Структура и динамика процесса познания (158871)

Посмотреть архив целиком

Структура и динамика процесса познания


Философия традиционно выделяла в акте человеческого познания два его различных вида: чувственное (перцептивное) и рациональное. Первый самоочевидно связан с деятельностью наших органов чувств (зрения, слуха, осязания и пр.). Второй подразумевает работу разума — абстрактно-понятийное мышление человека.

Формы чувственного и рационального познания

Основные формы чувственного познания: ощущения, восприятия и представления. Разница между ними такова.

Ощущение — это элементарный психический процесс, состоящий в запечатлении отдельных свойств предметов и явлений материального мира в момент их непосредственного воздействия на наши органы чувств.

Восприятие — целостное отражение в сознании предметов и явлений при их непосредственном воздействии на органы чувств. Наиболее важные особенности восприятия: предметность (отнесенность к объектам внешнего мира), целостность и структурность (воспринимается фактически абстрагированная от отдельных ощущений обобщенная структура — не отдельные ноты, а мелодия, например).

Представление — сохраненные памятью образы предметов, когда-то воздействовавших на наши органы чувств. В отличие от ощущений и восприятий для представлений не нужно непосредственного контакта органов чувств с предметом. Здесь психическое явление впервые отрывается от своего материального источника и начинает функционировать как относительно самостоятельный феномен.

Рациональное познание в основном сводится к понятийному абстрактному мышлению (хотя есть и мышление не понятийное). Абстрактное мышление представляет собой целенаправленное и обобщенное воспроизведение в идеальной форме существенных и закономерных свойств, связей и отношений вещей. Основные формы рационального познания: понятия, суждения, умозаключения, гипотезы, теории.

Понятие — это мысленное образование, в котором обобщаются предметы некоторого класса по определенной совокупности признаков. Обобщение осуществляется за счет абстрагирования, т.е. отвлечения от несущественных, специфических особенностей предметов. При этом понятия не только обобщают вещи, но и расчленяют их, группируют в некоторые классы, тем самым отличая их друг от друга. В отличие от ощущений и восприятий понятия лишены чувственного, наглядного своеобразия.

Суждение — форма мысли, в которой посредством связи понятий что-либо утверждается или отрицается.

Умозаключение — рассуждение, в ходе которого из одного или нескольких суждений выводится новое суждение, логически следующее из первых.

Гипотеза — выраженное в понятиях предположение, имеющее целью дать предварительное объяснение какому-либо факту или группе фактов. Подтвержденная опытом гипотеза трансформируется в теорию.

Теория — высшая форма организации научного знания, дающая целостное представление о закономерностях и существенных связях определенной области действительности.

Таким образом, в процессе познания аналитически достаточно четко выделяются две человеческие познавательные способности: сенситивная (чувственная) и рациональная (мыслительная). Ясно, что конечный результат (истина) достижим только «совместными усилиями» этих двух составляющих нашего познания. Но какая из них более фундаментальна? Другими словами, где искать наиболее достоверную, базовую основу нашего познания — в чувствах или в мышлении?

Как мы помним из историко-философской части учебника, разные варианты ответа на этот вопрос привели к оформлению в философии двух конкурирующих направлений — сенсуализма (эмпиризма) и рационализма. Сенсуалисты (Д. Локк, Т. Гоббс, Д. Беркли) надеялись обнаружить фундаментальную основу познания в чувственном опыте. Рационалисты (Р. Декарт, Б. Спиноза, Г. Лейбниц) пытались приписать ту же роль абстрактно логическому мышлению. Аргументы сторон примерно таковы.

Сенсуализм утверждает:

Нет ничего в разуме, чего первоначально не было бы в чувствах. Разум непосредственно с внешним миром не связан. Без чувственного опыта (ощущений, восприятий) он глух и слеп.

Без органов чувств человек вообще не способен ни к какому познанию.

Роль мышления заключается лишь в обработке (анализе, обобщении) чувственного материала, следовательно, разум вторичен, несамостоятелен.

В познании встречаются ошибки. Однако ощущения сами по себе обманывать не могут. Даже если мы видим мираж в пустыне — ошибаются не органы зрения (они лишь добросовестно фиксируют дошедший до них реальный луч света, отраженный от реального объекта, но много раз преломленный в слоях воздуха с разной плотностью), а интерпретирующий содержание ощущений разум. Значит, все наши заблуждения коренятся именно в нем.

Управление предметной деятельностью человека корректируется только с помощью органов чувств.

