Современная философия науки (159680)

Посмотреть архив целиком

Современная философия науки


Участники обсуждения (в тексте представлены лишь первыми буквами их имени и фамилии (приводятся в порядке появления в дискуссии)):

АЛ: Рук. семинара Аркадий Исаакович Липкин (д.ф.н., к.ф.-м.н., рук. Центра философии и истории науки МФТИ, проф. каф. истории науки РГГУ,):

ВЭ: Валентин Данилович Эрекаев (к.ф.н., доц. каф. истории науки РГГУ, ст. н.с. ИНИОН РАН)

ГК: Геннадий Копылов (гл. ред. методологического журнала «Кентавр»)

НК: Наталья Ивановна Кузнецова (д.ф.н., гл. н.с. ИИЕТ, проф. фак. философии РГГУ)

ДА: Давид Астаурьян (аспирант ИФ РАН)


АЛ:В повестку данного заседания входит два вопроса: обсуждение возможных целей данного семинара и мой доклад. В отношении первого вопроса могу сказать, что у меня возникла гипотеза, что семинар с подобным названием является актуальным. Насколько эта гипотеза оправдается, будет видно по тому, затухнет или разгорится данный семинар. К этому следует добавить, что в название семинара можно было бы вставить знак вопроса, поскольку, что входит в «современную» философию науки я не знаю. Но по моим представлениям то, о чем я буду говорить в своем докладе, туда входит. У других участников семинара может быть свой вариант ответа на этот вопрос.

ВЭ: По поводу целей и формы данного семинара. Во-первых, считаю, что семинар по философии науки мог бы стать очень нужным. Все будет зависеть от «локомотива» данного семинара. На мой взгляд, возможно два варианта. 1-й – обсуждать все, что относится к философии науки (ФН). При удачном сочетании многих факторов такая форма могла бы стать перспективной и плодотворной. 2-й вариант. ФН уже прошла ряд эволюционных этапов. В результате грубо можно сказать, что отношение ко всем появившимся концепциям далеко не однозначное и даже в отдельных случаях имел место приговор о полной неудаче некоторых подходов. На мой взгляд, было бы важно попытаться осуществить целостный анализ всему случившемуся в ФН и подвести некоторый концептуальный вывод о том, что же достигнуто фундаментального. Другими словами – подвести итоги развития ФН на начало XXI века. Это – первое. Во-вторых, по-видимому, было бы очень интересно и любопытно попытаться сформулировать некоторую «путеводную» (конечно, в относительном смысле) идею, выйти на совместную интересную всем тему, которая могла бы превратиться в новую программу, как это произошло в случае с Венским кружком в 1920-х гг. Это, конечно, мне было бы максимально интересно.

АЛ: Меня вполне устраивает постановка Валентина Даниловича (мы это с ним уже обсуждали, когда задумывался этот семинар), но ни он, ни я не знаем, как выйти на 2-й вариант (если это возможно). Начинать все равно надо с первого, но с некоторой нацеленностью на актуальное для начала XXI века поле проблем. И в этом контексте я и буду делать свой доклад. Я его построю в виде ряда резких, может быть даже провокационных, тезисов, чтобы вызвать дискуссию.

Доклад:

«Три взаимодополнительные постпозитивистские модели научного знания. Философия науки или наука о науке?»

АЛ: Я отношу к современным три постпозитивистские модели науки (научного знания): Т. Куна, И. Лакатоса и свою.

ГК: Мне представляется, что модели Куна устарели.

АЛ: Я так не думаю. Для меня они, особенно Куна, очень эффективно работающие модели. С их помощью можно анализировать структуру и развитие современной науки (т.е. науки Нового времени). Вообще, на сколько я понимаю (опираясь и на мнение западных философов науки), последняя полоса серьезных нововведений в философии науки связана с постпозитивизмом 1960–70 гг. Среди них я выделяю куновскую и лакатосовскую как актуально работающие на эмпирическом материале реальной науки. Это для меня если не критерий, то признак «современности».

Здесь я хочу пояснить вторую часть названия доклада, которая со знаком вопроса. Мне представляется, что в философии науки (далее – ФН) ХХ в. происходит качественное изменение, напоминающее то, которое произошло с физикой в XVII в., где произошел переход от чисто умозрительных моделей натурфилософии (философии природы) к естественнонаучным моделям науки о природе. Эти модели реализуются в материале в ходе эксперимента (обеспеченного процедурами приготовления и измерения). В результате этого возникает сопротивление эмпирического материала, что, по крайней мере, в рамках «нормальной науки», приводит к принятию или отбрасыванию строимых моделей. Так вот, философия науки до логического позитивизма (эмпиризма) была умозрительной, а после – стала реально сравниваться с эмпирическим материалом реальной науки и испытывать его сопротивление. Это привело к тому, что логическим позитивистам пришлось в центральном для них вопросе о «протокольных предложениях» сначала отступать до рубежа «вещного языка», а затем вся программа ушла в лету. Мне представляется, что куновская и лакатосовская модели (и моя, о которой ниже) пока выдерживают сопротивление эмпирического материала, по крайней мере, во многих отношениях. Этот момент и навел меня на вопрос: не превратилась ли эта часть философии науки в «науку о науке»?

