Л.М. Лопатин. Вопрос о свободе воли (158478)

Посмотреть архив целиком

Федеральное агентство российской федерации

Российский Государственный Гуманитарный Университет






Реферат на тему:

Л.М. Лопатин. Вопрос о свободе воли.






Выполнил:

Студент 4-го курса

Философского факультета

Смирнов Д.В.


Лопатин для разрешения вопроса о свободе воли человека отталкивается от Канта и Шопенгауэра: необходимость не исключает свободы воли, а наоборот, подтверждает ее как свое основание. В мире вещей все детерминировано – подчинено строгим законам, но эти законы, в свою очередь, подчинены силам их производящим и эти силы являются абсолютно свободными от созданных ими законов.

Причины вещей не могут исходить из физической природы, здесь нет творческого начала, а все является продолжением предыдущего. Но традиционно сложилось не верное о нем представление: как о каком-то неизменном единообразии, и процессе, совершающегося по одним и тем же механическим законам. «Таким образом, закон причинности в его современном понимании, последовательно раскрытый, неизбежно превращается в механический закон сохранения энергии». В физическом мире все процессы работают по закону сохранения энергии и абсолютное безразличие к качественной стороне явлений. В сфере же духовной есть некоторая неопределенность, т.е. присутствует момент «творческого самоопределения», и есть качество или целесообразность действий. В ней не предполагается никакого единообразия явлений. Закон причинности основан на двух постулатах: всякий акт предполагает деятеля, всякая проявленная реальность подразумевает воплощающуюся в ней силу. Иными словами, «закон причинности заключается в том, что все существующее, раз оно имеет реальность, есть причина, т.е. в чем-нибудь себя обнаруживает». Такие причины, которые не имеют порождающих их действий, а начинают лишь от себя новые действия – являются творческими. Поэтому, действительность имеет метафизическую основу в творческой первопричине, которая, следовательно, и творчески-свободна, т.е. «самопочинна». Эта причина и есть воля. И весь вопрос о нравственной свободе воли в человеке Лопатин сводит к вопросу о том: присутствует ли в нашей личности творческая сила и в каком смысле присутствует?

Теперь перенеся эти принципы на человека, можно заключить: человек в мире вещей зависим от тотальной необходимости, но так же он является проявлением (выражением) своего внутреннего «Я», которое свободно от феноменального мира. Т.е. человеческие поступки определяются актом его внутреннего «Я», оно и является его волей. Итак, «детерминизм не противоречит свободе, потому что внешняя необходимость явлений, нисколько не исключает внутренней свободы сил, которые в эти явления облекаются». Наша воля проявляется во всех наших поступках даже когда мы не замечаем в них ее проявления например, в процессе восприятия.

Для разрешения вопроса о творчески-свободной воле, Лопатин разбирает психические процессы человека и его восприятие. Здесь основным для него вопросом является: «в каком причинном отношении находится психическая сила к своим продуктам – ощущениям»? Обо всем мы судим на основе того, что в себе воспринимаем. Все явления нами воспринимаются благодаря психической силе в нас содержащейся. Посредством внешнего воздействия на нас явлений психическая сила реагирует на них «самобытным актом восприятия» и на основе их создает психические феномены (цвет, вкус, запах и т.д.), «и эти акты постепенно образуют материал для ее дальнейшей деятельности». Т.е. сами по себе, эти свойства не находятся в предметах, а создаются внутри нас психической силой, и она, тем самым, служит неким творческим началом. «Наши психические явления только в нашем сознании и существуют, и больше их нигде нет». Именно таким способом возможно представить действие внешнего мира на нас. Далее, мы никогда в полной мере не осознаем и не сможем объяснить, как преобразуют психические силы, попадающие в ее сферу явления, т.е. почему на одни явления они реагируют так, а на другие – иначе. Это объяснить не возможно, т.к. сфера свободно творящего духа не поддается логическому анализу. «Во всех наших психических состояниях мы имеем нечто непосредственное, прямо данное, в своей внутренней индивидуальности неопределимое». Это говорит о том. Что Лопатин относит акты психической силы к видам духовного творчества. «Таким образом, непосредственное творчество нашего духа является основою и почвою, на которой постепенно развиваются все явления нашего сознания». Между внешним миром и нашим познанием есть сфера духовной жизни и чувственной восприимчивости, и лишь через них мы можем судить о мире. Мир дан нам лишь через «психические значки» (наши ощущения). А между нашею волею и нами нет никакой призмы. Все мыслительные процессы и психические акты – это есть наша внутренняя наполненность, мы их не воспринимаем, а ими живем, и совершаем какие-либо действия именно благодаря им. Поэтому, все наши действия в первую очередь подчинены нашей внутренней духовной силе, и именно от нее зависят. Что бы мы не совершали – мы совершаем по доброй воле.

