Философия В.Г. Белинского (158975)

Посмотреть архив целиком












Реферат по философии


Философия В. Г. Белинского


Виссарион Григорьевич Белинский (1811-1848)- социальный мыслитель, литературный критик и публицист, деятельность которого имела огромное влияние на развитие русской мысли и споры, о котором не утихают и в наши дни.

Но какое имеет отношение его творчество к истории русской философии?

Талантливый критик - это человек, наделенный особым даром оценочной деятельности. Но сознательная объективная оценка чего бы то ни было, в том числе произведений литературы и искусства, не может не руководствоваться определенными критериями оценок. А выяснение сущности, истинности или ложности этих критериев - дело теории; теории эстетики, если речь идет об эстетических оценках, теории ценности (аксиологии), в случае общих оценок, оценочно-критической деятельности вообще.

В одной из ранних своих работ Белинский писал, что критика «есть движущаяся эстетика». Эта его ставшая крылатой формула в полной мере относится к самому критику. Его беспрестанно движущаяся критическая деятельность в качестве своего фундамента несомненно имела эстетическую теорию, притом не какую-то уже готовую, у кого-то заимствуемую теорию, но свою, формулируемую в самих критических статьях.

Другое дело, что эта эстетическая теория не оставалась неизменной. Однако развитие его теории зависело не только от тех теоретических концепций, которые он критически осмысливал, но и от развития самой литературы, появления таких художественных явлений, как Пушкин, Гоголь, Лермонтов, а также от состояния и развития самой действительности. В этом состояло важное отличие Белинского от его учителя Надеждина. Последний был теоретиком-критиком, прикладывавшим свою эстетическую концепцию к художественным произведениям, попадая подчас впросак, как это случилось с ним, например, при оценке «Евгения Онегина». Белинский же был критиком-теоретиком, у которого сама теория корректировалась предметом оценки, что и позволяло ему должным образом оценить творчество своих современников. Исключение, подтверждающее правило, - это отрицательная оценка критиком «Горе от ума» А. С. Грибоедова в статье 1840 г., в которой он пытался приложить сложившуюся у него в то время теоретическую конструкцию к грибоедовской комедии.

Итак, хотя Белинский не писал эстетических трактатов, за исключением статей «Идея искусства» и «Разделение поэзии на роды и виды», но включенность его в историю русской эстетики сомнения не вызывает. Эстетика же - философская дисциплина, она исходит из тех или иных общефилософских оснований. Эстетика Белинского -не исключение. Она с очевидностью обнаруживает свои глубинные философские корни. Да и сама критическая деятельность «неистового Виссариона» (так его называли и друзья, и противники) нередко выходила за рамки чисто литературной критики, ибо она становилась критически-оценочным отношением не только к литературно-художественным произведениям, но и к самим явлениям общественной жизни, ее проявлениям в науке, искусстве, нравственности, религии. Значит, и критерии такой широкой критической деятельности должны быть не просто эстетическими, а также социальными, этическими, познавательными, т. е. в своей совокупности философскими.

Каковы же философские воззрения Белинского? Ответить на этот вопрос очень непросто, потому что философия критика была «движущейся» философией. Как оригинальный мыслитель он менял свои мировоззренческие ориентации, одержимый поиском истины. Этот искренний поиск истины делал Белинского Белинским на любом этапе его философской эволюции, хотя его взгляды на искусство и общество на каждом этапе существенно отличны; в начале творческого пути во многом иные, чем в конце. В этом одна из причин противоречивого отношения к Белинскому и его наследию. Так, поэт и самобытный мыслитель Аполлон Григорьев очень любил критические труды Белинского раннего периода и отрицательно относился к его статьям второй половины 40-х гг. Напротив, советские исследователи подчеркивали значимость идей позднего Белинского как материалиста и революционного демократа. И не случайно тот же Белинский, именуемый «отцом русской интеллигенции», вызывал негодование у либерально настроенных авторов сборника «Вехи» (1909).

Большой интерес для исследователей идейного наследия Белинского представляет эволюция его философских воззрений, логика перехода от одного этапа к другому, честность, искренность и страстность в поиске истины. Само по себе изменение взглядов - обычное явление в философии и других областях знания. Оценка же этой «смены вех» зависит подчас не только от того, какое «шило» меняется на какое «мыло», но и от роли таких факторов, как страх или карьерные соображения. У Белинского, в отличие от некоторых его современников, эти факторы никакой роли не играли.

