Лютер и предопределение (158514)

Посмотреть архив целиком


Лютер и предопределение


О предисловии Татьяны Кузнецовой к книге Б.Порозовской «Мартин Лютер, его жизнь и реформаторская деятельность»

(Ревич Орест, Виктор Почтаренко)

Хорошая книга в наше время — большая редкость. Но и эту приятность, к сожалению, преподносят иной раз со своим предвзятым мнением, стараясь исказить некоторые важные факты. В предисловии Татьяны Кузнецовой к книге Берты Порозовской «Мартин Лютер, его жизнь и реформаторская деятельность» мы сталкиваемся с этой проблемой. Автор предисловия полностью отбрасывает учение Лютера о предопределении как его личное.

Вот цитаты из предисловия:

«Издательство «Андреев и согласие» решило переиздать эту книгу несмотря на то, что она содержит ряд неточностей, порой даже значительных. Многие важные моменты жизнедеятельности великого реформатора освещены очень сжато, при изложении его богословских взглядов в ряде мест книги допущены серьёзные ошибки: автор излагает, по существу, свое понимание богословия Лютера, приписывая ему, например, учение о «… скрытом непостижимом Промысле, который заранее предопределил одних людей к спасению, а других к погибели»(с. 73), хотя это учение об абсолютной предестинации (предопределении) принадлежит не Лютеру, а другому видному деятелю Реформации — Жану Кальвину.[1]

Подобное утверждение Кузнецовой есть или сознательный обман и клевета на Лютера, или же широко распространённое сегодня невежество в данном вопросе.

Показать это не составит труда любому христианину, знакомому как с богословием реформаторов в общем, так и Лютера в отдельности.

Первым нам поможет Алистер МакГрат — исследователь Реформации, книги которого широко используются в богословских семинариях.

А он поделится с нами следующим:

«Хотя Лютер и Кальвин отстаивают Божью милость с несколько разных точек зрения, своими взглядами на оправдание и предопределение они утверждают один и тот же принцип»[2]; «… позднее лютеранство оставило в стороне взгляды Лютера на Божественное предопределение, изложенное им в 1525 г., и предпочло развиваться в рамках свободного человеческого отклика Богу, а не суверенного Божественного избрания конкретных людей. Для лютеранства конца шестнадцатого века «избрание» означало человеческое решение возлюбить Бога, а не Божественное решение избрать определённых людей».[3]

Что ж, вот уже не только Берта Порозовская «приписывает» Лютеру учение о предопределении, но и Алистер МакГрат.

Следующим я наведу формулировку «предопределения» из простого философского словаря, где имя Лютера ставится в один ряд с исповедниками данной доктрины — Кальвином и Августином:

«Предопределения теория — учение, согласно которому все в мире, вплоть до явлений человеческой психики, предопределено или волей бога (Августин, Лютер, Кальвин,…), или строгой механической необходимостью».[4]

Для сокращения объема статьи не буду приводить цитаты из книги Генриха Фауселя «Мартин Лютер. Жизнь и дело.»(Харьков, «Майдан»,1995, перевод с нем. Ю.А.Голубкина), которая так же объективно, как и книга Б.Порозовской, освещает богословие Лютера.

Если сказанного выше недостаточно, то остаётся дать слово человеку, чьё мнение на предопределение мы выясняем — Мартину Лютеру.

Следующие высказывания Лютера приведены из его книги «О рабстве воли», написанной в 1525 г. в ответ на книгу Эразма Роттердамского «О свободе воли» (другое название «Диатриба, или рассуждения о свободе воли», 1524 г.).В скобках указаны номера страниц в книге «Эразм Роттердамский. Философские произведения»( Москва,1987), где напечатана полная версия «О рабстве воли»:

  • «Итак, христианину прежде всего не! обходимо и спасительно знать, что Бог ничего не предвидит по необходимости, а знает всё, располагает и совершает по неизменной, вечной и непогрешимой Своей воле»(с. 308);

  • «Из этого непреложно следует: всё, что мы делаем, всё, что совершается, даже если это и кажется нам изменчивым или случайным, свершается, однако, если принимать во внимание Божью волю, необходимо и неизменно»(с. 309);

  • «И стоит незыблемо и неодолимо утверждение: всё совершается по необходимости»(с. 310);

