Проблемы истины в эмпирическом и теоретическом познании (158687)

Посмотреть архив целиком












РЕФЕРАТ


По курсу «Философия»


По теме


«Проблемы истины в эмпирическом и теоретическом познании»




1. Объективность истины


Интерес к проблеме истины в философии во все времена был связан, с одной стороны, с потребностями самого научного познания, все более адекватного понимания процессов, протекающих в окружающей человека действительности. С другой стороны, с древнейших времен стало известно, что знание истины открывает возможности практической деятельности человека, перспективы устройства общественной жизни в соответствии с его интересами и целями. К. Маркс, вполне осознавая ограниченность чисто гносеологической трактовки истины, созерцательность предшествовавших ему материалистических концепций, поставил вопрос еще более вызывающе: как может истина служить преобразованию мира, коренному переустройству общества на началах равенства и справедливости?

Согласно марксистской философии познание — это отражение мира с целью получения истинных знаний и их использования в практической деятельности. Объекты познания — природа, общество, вещи, свойства, отношения и даже закономерности материального мира. Субъект познания также может стать объектом исследования, однако в этом отношении он становится частью объективного содержания знания, как и прочие материальные предметы.

В ленинском понимании марксистская теория познания выступала как теория отражения действительности в понятиях, суждениях, идеях и т.п.

Истина с точки зрения диалектического материализма - это объективное, адекватное отражение предметов и явлений в нашем знании. Для марксистской философии принципиально важными были ответы на два вопроса, сформулированные Лениным:

Существует ли объективная истина, т.е. может ли в человеческих представлениях быть такое содержание, которое не зависит от субъекта, не зависит ни от человека, ни от человечества?

Если да, то могут ли человеческие представления, выражающие объективную истину, выражать ее сразу, целиком, безусловно, абсолютно или же только приблизительно, относительно?».

В первом вопросе речь идет о понятии объективной истины, во втором о диалектике истины относительной и абсолютной. Во всех этих отношениях марксистско-ленинская концепция истины, безусловно, отличалась как от домарксистской материалистической, так и от концепций субъективно идеалистических, таких, как берклианская, юмовская и т.п.

Истина, по Ленину, — это такое содержание знаний, которое не зависит ни от человека, ни от человечества. Оно определяется лишь свойствами самого материального мира. Не случайно Ленин в «Материализме и эмпириокритицизме» дает определение материи именно в разделе об объективной истине, подчеркивая тем самым принципиально материалистическую основу своего понимания истины и теории познания вообще.

Другая опора марксистско-ленинской концепции истины — диалектика. Именно диалектика позволила Ленину раскрыть механизмы формирования объективного знания, взаимосвязь объективного и субъективного, абсолютного и относительного, чувственного и рационального как весьма существенные аспекты развития знания. Если объективная истина не зависит ни от человека, ни от человечества, то отсюда следует, что в ней есть такое содержание, которое никем и никогда не будет опровергнуто. Это — абсолютная истина. Учение об абсолютной истине Ленин направляет против релятивизма:

«...Положить релятивизм в основу теории познания,— подчеркивает он,— значит неизбежно осудить себя либо на абсолютный скептицизм, агностицизм и софистику, либо на субъективизм».

Дело, однако, не только в том, чтобы отличить абсолютную истину от относительной и тем самым провести границу между материализмом и релятивизмом, но и в том, чтобы понять их связь как необходимый исторически обусловленный процесс. «Сточки зрения современного материализма, т.е. марксизма,— подчеркивает Ленин,— исторически условны пределы приближения наших знаний к объективной, абсолютной истине, но безусловно существование этой истины, безусловно то, что мы приближаемся к ней».

Не будем раскрывать сейчас всех деталей марксистской теории познания и концепции истины в частности и воспроизводить второстепенные положения или те, которые непосредственно вытекают из этих фундаментальных принципов. Но нельзя не затронуть здесь вопрос о критериях истины, тем более что последователи марксизма, включая и нынешних, считали и считают их решение вопроса непревзойденным результатом в развитии теории познания. Таким критерием истинности знания в марксистской философии, начиная с основоположников, признается практика, практическая деятельность людей. Она считается универсальным критерием истины, поскольку в ее сферу может быть включен любой предмет. получивший то или иное отражение в сознании. Одновременно это и абсолютный критерий, так как представляет собой материальную деятельность, а следовательно, может подтвердить объективную истину как такое содержание знаний, которое не зависит ни от человека, ни от человечества. Практика рассматривается как предметно-чувственная, целеполагающая, общественно-историческая деятельность людей, направленная на удовлетворение их основных потребностей, включая задачи преобразования мира.

