Экономические санкции в МП (159977)

Посмотреть архив целиком

15



УНИВЕРСИТЕТ МИРОВОЙ ЭКОНОМИКИ И ДИПЛОМАТИИ

КАФЕДРА МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА И СРАВНИТЕЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА



ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ

РАБОТА

НА ТЕМУ: ЭКОНОМИЧЕСКИЕ САНКЦИИ В МП


Работу выполнил: студент группы 1-3а-94. Хасанов Д

Научный руководитель: Саидов

Р.Т кан. юрид. наук.

Консультант по иностранному языку: Cафарова К.А.


Ташкент-98

План:


Введение 3-5

Глава-I. Международно-правовая ответственность

1.1. Общее понятие международно-правовой ответственности 6-14

1.2. Основания международно-правовой ответственности 15-21

1.3. Классификация международных

правонарушений 22-39

Глава-II. Экономические санкции как мера ответственности за правонарушения

2.1. Эмбарго на экспорт 40-49

2.2. Эмбарго на импорт 50-63

2.3. Дополнительные вида экономических

санкций 64-69

Заключение 70-72

Библиография 73-75


Введение

Вопрос о санкциях, которые должна быть применены к агрессору, до последнего времени не привлекал к себе внимания широких кругов и служил предметом изучения лишь небольшой группы юристов, специалистов по вопросам применения санкций ООН, и отдельных политических деятелей. Вопрос этот казался сугубо академическим, то есть оторванным от жизни. Но начиная с конца 1935 года в связи с итало-абиссинским конфликтом, а потом началом второй мировой войны и нынешними региональными конфликтами этот вопрос стал наиболее актуальным. Эта проблема фигурирует и в внешнеполитической деятельности Республики Узбекистан. Президент Республики Узбекистан И.А. Каримов в своих выступления как один из методов разрешения региональных конфликтов предлагал вести эмбарго на ввоз вооружений и сырья для ведения военных действий в территорию воюющих государств1.

Вопрос о санкциях приобретает актуальность в связи со всей международной обстановкой, чреватой новыми войнами за передел мира.

В этих условиях консолидация сил стран, заинтересованных в сохранении мира, является важной задачей. Это может быть сделано путем укрепления системы коллективной безопасности, частью которой являются санкции.

Поскольку санкции затрудняют положение агрессора, Республика Узбекистан, руководствуясь своей политикой мира, поддержал систему санкций, применяемую Организацией Объединенных Наций.

Некоторые юристы именем санкций обозначают обычно мероприятия, направленные к обеспечению соблюдения закона. Санкции, как правило, принимают форму наказания за нарушение закона. Задача санкций, отчасти превентивная, поскольку угроза применения санкций в определенных случаях должна удержать нарушителя закона, или агрессора, от его агрессивных действий, а отчасти позитивная, поскольку санкции уже после нарушения закона, или агрессии, ложны помочь восстановить нарушенное равновесие. В области международно-правовых отношений вопрос о санкциях приобретает актуальность там, где речь идет о борьбе за сохранение мира. Из разных побуждений подошли к проблеме санкций государства, организовавшие ООН, и Республика Узбекистан, имеющий в сфере международных отношений своей главной задачей и целью борьбу за сохранение мира.

В настоящей исследовательской работе я ставлю себе задачей проанализировать систему санкций, предусмотренную Уставом ООН, и разобраться в ее экономической эффективности как на основе общего анализа условий мирового хозяйства, так и на основе изучения опыта применения санкций к некоторым агрессорам.

С этой целью работа будет вестись в двух направлениях, получивших свое отражение в двух главах работы. Каждая глава будет состоят из трех разделов. В первой главе будут происследованы вопросы международно-правовой ответственности, общее понятие, основание ответственности и классификация международных правонарушений. Во второй главе будут непосредственно рассмотрены все виды экономических санкций (эмбарго на экспорт, эмбарго на импорт, репарации, реституции, репрессалии, субституции и др.) применяемых к государствам правонарушителям.


Глава-I. Международно-правовая ответственность

1.1. Общее понятие международно-правовой ответственности

Международно-правовая ответственность – это совокупность правовых отношений, которые возникают в современном международном праве в связи с правонарушением, совершённым любым государством или другим субъектом международного права, или в связи с ущербом, причинённым государством другим государствам в результате правомерной деятельности. В одних случаях эти правоотношения могут касаться непосредственно только государства-правонарушителя и пострадавшего государства, в других - могут затрагивать права и интересы всего международного сообщества. С точки зрения последствий эти правоотношения могут выражаться при правонарушениях в восстановлении нарушенного права, в возмещении материального ущерба, в принятии различных санкций и других мер коллективного или индивидуального характера к государству, нарушившему свою международную обязанность, а в случае вредных последствий при правомерной деятельности – в обязанности произвести соответствующую компенсацию.

Правоотношения ответственности в международном праве возникают в результате неправомерных действий или бездействия государства, нарушающих его международную обязанность. С учётом того, что нормы права, регулирующие вопросы ответственности, приходят в действий лишь при нарушении первичных (материальных) норм, некоторые авторы называют правоотношения ответственности производными, или вторичными1.

Нормы, регулирующие ответственность субъектов международного права, отличаются от «основных», или «первичных», норм. Представитель Нидерландов в Комиссии международного права ООН А.Таммес справедливо заметил, что «основные нормы- это те, которые непосредственно влияют на действия государств. Производные нормы – это те, которые относятся к ответственности государств, предназначаются для содействия практическому проведению в жизнь существа международного права, содержащегося в основных нормах».2 Очень важно не упускать из виду, что установление «первичной» нормы и содержание обязательства, основанного на ней, - одна сторона дела, а установление того, что было ли нарушено обязательство, и если да, то какими должны быть последствия этого нарушения, - другая сторона. Только последняя и является сферой ответственности как таковой. Установление норм международного права, называемых «первичными» часто требует выработки пространных и многочисленных статей, тогда как вопрос об ответственности связан с выработкой весьма немногих норм, подчас носящих общий характер. Однако нельзя не согласиться с замечанием, содержащимся в одном из докладов комиссии международного права ООН о том, что возможная в данном случае «лаконичность формулировки вовсе не означает, что речь идёт о простой проблеме. Напротив, в связи с каждым моментом встаёт множество сложных вопросов, каждый из которых должен быть рассмотрен, ибо все они влияют на выбор надлежащей формулировки»1. Применение норм международно – правовой ответственности приводит к возникновению нового международного правового отношения, которое порождает, с одной стороны, обязанность государства-правонарушителя прекратить неправомерные действия, восстановить нарушенное право пострадавшего государства, возместить причинённый ущерб или подвергнуться санкциям, а с другой стороны, право пострадавшей стороны требовать от государства-правонарушителя выполнения этих обязанностей и получить соответствующее возмещение и удовлетворение.

Комиссия международного права ООН, занимаясь подготовкой проекта статей об ответственности государства за правонарушения, пришла к выводу о необходимости сосредоточить свои усилия на исследования норм, которые регулируют ответственность, и провести при этом чёткое разграничение между этой задачей и задачей которая заключается в установление «первичных» норм, возлагающих на государство обязательство, нарушение которых может повлечь за собой ответственность.1

Содержание обязательств, закреплённых в «первичных» нормах, не может не приниматься во внимание при определении содержания и последствий правонарушения. «Первичные», или основные нормы международного права, и «вторичные» нормы международно-правовой ответственности, необходимо рассматривать в их взаимной связи и взаимообусловленности. Иначе говоря, без уяснения содержания основных норм и вытекающих из них прав и обязанностей субъектов международного права невозможно определить точные последствия их нарушения и разграничить категории правонарушений.

Последствия нарушения международного обязательства должны находиться в зависимости как от содержания «первичных» норм, на которых данное международное обязательство основывается, так и от их ценности для всего международного сообщества. Это касается прежде всего нарушения обязательств, связанных с поддержанием международного мира и безопасности, с правом на самоопределение, защитой прав человека, защитой окружающей среды, которые должны рассматриваться как международные преступления, то есть как особая категория правонарушения.

В докладе Комиссии международного права о работе её двадцать пятой сессии говорится, что, когда будут рассматриваться проблемы, касающиеся определения отдельных категорий правонарушений, «тогда встанет прежде всего основной вопрос о том, следует ли в настоящее время допустить существование различия, основанного на значении нарушенного обязательства для международного сообщества, и следует ли, таким образом, выявить в рамках современного международного права отдельную категорию более серьёзных международно-противоправных деяний, которые, может быть, можно квалифицировать международными преступлениями»1.

Учёт всех изменений, таким образом, приобретает важнейшее значение для достижения положительного результата в кодификации норм и принципов ответственности в международном праве. Правильное их отражение является одной из закономерностей развития современного международного права. Кодифицированные нормы и принципы международно-правовой ответственности должны заполнить образовавшийся в этой области международного права пробел. В этом состоит, по моему мнению одна из задач кодификации в области международно-правовой ответственности. В этой работе считая необходимым коснуться вопросов терминологии и определить место международно-правовой ответственности – в общей системе международного права. На своей XXV сессии Комиссии международного права сочла целесообразным для обозначения правонарушения использовать выражения «международно-противоправное деяние», а не выражение «деликт» или другие аналогичные выражения, которые иногда могут принимать особый оттенок с точки зрения некоторых систем внутреннего права. Например, выражение «международно-противоправное деяние» с точки зрения французского языка является, видимо, более правильным, чем выражение «международно-противоправный акт», в силу той причины, что противоправность часто проявляется в бездействии, а последнее не точно обозначают термином «акт», который по своей сути наводит на мысль о действиях по этим и некоторым другим причинам комиссия решила и для испанского языка употреблять соответственно термин «hecho internacionalemente illicito», а для английского языка оставить термин «internationally wrongfull act», поскольку английский термин «act» не вызывает таких ассоциаций какие этот термин вызывает во французском и испанских языках.

