Обращение бумаг на предьявителя (159990)

Посмотреть архив целиком

Предъявительские бумаги - самый распространенный и излюбленный предпринимателями вид ценных бумаг. Они являются необходимым инструментом развитой рыночной экономики и находят широкое применение в различных сферах современной хозяйственной жизни: в области приватизации (приватизационные бумаги); организации крупных предприятий (акции) [1]; кредита (облигации, депозитные и сберегательные сертификаты); платежного (чеки) и товарного оборота (распорядительные документы).

В настоящей статье мы рассмотрим понятие предъявительских ценных бумаг, а также познакомимся с установленными действующим законодательством правилами их передачи и виндикации.





Понятие бумаги на предъявителя.



Будучи разновидностью ценных бумаг, предъявительские бумаги охватываются общим понятием ценной бумаги (п. 1 ст. 31 Основ) [2]. Любая ценная бумага характеризуется прежде всего тем, что воплощает в себе определенное субъективное гражданское право (обязательственное, вещное или корпоративное). С этой точки зрения нельзя, например, считать ценными бумагами почтовые и гербовые марки, багажные квитанции и номерные талоны, выдаваемые в банках клиенту, совершившему операцию, для предъявления их кассиру при получении денег, так как в них не выражено какое-либо правомочие. Второй признак ценной бумаги заключается в присущем ей начале презентации, согласно которому осуществление подтвержденного бумагой права возможно лишь при условии предъявления самой бумаги. С этой точки зрения было бы неправильно, например, рассматривать в качестве ценных бумаг обыкновенные долговые документы, удостоверяющие факт получения заемной суммы, ибо кредитор может получить причитающийся ему долг и без предъявления такого документа, подтвердив погашение долга выдачей должнику соответствующей расписки. Сведя воедино указанные признаки, ценную бумагу можно определить как документ, предъявление которого необходимо для осуществления выраженного в нем гражданского права.






В связи с изложенным представляется неудачной формулировка закрепленной в проекте Гражданского кодекса РФ конструкции так называемых бездокументарных ценных бумаг. Абзац первый ст. 149 проекта гласит: "К ценной бумаге приравнивается официально совершенная формальная запись о тех же (?) правах в памяти ЭВМ специализированного вычислительного центра, получившего лицензию на осуществление таких записей в порядке, установленном законодательством (бездокументарная ценная бумага)". Однако в отличие от ценной бумаги как документа, воплощающего в себе определенное право, "запись о правах в памяти ЭВМ" служит только средством доказывания этих прав и не находится с ними в той взаимосвязи, которая существует между ценной бумагой и выраженным в ней правом. Кроме того, бездокументарная бумага в силу самой своей природы не сочетается с началом презентации, между тем как статус ценной бумаги может приобрести лишь презентационный документ [3]. И наконец, в противоположность ценным бумагам "запись о правах в памяти ЭВМ", по моему мнению, не способна выступать ни объектом вещных прав (ею нельзя владеть на праве собственности, праве полного хозяйственного ведения и т.д.), ни объектом гражданско-правовых сделок (ее нельзя продать, подарить и т. д.), что является дополнительным доказательством невозможности приравнивания этой записи к ценной бумаге. Таким образом, закрепленная в ст. 18 проектируемого ГК РФ конструкция бездокументарных ценных бумаг не выдерживает никакой критики и поэтому должна быть существенно скорректирована.

Ценные бумаги бывают предъявительскими, ордерными, именными и обыкновенными именными. Коренное отличие бумаг на предъявителя от иных видов ценных бумаг состоит в способе легитимации держателя бумаги в качестве субъекта подтвержденного ею права [4]. Предъявительские бумаги выписываются без указания имени лица, которому они выдаются, в силу чего любой субъект, завладевший такой бумагой, может реализовать выраженное в ней право, предъявив бумагу должнику. При этом предъявитель не должен представлять какие-либо другие доказательства своей легитимации помимо предъявления бумаги, а должник не обязан проверять, каким образом предъявленная ему бумага попала к предъявителю. Сообразно с этим предъявительская бумага определяется как такая ценная бумага, держатель которой легитимирован в качестве субъекта выраженного в ней права одним лишь фактом предъявления бумаги обязанному лицу.