Сама практика развивается вместе с общественно-историческим и научно-техническим прогрессом, тем самым расширяются ее социальные горизонты и ее возможности по проверке истинности знания. «Вопрос о том, обладает ли человеческое мышление предметной истинностью,— вовсе не вопрос теории, а практический вопрос,- писал Маркс. В практике должен доказать человек истинность, т.е. действительность и мощь, посюсторонность своего мышления. Спор о действительности или недействительности мышления, изолирующегося от практики, есть чисто схоластический вопрос».

Ленин целиком и полностью разделял эту мысль: «Точка зрения жизни, практики должна быть первой и основной точкой зрения теории познания». В рамках марксистской философии была проделана, можно сказать, черновая, но необходимая для второй половины XIX и начала XX в. мыслительная работа. Были обозначены те рубежи, которые были необходимы и, по-видимому, достаточны для того времени: материальное, в какой бы форме оно ни выражалось и ни «утаивалось»,— это то, что существует независимо от нашего сознания. Субъективное (идеальное) есть то, что порождается нашим мозгом, но не сливается с материей, а приобретает при этом относительную независимость от нее. Однако об этой стороне независимости сознания от материи — в угоду материализму — вскоре забыли. Роль, отведенная сознанию (в его субъективной форме), осталась мизерной в теории. Но тем самым вся реальная мощь субъективного фактора выражалась в практике, вышедшей из-под контроля сознания.

Субъект познания в рамках марксистской концепции вплоть до 90-х гг. минувшего века рассматривался как человеческая личность с ее (индивидуальным) сознанием и разнообразными формами психической деятельности, которые, впрочем, не влияли существенно на сознательные процессы. Полемика возникала лишь по поводу того, как истолковывать Маркса. Брать ли за основу его высказывание о том, что всякое исследование необходимо начинать с «действительных предпосылок» социального процесса — человеческих индивидов, или утверждение, что подлинным субъектом знаний является человек как вся совокупность общественных отношений, завязывающихся между людьми в процессе общественного воспроизводства их жизни».

В любом случае практика рассматривалась как «внутреннее условие и момент для успешного превращения возможной» истины в истину реальную.

Своего рода «заключительные аккорды» концепции истины, сделанные в рамках марксизма 80-х гг., можно найти в работе ленинградских философов «Диалектика познания»: «...Функционирование познавательного аппарата индивидуального субъекта определяется не просто его анатомо физиологическими свойствами, а в значительной степени — социокультурной средой, поставляющей индивиду объекты познания, средства и способы их восприятия, осмысления, оценки. Мозг отдельного человека неспособен сам по себе быть органом познания, если он существует вне социальных форм познавательной деятельности».

Эти утверждения, высказанные, можно сказать, недавно, лишь в слегка обновленном виде воспроизводят классические положения марксизма, выдвинутые почти полтора столетия назад. Спрашивается: можно ли и нужно ли давать им оценку сейчас или они просто подлежат забвению «за сроком давности»? Мы считаем, что такая оценка все же необходима, причем не по каким-либо формальным соображениям — мол, это все же часть реальной истории. А потому, прежде всего, что в своем общем виде они и сейчас остаются частью основания современной теории познания. Что же до проверки их истинности, именно предложенный Марксом критерий практики уже вынес им свою решающую оценку.


2. Субъективные компоненты истины


Со времени формирования марксистской теории познания существенные изменения произошли в самой картине мира, нарисованной наукой в течение XX в. Сдвиги произошли прежде всего в основании атомной физики, заставившие отойти от такого понимания реальности, которое было свойственно классической науке.

Суть дела, однако, не в том, что последними составными частями материи оказались отнюдь не атомы, а более элементарные частицы, называемые электронами, протонами и нейтронами. И даже не в том, что на протяжении XX в. наука перешагнула этот рубеж, перейдя к изучению вопроса о природе и «внутренней структуре» самих микрочастиц. Главная проблема, ставшая перед теорией познания, оказалась не только и даже не столько чисто физической (онтологической), сколько методологической и гносеологической. Объективная реальность элементарных частиц оказалась слишком грубым упрощением действительного положения вещей и вынуждена была уступить место более абстрактным представлениям.


Случайные файлы

Файл
168765.rtf
16389-1.rtf
aeroport.doc
160093.rtf
131784.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.