В бывшую советскую международно-правовую литературу прочно вошел термин «международное правонарушение». Замена его новым термином «международно-противоправное деяние», на мой взгляд, не вызывается никакой необходимостью. Все те резонные соображения, которые приводились для изменения данного термина на французском и испанских языках, для русского языка не имеют значения, так как термин «международное правонарушение» в русском языке предполагается как действие, так и бездействие и употребим в любом случае противоправного поведения. Термин «международное правонарушение» в русском языке будет использован для обозначения действия или бездействия, которое может, согласно международному праву, присваиваться субъекту международного права и которое представляет собой нарушение международного обязательства, имеющего основополагающее значение для всего международного сообщества, будет употребляется термин «международное преступление».

Д.Б Левин пишет, что развитие международного права в современную эпоху ведёт к выделению в отдельную отрасль права международной ответственности. В эту отрасль, по его мнению, должны войти три основные категории норм и институтов: во-первых, нормы и институты, касающиеся ответственности государства за международное правонарушение и определяющие основания и формы этой ответственности; во-вторых, нормы, касающиеся уголовной ответственности физических лиц за международные преступления.1 В ту же отрасль, по моему мнению, должна войти ответственность государства за ущерб, причинённый в связи с правомерной деятельностью, которая вытекает из иных оснований, чем международное право.

Развитие международного права требует в условиях происходящих в мире глубоких перемен преодоления немалых трудностей в поисках общеприемлемого соглашения о том, что и в какой области международных отношений следует считать правом.

В целях поддержания всеобщего мира и безопасности ООН призвана способствовать соблюдению таких отношений между государствами и народами, при которых может соблюдаться уважение к обязательствам, вытекающим из договоров и иных источников международного права.






1.2. Основания международно-правовой ответственности


Основанием возникновения международно-правовой ответственности субъекта международного права является совершение им международного правонарушения.

Международное правонарушение – это действие или бездействие субъекта международного права, нарушающего нормы международного права и свои международные обязательства, наносящие другому субъекту или группе субъектов международного права или всему международному сообществу в целом ущерб материального или нематериального характера (например, акты агрессии, незаконное ограничение суверенитета, посягательства на территориальную целостность и политическую независимость, нарушение обязательств по договорам и другие.)1. При этом ответственность возникает, как правило, только при наличии причинной связи между противоправным поведением субъекта и причиненным ущербом.

Таким образом, составными элементами международного правонарушения, влекущего за собой международно-правовую ответственность, являются: действие или бездействие субъектов, нарушающее нормы международного права; вменяемость правонарушения субъекта международного права; причинение ущерба или вреда другому субъекту или группе субъектов международного права.

Никакие ссылки государства на национальные законы и правила в оправдание своего поведения, приведшего к нарушению норм международного права и нанесению ущерба или вреда, недопустимы. Также недопустимы ссылки на незнание норм международного права или на неправильное их толкование и применение. Практически все международные правонарушения совершаются сознательно, преднамеренно, виновно. Агрессию США против Гренады (октябрь 1983 г.) и Ливии (март 1986 г.), налеты авиации ЮАР на города Замбии и Зимбабве (май 1986 г.), уничтожение израильской авиацией иракского центра ядерных исследований (июнь 1981 г.), выставление американскими наемниками мин в водах и портах Никарагуа и другие подобные действия нельзя оправдать ссылками на необходимость «защиты жизни» или «интересов». Тем более, они не могут выдаваться за акты «самообороны»1 .

Противоправные действия или бездействие, приводящие к возникновению международно-правовой ответственности субъектов международного права могут совершаться государственными органами (вне зависимости от их положения в системе органов государственной власти и управления), должностными лицами государства, выступающими по его поручению или от его имени, а также специальными органами государства, наделенными властными полномочиями и выступающими от его имени. Например, ответственность за захват израильскими военными кораблями греческого судна (лето 1984) должно нести правительство Израиля. Ответственность государства может наступить за принятием закона или другого нормативного акта, противоречащего нормам международного договора, участником которого оно является, или, наоборот, за неприятие закона, который оно было обязано принять в соответствии со своими международными обязательствами и которое предотвратило бы происшедшее противоправное событие или действие.

Ответственность государства возникает из-за бездействия органов власти в случаях, когда своевременное вмешательство властей могло бы предотвратить неправомерные действия. Известно, например, неоднократные случаи насилия и даже вооруженные нападения на дипломатические представительства СССР в США при попустительстве американских официальных лиц. В таких случаях государство несёт ответственность за преступные действия лиц из числа своих граждан и иностранцев и их организаций и за иностранцев и за действия (и бездействие) своих органов, которые не предотвратили противоправные действия, хотя могли и должны были это сделать.

Ответственность государства «Х» может возникнуть и в результате предпринятых на его (или с его) территории противоправных действий иностранного государства или его органов против третьего государства или группы государств. При этом если эти действия иностранного государства производятся с ведома и согласия государства «Х», то оно является соучастником противоправных действий иностранного государства. Однако, если такие действия производятся без ведома государства «Х», то оно несёт ответственность только в случае, если его органы не проявили «необходимой бдительности» и не пресекли эти противоправные действия иностранного государства. По-иному решается вопрос в отношении государств, предоставляющих свою территорию для создания иностранных военных баз или размещения оружия: их международно-правовая ответственность за все возможные опасные последствия наступает в силу самого юридического факта – разрешения на создание военной базы или размещения оружия.

Международно-правовая ответственность государства может возникнуть и при повышении полномочий государственными органами или должностными лицами государства, в результате чего может быть нанесён ущерб иностранному государству или его физическим или юридическим лицам. В частности, государство должно компенсировать ущерб при вмешательстве в открытом море в случае аварии нефтяного танкера при условии, если меры, предпринятые им, превысят те, которые были разумно необходимы для предотвращения, уменьшения или устранения серьёзной и реальной опасности загрязнения побережья нефтью1.

За действия государственных органов, воинских частей и подразделений во время войны, когда в результате этих действий нарушаются нормы Женевских конвенций о защите жертв войны 1949 года и других международных конвенций, регламентирующих средства и методы ведения борьбы, ответственность несёт государство, которому принадлежат эти органы, воинские части и подразделения. Государство должно принять законодательные, административные и иные меры к тому, чтобы законы и обычаи войны, закреплённые в действующих конвенциях и соглашениях, пунктуально выполнялись всеми государственными органами, воинскими соединениями и военнослужащими.

Международно-правовая ответственность субъектов международного права может наступать не только в силу нарушения норм международного права или обязательств по договору, но и за вредные последствия правомерной деятельности. Она может наступить при нанесении материального ущерба источником повышенной опасности, использование или применение которого запрещено международным правом (так называемая ответственность за риск).

Источниками повышенной опасности являются, например, суда с ядерными энергетическими установками (ЯЭУ) и космические объекты, запущенные в космическое пространство. Суда с ЯЭУ осуществляют свою деятельность в рамках свободы судоходства, являющейся основной частью свободы открытого моря, а космические объекты могут запускаться в соответствии с Договором о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, 1967 года.

Поскольку в первом и во втором случаях речь идёт об использовании источников повышенной опасности, государства в договорном порядке согласились признавать обязательность возмещения материального ущерба, возникшего не в связи с каким-либо международным правонарушением, а исключительно в силу самого факта причинения такого ущерба (ответственность без вины).

В Конвенции о международной ответственности за ущерб, причинённый космическими объектами 1972 года говорится, что запускающее государство «несёт абсолютную ответственность за выплату компенсации за ущерб, причинённый его космическим объектом на поверхности Земли или воздушному судну в полёте»1.








1.3. Классификация международных правонарушений


В Международном праве все международные правонарушения можно разделит на три большие группы в зависимости от степени их опасности, масштабов и последствий:

а) международные преступления;

б) уголовные преступления международного характера;

в) другие международные правонарушения (международные деликты).

Международное преступление – особо опасное международное правонарушение, посягающее на жизненно важные интересы государства и наций, подрывающее основы международного права, представляющее угрозу международному миру и безопасности.

В проекте статей об ответственности государств, подготовленном Комиссией международного права ООН, подчёркивается, что международно-правовое деяние, возникающее в результате нарушения государством международного обязательства, столь основополагающего для обеспечения жизненно важных интересов сообщества, что его нарушение рассматривается как преступление перед международным сообществом в целом, составляет международное преступление1. К числу таких международных преступлений относятся: агрессия, геноцид, апартеид, колониализм, военные преступления, преступления против человечности и др. Поскольку такие преступления затрагивают практически всё международное сообщество, государства в соответствии с Уставом ООН вправе принимать коллективные меры по их пресечению.

