Эпистемология XX-го века (159333)

Посмотреть архив целиком














Реферат по философии

Тема: ЭПИСТЕМОЛОГИЯ XX-го ВЕКА


План


Вступление

1. Операционализм

2. Общая семантика

3. Структурализм

Литература



Вступление


Термин эпистемология в переводе с греческого означает знание. Этот термин был введен в обиход шотландским философом Дж. Фери, который в своей книге "Основы метафизики" (1854) стал делить философию на онтологию, т.е. учение о бытии, и гносеологию, т.е. учении о познании.

Сейчас этот термин употребляется в английской, американской и французской философии для обозначения теории познания.

Бурное развитие научного знания с одной стороны, возрастания роли языка в научной и социально-политической жизни неизбежно приводили к мысли о необходимости дальнейшей разработки локковской теории абстракции проблем языковых выражений и структур в процессе познания.

В попытках решения этих проблем и сформировались философские учения, совокупность которых и можно обозначить эпистемологией XX века.

Ее главными течениями, пожалуй, являются операционализм, общая семантика и структурализм.


1. Операционализм


Операционализм был развит в основном в трудах американского физика П.У. Бриджмена (1882 - 1965). Рождение операционализма обычно относят к 1927 г., когда вышла работа Бриджмена "Логика современной физики". Идеи Бриджмена подхватили неопозитивисты Фейгль, Айер, представители общей семантики А. Рапопорт, психологи - бихевиористы Скиннер, Спенс, Кендлер, Томмен и др.

Создание общей теории относительности и квантовой механики потребовало не только пересмотра понятийного аппарата и методов классической механики, но и осмысление того, что было неудовлетворительным в структуре и содержании подвергшихся пересмотру понятий.

Это породило потребность в анализе различных способов формирования физических понятий и роли эксперимента в их образовании, в частности.

Анализируя создавшуюся ситуацию, Бриджмен высказывает главную идею операционализма: экспериментальная процедура может выступать как средство выявления точного смысла некоторых понятий.

Для этого в их определение должен входить метод, позволяющий в каждом конкретном случае на основе эксперимента (возможно и мысленного) решить, осмысленно ли (правильно ли) применение этого понятия в данном случае или нет.

Иначе говоря, каждое такое понятие приобретает строгий смысл лишь в операциональном контексте.

Суть операционализма Бриджмен выразил в лаконичной формуле: "Значение есть совокупность операций". Так что, по Бриджмену, выходит, что большинство физических понятий не характеризуют свойства и отношения вещей и явлений.

Смысл понятий заключается в совокупности экспериментальных операций, точнее в совокупности операций измерения. Например, как мы устанавливаем длину какого-то предмета? Мы берем единицу длины, скажем метр, а затем считаем, сколько таких единиц укладывается на расстоянии, которое мы полагаем длиной предмета.

Если мы определяем расстояние геометрическими методами, мы заменяем непосредственные измерительные операции математическими операциями. Однако в том случае, если мы захотим измерить длину предмета, движущегося с очень большой скоростью, операции будут иными. Поэтому "длина" Эйнштейна не означает то же самое, что "длина" обычного опыта. Это разные понятия, хотя они и имеют общие черты.

Аналогично, чтобы определить длительность чего-то, берут какой-то периодический процесс (его называют обычно часами), скажем, биение пульса, как это делал Галилей, колебание маятника и т.п., а затем считают сколько раз возобновляется этот процесс, пока протекает измеряемая длительность.

Но в теории относительности в операции по определению времени обязательно должно включаться еще и указания на систему отсчета, в которой находятся приборы наблюдателя, действия по синхронизации часов и др.

Нужно сказать, что теория абстракций (теория образования понятий) Бриджмена весьма существенно дополнила теорию абстракций Дж. Локка. Не все физические и научные понятия и вообще понятия нашего повседневного опыта образуются посредством сравнения предметов нашего восприятия или мышления и удержания разумом того общего, чем они характеризуются.

Многие понятия не смотря на их кажущуюся простоту (как в наших примерах понятие пространства и времени) вообще не могут быть введены локковским методом.

Однако генерализация операционализма как эпистемологии современной науки приводит к очень серьезным трудностям. Откуда мы, например, знаем, что такие объекты науки и повседневного опыта, как звезды, атомы, облака и т.п. существуют? И Бриджмен вынужден был решать этот вопрос в духе прагматизма.

Звезды, атомы, облака существуют только потому, что соответствующие им понятия успешно работают в нашем опыте. Опираясь на такое понимание существования, Бриджмен стремиться проанализировать не только физические понятия, но и целый ряд понятий философии и социальных наук и тем самым построить что-то вроде законченной философской системы.