  • «Это говорит Вергилий, и в народе, как видим, не меньше сохранилось сознание предопределённости и провидения Божьего как свидетельства самой его божественности»(с. 311);

  • «Ведь для христиан единственное утешение во всех несчастьях — знание того, что Бог не лжёт, но совершает все неизменно и что Его воле ничто не может ни противостоять, ни помешать и ничто не в состоянии изменить её»(с. 312);

  • «Если не смогут спастись все, то спасутся хотя бы те, ради которых пришло Слово Божье» (с. 322);

  • «Однако Писание говорит обратное: всё живёт и погибает по воле и желанию Божьему и, наконец, молчит вся земля перед лицом Его» (с. 327);

  • «Это высшая степень веры полагать, что Он милостив, когда Он спасает столь немногих и столь многих осуждает, полагать, что Он справедлив, когда Он по своей собственной воле делает нас неизбежно достойными осуждения, дабы казалось, как замечает Эразм, что Его радуют муки несчастных и что Он более достоин ненависти, чем любви»(с. 329–330);

  • «Третье — самое суровое — это суждение самих Уиклифа и Лютера о том, что свободная воля — это пустые слова и все, что происходит, совершается по чистой необходимости»(с. 375);

  • «Бог совершает много такого, о чём Он не объявляет нам в своём слове, и желает много такого, о чём не желает нам объявлять в своём слове. Так, смерти грешника Он не желает как раз по слову своему, однако по своей неисповедимой воле Он её желает. Ныне нам надлежит смотреть на его слово и оставить в стороне его неисповедимую волю»(с. 398);

  • «Достаточно только знать, что у Бога есть некая неисповедимая воля, однако что она такое, по какой причине и чего она хочет — до этого ни в коем случае доискиваться нельзя…» (с. 398);

  • «Значит, и Бог никого не избирает, значит, вообще не остаётся никакой возможности для избрания, а есть только свобода воли, принимающая кротость и гнев его или отвергающая их. Чем же станет у нас Бог, лишённый силы и мудрости выбора, как не идолом судьбы, именем которого всё делается случайно. Наконец, дело дойдёт до того, что люди окажутся спасены или осуждены без ведома Бога, Который не предопределяет точным Своим избранием, кому надлежит быть спасённым, а кому осуждённым, но, презрев общую для всех кротость в терпении и ожесточении, забыв милосердие своё в обвинении и каре, Он предоставит самим людям спасаться или осуждаться по собственному желанию, а сам тем временем отправится, может быть, пировать к эфиопам, как говорит об этом Гомер. Такого Бога, который спит и дозволяет кому угодно пользоваться своей добротой или осуждением и злоупотреблять ими рисует нам Аристотель» (с. 427–428);

  • «Бог направляет, и направление — это дело не такое сонное и вялое, как изображает это Диатриба, но чрезвычайно действенное деяние Божье, и ничто не может его ни избежать, ни изменить; оно необходимо будет таким, каким положил ему быть Бог, каким вызвал Он его силой своей, как сказал я об этом выше» (с. 485);

  • «И всё, что Он сотворил один, один Он и движет, и ведёт, и устремляет силой своего всемогущества, и этого никто не может ни избежать, ни изменить, но по необходимости все этому следуют и подчиняются, каждый в меру своей возможности, данной ему от Бога; всё нечестивое тоже трудится вместе с Богом» (с. 494);

  • «Но теперь, когда Бог, изъяв моё спасение из моей воли, взял его на Себя и пообещал меня спасти независимо от моего попечения об этом или моего старания по Своей благодати и милосердию, я спокоен и уверен, потому что Он верный и не обманет меня» (с. 540);

  • «Но нас пугает, что трудно обрести милость и справедливость Божью, раз Он осуждает тех, кто этого не! заслуживает…» (с. 540);

  • «И надо полностью отдаться Его божественной мудрости, чтобы поверить в Его справедливость, когда нам кажется, что Он несправедлив. Если же Его справедливость была бы такой, что человеческий разум мог бы понять, что она справедлива, то, конечно, она не была бы божественной, а нисколько не отличалась бы от человеческой справедливости» (с. 540);

  • «Ведь если мы верим, что Бог действительно всё ведает наперёд и предопределяет, тогда в предвидении своём и предопределении Он не может ни ошибаться, ни отступиться, ничего не может произойти без Его воли, и сам разум вынужден с этим согласиться» (с. 543)[5]