Виды вооруженного насилия, применяемые в международной практике многих государств чрезвычайно многообразны. Исходя из определения агрессии из фактов истории международных отношений после второй мировой войны, мы можем выделить следующие наиболее важные виды:

-агрессивную войну;

-вооружённую интервенцию;

-вооружённые агрессивные акции, то есть отдельные вооружённые нападения, не носящие характера войны или интервенции;

-ввод вооружённых сил на территории иностранного государства или оставление их на данной территории вопреки его воле и для вмешательства в его внутренние дела (сюда же можно включить сохранение на территории иностранного государства вопреки его воле военных баз);

-морскую блокаду в мирное время берегов или портов иностранного государства (так называемую «мирную блокаду»);

-поддержку вооруженных групп или отрядов наемников для вторжения на территорию другого государства с целью вмешательства в его внутренние дела.

Агрессивная война. Самым опасным видом запрещенного применения вооруженной силы является агрессивная война. В международных актах послевоенного периода этот термин встречается крайне редко. В них чаще употребляются такие термины, как «применение силы», «агрессия», «вооруженное нападение». Если в Статуте Лиги Наций и в Парижском пакте 1928 года фигурирует термин «война», то в Уставе ООН этот термин имеется только в п.1 Преамбулы (если не считать слово в ст.107 относительно второй мировой войны), а в его статьях говорится о применении силы (п.4 ст.2), о вооружённом нападении (51).

В приговоре Международного военного трибунала в Нюрнберге агрессивные действия гитлеровской Германии в отношении Австрии и Чехословакии обозначается как «захват», в отношении Дании, Норвегии, Бельгии, Нидерландов Люксембурга – как «вторжение», в отношении Польши, Югославии и Греции – как «агрессия » и в отношении ССР и США – «агрессивная война»1.

В Женевских конвенциях о защите жертв войны наряду с терминами «войны», «состояния войны» широко применяется термин «вооружённый конфликт».

В договорах о взаимной помощи, заключённых после второй мировой войны, термин «агрессивная война» не встречается, а применяется термин «агрессия» и «вооружённое нападение».

Означает ли всё это, что понятие «агрессивная война» может быть заменена понятиями «применение силы», «агрессия», «вооружённое нападение» и не должно выделяться в обязанности отдельного вида вооружённой агрессии? Отнюдь нет. Агрессивная война является и продолжает оставаться наиболее опасным и влекущим наиболее широкую международную ответственность видом вооружённой агрессии. Несмотря на то, что в настоящее время из жизни общества, опасность агрессивных войн, как в мировых, так и в локальных рамках не исчезла. Что касается ответственности за агрессивную войну, то, как известно, до второй мировой войны агрессивная война была объявлена международным преступлением, а в Уставе и приговорах Международного военного трибунала в Нюрнберге, в которых сформулированы принципы, ставшие затем принципами международного права, они квалифицируются как «преступления против мира».

Понятие агрессивной войны складывается из двух компонентов: понятие войны и понятие агрессивности или агрессии. Однако ни то, ни другое понятие не имеет общепризнанного определения в международном праве. Большинство юристов-международников при определении понятия войны руководствуются формальным критерием объявления войны, наличия у воюющих сторон animus belligerenti, признания ими состояния войны. Например, Л. Оппенгейм пишет: «Односторонние насильственные действия, одним государством против других без предварительного объявления войны, могут быть причиной возникновения войны, но сами по себе не являются войной, поскольку противная сторона не отвечает на них подобными враждебными действиями, или, по крайней мере, декларацией, что они рассматривают эти действия как акты войны»1. Австралийский юрист-международник Дж. Страрк высказывает ту же точку зрения ещё более резко. По его словам, «Природа войны сама по себе становится более точно определённой как формальный статус вооружённых враждебных действий, в которых намерение сторон должно быть решающим фактором. Таким образом, состояние войны может быть установлено между двумя и более государствами путём формального объявления войны, хотя бы между ними никогда не имели место активные военные действия»1.

Это точка зрения большинства юристов-международников не соответствует действительности, так как государство нередко начинает военные действия без всякого объявления войны и, тем не менее, обе враждующие страны оказываются в состояние войны.

В советском «Дипломатическом словаре» даётся следующее определение войны: «Война – борьба между государствами и классами средствами вооружённого насилия, представляющая собой продолжение той политики, которую эти государства или классы проводили до войны».

Агрессивная война- это непременно захватническая война, которая ведётся агрессором, для того чтобы захватить часть территории государства – жертвы агрессии или полностью лишить его самостоятельного государственного существования. Агрессивная война сопровождается притязаниями государства-агрессора на аннексию части или всей территории государства, являющегося жертвой агрессии. Этот признак присущ именно агрессивной войне, а не всем видам агрессии. С формальной точки зрения война в отличие от других вооружённых конфликтов, как правило, связана с разрывом дипломатических, консульских, торговых и иных нормальных отношений между воюющими государствами.

Следовательно, агрессивная война - это вооружённая борьба, начатая одним государством против другого с целью захвата части его территории или лишения его самостоятельного государственного существования и сопровождающаяся разрывом дипломатических, консульских, торговых и иных нормальных отношений между этими государствами.

Агрессивная война является таковой независимо от того, имеет место объявление войны или нет. Из этого отнюдь не следует, что международно-правовые нормы относительно войны утратили силу. «Для государства, начинающего войну первым, акт объявления войны не означает освобождения его от ответственности за развязывание агрессии»1. Однако начатие войны без объявления усугубляет эту ответственность, так как означает нарушение не только норм о запрещении агрессивной войны, но и норм, касающихся ведения войны.

Наиболее крупным и типичным примером агрессивной войны является война гитлеровской Германии против ССР и его союзников во второй мировой войне. После второй мировой войны имели место несколько агрессивных войн, которые к сожалению, не получили такой квалификации и соответствующего осуждения со стороны ООН.

Вооружённая интервенция. Другим весьма опасным видом противоправного применения вооружённой силы является часто встречающаяся в международной практике некоторых государств вооружённая интервенция, то есть вторжение вооружённых сил одного государства на территорию другого государства с целью вмешательства в его внутренние дела. Такое вторжение часто предпринимается для того, чтобы вмешаться в происходящую в иностранном государстве во внутреннюю борьбу в пользу одних из борющихся сторон, или для того, чтобы заставить правительство иностранного государства предпринимать определённые действия по вопросу, входящие в его внутреннюю компетенцию. Могут быть и другие цели вооружённой интервенции, но все они обычно связаны вмешательством во внутренние дела интервенируемого государства, а не с аннексированием всей или части его территории.

Вооружённая интервенция может принимать весьма широкие масштабы, не меньше, чем агрессивная война.

В советской литературе высказывались мнения, что между агрессивной войной и вооружённой интервенцией «нет никакой разницы»1. С этим мнением нельзя согласиться. Несомненно, что и агрессивная война, и вооружённая интервенция представляют собой весьма опасную вооружённую агрессию. Но всё же они различные виды вооружённой агрессии. Различия между ними состоит в том, что в то время как агрессивная война предпринимается для того, чтобы захватить часть территории другого государства или вовсе лишить его самостоятельного государственного существования, вооружённая интервенция обычно не ставит таких целей. Она предпринимается для того, чтобы насадить в интервенируемом государстве угодный интервенту политический режим и правительство, или для того, чтобы навязать правительству интервенируемого государства волю интервента в сфере, относящуюся к суверенитету интервенируемого государства.

Агрессивная война тоже может ставить цели смены общественного и политического строя другой воюющей стороны в угоду агрессора (такие цели, например, ставил Израиль в войне против арабских государств в 1967г.), но непременным признаком агрессивной войны является стремление к захвату территории другой воюющей стороны или прекращения его самостоятельного существования, между тем вооружённая интервенция ставит перед собой цели, связанные исключительно во внутренние дела интервенируемого государства. Кроме того, вооружённая интервенция может происходить и без разрыва дипломатических, консульских и торговых отношений между государством- интервентом и интервенируемым государством, в то время как такой разрыв наступает всегда при наличии состояния войны, то есть и в тех случаях, когда имеет место агрессивная война.

После второй мировой войны запрет вооружённой интервенции был подтверждён более широко и в ещё более категорической форме. Прежде всего, он непосредственно вытекает из ряда статей Устава ООН: как из п.4 ст.2 запрещающего угрозу силой или его применения против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, и ст.39, предусматривающей применение международных санкций в случае угрозы миру, нарушения мира и актов агрессии, так и из ст.51, допускающей применение вооружённой силы отдельными государствами только в случае вооружённого нападения и, следовательно, не допускающей его в других случаях.

Принцип невмешательства во внутренние дела государства, включая запрет вооружённой интервенции, был сформулирован в специальной статье (ст.15) Устава Организации американских государств, в которой говорится: «Никакое государство или группа государств ни под каким предлогом не имеют права на прямое или косвенное вмешательство во внутренние или внешние дела любого другого государства». Далее говорится, что речь идёт как о вооружённом вмешательстве, так и о любой другой форме вмешательства. В 1949 году запрет международным правом вооружённой интервенции был подтверждён Международным судом ООН в решении по делу о проливе Корфу.

Наконец, запрет вооруженной интервенции был категорически подтверждён Генеральной Ассамблеей ООН на её XX сессии в декларации о недопустимости вмешательства во внутренние дела государств, об ограждении их независимости и суверенитета, согласно которой «осуждается не только вооружённое вмешательство, но также все другие формы вмешательства». В Резолюции ХХI сессии №2225 от 19 декабря 1996 года Генеральной Ассамблеей о ходе выполнения этой декларации Ассамблея снова сочла своей обязанностью настоятельно предложить всем государствам воздерживаться от вооружённого вмешательства, равно как и от различных форм косвенного вмешательства.