И в итоге он сам вынужден был признаться, что его теория ведет к солипсизму. "Очевидно, я никогда не могу выскочить из самого себя, - пишет он. - Непосредственный опыт включает только вещи в моем сознании - разного рода чувственные впечатления и различные результаты работы мозга и ничего большего…

Мне представляется…, что солипсистская позиция … является простым выражением того, что дает мне непосредственный опыт, и нам следовало бы так изменить наше мышление, чтобы эта позиция не казалась нам антипатичной"1.

Но как раз солипсизм всегда был антипатичен ученым.


2. Общая семантика


Общая семантика или "антропологическая" теория знаков возникла в 30-е годы в США. Главными представителями этого течения являются А. Кожбинский, С. Хаякова, Х. Уолпол, Ст. Чейз.

Из множества традиционных важных семантических проблем они выделили в качестве основной проблему соотношения языковых знаков и обозначаемыми ими действительности с точки зрения полезности или вредности для людей.

Эта проблема, по их мнению, возникает из-за того, что действительность - это поток ощущений, переживаний, который пребывает в процессе непрерывного, ежесекундного изменения и поэтому не может быть охвачена языковыми средствами.

С другой стороны, языковые знаки организуют опыт отдельного индивида, а не познанное, что лежит за пределами его опыта, символизируется словами "и так далее".

Вследствие такого соотношения языковых средств к действительности, а также того, что разные языковые знаки порождают у людей разные видения мира, возникают многие трудности в общении людей, в их понимании друг друга и социальные проблемы вообще.

Антропологическая теория знаков, которая призвана решить эти проблемы, по мнению Кожбинского, должна базироваться на трех основных принципах: не - полноты, не - тождественности, само - рефлективности.

Принцип неполноты означает тот тривиальный факт, что любое понятие и соответственно выражающее его слово фиксирует не все богатство содержания отражаемого в нем предмета, а лишь какой-то признак.

При этом различные люди могут представлять какой-то предмет, явление, факт разными свойствами, а потому иметь о нем разные представления, хотя и будут употреблять для их выражения одно и то же слово. Поэтому "слова сами по себе ничего не значат, они ни что иное, как символы"2.

Главное назначение принципа не - тождественности состоит в том, чтобы предостеречь людей от объективизации слов, от их отождествления с предметами окружающей действительности, от того, чтобы люди не реагировали на слово, не разобравшись в предмете, обозначаемом этим словом.

Принцип само - рефлективности должен помочь избежать противоречия между "словесным миром" и "миром реальных вещей". Это противоречие возникает из-за того, что язык отображает и действительность, и самого себя.

Согласно этому принципу, чтобы избежать двусмысленностей, мы должны иметь язык - один о вещах, язык - два о языке - один и т.д. Так последовательное проведение трех принципов приводит к элиминации сознания из процесса познания.

Единственным связующим звеном между объектом и субъектом объявляется язык. Познание какого-то фрагмента действительности сводится к указанию на языковую структуру, которая соответствует данному фрагменту. Через простую картину языка мы получаем простую картину мира. А вопрос о том, прост ли мир сам по себе, с точки зрения Кожбинского, праздный вопрос.

Таким образом, у общих семантиков язык не просто форма выражения мысли, но фактор, определяющий способ видения мира. Люди, которые говорят на разных языках и думают совершенно иначе. Неправильное употребление языка разными людьми служит причиной их непонимания друг друга.

Языковые недоразумения, по мнению Хаякавы, могут вызвать даже войны и международные напряженности. Стало быть, пишут Бродфорд и Газель, "перестройка нашего отношения к словесным символам может привести к переориентации в отношении проблем, которые эти символы означают"3.

Не случайно отец общей семантики Кожбинский назвал общую семантику не философией в обычном смысле слова, а новой экстенсиональной дисциплиной, "которая объясняет нам и учит нас, как более эффективно использовать нашу нервную систему"4.

Спору нет, что слово имеет чрезвычайную силу в человеческих делах. Об этом знали еще древние, о чем свидетельствует их интерес к риторическому искусству, деонтологической (врачебной) этике. Слово сегодня, особенно в средствах массовой информации - одно из важнейших средств ориентации массового сознания, особенно его отношения к социальным проблемам.

Структурные особенности языка не могут не оставлять "свой след" на формирование и осуществление мыслительных конструкций. И в этом семантики правы. Но они не правы, когда превращают свою теорию в универсальный инструмент познания и преобразования действительности. Все-таки в начале было дело, а затем мысль. "В начале сотворил Бог небо и Землю"5, - такими словами начинается первая книга "Библии" Бытие.