НК: Первоначальное название доклада называлось «Философия науки как наука о науке…», а семинар называется «Современная философия науки». Для меня здесь есть противоречие.

Я сегодня читала лекцию по ФН. Есть журнал, публикации. Вот книга (учебник) А. Никифорова по ФН, рекомендованная для подготовке к сдаче канд. минимума. Согласна я с ним или нет – это отдельный вопрос, но проблемы у нас с ним общие. Есть сообщество и традиция в рамках кот. они друг друга понимают. Это эмпирический факт. Это реальное сообщество с очерченным кругом проблем. Сообщество определилось с тем, что такое ФН. Поэтому постановка вопроса является ли ФН плохим термином? – Вас засмеют. Термин «наука о науке» – архаичен.

Я как эмприк смотрю, как феномен функционирует, люди работают, это можно анализировать. Я себе очень хорошо представляю, как оформлялось науковедение. Термин «наука о науке» или «науковедение», отвечающее западному «Science of Science», появляется в 1960-х, когда к науке отнеслись как к феномену, вокруг которого образовалась масса дисциплин: социология науки, экономика науки, наукометрия, право в науке, география науки, история науки, и т.д., а еще и теория науки в виде философии науки. И весь этот комплекс и входил в понятие «науки о науке» или «науковедения». Появился журнал «Науковедение» у нас, а у них – «Science Study»… И была мечта создать, «науку о науке», которая не реализовалась. Ну, как я сейчас, в XXI в. могу слушать снова это предложение? В вашей аналогии с натурфилософией есть здравая мысль. Но зачем такой архаический язык?

АЛ: Я правильно услышал у Вас приравнивание «теории науки» и «философии науки»? – Да.

Тогда я снимаю термин «наука о науке» как неудачный, поскольку он уже ангажирован. Но оставляю вопрос, в которым вместо «наука о науке» поставлю «теория науки». Эта формулировка мне тоже не нравится, но вопрос, опирающийся на аналогию с переходом от натурфилософии к науке, я оставляю

ВЭ: Хорошая натурфилософия – тоже большое дело. В теоретической физике при желании также все можно рассматривать в качестве умозрительного.

АЛ: Не путайте умозрительность с работой с идеальными объектами.

ВЭ: А Вы можете это различить?

АЛ: Да, могу.

ВЭ: Я же готов показать, что и в теоретической физике, и в натурфилософии, а также и в умозрительной деятельности, и при работе с идеальными объектами очень много общего, да и первооснова – одна. С моей точки зрения и куновская, и лакатосовская, и Ваша модели, как и вообще любой подход в ФН, во-первых, серьезно предметно ограничены по сравнению с потенциалом «философствования о науке», а, во-вторых, – определены достаточно расплывчато. Скорее всего, причина в том, что все еще достаточно плохо определен сам предмет ФН. Вот и Вы предлагаете рассматривать ФН как «науку о науке». О науке можно философствовать, но можно пытаться выстраивать и «науку о науке». В отношении ни одного из подходов не существует «no-go» теорем и любой из них может быть и конструктивен и плодотворен. Но все-таки их следует различать. И в любом случае нельзя заменять одно другим. Вместе с тем, на мой взгляд, Ваша мысль о том, что часть ФН может трансформироваться в «науку о науке» – очень интересна и отражает все еще продолжающийся, на мой взгляд, перманентный процесс выделения наук из философии. По-моему, эту мысль можно конструктивно развивать.

АЛ: Подводя предварительные итоги этого кусочка, отмечу на будущее, что меня не совсем удовлетворяет данный НК ответ на вопрос «что такое современная философия науки?» через устоявшееся на сегодня сообщество, причем в отдельно взятой стране. Я бы обсудил этот вопрос подробнее позже. Отмечу, что аналогичную ситуацию можно наблюдать и в ответах на вопрос «что такое физика (биология,…)?» в виде перечисления того, чем и как занимаются физики (биологи,…). Но в плане физики я могу, используя анализ физики с помощью своей модели, дать более содержательный ответ. Более того, я уже могу дать критерии различения «общей», «теоретической» и «математической» физики, в чем суть отличия «неклассической» физики. Возможно, что в ходе содержательных обсуждений моего и других докладов мы сможем оторваться от социально центрированного ответа на вопрос «что такое современная философия науки?». Поиски ответа на вопросы типа «что такое наука?», «что такое гуманитарная наука?», «что такое современная философия науки?» мне представляются в этом смысле продуктивными, но ответа на них следует ждать в результате анализа их развития и функционирования.


Случайные файлы

Файл
130791.rtf
3596.rtf
2420-1.rtf
163639.rtf
50974.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.