Философская система Владимира Соловьева (159154)

Посмотреть архив целиком












Реферат на тему

Философская система Владимира Соловьева


Семен Франк в статье “Русское мировоззрение” называет Соловьева “совершенно своеобразной фигурой” и отмечает, что “он сделал то, что славянофилы (кроме Хомякова) в большинстве своем только обещали: из догматических глубин восточного христианства он развил универсальное философское мировоззрение, которое... у него выливается в философию культуры и социальную философию. Его можно считать определенным образцом для следующего поколения русских мыслителей”.

Родился Владимир Соловьев в семье известного русского историка С.М.Соловьева. Его дед был священником в Москве, а по материнской линии он происходил из старинного украинского рода. В семье царила религиозная атмосфера, в которую с самого детства был погружен будущий философ.

С детства у него были сильная предрасположенность к мистицизму, способность видеть вещие сны и видения. В возрасте 9 лет (по некоторым источникам в 10 лет) он стоял во время богослужения в церкви, завеса чувственного мира на короткий миг перед ним раздвинулась, и ему явилась “София” – божественный образ вечной женственности.

В 13 лет начинаются религиозные сомнения, а в 14 лет Вл.Соловьев был уже совершенным материалистом и атеистом, последователем Писарева. Как пишет о нем друг юности, известный философ Л.М.Лопатин, “это был типический нигилист 60-х годов”.

В 16 лет начинается возвращение к вере. Вл.Соловьев знакомится с трудами голландского философа Спинозы, от которого воспринимает живое чувство реальности Бога и переживание духовного всеединства мира. Проучившись три года на естественном факультете МГУ, Вл.Соловьев переходит на историко-филологический факультет, в течение года готовится к сдаче государственного экзамена и сдает его в 1873 году.

С осени 1873 по лето 1874 года Соловьев посещает лекции по философии и богословию в Московской Духовной академии. В 1874 году публикует магистерскую диссертацию “Кризис западной философии. Против позитивистов”. После ее защиты в Петербургском университете известный историк Бестужев-Рюмин заявляет: “Россию можно поздравить с гениальным человеком”.

В начале 1875 года Соловьев читает лекции в Московском университете и на Высших женских курсах. Летом 1875 года уезжает в командировку в Англию для изучения мистической литературы. В разгар занятий Соловьеву второй раз на краткий миг является София, и внутренний голос говорит ему: “В Египте будь!”. Соловьев едет в Каир, отправляется пешком, без провизии, в цилиндре и пальто в пустыню, встречает кочевников, которые сначала его испугались, приняв за дьявола, но потом ограбили и скрылись. С наступлением ночи Соловьев ложится на землю, на рассвете мир преображается перед ним... Вот как он описывает третью встречу с Софией в стихотворении “Три свидания”.

Все видел я, и все одно лишь было, –

Один лишь образ женской красоты...

Безмерное в его размер входило, –

Передо мной, во мне – одна лишь ты.

Данное четверостишие интересно тем, что его можно рассматривать как формулировку важнейшего принципа философии Соловьева – всеединства.

В конце 70-х годов Соловьев пишет работу “Чтения о Богочеловечестве”. В 1880 году защищает в Петербургском университете докторскую диссертацию “Критика отвлеченных начал”. Он преподает в Московском и Петербургском университетах и на Высших женских курсах. В марте 1881 года, после убийства Александра II, в публичной лекции Соловьев призывает царя простить убийц его отца во имя высшей правды и не приговаривать их к смертной казни. Это выступление ставит его в сложные отношения с официальными властями. Он оставляет преподавательскую деятельность и уходит в публицистику и писание книг по общественной и церковно-религиозной проблематике.

Он пишет книгу “История и будущность теократии”, которая не допускается к печатанию в России в виду католических симпатий автора, и была опубликована за границей в 1887 году. В 1889 году он публикует в Париже на французском языке книгу “Россия и вселенская Церковь”. В ней Соловьев положительно оценивает роль римско-католической церкви, которая создала всемирную надгосударственную организацию. Соловьев исходит из мистического единства римско-католической и православной церквей и разрабатывает теократическую утопию, согласно которой соединение власти Римского папы с властью русского Царя явилось бы основой для осуществления на земле Царства Божьего.

В 90-х годах Соловьев возвращается к философской проблематике, пишет свой главный философский труд “Оправдание добра”, посвященный проблемам этики. Он планирует написать крупные работы по проблемам теории познания и эстетики, но успевает сделать лишь ряд статей по этим вопросам. В этот период пишет работу “Смысл любви”, о которой Н.Бердяев заметит, что это “единственное оригинальное слово, сказанное о любви-эросе в истории христианской мысли”.