Если кому-то трудно признать, что «предопределение» Лютера идентично «предопределению» Жана Кальвина, то мы приведём полностью абзац из книги «О рабстве воли»,где утверждается «двойное предопределение»:

«Поэтому ясно, что Диатриба вместе со своими единомышленниками судит не в соответствии со справедливостью, а в соответствии с тем, что ей удобно. Ведь если бы она искала справедливости, то она одинаково роптала бы на Бога за то, что Он увенчивает недостойных, и так же роптала бы на Него, когда Он незаслуженно осуждает. Если ты станешь судить в соответствии с нашим разумом — несправедливо и то и другое. Потому что равно несправедливо восхвалять Каина за человекоубийство и делать его царём, бросать невинного Авеля в темницу или же убивать его. Значит, когда разум славит Бога, спасающего недостойных, но порицает Его за незаслуженное осуждение, то выходит, что он славит Бога не за то, что Он — Бог, а за то, что Он ему удобен, т.е. разум ищет в Боге и славит в Нём свою собственную выгоду, а не Бога, не то, что Ему присуще. Но если тебе угоден Бог, осуждающий тех, кто этого не заслужил, то тебе не должен не нравиться Бог, увенчивающий недостойных. Если там Он справедлив, то почему Он здесь несправедлив? Там Он проливает благодать и милосердие Своё на недостойных, здесь проливает гнев и ярость Свои на не заслуживших этого. И в том и в другом случае Он преступает меру и несправедлив по отношению к людям. Перед Самим Собой, однако, Он справедлив и правдив. Ибо как может быть справедливо то, что Он увенчивает недостойных, — для нас непостижимо, однако мы увидим это, когда придём туда, где уже не верят, а видят лицом к лицу. И ещё непостижимее, как может быть справедливо то, что Он осуждает тех, кто не заслужил этого, но поверят и в это, когда явится Сын Человеческий».[6]

Берта Порозовская утверждает, что мнение Лютера о свободной воле и двойном предопределении, высказанное в «Рабстве воли» «…никогда не было взято им назад, но никогда и нигде больше не повторялось».[7]

Эта проблема, которую мы подняли относительно предисловия Т. Кузнецовой является, по нашему мнению, одним из симптомов присущей современному христианству болезни — нежелание познавать истину такой, какая она есть. Богословие Реформации не изучают, поэтому делают глупые ошибки и вводят в заблуждение других.



Авторы:

  • Ревич Орест

  • Виктор Почтаренко (Христианская евангельская церковь «Гефсимания», г. Львов)

Примечания:

  1. Б.Порозовская «Мартин Лютер, его жизнь и реформаторская деятельность», СПб., 1994. — c.5 (Предисловие Татьяны Кузнецовой).

  2. Алистер Мак Грат «Богословская мысль Реформации», Одесса, 1994. — с.158 (Глава 6. Доктрина предопределения).

  3. Там же. — c.165.

  4. Философский словарь (под ред. М.М. Розенталя), Москва, 1968. — c.287.

  5. Мартин Лютер. «О рабстве воли». — в книге «Эразм Роттердамский. Философские произведения.», Москва, 1987., издательство «Наука» (под ред. доктора философских наук В.В. Соколова) — Приложения.

  6. Мартин Лютер «О рабстве воли». — в книге «Избранные произведения», СПб,1997. — с.316.

  7. Б.Порозовская: «Мартин Лютер, его жизнь и реформаторская деятельность» — СПб., 1994 — с.73.





































Лютер и предопределение (дополнение)

Некий лютеранин Дмитрий наводит «ложное и ошибочное учение кальвинистов о предопределении и провидении Божьем» в 4 пунктах и утверждает, что «учение Лютера и лютеранской церкви имеет мало общего с учением Кальвина». По поводу учения лютеранской церкви я без особых сомнений соглашусь. Но в отношении Лютера — не просто не могу согласиться, но утверждаю, что Лютер и Кальвин учили об одном и том же предопределении. Говоря современными словами, Лютер — кальвинист. Нижеизложенные цитаты Лютера подтверждают 4 «заблуждения» кальвинистов, изложенные по словам Дмитрия в Книге Согласия (Сводные артикулы [статьи визитации], IV).

