Метафизические и диалектические картины мира (159812)

Посмотреть архив целиком

Введение


Картиной мира называется сложившаяся на конкретном этапе развития человечества совокупность представлений о структуре действительности, способах ее функционирования и изменения, сформировавшаяся на основе исходных мировоззренческих принципов и интегрирующая знания и опыт, накопленный человечеством.

Актуальность. С изменением уровня познания мира по мере совершенствования науки меняются и представления о его строении. Эти представления отличаются от научных теорий большей устойчивостью, наглядностью, доступностью. Вся совокупность таких устойчивых представлений, определяемых данным уровнем развития общественного производства, техники, науки, культуры и системы общественных отношений, образует картину мира. «Картина мира» — важная философская категория. В истории человеческой культуры картина мира постоянно менялась. На ранних этапах развития философии, когда она еще во многом зависела от религии и религиозно-мифологических представлений, картина мира была религиозно-философская.

Анализ «картины мира» как особого компонента научного знания предполагает предварительное выяснение смыслов исходных терминов — «мир» и «картина мира». Мир – это Вселенная во всей ее совокупности форм материи в земном и космическом пространстве, т.е. все то, что существует вокруг нас.

Выражение «картина мира» появилось сравнительно недавно; оно стало популярным лишь в ХХ веке. Это выражение означает, что возможен общий взгляд на мир, что человек пытается осмыслить мир в целом и нарисовать в своем сознании некую картину, отображающую мир.

Каждая из картин мира дает свою версию того, каков мир на самом деле и какое место занимает в нем человек. Отчасти эти картины противоречат друг другу, а отчасти взаимодополнимы и способны составлять целое.

Метафизика - (др.-греч. «мета» «физик» — «то, что после физики») — раздел философии, занимающийся исследованиями первоначальной природы реальности, мира и бытия как такового.

Первоначально слово «Метафизика» использовалось как обозначение сборника 14 трактатов Аристотеля с рассуждениями о первых причинах («первых родах сущего»), оставшихся после него в необработанном виде. Термин "Метафизика" имеет искусственное происхождение. Александрийский библиотекарь Андроник Родосский (1 в. до н. э.), стремившийся расположить произведения Аристотеля в соответствии с их внутренней содержательной связью, озаглавил ("после физики") его книгу о "первых родах сущего". Они были расположены после Аристотелевой «Физики», отчего и получили своё название. Сам же Аристотель их ещё называл «Первая философия».

История метафизики:

Метафизика сохраняет статус одного из центральных значений (понятий, категорий, способов мышления) философии на всём протяжении истории со времен античности до наших дней. Для многих философов она является синонимом философии в целом.

В отношении Платоновской философии можно сказать, например, что метафизика «связана» с миром идей (Платоновскими идеями). В отношении Аристотелевской философии можно связывать метафизику с бытием Ума (аристотелевский Нус).

Непрерывность связи понятий между античностью и современностью ощутима в сегодняшнем обиходном словоупотреблении «метафизического» как синонима «идеального», «сверхчувственного», лежащего за пределами явленного.

Следует, конечно, понимать, что, несмотря на то, что эта связь в обиходном словоупотреблении исторически и сущностно оправдана, но она же и грубо обманчива. Так, например, "идеальное" античности, по смыслу и по содержанию понятия, - это вовсе не то "идеальное", которое присутствует у Карла Маркса или у платоников XX века, и, уж тем более, - это отнюдь не то "идеальное", которое присутствует в обиходе разговорного языка.

Однако общее между античностью и нашим временем в словоупотреблении "идеального" все-таки есть: это то, что не "видится", не "усматривается" непосредственно и "просто"; то, что требует каких-то особых операций (метафорических - восхождения, нисхождения, возвращения, более строгих - абстрагирования, редукции, и так далее) для достижения истока (начал, причин).

Первичные интуиции возможных ответов на метафизические вопросы, в целом, были сформулированы еще античностью, которая, если и не называла свои ответы "метафизикой", то только потому, что не нуждалась в специальном названии.

Для оценки изменения содержания понятия "метафизика" и отношения к ней со стороны во все века размышляющих показателен следующий беглый пример.

Аристотель во всей своей "Метафизике" ни разу не употрябляет слово "метафизика", (если не считать названия книги, не им самим данного), а в самом тексте непосредственно обсуждает, описывает и анализирует проблемы "начал". Естественно, что Аристотель так поступает не только потому, что таков был круг его собеседников, которым не нужно было давать определений, но потому, что характер объяснений у Аристотеля принципиально отличается от того, к чему "привыкло" Новое время.

Фома Аквинский и другие средневековые европейские философы уже обращаются с метафизикой, как с чем-то вставшим, имеющим фиксированное, раз и навсегда заданное значение (заданное Аристотелем, в частности), и нуждающимся только в должном разъяснении, аргументации и последовательном применении.

Гегель в XIX веке вынужден (и не только в дидактических целях, конечно) специально обсуждать само понятие "начало" и отнюдь не шутя делает это в начале "Науки логики". При этом начинает Гегель - буквально начинает свою книгу - с объявления о том, что никаких определений начала перед самим началом логики (объективной метафизики) быть не может, и ситуация с "началами" обстоит не так, как в началах, скажем, математики. Гегель - естественно - продолжает называть свою науку - наукой.