Последней работой Соловьева явился этюд “Три разговора о войне, прогрессе и конце всемирной истории” с приложением “Повести об Антихристе”. В ней философ окончательно отказывается от утопических надежд на достижение идеалов добра в земной жизни, но пишет о будущем союзе трех церквей – православной, католической и протестантской, в котором они станут равноправными органами одного цельного организма.

В январе 1900 года Вл.Соловьев избирается почетным академиком Академии наук по разряду изящной словесности, это свидетельствует о примирении официальной России с Вл.Соловьевым. В этом же году его здоровье резко ухудшается, он чувствует неимоверную слабость. 31 июля Вл.Соловьев умирает в подмосковном имении князя С.Трубецкого. Перед смертью исповедуется и причащается у православного священника. Похоронен на Новодевичьем кладбище рядом с могилой отца.

Соловьев был близорук и с трудом различал близлежащие предметы. Но, как подчеркивает его друг кн. Евг. Трубецкой, он был способен проникать за доступную внешним чувствам поверхность вещей и “видел что-то запредельное, что для всех оставалось скрытым”. У него была наружность аскета, а густые волосы до плеч делали его похожим на икону. Маленькие дети, встречая его на улице, хватали за полы шубы и кричали: “Боженька, боженька!”.

Соловьев любил дружеские беседы за рюмкой вина, ему были свойственны детская веселость, склонность к иронии и к шутке. Друзья отмечали его манеру хохотать громко и заразительно, и что-то божественное было в этом его хохоте.

Он был человек без семьи, без определенных занятий, без дома. Жил в имениях своих друзей или за границей. Н.Бердяев характеризует Вл.Соловьева как загадочного и противоречивого человека, о котором возможны самые противоположные суждения. “Был Вл.Соловьев дневной, и был Вл.Соловьев ночной, внешне открывавший себя и в самом раскрытии себя скрывавший, и в самом главном себя не раскрывавший. Лишь в своих стихотворениях он раскрывал то, что было скрыто, было прикрыто и задавлено рациональными схемами его философии”. “Но и в стихах он прикрывал себя шуткой, которая иногда производит впечатление, не соответствующее серьезности темы”.

Дадим общий очерк философии Соловьева.

Важнейшим и ключевым понятием философии Вл.Соловьева является понятие Идеи – абсолютного или достойного бытия, или положительного всеединства. Часто поэтому называют учение Соловьева философией положительного всеединства или просто всеединства. Что это за понятие? Рассмотрим вначале его краткие определения.

Идеей вообще, – пишет Вл.Соловьев, – мы называем то, что само по себе достойно быть. Безусловно говоря, достойно бытия только всесовершенное или абсолютное существо, вполне свободное от всяких ограничений и недостатков”. Какие же формальные признаки характеризуют это всесовершенное и абсолютное существо?

Они суть следующие: “полная свобода составных частей в совершенном единстве целого”; “наибольшая самостоятельность частей при наибольшем единстве целого”; “простор частного бытия в единстве всеобщего”.

Мы видим, что каждый раз речь идет о таком соотношении целого и его частей, при котором наибольшее единство целого одновременно сочетается с наибольшей свободой или самостоятельностью частей.

Теперь приведем развернутое определение должного, или достойного, или идеального бытия. О таком должном, или идеальном, бытии идет речь, “когда, во-первых, частные элементы не исключают друг друга, а, напротив, взаимно полагают себя один в другом, солидарны между собою; когда, во-вторых, они не исключают целого, а утверждают свое частное бытие на единой всеобщей основе; когда, наконец, в-третьих, эта всеединая основа или абсолютное начало не подавляет и не поглощает частных элементов, а, раскрывая себя в них, дает им полный простор в себе, тогда такое бытие есть идеальное или достойное, – то, что оно должно быть”.

Таким совершенным целым, безусловно, достойным бытия, является, по Соловьеву, только Бог. Именно в нем различные элементы, или сущности, находятся в нераздельной (момент единства) и в то же время неслиянной (момент самостоятельности) множественности.

Однако божественное существо, будучи абсолютным и самодостаточным, не довольствуется вечным созерцанием идеальных сущностей в себе. Божественное существо хочет собственной реальной жизни этих сущностей, “иначе силе божественного единства или любви не на чем будет проявиться и обнаружиться во всей полноте своей”. Поэтому оно обращает свою волю на всю множественность этих идеальных сущностей в себе, “останавливается на каждом из них в отдельности, сопрягается с ним актом своей воли и тем утверждает, запечатлевает его собственное самостоятельное бытие”.


Случайные файлы

Файл
158105.rtf
118679.rtf
19043-1.rtf
163821.rtf
5272-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.