Вооружённые агрессивные акции. Наряду с агрессивной войной и вооружённой интервенцией, этими наиболее опасными видами вооружённой агрессии, необходимо остановиться и на других её видах, иногда весьма близко к ним примыкающих. Это, прежде всего вооружённые агрессивные акции, то есть вооружённые нападения, не обладающими признаками присущими агрессивной войне или вооружённой интервенции, например вторжение вооружённых сил одного государства на территорию другого государства, нападения вооружённых сил одного государства на отдельные пункты территории другого государства или на морские и воздушные суда вне его территории. Они могут носить как единичный, так и систематический характер. Отличительной чертой этого вида вооружённой агрессии по сравнению с агрессивной войной и вооружённой интервенцией является то, что такие нападения обычно предпринимаются не для захвата территории государства или вмешательства в его внутренние дела, а для других целей. Чаще всего они предпринимаются для того, чтобы путём вооружённого давления заставить государство выполнить те или иные его требования агрессора.

Наиболее значительными примерами агрессивных актов такого рода являются систематические бомбардировки с воздуха и артиллерийский обстрел с военных кораблей вооружёнными силами США против городов и населённых пунктов Демократической Республики Вьетнам.

Другим не менее значительным примером вооружённых агрессивных акций большого масштаба явилось вторжение вооружённых сил США на территорию нейтральной Камбоджи в мае 1970 года.

В ряде случаев вооружённые агрессивные акции предпринимаются некоторыми государствами под предлогом возмездия за действительные или мнимые правонарушения, то есть под предлогом репрессалий1.

Ввод вооружённых сил на территорию иностранного государства и сохранение их на ней для вмешательства в его внутренние дела. Одним из видов противоправного применения вооружённой силы, близко примыкающим к вооружённой интервенции, является ввод вооружённых сил на территорию иностранного государства вопреки его воле и для вмешательства в его внутренние дела. Как показывает практика некоторых государств, в частности факты высадки американских войск в Ливане и британских войск в Иордании в июле 1958 года, послужившие предметом рассмотрения III чрезвычайной сессии Генеральной Ассамблеи ООН, такой ввод войск иногда маскируется просьбой зависимого правительства. Однако и в этих случаях он является грубым нарушением международного права, каким является, упоминавшаяся выше, вооружённая интервенция «по договору» или «по просьбе» интервенируемого государства.

К вооружённой интервенции довольно тесно примыкает содержание вооружённых сил на территории другого государств, вопреки воле этого государства. Нередко государства, сохраняющие свои вооружённые силы на территории других государств, игнорируют требования правительств этих государств, а иногда и резолюции органов ООН относительно вывода войск. Так, например, Великобритания и Франция, введшие во время второй мировой войны свои войска в Сирию и Ливан, продолжали оставлять их и по окончанию войны (вплоть до апреля 1946 года) вопреки требованию правительств Сирии и Ливана. Великобритания, Франция и Израиль, предпринявшие в 1956 году агрессивную войну против Египта, продолжали держать свои войска на территории Египта и по окончании военных действий (Великобритания и Франция до 22 декабря 1956 года, Израиль – до 7 марта 1957 г.), несмотря на ряд резолюций о немедленном выводе войск, I Чрезвычайной специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН и XI Генеральной Ассамблеи ООН.

Опыт показывает, что присутствие вооружённых сил на территории других государств вопреки воле последних, как мы видели, в ряде случаев было прямым продолжением агрессивной войны (пребывание израильских войск в ОАР, Сирии и Иордании) или вооружённой интервенции (пребывание бельгийских войск в Конго, американских войск в Доминиканской Республике), направлено против территориальной целостности и политической независимости этих государств. Поэтому оно, несомненно, является противоправным применением силы, нарушающим п.4 ст.2 Устава ООН.

Морская блокада в мирное время. Видом противоправного применения вооружённой силы является так называемая «мирная блокада», то есть блокада военно-морскими силами одного или нескольких государств в мирное время. Её отличием от блокады, совершаемой во время войны, принято считать то, что она сопровождается не конфискацией, а лишь временным задержанием на период блокады судов третьих государств, пытающихся её порвать. Как свидетельствует история международных отношений, «мирная блокада» обычно применяется крупными державами как орудие вооружённого давления на более слабые государства1. Некоторые юристы -международники пытаются доказывать «правомерность мирной блокады» как разновидности вооружённых репрессалий, якобы допускаемых международным правом2. В действительности так называемая «мирная блокада» является актом вооружённой агрессии – в таком качестве она и фигурирует в Лондонских конвенциях 1933 года – и безусловно запрещена по Уставу ООН как в силу п.4 ст.2, так и в силу ст.39.

В период после второй мировой войны крупнейшим случаем применения «мирной блокады» был так называемый «карантин», объявленный правительством США в отношении Кубы в октябре 1962 года.

Поддержка вооружённых групп и отрядов наёмников для вторжения на территорию другого государства. Наконец, в числе видов противоправного применения вооружённой силы должна быть упомянута поддержка вооружённых банд и отрядов наёмников для вторжения на территорию другого государства с целью вмешательства в его внутренние дела, в частности с целью подавления происходящего в нём национально-освободительного движения. Ещё в договорах о ненападении, заключённых Советским Союзом с другими государствами в 20-х и 30-х годах, предусматривались обязательства каждой стороны не допускать и препятствовать организации и деятельности на своей территории вооружённых групп, ставящих своей целью борьбу на территории другой стороны против её правительства, за свержение государственного строя, против целостности её территории или присваивающих себе роль правительства всей или части её территории. В Лондонских конвенциях об определении агрессии 1933 года стороны рассматривают в качестве одного из видов вооружённой агрессии поддержку государством, «оказанную вооружённым бандам, которые будучи образованы на его территории, вторглись на территорию другого государства, или отказ, несмотря на требования государства, подвергшегося вторжению принять на своей собственной территории все зависящие от него меры для лишения названных банд помощи или покровительства» (п.5 ст.II). В проекте кодекса преступлений против мира и безопасности человечества, принятом Комиссией международного права ООН на её 6-й сессии в 1954 году, в качестве одного из таких преступлений указывалась «организация властями какого-либо государства или поощрение ими организации вооружённых шаек в пределах его территории для вторжения на территорию другого государства, или допущение использования такими вооружёнными шайками его территории как оперативной базы или отправного пункта для вторжения на территорию другого государства, равно как и прямое участие в таком вторжении или поддержка такового»1.

Глава-II. Экономические санкции как мера ответственности за правонарушения

1.1. ЭМБАРГО НА ЭКСПОРТ.


Юридические проблемы санкций, как мы видели выше, привлекли с самого начала образования ООН серьезнейшее внимание ее органов и различных международных конференций и комиссий. Комиссия блокады рекомендовала подготовить, и время от времени пересматривать список товаров военного значения, определяя таким образом эвентуальную область применения экономических санкций.

Экономические санкции могут принять двоякую форму: форму запрещения экспорта в страну-агрессора сырьевых товаров, имеющих преимущественно военное значение, и форму запрещения импорта из этой страны. Наиболее эффективной формой экономических санкций является полная блокада этой страны как по импорту, так и по экспорту1. Перед тем как разобрать вопрос об эффективности применения санкций, следует хотя бы в кратких чертах остановиться на общей проблеме значения экономических санкций.

Начнем наш анализ с вопроса об эмбарго на сырьевые товары, имеющие военное значение. Прежде всего следует сказать, что понятие “военное значение” для сырьевых товаров весьма относительно. Если взять только такое сырье, которое идет непосредственно на изготовление средства войны, то и в этом случае, принимая во внимание чрезвычайное развитие военной индустрии, список будет весьма широким. Нужно считать таким сырьем не только продукты, служащие непосредственно для изготовления бомб, гранат, пуль, пушек и т.д:, сюда относятся и такие товары, которые необходимы для производства военных самолетов, военных судов для перевозки войск, не говоря уже о сырье для производства химических средств войны; наконец нужно считать военным сырьем продукты, необходимые для производства обмундирования армии. Все это показывает, что список сырья, имеющего военное значение, является в современных условиях весьма широким. Британский королевский институт по международным делам в интересной работе под заголовком “Санкции” намечает следующий список наиболее важных товаров, имеющих военное значение:

-Уголь и кокс - для продукции стали, для энергетического хозяйства и транспорта, а равно косвенно для производства взрывчатых веществ и хикалий;

-нефть - для всех видов транспорта;

-хлопок - для производства взрывчатых веществ;

-шерсть - необходимый материал для различных производств, имеющих и военное значение;

-каучук - для различных производств, главным образом для электрического машиностроения и транспорта;

-глицерин - для производства бездымных порохов;

-железная руда и чугун - для производства вооружения, военного снаряжения, железнодорожного снаряжения и всякого рода строительства;

-свинец - для производства вооружения, а также для производства кислот, необходимых для взрывчатых веществ;

-медь, уголь, олово, кадмий - для производства оружия, военного снаряжения и электропромышленности;

-никель - для разного рода вооружения;

-алюминий (бокситы) - для строительства самолетов;

-олово - широко употребляется для производства взрывчатых веществ;

-платина - для химических препаратов, в частности при производстве нитратов;

-антимоний, фосфаты, магнизит, марганцовые руды, молибден, вольфрам, хром - для металлургии;

-асбест - для машиностроения, для производства оружия;

-графит - для производства и плавки металлов;

-силитра - важный элемент для производства взрывчатых веществ;

-сера - для производства взрывчатых веществ;

-мышьяк, бромин, хлорин, фосфор - для химической индустрии и для производства ядовитых газов1 .

