Основные истолкования пространства и времени в философии (159368)

Посмотреть архив целиком









Реферат по онтологии


Основные истолкования пространства и времени в философии


В философии и естествознании существовали самые разнообразные интерпретации данных структур бытия, поэтому мы выделим здесь лишь ключевые теоретические позиции. Пространство в разные времена понималось как:

  • протяженная пустота, в которую включались все тела и которая от них не зависела (Демокрит, Эпикур, Ньютон);

  • протяженность материи или эфира (Платон, Аристотель, Декарт, Спиноза, Ломоносов); форма бытия материи (Гольбах, Энгельс);

  • порядок сосуществования и взаимного расположения объектов (Лейбниц, Лобачевский);

  • «точечное» (дискретное), состоящее из далее неделимых элементов (Пифагор, логико-математическую завершенность это понимание получает в теории множеств Кантора);

  • бесконечно делимая «сплошность», протяженная «интервальность» (недискретность), не имеющая четких онтологических границ (элеаты, атомисты, Декарт);

  • комплекс ощущений и опытных данных (Беркли, Мах) или как априорная форма чувственного созерцания (Кант).

Время трактовалось как:

-субстанция или самодовлеющая сущность, и с этим были связаны первоначальные исследования его метрических свойств (Фалес, Анаксимандр) и основы субстанциальной концепции времени;

-текучее, непрерывное и универсальное, тем самым закладыва­лась традиция динамической трактовки времени (Гераклит);

-неизменность времени, а видимая изменчивость — это особен­ность нашего чувственного восприятия мира, истинным же бытием обладает лишь вечное настоящее Бога (Парменид, возникновение статической концепции времени);

-статичное для мира идей, а для «неистинного» мира телесных ве­щей — динамичное и релятивное (есть прошлое, настоящее и будущее); эти основы идеалистической реляционной трактовки времени заклады­вает Платон (впоследствии также взгляды на время как на иное боже­ственной вечности, как на эмпирическую длительность будут развиты Августином, Гегелем, в русской философии — С.Н. Булгаковым);

-длительность существования и мера изменений материи (Арис­тотель, Декарт, Гольбах) или форма бытия материи (Энгельс, Ленин), заложившие основы материалистического варианта реляционного подхода);

-абсолютная субстанциальная длительность, однородная для всей Вселенной и независимая ни от каких взаимодействий и движений вещей (классическая субстанциальная концепция Ньютона);

-относительное свойство феноменальных вещей, порядок последовательности событий (классический вариант реляционной концеп­ции Лейбница);

-форма упорядочивания комплексов ощущений (Беркли, Юм, Мах) или априорная форма чувственного созерцания (Кант).

Если попытаться среди вышеперечисленных программ исследова­ния феноменов пространства и времени вычленить наиболее общие и ключевые, то можно назвать следующие фундаментальные теоретиче­ские альтернативы:

- точечная концепция пространства и времени;

- интервальная концепция пространства и времени;

- субстанциальная концепция пространства и времени, признающая их независимый от вещей характер или даже превращающая их в порождающие начала бытия;

- реляционная концепция пространства и времени, рассматрива­ющая их как нечто производное от взаимодействия материальных ве­щей и процессов;

- субъективно-антропологическая концепция пространства и времени, связывающая их наличие только с бытием человека и его сознания;

- объективно-природная концепция, постулирующая их укорененность в объективном космическом бытии.

Все шесть программ (внутри каждой из них есть еще и свои собст­венные варианты) находятся между собой в достаточно сложных взаи­моотношениях, и мы не будем заниматься здесь их комбинаторным метафизическим анализом. Укажемлишь, что, например, в рамках суб­станциальной концепции могут.развиваться и точечные (Цж. Бруно) и интервальные (Р. Декарт) взгляды на пространство и время, а объектив­но-природный подход к пространству и времени может бьпь как суб­станциальным (И. Ньютон), так и реляционным (X Гюйгенс) и т.д.. Вышеназванные диалектические оппозиции, действительно, являются фундаментальными для понимания природы пространства и времени.

Смеем предположить, что если когда-нибудь и будет создана еди­ная синтетическая научно-философская теория пространства и вре­мени, то она должна будет диалектически синтезировать эти противоположности. Самое удивительное здесь то, что все эти теоретические альтернативы были гениально схвачены уже Аристотелем в его четвертой книге «Физики», равно как и проблема соотношения конечного и бесконеч­ного в пространственно-временных отношениях, проблема онтологи­ческого статуса прошлого и будущего (над чем потом будет размыш­лять Августин), соотношения времени и движения, времени и вечности и т.д.