В. Г. Белинский родился в семье флотского врача, дослужившегося до дворянства. Его дед по отцу был сельским священником. Окончив уездное училище в Чембаре в Пензенской губернии и полгода не доучившись в Пензенской гимназии, Белинский в 1829 г. поступил в Московский университет. Не получая денег от отца, он становится «казеннокоштным» студентом, т. е. студентом, который должен был затем отработать плату за обучение, проживание в общежитии, питание и обмундирование. Питание было скудным, общежитие походило на казарму.

Наряду с лекциями А. Ф. Мерзлякова и Н. И. Надеждина ему приходилось слушать скучные лекции по истории русской словесности. Строптивый студент, протестовавший против тяжелых условий жизни «казеннокоштных», запоем читавший новую литературу, пренебрегая нудными лекциями, оставленный на второй год из-за не-сданных экзаменов, встал, что называется, «поперек горла» университетскому начальству. А тут еще этот студент написал драму «Дмитрий Калинин», проникнутую симпатией к крепостным и ненавистью к крепостникам. Цензурный комитет признал пьесу «безнравственной, бесчестящей университет». Наказание за все эти «преступления» наступило после того, как подорвавший свое здоровье Белинский почти весь семестр пролежал в университетской больнице: в сентябре 1832 г. он был исключен из университета «по слабому здоровью и притом по ограниченности способностей».

После исключения из университета Белинскому пришлось перебиваться случайными заработками в качестве переводчика и поденного журналиста, пока его не взял на работу в журналы «Телескоп» и «Молва» Н. И. Надеждин в 1834 г. В «Молве» осенью этого года увидел свет цикл статей начинающего критика «Литературные мечтания», который принес ему известность как талантливому и самостоятельно мыслящему литератору. В эти годы Белинский активно включается в деятельность кружка Станкевича. В 1835 г. он сближается с В. П. Боткиным, а в следующем году подружился с М. А. Бакуниным.

В «Литературных мечтаниях» Белинского чувствуется влияние немецкой философии, особенно Шеллинга. «Весь беспредельный, прекрасный божий мир есть не что иное, как дыхание единой, вечной идеи (мысли единого, вечного бога), проявляющейся в бесчисленных формах, как великое зрелище абсолютного единства в бесконечном разнообразии»1, - писал критик. Как и у Шеллинга, объективный идеализм молодого критика сопряжен с диалектикой: «Для этой идеи нет покоя: она живет беспрестанно, то есть беспрестанно творит, чтобы разрушать, и разрушает, чтобы творить» (I, 30); «Проявление ее - борьба между добром и злом, любовью и эгоизмом, как в жизни физической противоборство силы сжимательной и расширительной. Без борьбы нет заслуги, без заслуги нет награды, а без действования нет жизни!» (I, 32).

Такую же идеалистическую направленность имеют и эстетические воззрения автора «Литературных мечтаний». По его убеждению, назначение и цель искусства, его «единая и вечная тема» - «изображать, воспроизводить в слове, в звуке, в чертах и красках идею всеобщей жизни природы» (I, 32). Литература же «непременно должна быть выражением - символом внутренней жизни народа» (I, 29). Притом «поэзия не имеет цели вне себя» (I, 35). Более того, «цель вредит поэзии» (I, 78).

Однако, если философия и эстетика Шеллинга - апология романтизма, пафос молодого Белинского - борьба с романтизмом; он видит и в классицизме, и в романтизме уже пройденный этап литературного развития.

Одной из теоретических проблем «Литературных мечтаний» является проблема народности, по-разному трактовавшаяся и идеологами официальной народности с их формулой «православие, самодержавие, народность», и теми, кто стоял на иных идейных позициях. Надеждин еще до запрещения «Телескопа» в 1836 г. начал склоняться к этой формуле, правда несколько изменяя в ней акценты, начиная ее с народности. В статье «Европеизм и народность в отношении к русской словесности» (1836) он писал: «Будь только наша словесность народною: она будет православна и самодержавна!». Солидарность с формулой, выражающей «священную волю монарха», Надеждин, как предполагают исследователи (см. I, 526), включил и в текст «Литературных мечтаний» (см. I, 102), подчеркнув слово «народность». Но трактовка народности учеником и сотрудником На-деждина была иной.

Для Белинского сама литература «должна быть выражением -символом внутренней жизни народа», и поэтому подлинная литература народна по определению. На вопрос: «Что такое народность в литературе?» - он отвечает: «Отпечаток народной физиономии, тип народного духа и народной жизни» (I, 92). Критик предостерегает против смешения народности с простонародностью, подчеркивая, что подлинная русская народность состоит «не в подборе мужицких слов или насильственной подделке под лад песен и сказок, но в сгибе ума русского, в русском образе взгляда на вещи» (I, 50).






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.