Список этот нельзя признать исчерпывающим. Из приведенного перечисления явствует, что эвентуальное эмбарго на вывоз сырьевых продуктов, налагаемые в порядке экономических санкций, неизбежно затрагивает не только специально военное производство, но и производство страны, работающее на гражданское население. Очень трудно провести грань между военным и гражданским производством. Общеизвестно, что в период второй мировой войны целый ряд сугубо мирных производств было быстро приспособлено к производству средств истребления. Достаточно привести хотя бы простой пример консервных фабрик, быстро приспособленных для производства снарядов. Общеизвестно, что тракторные заводы могут быть использованы для производства танков. Военное значение фабрик искусственного шелка (т.е. продукта, широко применяемого для столь мирных целей, как например дамское белье) также широко известно. Попытку провести грань между военным и гражданским производством и ограничить эмбарго только сырьем, необходимый для потребностей войны, следует считать совершенно безнадежной. Отсюда следует, что экономические санкции по линии сырьевого эмбарго могут быть эффективными только в том случае, если ввоз сырья в страну - агрессора совершенно или очень значительно сокращается.

Немаловажное значение имеет и занимавший ООН вопрос об изменении товаропотоков. Нетрудно себе представить, чтье) также широко известно. Попытку провести грань между военным и гражданским производством и ограничить эмбарго только сырьем, необходимый для потребностей войны, следует считать совершенно безнадежной. Отсюда следует, что экономические санкции по линии сырьевого эмбарго могут быть эффективными только в том случае, если ввоз сырья в страну - агрессора совершенно или очень значительно сокращается. Немаловажное значение имеет и занимавший ООН вопрос об изменении товаропотоков. Нетрудно себе представить, чтия, а в первую очередь скандинавские страны значительно расширили свой импорт из “союзных” стран по всем не хватавшим Германии сырьевым товарам, а затем с большой выгодой для себя перепродавали эти товары Германии. Бурный рост импорта скандинавских стран в военные годы непосредственно вызывался ввозом для перепродажи в Германию. Не случайно скандинавские страны опубликовали свою внешнеторговую статистику только после окончания войны. На практике в настоящее время агрессор, к которому применяются санкции, например Италия, получает дефицитные товары через посредство таких стран, как Германия, которая склонна поддерживать агрессора. для борьбы с этим явлением существует только один способ. Этот способ обсуждался комитетом координации по инициативе французской делегации, поддержанной делегацией СССР, но он не был принят вследствие сопротивления, оказанного ему английской делегацией, которая не хотела ограничивать английский экспорт а Германию. Предложенный французами способ сводился к ограничению экспорта товаров, на которые наложено эмбарго, в страны, не принимающие участия в санкциях, так называемыми нормальными количествами среднего экспорта в течении нескольких последних “мирных лет”. Пока же такое решение не принято1.

Итак, экономические санкции в форме эмбарго на вывоз сырьевых товаров будет вполне эффективными в том случае, если они будут применяться к стране, нуждающейся в ввозе иностранных сырьевых товаров, всеми странами мира или хотя бы членами ООН, при содействии США и если они будут сопровождаться ограничением экспорта товаров, на которые наложено эмбарго, в страны, не применяющие санкций.

При анализе значения экономических санкций и их влияния на народное хозяйство страны-агрессора, а следовательно и на ее способность к дальнейшему развитию агрессии нельзя терять из виду и общее значение внешнего рынка для государств.

Общеизвестно, что значение современного протекционизма состоит в том, что он облегчает национальным монополиям сохранение более повышенного уровня цен на внутреннем рынке и извлечение ими таким образом сверхприбылей. Повышенные цены на внутреннем рынке можно поддерживать только при условии ограничении сбыта внутри страны. Монопольная сверхприбыль является источником покрытия убытков от бросового экспорта на внешний рынок. Монопольные цены в свою очередь становятся фактором дальнейшего сужения внутреннего рынка, сокращая спрос и понижая покупательную способность широких масс, и без того находящихся в условиях растущего обнищания. Сталкиваясь с возрастающим сужением рынка внутри страны, монополии вынуждены выбрасывать все большее количество продуктов на внешний рынок, где эти монополии сталкиваются с ожесточенным сопротивлением конкурентов, отстаивающих свои позиции. Неудивительно, что при растущем процессе сужения внутреннего рынка внешний рынок для этих стран приобретает все большее значение.

Для понимания зависимости развитой страны от экспорта совершенно не достаточно определить так называемую экспортную квоту той или иной страны. Например, хотя США имеют самую низкую из всех индустриальных стран мира экспортную квоту, однако эта квота чрезвычайно различна в применении к отдельным отраслям хозяйства. Нижеприводимые данные показывают, что экспортная квота составляла в 1989 г. по такой ведущей отрасли для плантаторских штатов, как хлопок, 54,8% и по такой ведущей отрасли для всего хозяйства США, как автомобили, 14%. Следовательно, хотя в общем производстве США только 8-10% падают на экспорт, значимость экспорта для отдельных отраслей хозяйства США несоизмеримо больше этих условных цифр. Данные за 1989г. (в %) хлопок-54,8; табак-41,2; пишущие машины-40,1; медь-30,0; шмальц-33,3; смазочные масла-31,0; типографические машины-29,2; швейные машины-28,0; сельскохозяйственные машины-23,3; локомативы-20,8; автомобили-14,0)1.

Хотя общая экспортная квота индустриальной продукции Германии составляет 20-25%, действительное значение экспорта для германского хозяйства будет еще больше. Достаточно сказать, что по производству игрушек, музыкальных инструментов, по точной механике и оптике экспортная квота Германии составляет свыше 50%, по химии и электронике - от 30-50% и т.д. Вспомним, что в 1990-1991гг. из всей промышленной продукции Германии только 20% потребляло ее сельское хозяйство. На внутреннем рынке ни одна из современных развитых стран не может найти рынок, который мог бы заменить выпадающий внешний рынок. Поэтому очевидно, что санкции, применяемые к импорту из страны агрессора, должны привести к серьезнейшим потрясениям в народном хозяйстве этой страны. Лишившись экспорта, эта страна не сумеет найти достаточной замены на своем внутреннем рынке. Это означает свертывание производства, рост безработицы, увеличение кризиса в сельском хозяйстве. Значимость этих санкций повышается, разумеется, в зависимости от доли экспорта во внутреннем производстве по важнейшим отраслям хозяйства соответствующий страны. С этой точки зрения санкциями подобного рода в наибольшей степени были бы затронуты такие страны, как Великобритания, Германия и Япония, и в наименьшей степени такие страны, как США и Франция. Однако, повторяем, нет такой страны, которая без расстройства своего народного могла бы оказаться, хотя бы на время, совершенно без внешнего рынка. Понятно, что эффективность санкций в этом отношении зависит от отмеченных выше условий их применения всеми или большинством стран.















1.2. ЭМБАРГО НА ИМПОРТ

Экономические санкции в форме запрещения импорта из страны-агрессора имеют своей задачей лишение страны, к которой применяются санкции, платежных средств, необходимых для импорта. Эффективность этих санкций зависит от следующих обстоятельств: 1).от того, в какой мере страна-агрессор нуждается в импорте; 2).от того, в какой мере она располагает другими источниками для оплаты в форме поступлений по так называемым невидимым статьям платежного баланса.

Опыт последних лет показал, что импорт страны может быть подвергнут значительным сокращениям.

В период второй мировой войны из номенклатуры импорта воюющих стран исчезли предметы роскоши, резко сократился импорт потребительских товаров. Все это происходит в результате понижения жизненного уровня, сжатия внутреннего потребления широких масс. Одновременно происходит некоторое расширение импорта основных видов сырья, необходимых для военного производства и для производства, связанного с военным. Особенно увеличивается импорт по статьям военно-сырьевого значения, производство которого дефицитно в стране. Из этого следует, что страны, в наибольшей степени зависящие от иностранного импорта сырьевых товаров, в наименьшей степени способны сократить импорт. В этой связи остановимся на характеристике импорта такой страны, как Ирак в 1994 г., когда этот импорт уже сжат условиями предвоенной конъюнктуры (мы основываемся на таблицах, содержащихся в статистике международной торговли за 1994 г., изданной ООН). Ирак на базе дальнейшего понижения жизненного уровня трудящихся сократила и может еще больше сократить свой импорт продовольственных продуктов, мехов, даже табака, но она не может еще больше сократить импорт руды, меди, минеральных масел, шерсти, шелка, хлопка и льна. Минимум треть нынешнего иракского импорта должна быть сохранена при самом резком сокращении ввоза в Ирак. Нетрудно себе представить, что в этих условиях полное прекращение экспорта из Ирака даже при сохранении внешней торговли на уровне одной трети может серьезно затруднить положение страны.

