Научное творчество (159386)

Посмотреть архив целиком

ПЛАН


1. Сущность научного творчества.

2. Логика, интуиция, творчество.

3. Фазы (этапы) творческого процесса.

4. Некоторые технические приемы творчества.



1. Сущность научного творчества


Творчество обычно определяют как процесс создания чего-то нового, никогда раньше не бывшего. Творчество касается не только научно-исследовательской работы, технических изобретений или решения школьной задачи нешаблонным методом. Оно связано с производством, вопросами управления многими другими сферами деятельности. Творчество, как правило, не начинается с фактов: оно начинается с выявления проблемы и веры в возможность ее решения. Кульминационным этапом творчества является открытие новой, основной, главной мысли или идеи, определяющей, каким образом может быть решена проблема, давшая начало творческому процессу. Конечно, новые идеи открываются не каждому, а лишь подготовленному и заинтересованному уму. Однако история научных открытий и изобретений свидетельствуют, что одних научных и технических знаний и правильных установок еще не достаточно, чтобы выработать новые идеи. Все попытки свести творчество к точной методологии, применяемой каждым, кто занимается творчеством, до сих пор терпят неудачу. Творчество не удается свести к чисто логической процедуре, а это значит, что проблемы творчества должны быть исключены из логики.

Конечно творческое мышление не есть магическое заклинание, изучив которое можно приобрести возможность творить чудеса. И все же глубокое изучение творчества подсказывает, что его различные виды имеют много общего, протекают по сходной схеме, имеется ряд общих технических приемов творчества. Знание того, что представляет творческое мышление, как оно действует дает возможность развивать его с помощью специальных тренировок, организованных совершенно сознательно, а самое главное достаточно эффективно управлять творческой деятельностью. Так что было бы не рационально исключать проблемы творчества из проблем методологии науки и относить их только к психологии творчества.


2. Логика, интуиция, творчество


Гельмгольц, Гаусс, Пуанкаре, Луи де Бройль. Ж.Адамар и другие ученые, специально наблюдавшие за своим творческим процессом и описавшие его, единодушны в том, что новые идеи не обязательно рождаются в результате логического вывода. К решению научных проблем, как правило, не приходят и посредством сознательного планомерного организованного поиска, хотя такой поиск, обычно предваряет нахождение решения. О решении догадываются, его подсказывает интуиция, догадка, озарение, инсайт в другой терминологии.

Исследования психологов, занимающихся творчеством, и педагогов, стремящихся развивать у своих учащихся творческое мышление, также подсказывают, что каких-либо алгоритмов поиска решения проблем, способных заменить инсайт, интуитивную догадку, не существует. Можно лишь в какой-то мере управлять ситуацией, ускоряющей момент наступления инсайта и развивать творческую интуицию учащихся с помощью довольно искусственных приемов.

Еще родоначальник дедукции Аристотель далеко не разделял мнение, что все знание должно выводиться исключительно дедуктивным путем из немногих общих очевидных предпосылок (аксиом). Всегда возникает вопрос: «Откуда берутся сами предпосылки?». Отвечая на него, он указывал, что «надежное знание» должно строиться на том, что непосредственно дано нам в ощущении. Но обобщение материала чувственного восприятия индуктивным путем не дает нам «надежного знания». Когда с помощью индукции мы ищем общее в большом количестве случаев, мы должны учитывать, что никакие два события не совпадают друг с другом. Ощущение, а вместе с ним и знание того, что общее действительно присутствует в исследуемых явлениях, дает нам особое чутье, интуиция, такое понимание сути. Для Аристотеля, таким образом, интуиция составляет в конечном счете «первоисточник науки».

Средневековые схоласты приспособили аристотелевскую логику к решению теологических проблем и превознесли логическое мышление в качестве единственного эффективного способа использования разума.

Ф. Бекон критикуя схоластику в своем главном сочинении «Новый органон» попытался доказать, что науку можно свести к точной методологии, приложимой к фактам чисто механически каждым, кто попытается выявить причины явления. Предлагаемая им, а затем и его последователем Дж. Ст. Миллем процедура состоит в том, чтобы в наблюдении или эксперименте рассмотреть столько случаев проявления некоего феномена, сколько исследователю нужно, чтобы объяснить и проанализировать все обстоятельства или факты, связанные с каждым из этих проявлений. Эти обстоятельства, которые отсутствуют в некоторых из случаев, не могут быть причиной этого явления. В конечном счете, если у явления происходит, и отсутствует всякий раз, когда оно не происходит, может быть причиной.

Однако практика научного исследования подсказывал, что такая процедура хотя и полезна и дает определенный эффект все же не объясняет процесс рождения новых идей. Количество обстоятельств, сопутствующих любому явлению, как правило, бесконечно, и бэконовская исключающая индукция не дают ни каких критериев отбора нужных. Такой отбор требует предварительной гипотезы, а предлагаемый метод не дает ни каких способов выдвижения гипотез.