Не будет большим преувеличением сказать, перефразируя знаменитое утверждение А.Н. Уайтхеда о философии Платона, что все европейские споры о природе пространства и времени не более чем комментарии к Аристотелю.

Вот, к примеру, совершенно четкая фиксация проблемы диалектики «прерывности — непрерывности» и ее своеобразное интервально диалектическое решение. «Время и непрерывно через «теперь», — пи­шет Аристотель, — и разделяется посредством «теперь»... В некотором отношении оно соответствует точке, так как точка и соединяет длину, и разделяет: она служит началом одного отрезка и концом другого. Но если брать ее в таком смысле, пользуясь одной точкой как двумя, то она необходимо остановится — если одна и та же точка будет нача­лом и концом. А «теперь» вследствие движения перемещаемого тела всегда иное; следовательно, время есть число не в смысле числа од­ной и той же точки, поскольку она начало и конец, а скорее как края одной и той же линии...».

А вот абсолютно точная фиксация Аристотелем диалектики субъективного и объективного применительно к проблеме существования времени, где потенциально скрыта возможность и чисто антрополо­гических подходов в духе Юма или Канта: «Может возникнуть сомне­ние: будет ли в отсутствие души быть и время или нет? Ведь если не может существовать считающее, не может быть и считаемого... Если же ничему другому не присуща способность счета, кроме души и ра­зума души, то без души не может существовать время, а разве (лишь) то, что есть как бы субстрат времени».

Что касается дилеммы «субстанциальная — реляционная» концеп­ции пространства и времени, то здесь Аристотель занимает в целом ре­ляционные позиции, утверждая, что время — это число движения тел, где универсальную меру задает вечное движение звезд по небосводу, а пространство — это внешние границы движущихся и покоящихся тел. Ни о каком пустом и протяженном пространстве, как думал, в частно­сти, Демокрит, говорить не приходится. Здесь Аристотель наталкива­ется на парадокс: имеет ли какое-то место Вселенная, ведь ее не объемлет никакое внешнее тело и, стало бьпь, у нее нет никаких внешних границ? Аристотель вынужден сделать интересный диалектический вывод, что «Вселенная нигде не находится», но зато все находится в ней. Это напоминает парадокс всеобщих законов развития, которые сами должны пребывать в неизменном состоянии.

Фундаментальная оппозиция «время и пространство как незави­симые начала» (субстанциальная концепция) и «время и пространство как нечто производное от взаимодействия движущихся тел» (реляци­онная концепция) получает свое всестороннее развитие и обоснова­ние в последующие эпохи. Остановимся на ней подробнее, учитывая значимость этой дилеммы не только для философии, но и для науки.

Субстанциальная концепция. В научной модели мира начиная с Ньютона и Галилея время и пространство рассматриваются как особого рода сущности, как некоторые не телесные субстанции, которые существуют сами по себе, независимо от других материальных объектов, но оказывают на них существенное влияние. Они представляют собой как бы вместилище тех материальных вещей, процессов и событий, которые происходят в мире. При этом время рассматривается как абсолютная длительность, а пространство — как абсолютная протяженность.

На данную трактовку пространства и времени опирался Ньютон при создании своей механики. Данная концепция превалирует в физике вплоть до создания специальной теории относительности. В философии возможны как идеалистические варианты решения данной проблемы, когда, например, пространство трактовалось как особая субстанция, порожденная духом, так и материалистические, в которых пространство понималось как субстанция, существующая наряду с материей.

Реляционная концепция. Пространство и время в ней рассматрива­ются как особого рода отношения между объектами и процессами. Ряд философов в рамках данной концепции трактуют пространство и время как феноменальное обнаружение взаимодействия идеальных сущностей—монад (объективный идеализм Лейбница и Лосского), другие — как формы бытия и продукты взаимодействия материаль­ных объектов и процессов (например, диалектический материализм).

Физика, вплоть до появления теории Эйнштейна, базировалась на субстанциальной концепции пространства и времени, хотя в фи­лософии присутствовали, как мы показали выше, и другие представ­ления. Почему так произошло? Потому что на данном историческом отрезке именно субстанциальные представления можно было напол­нить конкретным физическим содержанием. Поэтому речь идет не о том, какие представления являлись наиболее истинными, наиболее адекватными бытию, а о выборе тех представлений, которые по кон­кретным научным критериям могли быть включены в выбираемую научную модель. Уже это придает относительность не только ньютоновскому, но и вообще любому физическому описанию мира, делает несостоятельными претензии на универсальный и абсолютно объек­тивный характер.


Случайные файлы

Файл
75111-1.rtf
38402.doc
182585.rtf
pot_r_m_003_97.doc
159030.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.