Для оценки экономической значимости эвентуального применения санкций к Ираку нужно принять во внимание специфическую организацию внешнехозяйственных связей этой страны. Обладая ничтожными золотыми запасами и нуждаясь в большом сырьевом и продовольственном импорте, Ирак построил свои связи с большинством стран мира (кроме США) на безвалютных расчетах, на основе клиринговых соглашений. Таким образом импорт Ирака оплачивается исключительно ее экспортом, более того, импорт Ирака из данной страны оплачивается как правило, экспортом в ту же страну. Эта специфическая особенность внешнехозяйственных связей Ирака затрудняет перенесение ее импорта из одной страны на другую. Это значит, что запрещение экспорта из Ирака в определенную группу стран является для хозяйства тяжелым ударом, поскольку то запрещение автоматически означает для Ирака прекращение импорта из этой группы стран и соответственное сокращение импорта и всего снабжения иракского импорта и всего снабжения иракского хозяйства1.

Если мы возьмем Японию, то картина будет примерно та же, с той только разницей, что необходимый импорт Японии в силу еще большей ее зависимости от внешнего рынка будет гораздо больше и составит не меньше половины нынешнего импорта. Правда, импорт хлопка, который составляет треть всего импорта Японии, в случае применения к Японии экономических санкций подвергся бы сильному сокращению, так как хлопок этот идет в своей значительной части на производство хлопчатобумажных тканей для экспорта. Сокращение экспорта привело бы к сокращению импорта по этой статье. Тем не менее при существующей зависимости Японии от внешнего мира мы считаем, что, оценивая необходимый импорт Японии в 50% ее нормального импорта, мы не расходимся с истиной.

В таком же положении находится большинство стран мира, за исключением Великобритании, США и отчасти Франции, а также нескольких малых стран (Голландия, Бельгия, Швейцария), которые, являясь кредиторами мира, имеют активные статьи платежного баланса в форме поступлений по предоставленным ими кредитам. Эти активные статьи могут в свою очередь ограничены применением санкций в форме временной приостановки платежей по старым долгам.

Сколько-нибудь заметными вложениями за границей располагают лишь Великобритания, США и Франция. Капиталовложения же других государств относительно ничтожны. Нужно также учесть трудность мобилизации этих капиталов в случае необходимости, а также стремление отдельных капиталистов, располагающих этими вложениями, уклониться от передачи их своему правительству.

Эффективность запрещения импорта из страны-агрессора, запрещения, лишающего эту страну платежных средств, может сказаться не сразу, если у страны-агрессора имеются значительные вложения за границей или значительные запасы золота, которые она может реализовать и использовать для оплаты своего импорта. Значительными золотыми запасами располагают в первую очередь США и Франция, а затем Великобритания и малые страны - Бельгия, Голландия и Швейцария. Германия и Италия не имеют сколько-нибудь заметных запасов золота. Запасы эти не могут быть пополнены внутренним производством золота, поскольку это производство распределено по другим странам.

Само собой разумеется, что эффективность запрещения импорта из страны-агрессора зависит от всеобщности этого мероприятия. Если эта мера не будет применена большинством стран мира, она окажется гораздо менее эффективной. Известно, что на членов ООН в среднем приходится примерно 88% мировой торговли.

Санкции по своей идее должны побудить агрессора прекратить агрессию; они должны лишить его средств для продолжения агрессии. Это возможно лишь в том случае, если сырьевое эмбарго лишит страну-агрессора наиболее существенных средств, необходимых для продолжения войны. Страна, к которой применяется эмбарго, должна нуждаться в импортном сырье, имеющем первостепенное значение. Только в том случае экономические санкции могут быть эффективными. Это означает, что эффективность санкций увеличивается в пропорции возрастающей зависимости той или иной страны от иностранных источников сырья.

Прекрасно сознавая это, эвентуальные агрессоры, в первую очередь Германия, а затем Япония и Италия принимали интенсивные меры для создания независимости своей страны от мирового хозяйства, для получения внутри страны продовольствия и сырья, необходимого для ведения войны. Несмотря на эти успехи, можно определенно сказать, что не существует ни одной страны, которая не зависела бы от иностранного сырьевого импорта.

Определяющее значение на мировом угольном рынке имеют США, Великобритания и Германия. Несмотря на это имеющие относительно незначительную добывающую промышленность, Польша ввиду узкой емкости внутреннего рынка является также крупным экспортером угля. Важное место на угольном рынке занимает Россия, экспорт которой, правда, незначителен вследствие огромного внутреннего потребления.

По железной руде мировые производители - Франция, Россия и США. Впрочем производство США с трудом покрывает внутреннее потребление, и на экспорт ничего не поступает.

Определяющую роль на мировом хлопковом рынке принадлежит США, Индии, Египту и Бразилии. Крупным производителем является также и Китай, потребление которого велико.

По шерсти крупные производители – Австралия, Аргентина, ЮАР, Новая Зеландия и США. Производство США полностью потребляется внутренним рынком, и эта страна является импортёром шерсти.

На рынке алюминия ведущая роль принадлежит США, Германии, Франции, Норвегии, а также Канаде.

По сурьме определяющая роль принадлежит Китаю.

По асбесту мировые производители – Канада, Россия, ЮАР.

По бокситам руководящую роль на рынке занимает Франция, отчасти США. Крупнейшими производителями являются также Италия и Югославия.

По хромовой руде за Россией в качестве крупного производителя следует Турция. Существенную роль играет и Новая Каледония.

По меди крупным производителем являются США, значительное производство имеется также в Канаде и Чили.

По фосфатам руководящая роль принадлежит Соединённым Штатам, Франции и Германии.

По свинцу руководящая роль принадлежит Канаде, Австралии и Мексике. Значительно производство в Соединённых Штатах, Франции и Германии.

По свинцу руководящая роль принадлежит Канаде, Австралии и Мексике. Значительно производство в Соединённых Штатах и затем в Испании и Германии. Впрочем, этот продукт имеется в большинстве стран.

Марганец в значительном количестве имеется лишь в России и Индии.

Никель главным образом имеется в Канаде. Относительно значительное производство имеется у Франции – В Новой Каледонии.

Сера имеется преимущественно в Соединённых Штатах и Италии.

Пириты распределены между множествами стран мира.

Вольфрам имеется главным образом в Китае и Индии.

Цинк - у значительного количества стран, в том числе и у Германии.

Кадмий – в США, Мексике, Канаде, Австралии и во Франции.

Ртуть – в США, Италии и Испании.

Платина – в России, а также в Колумбии, Канаде, ЮАР1.

Из нижеследующего перечисления видно, как велика зависимость от иностранного рынка отдельных стран по определённым товарам.

Великобритания по хлопку, сурьме, асбесту, бокситам, хромовой руде, магнезиту, марганцу, ртути, молибдену, никелю, платине, каучуку, сере – полная зависимость от иностранного рынка; по графиту, свинцу, нефти, олову, вольфраму, шерсти, цинку – почти полная зависимость.

Франция по хрому, хлопку, магнезиту, никелю, каучуку, олову, вольфраму – полная зависимость; по меди, графиту, свинцу, марганцу, нефти, сере, шерсти, цинку – почти полная зависимость; по сурьме и углю – значительная зависимость.

Германия по бокситам, хрому, хлопку, ртути, платине, каучуку, олову, вольфраму, шерсти – значительная зависимость.

Италия по хрому, никелю, платине, каучуку, олову и вольфраму – полная зависимость; по углю, меди, хлопку, железу, свинцу, марганцу, нефти, шерсти, цинку – почти полная зависимость.

Япония по бокситам, хлопку, никелю, каучуку, шерсти – полная зависимость; по сурьме, железу, свинцу, магнезиту, ртути, нефти, платине, олову, вольфраму, цинку – почти полная зависимость.

Польша по антимонию, бокситам, хрому, меди, хлопку, графиту, магнезиту, марганцу, ртути, никелю, платине, каучуку, олову, вольфраму – полная зависимость; по железу и шерсти – значительная зависимость.

Соединённые Штаты по сурьме, никелю, каучуку, олову – полная зависимость; по хрому и марганцу - значительная зависимость.

Их анализа вышеприведённых данных следует, что основные страны, имеющие в своих руках контроль над важнейшими сырьевыми отраслями, - это Великобритания, США, Франция1.

Анализ всех приведённых данных подкрепляет выдвинутое нами предположение, что ни одна страна не является совершенно независимой от мирового хозяйства. США располагают основными источниками сырья, однако и эта страна зависит от иностранного ввоза по таким решающим статьям военного импорта, как никель, каучук и олово. Характерно, что именно эти сырьевые отрасли почти полностью контролируются основным соперником США – Англией. С другой стороны, Англия, обладающая в мире относительно большей независимостью, всё же представляет собой компактного народно – хозяйственного целого. Всё это может привести к тому, что в большой войне с мощным соперником, располагающим сильным флотом, Британская империя как единство может превратиться в фикцию. Между тем Великобритания зависит от мирового хозяйства почти по всем важнейшим сырьевым отраслям, начиная с хлопка и кончая каучуком и нефтью.

Таким образом, несмотря на все автаркические устремления стран, готовящихся к новой мировой бойне, им не удалось до сих пор и не удастся в дальнейшем достичь устойчивой независимости от мирового хозяйства. Пределы автаркическим устремлениям положены в значительной степени природным распределением естественных богатств. Успехи науки сумели в известной степени смягчить это естественное разделение труда. Так, уже имеется синтетическая нефть, каучук и по-видимому синтетический хлопок. Однако высокая стоимость этих производств синтетический хлопок. Однако высокая стоимость этих производств в мире ещё не позволяет полностью заменить естественные виды сырья синтетическими. К тому же и современная наука ещё не дошла до полной замены всех видов сырья искусственными или суррогатами. Насколько известно, ещё не нашли себе замены например такие цветные металлы, как олово и никель.

