия убытков.

Для увеличения рыночной стоимости своих ценных бумаг Enron использовала средства пенсионного фонда корпорации. В соответствии с действовавшим правилом рядовые служащие, чьи средства на пенсионных счетах были вложены в акции компании, не имели права продавать их до выхода на пенсию. В результате катастрофического падения котировок акций (за период с августа 2000 г. по декабрь 2001 г. они подешевели более чем в 350 раз) стоимость пенсионного фонда упала на $1,2 млрд.

Банкротство WorldCom. Находясь на пике своей капитализации ($127 млрд в 1999 г.), компания считалась вторым в США провайдером телекоммуникационных услуг. В период снижения активности потребителей телекоммуникационных услуг (1999–2002 гг.) WorldCom улучшала свои финансовые показатели за счет ряда приемов, свидетельствующих об отсутствии эффективного внутреннего контроля за риском мошенничества, стратегическими и операционными рисками. Генеральный директор WorldCom Берни Эбберс (Bernie Ebbers) совместно с членом Комитета по аудиту компании Стайлсом Келлетом (Stiles Kellet) добились от Комитета по вознаграждениям одобрения долгосрочного займа и гарантий по займам для упомянутого генерального директора в размере $400 млн в обмен на обещание последнего не продавать принадлежащий ему пакет акций, что негативно повлияло бы на рыночную стоимость компании. В благодарность за оказанную поддержку Эбберс проинвестировал стартап Келлета VirtualBank, вложив $5 млн. [18]. Неспособность руководства управлять стратегическим риском падения спроса на телекоммуникационные услуги, реализовавшимся в 1999 г., привела к тому, что компания преступила закон и нарушила правила SEC. В 2001 г. и в первой четверти 2002 г. WorldCom отразила расходы на оплату услуг местных телефонных компаний (line charges fees) 2, составлявшие $3,9 млрд., как вложения во внеоборотные активы, списание которых должно было проходить постепенно, по мере их устаревания.

Падение и крах Arthur Andersen LLC. При расследовании причин банкротств Enron и WorldCom, проводившемся Security and Exchange Commission, значительное внимание уделялось нарушениям профессиональных стандартов, допущенным консультационно-аудиторской компанией Arthur Andersen LLC при выпуске аудиторских заключений в отношении указанных корпораций. Обвинения были выдвинуты против целого ряда действующих и бывших сотрудников Arthur Andersen LLC. Среди наиболее значимых фигур можно назвать главу хьюстонского офиса компании Дэвида Дункана (David Duncan) и бывшего партнера Arthur Andersen LLC Бена Глисена (Ben Glisan), руководителя казначейства Enron.

Здесь необходимо сделать небольшое отступление и внести ясность в структуру взаимоотношений SEC и аудиторских компаний. SEC как агентство правительства Соединенных Штатов осуществляет регулирование биржевой торговли. Компании, которые желают торговать своими ценными бумагами на национальных биржах США или на биржах более чем одного штата, должны пройти регистрацию SEC и следовать выработанным ею правилам. Согласно последним аудит объективности отчетности и ее соответствия ОПБУ могут проводить аудиторские фирмы, получившие лицензию сертифицированного публичного бухгалтера (Certified Public Accountant, CPA), которую выдает Коллегия публичных бухгалтеров штата. Коллегия не столько осуществляет надзор, сколько карает публичных бухгалтеров, нарушивших профессиональные стандарты. Получается, что агентство правительства США (SEC) переложило функции по контролю за выполнением своих правил на плечи коллегий штатов.

В июне 2002 г. Федеральный суд США признал Arthur Andersen LLC и ряд сотрудников компании виновными в препятствовании правосудию через уничтожение рабочих документов, относящихся к аудиту Enron [12].

Банкротство корпорации Adelphia. Данный случай – яркий пример того, как нарушения норм морали, этики, права способны «похоронить» телекоммуникационную компанию всеамериканского масштаба. Компания была основана Джоном Ригасом (John Rigas) в 1952 г. на $40 тыс., занятых у сенатора штата Пенсильвания и доктора из Коудерспота, знакомых Джона. К 2002 г. Adelphia стала пятым по величине поставщиком кабельных услуг с пятью миллионами пользователей. Полный контроль над корпорацией находился в руках семьи Ригас, рассматривавшей ее как собственный кошелек (несмотря на то что компания являлась публичной). Частный бизнес сыновей Джона Ригаса, приобретение домов, перелеты на самолетах финансировались из бюджета компании. Внутренний контроль как таковой фактически отсутствовал: Джон Ригас, председатель правления, являлся одновременно и главой комитета по аудиту. Результат плачевный: акционеры компании подали коллективный иск к менеджменту (семье Ригас). У SEC также были претензии к аудиторской компании Deloitte & Touche LLP, неспособной своевременно выявить мошенничество в Adelphia [9, 11].


Случайные файлы

Файл
15214-1.rtf
319.rtf
59822.rtf
18312-1.rtf
ЛР3.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.