Но вот уже в XX веке Мартин Хайдеггер в своей знаменитой "Что такое метафизика?" предъявляет ошеломляющий по своему художественному воздействию образчик ответа: метафизика - это ответ на вопрос "что она есть?" (тем самым, между прочим, ставя под вопрос словарные статьи подобного рода в любых энциклопедиях). И, конечно же, для Хайдеггера связь метафизики с наукой не столь беспроблемна, как для Гегеля.

Довольно трудно говорить о неких "переломах" и разрывах в историческом развитии, поскольку само употребление слов "перелом", "разрыв", "революция" предполагает неочевидную предыдущую преемственность, но многими наступление Нового времени (в том числе, и в метафизике) связывается с фигурой Рене Декарта в XVII веке. Декарт применяет принцип Эпохе в отношении всех фундаментальных (и поэтому - метафизических) утверждений, исключая из рассмотрения любые основания, которые могут быть подвергнуты сомнению. Декарт приходит, таким образом, к единственному бесспорному утверждению, к знаменитому "я мыслю, следовательно существую" (невозможно подвергнуть сомнению сам факт сомнения). (В XX веке декартовский принцип Эпохе в условиях новой эпохи был воспроизведен Эдмундом Гуссерлем в феноменологии.)

С конца XVIII века, с эпохи просвещения, метафизика начинает систематически рассматриваться не только как осмысленная совокупность высказываний о мире, бытии и сущем, которые могут быть истинны или ложны (как было у Аристотеля), но как особый способ понимания вообще: а именно способ, который ориентируется в том числе на уже существующие высказывания и понимания (т.е. уже существующие "до" XVIII века высказывания и понимания "вошли" в наличный мир, оказались под тем же знаком вопроса, что и существование "простого стула"). Критикой и обоснованием таких способов высказывания и понимания знаменит Иммануил Кант. Смысл его критических работ - овладение той достоверностью чистого разума, которая вообще возможна. Каковы основы и границы деятельности разума? Сам по себе этот скептический посыл Канта с точки зрения метода наследовал Декартовскому Эпохе. Форма изложения Канта - сухая (по сравнению с Декартом), пространная, систематичная. Кант различал априорное, доопытное и апостериорное, послеопытное знание. Априорными формами восприятия (ибо ведь даже в чистом восприятии мы получаем знание) он называл пространство и время, априорными объявлял ряд рассудочных категорий и схематизм их функционирования. Откуда берутся в разуме априорные знания? - этот вопрос Кантом сознательно отклонялся, поскольку ответ на него лежит за пределами чистого разума, и, следовательно, никакие научные дискуссии по этому вопросу невозможны.

Гегель переинтерпретировал кантовское "априори" со знания некоего недостаточно абстрактного "я" в абсолютное знание, в "объективную логику" (а чьим, действительно, является кантовское знание "априори"? Кто именно тот "я", который знает что-то "априори"?). Нераскрываемое и нерефлектируемое понятие Кантовского "опыта" приобретает у Гегеля - при спокойном тоне изложения - драматический характер развития бытия (что такое "опыт"? - "не факт" что мы способны дать ответ на этот вопрос). Интересно и показательно, что Кант оценивал диалектику чуть ли не как набор риторических приёмов, отрицал "догматизм", а отличие своей методически построенной метафизики от "догматизма" полагал в верности критическому методу. Гегель же как раз - диалектик. Эта разница в понимании диалектики и в подходах не мешала Гегелю по достоинству ценить достижения Канта.

Критической филисофской работе Иммануила Канта в XIX веке не без очевидных тематических оснований наследовали многочисленные позитивисты. В отличие от Канта, они полагали, что в своей метафизике вообще не оставляют места метафизическому, трансцендентальному, внеположному фактической наличности, но только "опыт", факт. Критики позитивистов (в частности, материалисты) указывали на то, что ни один позитивист не способен обойтись без обобщающих категорий и понятий, которым нет никакого соответствия в наличном мире фактов. Поздняя критика с позиций марксизма позитивистов конца XIX века (В.И.Ленин "Материализм и эмпириокритицизм") вполне трезво по сути, но скандально по форме, связывала философскую деятельность позитивистов с наследием И.Канта, с кантианской "вещью в себе". В контексте марксистских работ слово "метафизика" употреблялось как синоним обмана, лжи и реакционной идеологии классов-эксплуататоров. В целом, ни позитивисты, ни материалисты не оставили работ, вошедших в общепризнанную классику метафизики. И дело здесь не столько в отсутствии специфического дара (среди позитивистов - значительное число крупных ученых-естественников), сколько в их метафизической устремленности на то, что называется фактами, в их ориентации на науку, на технику, на покорение "природы" и "социальных сил". Марксизм (как социальное движение), например, и не скрывал своей задачи "переделать мир" (а не "понять" его, скажем).


Случайные файлы

Файл
59517.rtf
60433.rtf
53761.doc
4563.rtf
46708.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.