На наше сознание действуют внешние силы, но акт сознания – это всегда самодеятельная сила, действующая по своей воле, даже если внешние воздействующие на нас силы могли бы препятствовать этому. И это противостояние доказывает свободу нашей воли. «Без лежащей в нас внутренней самобытности мы не могли бы и подозревать реальности и внешности нас окружающего мира, он представлялся бы нам чредою бессамостных призраков».

В нашей жизни как в обыденной так и в духовной действует целесообразность. Так мы, воспринимаемый поток беспорядочных явлений упорядочиваем в соответствии с выбранными нами целями. Т.е. мы их осмысливаем и предаем им какую-нибудь ценность. И это доказывает также превосходство и независимость нашей воли над миром вещей – только мы можем придать миру смысл. Таким образом можно выделить три пункта определяющих нашу свободу воли.

«1) Всякое одушевленное существо в своей деятельности направляется общими стремлениями, которые находятся к частным действиям, их осуществляющим, в отношении творческом, а не механическом. В этом заключается свобода, отделяющая все живое от мира бездушного.

2) Только усилиями воли наши прирожденные стремления получают определенность и сознательность.

3) В человеческой душе заключены бесконечные потенции добра и зла, и от творчества нашей воли зависит, какая из них всецело овладеет нами. Глубокое оправдание предписаний нашей совести лежит в возможности для нас нравственных переворотов». Отсюда встает необходимость оправдания телеологического принципа в объяснении явлений природы. «Т.е. их интерпретации по целям, в них вложенным».

«Итак, воля человека есть то, что в нем действует целесообразно».

В целеполагании заключена свобода. Если упразднить творческий момент и целепологание, никакого бы сознательного и творческого воздействия на мир быть бы не могло. В наших действиях есть лишь одна необходимость – «художественная», т.е. осмыслять и преобразовывать. «Творческий акт» - это «перевод всеобщего и неопределенного в конкретное, индивидуально-законченное», это есть некое самоопределение. Изначально источник наших побуждений находится в стадии безотчетных влечений и для нас не определен, поэтому, мы сами в себя вносим необходимость, дабы осознать и определить цели наших побуждений. Но наши стремления никогда не бывают абсолютными, конкретно, раз и навсегда определены, и могут со временем изменяться. В человеке есть лишь общий фон целей и идеалов, этот фон – его характер. Поэтому, исходя из своих общих целей и идеалов, человек должен из хаотичного набора бесчисленных вариантов выбрать наиболее ему подходящий. В этом свобода выбора, и чем менее человек заклинивается на одном стремлении души, тем более широка его свобода, но и, соответственно, тем сложнее менее возможно раскрыть внутреннюю природу в нем, определить степень его свободы и желаний. А значит, «человек действительно творец своей судьбы, каков бы ни был его прирожденный характер».

Из выше сказанного, можно вывести следующие критерии наших стремлений «1) они никогда абсолютной определенности не достигают; 2) относительную определенность и сознательность они получают только чрез усилия человеческой воли; 3) даже совершенно определившись внутренне, они остаются лишь общими стремлениями».

Т.о. свобода творчества – это основа человеческого духа. Осознание, так же освобождает дух, т.к. для того, что бы действовать морально, мы должны определить, что такое добро и зло из всей совокупности явлений, а простой волевой акт внимания к тому, что в хаотичном потоке воздействует на наши чувства, является освобождением духа от страстей. И посредством воли мы влияем на влечения, преображая их. «Душа человека разрывается противоположными влечениями» - между миром хаотичных низменных влечений и миром духовным. Эти ощущения заложены в человеке изначально и служат двигателями его поступков. И «от свободы человека зависит, к какому миру он примкнет, какой внедрит в себя и сольет с своим существом». Мы силой своей воли возвышаем одни устремления над другими. Природа дает человеку лишь однородный неопределенный материал, и сам человек из него создает свой характер, свои устремления и, следовательно, строит свою жизнь. Человек может изменять себя как того пожелает, через разочарования и новые увлечения. Это и есть подлинное усилие человеческой воли. Т.е. мы свободны не только в выборе средств, но и в создании целей. «Возможность нравственных переворотов – вот великий, коренной факт человеческой природы».






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.