Установление истинности знания, т.е. его соответствия реальности, требует выхода за пределы сознания и контакта с самой реальностью и, следовательно, не может быть осуществлено внутри мышления, такого контакта не имеющего.

У рационализма, однако, свои резоны.

Только разум способен обобщать получаемую органами чувств информацию, отделять в ней существенное от несущественного, закономерное от случайного. Только мышление имеет возможность преодолевать ограниченность чувственного опыта и устанавливать знание всеобщее и необходимое.

Восприятия одного и того же предмета в разное время и разными лицами не совпадают; чувственные впечатления отличаются хаотическим многообразием, они часто не согласуются между собой и даже противоречивы. Только разум способен внести в этот хаос порядок, найти в разнообразии восприятий общие основания и системное единство.

Чувства нас нередко обманывают: нам кажется, что Солнце движется вокруг Земли, хотя разумом мы понимаем, что все обстоит с точностью до наоборот.

Хотя разум и имеет своим источником ощущения и восприятия, он и только он способен выходить за их пределы и получать знания о таких объектах, которые в принципе недоступны нашим органам чувств (элементарные частицы, гены, скорость света и пр.).

Только разум обладает креативной способностью, т.е. возможностью идеально конструировать разные предметы (средства труда, транспорта, связи и т.п.), которые, будучи материализованными, составляют основу человеческой жизнедеятельности.

Критерием истинности знания вполне может служить его логическая непротиворечивость, т.е. следование правилам логического вывода при условии верного выбора исходных аксиом, устанавливаемых интеллектуальной интуицией.

Как видим, аргументы обеих сторон достаточно весомы. У каждой из них есть, что называется, «своя правда». Однако при такой постановке вопроса — либо чувства, либо разум — исходная проблема абсолютно достоверной основы познания выглядит совершенно неразрешимой. Поэтому не могли не появиться концепции, объявившие апологию или чувств, или разума односторонним подходом к проблеме. В частности, И. Кант посчитал процесс познания «синтезом чувственности и рассудка». Марксистская философия чуть позже увидела во взаимосвязи чувств и разума диалектическое единство противоположностей. Возникающее противоречие между чувственной и рациональной ступенями познания разрешается их синтезом в акте предметно-практической деятельности человека. Концепция неразрывной взаимосвязи чувственно-рациональных форм освоения действительности с предметной деятельностью человека стала безусловным достижением марксистской гносеологии. (Эта взаимосвязь подробно проанализирована в предыдущей главе настоящего учебника.) Однако включенная в нее идея «ступенчатого» движения познания «от живого созерцания к абстрактному мышлению и от него к практике» оказалась гораздо менее удачной.

По современным представлениям чувственные и рациональные формы познания нельзя рассматривать как последовательные этапы (ступени) познавательного процесса. Такое утверждение опирается на два основания.

1 Одно из них заключается в том, что у развитого человека нет чистого, беспредпосылочного «живого созерцания», в котором якобы веши воспринимаются такими, какие они есть «на самом деле». Наше восприятие изначально нагружено смыслами, заботливо подготовленными мышлением (причем не индивида, а общества, всех поколений людей). Ни о чем не думая и просто смотря, допустим, на стол, мы все равно будем «видеть» не какой-то твердый, тяжелый и как-то оформленный предмет, а именно «стол», т.е. предмет человеческой культуры, предполагающий совершенно определенный способ его использования. Даже если воспринимаемый предмет нам ни разу в жизни не попадался, мы все равно будем пытаться уловить в нем сходство с уже знакомыми предметами, отнести его к какой-то определенной категории.

В таком восприятии даже чисто физические характеристики предметов могут искажаться. Попросите в любой аудитории припомнить диаметр монеты достоинством в одну копейку. Цифры будут называться, конечно, разные, но они всегда будут меньше реальной (16 мм), и никогда — больше. Но почему же непременно меньше? Да именно потому, что «копейка» — исчезающе малая величина в современной российской действительности. Сей факт и деформирует наше восприятие обычного материального объекта.

Таким образом, «чистого» созерцания у человека не получается. Оно безнадежно «испорчено» социальностью, т.е. выработанными в детстве установками, что и как надо видеть, а также понятиями, ценностями, эмоциями и прочими «смыслами», освободиться от которых человек не сможет, даже если сильно захочет.


Случайные файлы

Файл
98488.doc
92386.rtf
23385-1.rtf
19933-1.rtf
93311.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.