В предъявительских бумагах обычно имеется предъявительская клаузула, которая обозначает субъекта права по бумаге как предъявителя. Однако наличие такой клаузулы не является обязательным. Бумага остается предъявительской и тогда, когда в ней не назван управомоченный, если из текста документа вытекает намерение обязанного лица исполнить свою обязанность в отношении любого предъявителя бумаги. Примером может служить чек, который не содержит данных о личности чекодержателя и в соответствии со ст. 7 Положения о чеках от 13 февраля 1992 года "рассматривается как чек на предъявителя".







Единообразный торговый кодекс США признает предъявительскими бумагами простые векселя, тратты и чеки, подлежащие оплате "обозначенному лицу или предъявителю" (ст. 3-111). С точки зрения нашего законодательства чеки и векселя, снабженные альтернативной предъявительской клаузулой, представляют собой не предъявительские, а ордерные бумаги, так как в них обозначен первый приобретатель документа. Что же касается слов "или предъявителю", то они здесь равнозначны выражению "или его приказу", то есть играют роль ордерной оговорки.

Предъявительские ценные бумаги не следует смешивать с легитимационными бумагами и знаками. Такого рода бумаги и знаки, как, например, гардеробные номера и жетоны, багажные квитанции, билеты, дающие право присутствовать на публичных представлениях, с внешней стороны характеризуются тем, что неполно указывают на соответствующее правоотношение и предмет исполнения, обычно не содержат наименования управомоченного лица и в большинстве случаев не имеют именной подписи эмитента. С учетом свойственных им признаков легитимационные бумаги и знаки подразделяются на две группы.

Первую группу составляют бумаги и знаки, которые не являются носителями субъективных прав. Предъявление этих бумаг и знаков не легитимирует держателя в качестве субъекта соответствующего права, но обязанное лицо может погасить свой долг исполнением предъявителю бумаги или знака и не будет нести ответственности перед действительным субъектом права, если предъявитель таковым не был. Таким образом, эти бумаги и знаки, так же как и предъявительские ценные бумаги, имеют легитимационное значение в интересах должника, но в отличие от них не имеют легитимационного значения в интересах держателя [5]. К легитимационным бумагам и знакам этой группы относятся багажные квитанции и ярлыки, номерные талоны, выдаваемые в банках клиенту, совершившему операцию, для предъявления их в кассу при получении денег, гардеробные марки и т.д.

Во вторую группу входят бумаги и знаки, предъявление которых является необходимым условием для осуществления подтвержденных ими прав. Презентация этих бумаг и знаков дает возможность предъявителю реализовать выраженные в них права. В свою очередь должник управомочен рассматривать простое предъявление бумаги или знака как достаточную легитимацию и освобождается от обязательства исполнением любому презентанту. Таким образом, в отличие от легитимационных документов первой группы эти бумаги и знаки служат средством легитимации как для должника, так и для держателя, то есть имеют двустороннее легитимационное действие. Это обстоятельство сближает их с ценными бумагами на предъявителя. Однако в противоположность им предъявительские ценные бумаги являются оборотоспособными документами, в то время как легитимационные бумаги и знаки не предназначены для обращения [6]. Поэтому они не могут быть зачислены в разряд оборотоспособных по своей природе предъявительских ценных бумаг. В качестве примера легитимационных бумаг и знаков этой группы можно назвать железнодорожные билеты, билеты в театр, на проезд в уличном транспорте, билеты денежно-вещевой лотереи.





Передача бумаг на предъявителя.



Предъявительская бумага как телесная вещь и подтвержденное ею право как бестелесная вещь тесно связаны друг с другом. Зависимость, существующая между бумагой и воплощенным в ней правом, приводит к тому, что приобретение и передача права по бумаге не могут происходить соответственно без приобретения и передачи вещного права на бумагу. Поскольку выраженное в предъявительской бумаге право разделяет судьбу бумаги, оно вступает в сферу телесных вещей, а его передача подпадает под действие правил о вещных правах на имущество.

Переход права по бумаге на предъявителя совершается путем заключения соглашения и передачи бумаги ее приобретателю. Характер воплощенного права для акта передачи не имеет никакого значения. При передаче подтвержденного предъявительской акцией права членства не играет роли корпоративная природа уступленных правомочий. Если передается выраженное в бумаге на предъявителя обязательственное субъективное право, то правила цессии (уступки требования) в данном случае не применяются, так как с приобретением вещного права на такую бумагу приобретатель должен получить самостоятельное право требования, которое не зависит от права прежнего владельца бумаги, между тем как цессионарий может приобрести уступленное ему право лишь в том состоянии, в каком оно находилось у цедента.


Случайные файлы

Файл
116527.rtf
121658.rtf
185653.rtf
62607.rtf
167886.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.