Пьер Бейль как идеолог веротерпимости (158710)

Посмотреть архив целиком















Пьер Бейль как идеолог веротерпимости




Содержание


Введение

1. Пьер Бейль. Краткие биографические данные

2. Идеолог веротерпимости

3. Об атеистах. «Парадокс Бейля»

4. Бейлевский скептицизм; религия и «естественный свет»

5. Историческое значение идей П. Бейля

Заключение

Список литературы




Введение


В XVII в. в свободомыслии возникают стройные, детально разработанные философские системы, главное содержание которых – позитивная разработка идей, частью выдвинутых ранее, частью выдвигаемых впервые. Это учения Декарта, Гассенди, Спинозы, Гоббса, Локка.

Р. Декарт и П. Гассенди выступают против догматизма и фидеизма, оба призывают покончить с рабским подчинением авторитетам и общепринятым взглядам, ничего не принимать на веру; оба наносят сильные удары по схоластике. Выдающийся материалист Бенедикт (Барух) Спиноза выступает как основоположник научной критики Библии.

Современником этих мыслителей был философско-богословский критик Пьер Бейль. Он посвятил свою жизнь борьбе с нетерпимостью ревнителей христианства разных толков, не только призывавших к зверствам, но и обосновывавших их теоретически. У Бейля, в отличие от упомянутых философов XVII в., доминирует деструктивная, разрушительная задача, и, хотя он имеет определенные положительные взгляды, философской системы он не создал [5].




1. Пьер Бейль. Краткие биографические данные


Пьер Бейль (1647–1702) – один из влиятельных французских мыслителей, родился в протестантской семье. Первоначальное образование получил под руководством отца, реформатского пастора, учился в протестантской семинарии.

В 21 год стал изучать философию у иезуитов в Тулузе. Под влиянием католических священников решил переменить религию и перешел в католичество. Но это увлечение продолжалось недолго, благодаря стараниям отца и старшего брата, ставшего также пастором, он снова вернулся в лоно реформатской церкви. Жил в Швейцарии, где познакомился с работами Декарта, сделавшегося с тех пор его любимым мыслителем. Если ранее Бейль поддерживал Декартово доказательство Бога и картезианские идеи о согласии религиозной веры с разумом. Но в письме к Ансиньону (1679) Бейль отвергает Декартовы доказательства бытия Бога, бессмертия души и заявляет, что картезианцы не опровергли ни учения Гоббса о том, что все есть материя, ни учения атеистов, что они не сумели также разрушить противоречия между божественным предопределением и свободной воли.

В целом мировоззрение Бейля сформировалось под влиянием древне-греческого писателя Плутарха, скептицизма М. Монтеня, философии Р. Декарта, П. Гассенди, Б. Спинозы, выдающихся успехов естествознания ХVII в. [3].

Пьер Бейль в разное время был профессором Седанской академии (1675–1681) и Роттердамского ун-та (1681–1692).

Выступал защитником философских идей против предрассудков. В работе «Разные мысли, изложенные в письме к доктору Сорбонны по поводу кометы, появившейся в декабре 1680 года», разоблачил суеверный страх, возбужденный в народе появлением кометы. Во Франции сочинение было запрещено полицейской властью.

Когда Герцог Люксембургский был обвинен в сношениях с нечистой силой, Бейль выпустил в его защиту памфлет, в котором уничтожил обвинение силой своих остроумных и неотразимых аргументов.

Некий Маймбург, иезуит и историк, напечатал историю кальвинизма и самыми чёрными красками изобразил в ней Реформацию и реформатов. Бейль решился ответить ему и менее чем в 15 дней составил брошюру, в которой критиковал Маймбурга за искажение истины.

Стремясь бороться за свободу мысли, он публикует периодическое издание «Новости литературной республики», а затем издает «Новые письма автора «Общие критики «Истории кальвинизма». Книга «Что собой представляет всецело католическая Франция в царствование Людовика Великого» защищает не протестантизм, а веротерпимость. Свою мужественную борьбу против религиозной нетерпимости, за право каждого верить лишь в то, что согласно с его совестью, и говорить лишь то, что думает, свой неустанный благородный научный труд Бейль продолжал до последнего дня жизни [3].


2. Идеолог веротерпимости


В ХVI в. Францию потрясали гражданские религиозные войны между католиками и протестантским меньшинством, исповедавшим кальвинизм и называвшим себя гугенотами. Ненависть католических народных масс против гугенотов выразилась во многих кровавых насилиях. Знаменитая Варфоломеевская ночь запомнилась в истории жестокой резней. Король Франции Генрих IV Наваррский, который вначале по семейным, а затем и по политическим причинам переходил из протестанства в католичество и обратно, в 1598 году издал Нантский эдикт, утверждавший основы государственной политики веротерпимости. Гугеноты в граждански правах были полностью уравнены с католиками и получили доступ ко всем государственным общественным должностям [2].