Первый, кто попытался создать логику интуитивного познания, был Р.Декарт. Картезианская интуиция представляет нечто иное как способность разума мыслить что-то ясно и отчетливо. Она рациональная операция, с помощью которой дается полное и непосредственное определение истин. То, что «2+2=4», «3+1=4», «2+2=3+1», мы, считает Декарт, понимаем интуитивно, т.е. без анализа и доказательств, и такие истины следует выбирать в качестве аксиом. У человека нет никакого другого пути для достижения истины, считает Декарт, кроме самоочевидной интуиции и необходимого доказательства.

Картезианская логика интуитивного познания оказалась малосодержательной и фактически свелась к четырем весьма абстрактным малоэффективным правилам. Но идея ее возможности оказалась весьма плодотворной.

Для Спинозы интуиция – это просто быстрый вывод умозаключения, который облегчается знаковой формой, отображающей используемые понятия. Лейбниц понимал интуицию таким же образом. Тем самым оба эти великие мыслители отводили интуиции весьма скромную роль в процессе познания: суждения выведенные дедуктивным путем – это аналитические суждения, суждения частные, и их предикат мало что добавляет к содержанию субъекта.

Идею об интуиции как способности разума высказывать синтетические суждения, т.е. такие, предикат которых добавляет новое к содержанию субъекта, развивает И. Кант. Для него интуиция – это способность разума с помощью априорных категорий пространства и времени высказывать содержательные (синтетические) суждения арифметики и геометрии и вообще с помощью этих и других априорных категорий (качества, количества и др.) упорядочивать материал чувственности и предписывать законы природе. С помощью интуиции, считает Кант, разум – достоверное знание о чувственно воспринимаемых вещах (явлениях в терминологии Канта).

Итак, одна из великих заслуг мыслителей от Аристотеля до Канта заключалась в том, что они доказали существование интуитивного познания, отстаивали мысль о том, что интуиция - это не какой-то божественный дар или наитие свыше, а способность разума в отличие от чувственного и рационального познания сначала догадываться, а затем уже доказывать. У этих мыслителей логика и интуиция не противостоят друг другу, а предполагают друг друга, помогают друг другу.

Пожалуй от Шеллинга и Шопенгауэра берут начало попытки использовать интуитивное познание для устранения интеллектуальных проблем, для борьбы с рационализмом, эмпиризмом и материализмом. Шеллинг правильно констатирует, что вещи и явления противоречивы. И из этого он делает вывод, что логическое мышление, подчиняющееся закону тождества и непротиворечия, не может дать истинное знание о противоречивом мире. Истина об этом мире, считает Шеллинг, открывается интеллектуальному созерцанию, интеллектуальной интуиции философского и художественного гения. Но все попытки проповеди философии откровения провалились.

Научное познание, считает Шопенгауэр, оперирует понятиями и умозаключениями и не проникает в сущность вещей и явлений. Оно дает лишь знание их отношений. Поэтому понятия разума, относящиеся к вещам и явлениям, должны «черпать свой материал и свое содержание из интуитивного познания», интуиция противостоит разуму и представляет собой нечто иное как способность интеллекта познавать непосредственно и наглядно без помощи доказательства и умозаключений. Иррационалистическое понимание интуиции развили дальше Гельтей, Зиммель, Гуссерль и др.

Идею об интуиции как скрытом, затаенном и бессознательном первоисточнике творчества выдвинули А. Берксон и З. Фрейд. Для них интуиция подсознательное организующее все творчество начало. Многие психологи, изучающие творчество, отмечают, что то, что принято называть интуицией есть не что иное как подсознательное мышление, итогом которого является идея дающая решение проблемы. Человек давно научился использовать его. В подсознании, отмечает Дьюи, могут быть решены очень сложные мыслительные задачи. При этом сам процесс не осознается, а «входит в сознание» лишь его результат (если он получен). На нем фиксируется внимание, а человеку иной раз кажется, что на него «ниспослано озарение» что удачная мысль пришла «неведомо откуда», что кто-то иной, «высший» «водил его рукой, держащей перо». Когда результат на лицо, тогда ретроспективным анализом весь ход решения задачи может быть сознательно прослежен. Однако не всегда полученная последовательность рассуждений и операций совпадает с той, которая на самом деле имела место в подсознании. В этом и состоит одна из основных трудностей изучения подсознательного мышления, что самонаблюдения и самоотчеты часто уводят в сторону от истинного хода подсознательного процесса.


Случайные файлы

Файл
100932.rtf
47644.rtf
126070.rtf
145225.rtf
23438-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.