3. Структурализм


Начиная с 50-х годов ХХ в. сначала во Франции, а затем и в других странах стал распространяться структурализм. Главные его представители К. Леви-Строс, М. Фуко, Н. Мулуд и др., объявили структурный анализ всеобщим философским методом. В одной из своих работ "Современный тотемизм" Леви-Строс дает следующую характеристику этого метода:

во-первых, необходимо собрать и проанализировать отдельные частные факты, составить их максимальный перечень;

во-вторых, установить взаимные связи между фактами, сгруппировать их и выявить внутренние коррелятивные отношения;

в-третьих, синтезировать все в единое целое, составить систему соответствующих элементов, создавая тем самым тотальный объект исследования6.

Следуя требованиям метода структурного анализа, Леви-Строс в своих антропологических исследованиях народов, отставших в своем развитии (индейцев и др.), отправляется от языковой модели того или иного народа.

Затем на ее основе он устанавливает соответствующие отношения в сфере родственных связей. Далее он переходит к анализу форм мышления и созданию теории разума, а от них - к теории мифов и, наконец, - к созданию теории исследуемого общества в целом.

Аналогичную схему исследования культуры предлагает Фуко.

Мулуд в своей книге "Современный структурализм" стремиться распространить это понимание метода структурного анализа на физику, химию и другие науки. Ж.Пиаже успешно применяет принципы структурализма в психологии, а Н. Бурбаки в математике.

Итак, структурализм - это по существу собирательное название комплекса направлений в лингвистике, этнографии, истории, психологии, математике и др. науках, объединяемых стремлением к обнаружению, описанию структур исследуемых объектов и использованию этих структур для дальнейшего познания этих объектов.

Своему влиянию структурализм в значительной мере обязан тому обстоятельству, что наиболее видные его представители стремятся исходить из результатов различных областей научного знания. Центральное место в структурализме занимает понятие структуры, которая представляется как субстанция и рассматривается как абстрактная идеальная модель.

Именно эта онтологизация структуры и вводит структурализм в философскую проблематику и делает его одним из направлений современной философии.

Однако структурализм, как и всякая конкретная методология, имеет определенные пределы своей действенности. Требование сосредотачивать внимание на изучение одних лишь структур изучаемых объектов неизбежно приводит к тому, что проблемы генезиса и эволюции этих структур остаются без внимания.

С другой стороны, гипертрофирование структур, в которых живет человек, неизбежно приводит к тому, что при анализе исторических, антропологических и вообще социальных явлений из поля зрения структуралистов выпадает личность, субъективный фактор социальной жизни.

Не случайно, поэтому во 2-ой половине 60-х годов структурализм стал предметом широкой дискуссии. В качестве оппонентов структурализма выступили экзистенциализм, персонализм, феноменология.

Отрицание большинством представителей структурализма исторического развития самих структур встречает возражение и у некоторых его последователей. Так, известный швейцарский психолог Ж. Пиаже ясно проводит мысль о тесной связи генезиса и структуры, скажем, при формировании числа у ребенка7.

Н. Мулуд высоко оценивает активно-творческую деятельность человеческого разума в построении и развитии научных теорий. Для него вообще диалектика как учение о развитии "есть логика в историческом развитии"8.


Литература


  1. Краткий очерк истории философии. - М.: 1971

  2. В.Н. Чекер, Н.Н. Каськов. Философия: курс лекций для студентов, магистров и аспирантов. Луганск, 2003

  3. Риккерт Г. О понятии философии. - Н.: "Логос" 1910.

  4. Кун Т. Структура научных революций. - М.: 1975

  5. Мулуд Н. Современный структурализм. - М.: "Прогресс", 1973

  6. Bridgeman The Natur of Physical Theori. - Princeton: 1936

  7. Chase St. The Tyranny of Worts. - New York, 1938.

  8. Brodford C., Hazel M. The Communication of Ideas. - Boston: 1952

  9. Korzybski A. Scince and Sanity. - Lakevillo, Coun: 1948

  10. Библия. Ветхий Завет. Бытие, гл.1

  11. Levi Strauss C. Totemisme aujourdnei. - Paris: 1968.


1 Bridgeman The Natur of Physical Theori. – Princeton: 1936, p. 13

2 Chase St. The Tyranny of Worts. – New York, 1938, p. 414.

3 Brodford C., Hazel M. The Communication of Ideas. – Boston: 1952, p. 165

4 Korzybski A. Scince and Sanity. – Lakevillo, Coun: 1948, p. XI

5 Библия. Ветхий Завет. Бытие, гл. 1

6 Levi Strauss C. Totemisme aujourdnei. – Paris: 1968, s. 18-23.

7 Пиаже Ж. Избранные психологические труды. – М.: «Просвещение», 1969.

8 Мулуд Н. Современный структурализм. – М.: «Прогресс», 1973, с. 263.



Случайные файлы

Файл
106753.rtf
146993.rtf
25933-1.rtf
146761.doc
151900.rtf