Длительный и горький опыт религиозных распрей, принесший огромное горе множеству людей и целым государствам, сделал Бейля религиозным защитником веротерпимости. Подтверждением этого служит его главное произведение – знаменитый многотомный «Исторический и критический словарь» (1697), содержащий обширные исторические данные, интерпретируемые с позиции веротерпимости, осуждения насилия и религиозного фанатизма [1].

Основу этой позиции автора «Словаря», в сущности, составлял его глубокий религиозный индифферентизм – закономерная реакция на фанатическую нетерпимость католиков и протестантов друг к другу и тем более к не христианам. Отсюда ненависть к Бейлю и травля его как со стороны его недавних союзников, гугенотов, так и их противников, католиков.

«Философский комментарий на слова Иисуса Христа «Заставь их войти» (Евангелие от Луки, 14, 29) содержит в себе мужественную защиту начал веротерпимости. Слова эти использовались ревнителями христианства как основание для насильственного навязывания веры «еретикам» и другим инаковерцам. Бейль выражает свое возмущение: «Ведь ныне нашу религию навязывают посредством таких жестокостей и низостей, что от нее должно было отвернуться еще больше людей. Нежелающих принять навязываемую им веру терзают, убивают, ссылаясь на заповедь Христа применять силу к каждому, кто добровольно не соглашается принять его религию. Огнем и мечом заставляют принять их веру не только католики, но и последователи других течений христианства, ведь каждое из них считает свое вероисповедание единственно истинным» [1, Т. 2. С. 304].

И далее: «Христианство изображало из себя кроткого и скромного, смиренного и доброго подданного, милосердного и угодливого. Этими средствами оно в конце концов выбилось из ничтожества и даже высоко поднялось. Но, достигнув таким путем вершины, оно отбросило притворство и пустило в дело насилие, громя все, что пыталось ему противостоять, распространяя при помощи крестовых походов всюду и везде опустошение… и пытаясь ныне сделать то же самое с той оставшейся частью земли, которую оно еще не залило кровью, – в Китае, Японии, Татарии и т.д.» [1, Т. 2, С. 305–306].

За это сочинение Бейля клеймили как вероотступника, обвинили в безбожии, лишили права преподавать.


3. Об атеистах. «Парадокс Бейля»


Наибольшую известность приобрел революционный для того времени тезис Бейля о том, что «разум без познания Бога иногда может убедить человека, что существуют благородные дела». Поэтому, считал он, «общество атеистов будет поступать в гражданской и нравственной области так же, как поступают другие общества», а зачастую уровень нравственности в обществе атеистов может быть более высоким, чем в обществе, проникнутом религиозными верованиями. В подтверждение Бейль рассматривает примеры из прошлого (злодеяния участников крестовых походов) и современности (бесчеловечные жестокости и аморальное поведение противоборствующих религиозных течений во Франции в XVI и XVII вв.). Он доказывает, что христианская религия не только не мешала ее последователям зверствовать и творить подлости по отношению друг к другу, но злодеяния и низости в особенно больших масштабах совершались именно во имя этой религии, под ее влиянием.]. Мораль носит автономный характер, нравственные нормы меняются в ходе истории; евангельская же мораль абстрактна и неприменима в жизни. Следуя истинной религии, люди ведут такой же безнравственный образ жизни, как и последователи ложных религий. При этом среди самых отъявленных злодеев-христиан не оказалось ни одного атеиста. Среди христиан имеется некоторое количество подлинно добродетельных людей (так же, как и среди последователей других религий.

На многих примерах (Эпикур, Диагор, Ванини, Спиноза) Бейль показал, что безбожник вполне может быть нравственным человеком. Добродетельные атеисты оказываются в нравственном отношении выше не только язычников, но и христиан – как безнравственных, которых вера побуждает творить злодеяния и подлости, так и тех, чья добродетель покоится на расчете избегнуть кары и заслужить награду в ином мире. Исходя из такого понимания данной проблемы, Бейль ставит вопрос о «нравах общества, лишенного религии» и доказывает, что в таком обществе люди были бы не хуже, а лучше, чем в обществе, в котором все верят в Бога, да и жилось бы этим атеистам лучше, чем тем, кто живет в обществе верующих [3].

В «Словаре» дается характеристика атеиста – «суровый человек, далекий от наслаждений и суетностей земных», руководствуется «принципами милосердия и великодушия. Он бережет свои воззрения либо для одного себя, либо для лиц, которых он считает вполне способными не дать этим воззрениям дурное употребление. Вот как поступают атеисты, придерживающиеся атеистической системы философских взглядов» [1, Т. 1. С. 153].


Случайные файлы

Файл
12686-1.rtf
130921.rtf
165011.doc
183413.rtf
pb_03-278-99.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.