Учитывая эти обстоятельства, эвентуальные агрессоры идут не только по линии расширения внутреннего производства дефицитных видов сырья и экспериментальной постановкический хлопок. Однако высокая стоимость этих производств в мире ещё не позволяет полностью заменить естественные виды сырья синтетическими. К тому же и современная наука ещё не дошла до полной замены всех видов сырья искусственными или суррогатами. Насколько известно, ещё не нашли себе замены например такие цветные металлы, как олово и никель. Учитывая эти обстоятельства, эвентуальные агрессоры идут не только по линии расширения внутреннего производства дефицитных видов сырья и экспериментальной постановкбщений. Напротив, такие страны, как Италия, Япония и Германия, ввиду наличия в этих странах мощного производительного аппарата при бедности естественными сырьевыми ресурсами были бы существенно стеснены в своих действиях применением эмбарго на основные виды сырья.

При применении эмбарго на сырьевые продукты следует учитывать, во-первых, всеобщность применяемой меры и, во-вторых, наличие в стране запасов сырья. Члены ООН, как явствует из анализа упомянутых выше данных, контролируют из важнейших видов сырья только олово, никель и каучук. Но уже без США и Египта нельзя с полной эффективностью применить экономические санкции на хлопок; без США нельзя применить санкции на нефть, медь и серу; без Германии и отчасти США (хотя здесь производство угля в основном потребляется внутри страны) нельзя применить эмбарго на угол; без США и Германии нельзя применить эмбарго на железо, сталь, цинк и свинец; без США и Италии нельзя применить эмбарго на ртуть.

Таким образом, решающая роль США и значительная роль Германии на рынке важнейших сырьевых товаров является серьёзным препятствием для эффективного применения экономических санкций ООН.

Вопрос о запасах сырья имеет существенное значение: если например по нефти трудно из-за необходимости иметь чрезвычайно объёмные хранилища, создать запасы больше, чем на несколько месяцев, то уже по рудам железной и марганцевой, по цветным металлам и т.д. можно заготовить запасы на несколько лет. Это ослабляет значение экономических санкций, которые в этом случае могут лишь затруднить длительную и “большую войну” для страны-агрессора, но не могут помешать военным действиям агрессора в первое время.

Подводя итоги всему сказанному, можно придти к выводу, что экономические санкции в форме запрещения импорта из страны-агрессора – достаточно эффективное средство в случае:

1).Если структура импорта данной страны такова, что значительную долю его занимают сырьевые продукты, ввоз которых почти не может быть сокращён;

2).Если структура платёжного баланса этой страны такова, что она не располагает взамен выпадающего экспорта значительными платёжными средствами по невидимым статьям;

3).Если эта страна не располагает значительными запасами золота и драгоценных металлов и не добывает у себя;

4).Если она не располагает за границей легко реализуемыми инвестициями;

5).Если в импорте этой страны значительное участие принимают страны, применяющие санкции.

Приведённый выше анализ исходит из того положения, что в санкциях принимают участие все члены ООН.

2.3. Дополнительные виды экономических санкций


Санкции -это принудительные меры, применяемые к государству-нарушителю. Они могут быть применены международными организациями (универсальными и региональными), группой государств или отдельными государствами1.

Санкции за посягательство на международный мир и безопасность предусмотрены в ст. 39, 41 и 42 Устава ООН.

Санкции как форма принуждения применяются только в случае совершения тяжкого международного преступления. Применение санкций в других случаях нельзя считать правомерным, ибо, по существу, санкции являются реакцией на умышленное совершение противоправных действий или умышленное причинение вреда. После второй мировой войны к государствам-агрессорам были применены политические и экономические форма санкций. Так, после безоговорочной капитуляции гитлеровской Германии в соответствии с Декларацией от 5 июня 1945 года союзные державы взяли на себя функции верховной власти, осуществили ее разоружение и демилитаризацию, ликвидировали и запретили нацистские организации. В Германии был установлен оккупационный режим.

Экономические санкции применяются в случае нарушения государством своих международных обязательств, связанных с причинением материального ущерба или за акты агрессии. Она может быть выражена в форме эмбарго на экспорт, эмбарго на импорт, полное эмбарго, а также репараций, реституций, репрессалий и субституций.

Репарации - представляют собой возмещение материального ущерба в денежном выражении, товарами, услугами. Объем и вид репараций, как правило, применяются на основе международных договоров. Сумма репараций. обычно, значительно меньше объема ущерба, причиненного войной. Например. по решению Крымской конференции 1945 года репарации с германии составили всего 20 млрд. долл. Соглашение о прекращении войны и восстановлении мира во Вьетнаме от 27 января 1973 года обязывало США лишь внести “свой вклад в завлечение ран войны и послевоенное строительство Демократической Республики Вьетнам и всего Индокитая”1.

Реституция-это возврат в натуре имущества, неправомерно изъятого и вывезенного воюющим государством с территории противника. Например, в соответствии с Мирным договором между союзными державами и Италией от 10 февраля 1947 года Италия обязалась вернуть “в возможно кратчайший срок имущество, вывезенное с территории любой из Объединенных Наций”2.

Объектом реституции может быть также возвращение неправомерно захваченного или неправомерно задержанного имущества в мирное время, то есть вне связи с военными действиями.

Разновидностью реституции является субституция. Она представляет собой замену неправомерно уничтоженного или поврежденного имущества, зданий, художественных ценностей, личного имущества и т.п.

Репрессалии (невооруженные)-это правомерные принудительные действия одного государства против другого государства. Репрессалии применяются одним государством в ответ на неправомерные действия другого государства с целью восстановления нарушенного права. Они должны быть соразмерными причиненному ущербу и тому принуждению. которое необходимо для получения удовлетворения.

Репрессалии могут выражаться в полном или частичном перерыве экономических отношений, железнодорожных , морских , воздушных, почтовых, телеграфных, радио или других сообщения, а также в разрыве дипломатических, торговых и экономических отношений, эмбарго на ввоз товаров и сырья с территории государства-нарушителя и др.

Репрессалии должны быть прекращены по получении удовлетворения. Современное международное право запрещает вооруженные репрессалии как средство разрешения споров и разногласий1.

В международном праве возмещению подлежит действительный материальный ущерб (прямой и косвенный). Упущенная выгода обычно не возмещается.

Исключительно на основании договоров возникает такая разновидность экономической ответственности, как абсолютная. или объективная, ответственность. Речь в данном случае идет об ответственности, возникающей вне зависимости от вины причинителя ущерба, то есть за ущерб, причиненный в процессе правомерной деятельности.

Пострадавшей стороне необходимо доказать лишь непосредственную причинную связь между действием (бездействием) и ущербом1.

Существует понятие договорного ограничения абсолютной материальной ответственности по сумме, подлежащей возмещению. В договоре почти всегда указывается предельная максимальная сумма компенсации, подлежащая выплате пострадавшей стороне. Например, максимальная сумма возмещения предусмотрена по Конвенции о возмещении вреда, причиненного иностранным воздушным судном третьим лицам на поверхности, 1952 года “в результате падения воздушного судна”2.

В этих случаях пострадавшая сторона не может претендовать на получение суммы, превышающей установленный предел, даже если фактический ущерб превышает эту сумму. Вместе с тем максимальный предел выплачивается не автоматически: если сумма доказанного ущерба ниже этого максимума, пострадавшая сторона может претендовать на получение только ее.

Договорное ограничение ответственности по сумме представляет собой своего рода протекционизм по отношению к использованию техники, являющейся источником повышенной опасности, но необходимой в интересах людей (авиация, атомная энергетика и т.п.). В этом случае происходит распределение бремени убытков, возникающих в результате ущерба, между потерпевшей стороной и эксплуатантом источника ущерба.

Договорное установление абсолютной ответственности гарантирует возмещение ущерба пострадавшим даже в том случае, если причинитель ущерба ссылается на то, что все его действия не являлись нарушением права.









Заключение.

Проблемы применения международных санкций специфичны, довольно сложны и многогранны. Прогрессивное развитие и кодификация норм и принципов ответственности в международном праве требует анализа и согласованности многих вопросов, каждый из которых должен быть рассмотрен и учтён с тем, чтобы правильно и полно отразить изменения в этой области международного права, которые произошли в последние время.

Правильное отражение этих изменений есть закономерность развития современного международного права. Необходимость специального исследования проблем кодификации и прогрессивного развития норм и принципов международно-правовых санкций продиктована возросшей ролью международного права в качестве юридической основы международных отношений, повышением его эффективности в деле упрочения мира и безопасности, в решении важнейших проблем цивилизации.

На современном этапе существования независимых суверенных государств международные отношения проявляются как международно-правовые, основывающиеся на юридически закрепленных принципах и нормах поведения государств. Функции международного права состоят в нормативном закреплении прав о обязанностей государств, возникающих в процессе их общения. Международное право надо рассматривать в качестве надстроечной категории не над одними международными экономическими отношениями, а над международными отношениями в широком смысле, охватывающими всю совокупность отношений между государствами и народами. Научно обоснованное использование международно-правовых норм и принципов дает возможность не только активно влиять на международные отношения, но и в значительной мере направлять их ход.