Сравните сами:

І. Что Христос умер не за всех людей, но лишь за избранных.

Мартин Лютер пишет:

«Ибо в абсолютном смысле Христос умер не для всех, потому что Он говорит: «Ибо сие есть Кровь Моя нового завета, за многих...», — Он не говорит : «за всех», — «...изливаемая во оставление грехов»(Мк.14:24; Мтф. 26:28)» (с. 415, Л.к Рим.*).

Для противников подобных «кальвинистских» высказываний вдобавок отмечу, что Лютер, как и большинство истинных кальвинистов, проповедовал также «другую сторону медали»:

«Потому что Христос — не жестокий господин, Он — Умилостивление за грехи всего мира» (с. 40, Л.к Гал.*);

«…чтобы вы приобрели уверенность, что Христос уничтожил не только грехи некоторых людей, но также грехи ваши и всего мира. Жертва была принесена за грехи всего мира, даже несмотря на его неверие. ...То есть веруйте, что Христос был предан не только за грехи других, но и за ваши грехи» (с. 40, Л.к Гал.*).

Для понимания двух, на первый взгляд, взаимоисключающих утверждений Лютера я приведу несколько замечаний.

Когда Лютер говорит о жертве Христа за всех, то он добавляет:

  1. «Я избегаю всяких размышлений о Божием величии и опираюсь на человечность Христа.» (с. 41, Л.к Гал.*);

  2. «Поэтому, размышляя об оправдании и о том, где можно найти Бога, оправдывающего и прощающего грешников, знайте, что нет другого Бога, кроме Человека Иисуса Христа. …ибо исследующий Божие могущество будет поглощён Его славою. Я по собственному опыту знаю, о чём говорю.» (с. 32, Л.к Гал.*);

  3. «Поэтому, когда вам приходится думать о спасении, оставьте все размышления о [Божьем] могуществе, все мысли о делах, традициях и философии и, разумеется, о самом Законе Божьем» (с. 33, Л.к Гал.*).

К тому же следует иметь в виду, что Лютер отрицал наличие свободной воли у человека по отношению к Богу. А это — центральная ось его богословия в вопросе спасения (смотрите книгу «О рабстве воли»). Не принимая это в расчёт мы вряд ли поймём истинный смысл его высказываний.

Следующая цитата Лютера показывает его понимание вопроса о спасении людей:

«Христос, — говорит он [Павел], — избавил нас от этого порочного царства дьявола и мира, совершив это по воле, доброму соизволению и заповеди Отца (Гал. 1:4). Следовательно, мы были избавлены не по нашей собственной воле и не нашими стараниями (Рим.9:16), равно как и не нашею мудростью и не по [нашему] собственному замыслу.» (с. 45, Л.к Гал.*)

II. Что Бог создал большую часть людей для вечного осуждения и не желает того, чтобы они обратились и были спасены.

Мартин Лютер заявляет:

«Бог совершает много такого, о чём Он не объявляет нам в своём слове, и желает много такого, о чём не желает нам объявлять в своём слове. Так, смерти грешника Он не желает как раз по слову своему, однако по своей неисповедимой воле Он её желает. Ныне нам надлежит смотреть на его слово и оставить в стороне его неисповедимую волю» (с. 398, М.Лютер, «О рабстве воли»);

«Второе возражение заключается в том, что «[Бог]...хочет, чтобы все люди спаслись...» (1Тим.2.4), и Он отдал Своего Сына за нас, людей, и создал человека для жизни вечной. Подобным же образом: Всё существует для человека, а сам человек существует для Бога, для того, чтобы Он мог получать удовольствие от него, и т.д. Эти и другие, подобные им утверждения, могут быть опровергнуты столь же легко, как и первое. Ибо данные библейские фрагменты всегда должны пониматься, как относящиеся только к избранным, о чём Апостол говорит в 2 Тим. (2:10): «Посему ...всё...ради избранных».Ибо в абсолютном смысле Христос умер не для всех, потому что Он говорит: «Ибо сие есть Кровь Моя нового завета, за многих...», — Он не говорит: «за всех», — «...изливаемая во оставление грехов» (Мк.14:24; Мтф. 26:28)» (с. 414–415, Л.к Рим.*);

«Он говорит, во-первых: «...Призванным по Его изволению...». Отсюда явственно вытекает, что другие не призваны по Его изволению. Термин «изволение» [«замысел»] описывает предопределение Божье, свободное избрание и обсуждение или совет» (с. 412, Л.к Рим.*).