В задачу международного права входит не только установление правил поведения государств в той или иной области их международной деятельности, но и выработка норм и принципов, гарантирующих соблюдение этих правил. Одним из важнейших и испытанных международно правовых инструментов в этом деле является принцип международной ответственности государств и других субъектов международного права за нарушение их международных обязательств, а также за вредные последствия при правомерной деятельности в отдельных сферах межгосударственного сотрудничества.

Развитие международного права представляет собой органически взаимосвязанный процесс установления и модернизации как правил поведения государств, так и норм и принципов, обеспечивающих их соблюдение, в том числе и применение международных экономических санкций. Однако в настоящее время этого единства не наблюдается. В разработке норм и принципов международных санкций в международном праве образовался пробел. Нормы и принципы международно-правовой ответственности государств не кодифицированы, хотя такая необходимость назрела уже давно. Заполнить этот пробел- насущная задача современного международного права. Можно без преувеличения сказать, что кодификация и прогрессивное развитие норм и принципов применения санкций может послужить важным условием в дальнейшем прогрессивном развитии международного права в целом.

Государствам не безразлично, в каком направлении, по каким критериям и в каком объеме будут кодифицированы и прогрессивно развиты норма и принципы применения международных санкций. От правильного решения этих вопросов зависит, какое влияние эти нормы и принципы будут оказывать на судьбы мира, на решение задач межгосударственного сотрудничества, на дальнейший прогресс человечества.

Библиография:

I. Руководящая литература:

1.Каримов И.А. Наша цель: свободная и процветающая родина. “Т”-1996. Т-2.

2.Каримов И.А. По пути созидания. “Т”-1996. Т-4.

3.Выступление Президента Республики Узбекистан на специальном торжественном заседании Генеральной Ассамблеи ООН по случаю пятидесятой годовщины Объединенных Наций, 24 октября 1995 г.

4.Выступление Президента Республики Узбекистан Ислама Каримова на ташкентском совещании-семинаре по безопасности и сотрудничеству в Центральной Азии. Ташкент, 15 сентября 1995 г.

5.Выступление Президента Республики Узбекистан на

48-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Нью-Йорк,

28-сентября 1993 г.

6.Выступление Президента Республики Узбекистан И.А. Каримова на Будапештской встрече СБСЕ в верхах. декабрь 1994 г.


II. Нормативная база:

1.Устав ООН от 1945 года.

2.Конвенция о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами от 1972 года.

3.Договор о принципах деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства, включая Луну и другие небесные тела от 1967 года.

4.Женевская конвенция о защите жертв войны от 1949 года.

5.Международная конвенция относительно вмешательства в открытом море в случаях аварий, приводящих к загрязнению нефтью от 1969 года.

6.Конвенция ООН по морскому праву от 1988 года.


III. Учебные пособия:

1.Левин Д.Б. Ответственность государств в современном международном праве. “М”-1966.

2.Курис П.М. Международные правонарушения и ответственность государств. “В”-1973.

3.Колосов Ю.М. Ответственность в международном праве. “М”-1975.

4.Василенко В.А. Ответственность государств за международные правонарушения. “К”-1976.

5.Шуршалов.В.М. Международные правоотношения.

М”-1971.

6.Фарукшин М.Х. Международно-правовая ответственность. “М”-1971.

7.Борисов Д. Санкции. “Л”-1936.

8.Международное право. “М”-1987.

9.Словарь международного права. “М”-1982.

10.Международное право. “М”-1995.

IY. Литература на иностранном языке:

1.Oppenheim L. International Law. “B”-1973.

2.Starke J. An Intrduction to International Law. “L”-1978.

3.Verdross A. Voelkerrecht. “B”-1986.

4.Colbert E.S. Retaliation in International Law. “N.Y.”-1948.

5.Brierly J. The law of Nations. “L”-1987.

6.Annuaire de la Commission du droit international. “P”-1970.

Y. Журнальные и газетные статьи:

1.Хал= сызи. 27 октябрь 1995 г.

2.Ызбекистон овози. 16 сентябрь 1995 г.

3.Советский ежегодник международного права 1960.

М”-1961., Стр-101.

4.Советское государство и право. 1969., №12., Стр-122.

5.Новое время. 1967., №24., Стр-6.


1 Смотрите подробнее. Выступление Президента Республики Узбекистан на специальном торжественном заседании Генеральной Ассамблеи ООН по случаю пятидесятой годовщины Объединенных Наций, 24 октября 1995 г. Выступление Президента Республики Узбекистан Ислама Каримова на ташкентском совещании-семинаре по безопасности и сотрудничеству в Центральной Азии, 15 сентября 1995г. Выступление Президента Республики Узбекистан на 48-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Нью-Йорк, 28-сентября 1993г. Выступление Президента Республики Узбекистан И.А. Каримова на Будапештской встрече СБСЕ в верхах. декабрь 1994 г.

1 См. В книге В.А. Василенко «Ответственность государства за международные правонарушения» эти правонарушения названы регулятивно охранительными.

2 См. Annuaire de la Commission du druit international 1969. «N.Y.» 1970, Vol. 1., P.117.

1 См. Доклад Комиссии международного права о работе её двадцать пятой сессии (7 мая –13 июля 1973 г.). – док. ООН А\9010, 23 июня1973г., стр.30.

1 См. Доклад Комиссии международного права о работе её двадцать пятой сессии, стр. 20.

1 См. Доклад Комиссии международного права о работе двадцать пятой сессии, стр.26.

1 См. Левин Д.Б. Актуальные проблемы теории международного права. « М»- 1974, стр. 102.

1 Ñì. Ìåæäóíàðîäíîå ïðàâî. «Ì»-1987. Ñòð.169.

1 Ñì. «Ìåæäóíàðîäíàÿ æèçíü». 1993., ¹2., Ñòð.37.

1 Ñì. Ìåæäóíàðîäíàÿ Êîíâåíöèÿ îòíîñèòåëüíî âìåøàòåëüñòâà â îòêðûòîì ìîðå â ñëó÷àÿõ àâàðèé, ïðèâîäÿùèõ ê çàãðÿçíåíèþ íåôòüþ 1969 ãîäà. Ñò.1.

1 Ñì. Êîíâåíöèè î ìåæäóíàðîäíîé îòâåòñòâåííîñòè çà óùåðá, ïðè÷èí¸ííûé êîñìè÷åñêèìè îáúåêòàìè 1972 ãîäà. Ñò.2.

1 Ñì. Ñëîâàðü ìåæäóíàðîäíîãî ïðàâà. «Ì»-1986. Ñòð.308.

1 Ñì. Ïîëòîðàê À.È. Íþðíáåðãñêèé ïðîöåññ. «Ì»-1977. Ñòð.144.

1 Ñì. Oppenheim L., International Law, vol.II, pp.202-203.

1 Ñì. Starke L. An Intrduction Law, vol.II, pp.202-203.

1 Ñì. «Êóðñ ìåæäóíàðîäíîãî ïðàâà», ò.II, ñòð.123.

1 Ñì. Øàðìàçàíàøâèëè Ã.Â. Îò ïðàâà âîéíû ê ïðàâó ìèðà, ñòð.66.

1 Ñì. «Institut de droit international. Tableau qenerale des resolutions (1873-1956)», «Bale»-1978, p.168.

1 Ñì. «Ñîâåòñêîå ãîñóäàðñòâî è ïðàâî», 1964 ã., ¹4., ñòð.94 è ñëåä.

2 Ñì. Starke L. An Intrduction Law, vol.II, pp.344-345.

1 Ñì. «Ãåíåðàëüíàÿ Àññàìáëåÿ. Îôèöèàëüíûå îò÷åòû. Äåâÿòàÿ ñåññèÿ», Äîïîëíåíèå ¹9, ñòð.11.

1 Ñì. Áîðèñîâ Ä. Ñàíêöèè. ñòð.45.

1 Ñì. Càíêöèè. “L”-1994 Còð.34-35.

1 Ñì. Áîðèñîâ Ä. Ñàíêöèè. ñòð.55.

1 Ñì. “American Journal of International Law”, vol.50, 1996, ¹3, p.530.

1 Ñì. “Ìåæäóíàðîäíàÿ æèçíü”, 1995., ¹2., ñòð.14.

1 Ñì. “Ñòàòèñòè÷åñêèé åæåãîäíèê Îáúåäèíåííûõ Íàöèé” çà 1990-1995ãã.

1 Ñì. “Ñòàòèñòè÷åñêèé åæåãîäíèê Îáúåäèíåííûõ Íàöèé” çà 1990-1995ãã.

1 Ñì. Ìåæäóíàðîäíîå ïðàâî. “Ì”-1987. Ñòð.175.

1 Ñì. Ñîãëàøåíèå î ïðåêðàùåíèè âîéíû è âîññòàíîâëåíèè ìèðà âî Âüåòíàìå îò 27 ÿíâàðÿ 1973 ãîäà. Ñò.21.

2 Ñì. Ìèðíûé äîãîâîð ìåæäó ñîþçíûìè äåðæàâàìè è Èòàëèåé îò 10 ôåâðàëÿ 1947 ãîäà. Ñò.75.

1 Ñì. Óñòàâ ÎÎÍ îò 1945 ãîäà. Ñò.2. ï.3.

1 См. Международное право. “М”-1995. Стр.261.

2 См. Конвенция о возмещении вреда, причиненного иностранным воздушным судном третьим лицам на поверхности от 1952 года. Ст.49.


Случайные файлы

Файл
4430.rtf
178672.rtf
174348.rtf
biosensor.doc
159383.rtf