III. Что избранные и возрождённые не могут утратить веру и Святого Духа и быть осуждены, даже если они совершают великие грехи и всевозможные тяжкие преступления.

Мартин Лютер утверждает:

«Но теперь, когда Апостол говорит:«Кто будет обвинять...? Кто осуждает?...Кто отлучит...?» (стихи 33–35), он показывает, что избранные спасены не случайно, но это неизбежно. Здесь нам показано, что никакая случайность не может воспрепятствовать нашему спасению, равно как никакое наше, пусть даже исключительно могучее, сопротивление злу, столь обильно окружающему нас, не может ему способствовать. Действительно, Он спасает нас таким образом и подвергает Своих избранных, как уже было упомянуто здесь, воздействию столь многих злобных сил, каждая из которых стремится стащить избранных Божьих вниз, в вечные муки, проклятие и блуждание во тьме, для того, чтобы показать, что Он спасает нас не по нашим собственным заслугам и добродетелям, но исключительно по Своему избранию и согласно Своей неизменной воле, перед самым лицом столь многих злобных и ужасающих врагов, тщетно пытающихся нанести нам урон.» (с.409, Л.к Рим.*);

«Теперь же Он показывает, что мы спасены по Его нерушимой любви. И, таким образом, Он одобряет не нашу волю, но свою неизменную и твёрдую волю предопределения» (с. 410, Л.к Рим.*);

«Является ли случайность какого-либо события препятствием для предопределения Божьего?» И ответ на этот вопрос заключается в том, что у Бога просто нет никакой случайности, но всё это лишь нам кажется случайным» (с. 411–412, Л.к Рим.*).

IV. Что те, кто не является избранными, должны быть осуждены, и не могут обрести спасения, крестись они хоть тысячу раз и приходи они к Причастию хоть повседневно, и даже если они живут столь свято и безупречно, сколь это только возможно.

Мартин Лютер излагает следующее:

«В-третьих, Он демонстрирует Своё предызбрание тем фактом, что позволяет многим людям от самого их рождения вести благопристойную жизнь и творить добрые дела, но, несмотря на всё это, они не обретают спасения» (с. 413, Л.к Рим.*);

«...спасение никак не приходит в результате собственных дел, но приходит извне, а именно — от Бога, который избирает [тех, кому даровать спасение]» (с. 416, Л.к Рим.*);

«Бог воздвиг фараона для того, чтобы показать Свою силу (virtus)», «Возможно и другое, может существовать даже лучшее значение этого библейского фрагмента, а именно — что эту силу следует относить не ко спасению, но к погибели других, так, что значение изначально заключается в том, что это относится только к милосердному Богу, а не к тому, кто желает или действует. В качестве первого примера можно привести Иакова, который стал благим потому, что Бог помиловал его. Но если Бог не милует, то никто не становится благим, как это было в случае с фараоном. Таким образом, у нас есть примеры и того, и другого, а именно — мы видим, что если кто-то действует, то это благодаря милосердному Богу, а если же кто не желает действовать, то это не из-за милосердного Бога, но из-за Бога, который ожесточает. И такое истолкование кажется мне приемлемым, потому что из двух этих примеров немедленно следует утверждение: «Итак, кого хочет, милует; а кого хочет, ожесточает» (стих 18)» (с. 435–436, Л.к Рим.*).

Исходя из цитат Лютера, приведённых в предыдущей и в данной статье, каждый пусть сам делает вывод, учил ли Лютер двойному предопределению. Если же Вы человек, не доверяющий учителям с их слов, что до определённой меры разумно, то в статьях даны ссылки на названия трудов Лютера, которые Вы можете исследовать самостоятельно.

Дмитрию же скажет за меня Августин: «Есть ученики, которые нуждаются в хорошем учителе. И есть учителя, которым нужны осторожные ученики».


Орест Ревич и Виктор Почтаренко

Примечания:

  • Л.к Рим.* — «Лекции по «Посланию к Римлянам». Мартин Лютер. — Минск, изд. «ПИКОРП», 1996.

  • Л.к Гал.* — «Лекции по «Посланию к Галатам». Мартин Лютер. — Минск, изд. «ПИКОРП», 1997.