Историческое развитие философско-логических концепций языка права (158398)

Посмотреть архив целиком

Средневековый период


После падения Западной Римской империи в 476 г. под ударами германских племен на несколько столетий прекратилась связь юриспруденции прежней Западной, где высокая традиция была закреплена в Кодексе Юстиниана. Одновременно и на Западе, и на Востоке по разным причинам прекратились философские исследования права вообще и юрислингвистические исследования в частности. На Западе вместе с общим снижением культурного потенциала из-за утвердившего господства «народного» германского права произошла деградация всей правовой системы. На Востоке же под предлогом борьбы с язычеством в 529 году были закрыты все философские школы, а их место заняли монастыри и узко-ориентированные на нужды подготовки государственных чиновников немногочисленные высшие школы. Право во все большей степени стало концентрироваться на наиболее актуальных для того времени вопросах согласования «языческой» правовой доктрины с библейскими законоположениями более примитивную по сравнению с римской правовую реальности. Лучшие интеллектуальные силы были переориентированы на исполнение этой новой для юриспруденции задачи, дополненной необходимостью постоянно искать все новые правовые основания для приоритета императора Византии над западными монархами или патриарха Константинополя над папой Римским.

До Каролингского Возрождения монастырские школы были единственным оплотом просвещения и науки, под которой понималась главным образом теология и философия. Вместе с тем, с течением времени в монастырских школах стали изучаться и другие дисциплины. Образом для подражания в Х веке стало основанное в 910 г. аббатство Клюни, где кроме Св. Писания и творений Отцов церкви преподавались математика.

Герберт из Орийака учился в Испании, впоследствии в Реймсе, был настоятелем монастыря Боббио, архиепископом Реймса и архиепископом Равенны, а в 999 г. был избран папой под именем Сильвестра ІІ. Герберт известен трудами по логике, математике и классической латинской литературе.

В Х – ХІІ вв. появилась и вскоре стали преобладать кафедральные школы при соборах. Ученик Герберта епископ Фульбер в 990 г. преобразовал кафедральную школу в Шартре в авторитетный центр гуманитарных наук, философских и теологических исследований, который долгое время считался наилучшими в Европе.

Ситуация стала еще более благоприятной для развития юридической науки к ХІ веку. Это было время возникновения современных западных правовых систем, тесно связанное с возникновением первых европейских университетов.

Как отмечает американский историк средневекового права Гарольд Берман, термин universitas (буквально «собрание», «совокупность») – в римском праве обозначал «коллектив», «юридическое лицо», и католическая церковь была тем первым коллективом, который в ХІ в. назвал себя universitas.

На склоне Средневековья, и особенно в эпоху Реформации, учреждать университеты все чаще стали императоры и короли. Ф. Коплстон пишет: «Если говорить о старейших средневековых университетах, то дарование грамоты папской, императорской или королевской властью навсегда означало, … что раньше не было учреждения, которое с полным на то правом можно было назвать университетом. И в таких случаях … трудно установить точную дату основания университета. Парижский университет вырос из кафедральной школы собора Парижской Богоматери, и хотя датой его основания часто называют 1215г., когда его уставы были утверждены папским легатом Робертом де Курконом, ясно, что эти уставы существовал и прежде. Университет Оксфорда обрел своего канцлера, видимо, в 1214г., университет Кембриджа – несколько позднее. Процветающая медицинская школа в Монпелье стала университетом в начале ХІІІ в., тогда как университет в Тулузе был основан университет в Саламанке.

В Парижском и Окфордском университетах сложилась система коллегий, контролируемых докторами, тогда как в Болонье ректор избирался из самих студентов и осуществлялся женский студенческий контроль над качеством преподавания и дисциплиной профессоров! – За низкий уровень преподавания, опоздания на лекции или прекращение их раньше срока преподаватель мог быть оштрафован, или по настоянию студентов с ним вообще мог быть расторгнут контракт. «Отчасти это объясняется, видимо, тем, что назначения и оплата преподавателя оказались в руках городских властей, тогда как большинство членов студенческого сообщества прибыло не из города и было заинтересовано в защите своих прав против муниципалитета».

Возникновение и дальнейшее развитие университетов привело к ряду важных в социально-историческом отношении следствий.

Во-первых, поскольку университетские города стали привлекать значительное и вполне сопоставимое с численностью местного населения количество студентов, которые стали тратить значительные суммы именно в этих городах, перспектива стать университетским городом была не только престижной, но и экономически выгодной как для городского бюджета, так и для отдельных горожан – лавочников, владельцев гостиниц, врачей и т. п. Г. Берман описывает случай, когда студенты угрожали муниципиям, не желавшим предоставить им льгот, вообще перевести университет в другой город.

Во-вторых, само количество возникающих как грибы после дождя на протяжении всего ХІІ века университетов способствовали их конкуренции, дальнейшим следствием которой стал неуклонный рост качества преподавания и подготовки студентов.

В-третьих, многократно усилилась социальная мобильность студенческой молодежи, все чаще отправлявшейся на учебу в другие города и страны.

В-четвертых, усилилась и социальная мобильность профессорского корпуса.

В-пятых, социальная мобильность и конкуренция в сочетании с единым латинским языком преподавания привели к формированию единого для Западной Европы интернационального пространства как ввиду притока иностранных студентов в прославленные университеты, так и смешанного по своему национальному составу преподавательского корпуса.

Как указывает Ф. Коплстон, учебный план в университете был рассчитан на очень долгий строк.

Только после изучения «свободных искусств» можно было поступать на самый престижный – теологический факультет, где студенты четыре года изучали Библию и затем еще два – «Сентенции» Петра Ломбардского. После этого они тоже могли стать бакалаврами теологии и после своеобразной «педагогической ординатуры», могли приступать к подготовке сочинения на степень магистра или доктора, которою получали примерно еще через 4-5 лет.

На юридическом факультете не менее долго изучались «Институции» и «Кодекс» Юстиниана, местные законы, а также каноническое право, требовавшее опять-таки основательного знания Библии и творений отцов церкви, в частности сочинения «О граде Божьем» св. Августина. Вообще, юриспруденция стала наукой только в средневековых университетах, в которых именно схоластическое стремление к концептуализации и классификации привело сначала систематизации римского наследия, а затем и к созданию национальных систем права. Г. Дж. Берман пишет: «Если в Римской империи автономия правовой мысли поддерживалась практиками, особенно преторами и профессиональными юрисконсультами, то в Западной Европе эту автономию поддерживали университеты».

Г. Дж. Берман отмечал, что на формирование университетского преподавания права оказали первостепенное влияние два фактора. Первый – это схоластический метод анализа и синтеза, примененный к античным юридическим текстам. Второй фактор – сам контекст университетского образования, в котором схоластический метод применялся к источникам римского права.

Схоластической метод практики, накопленной в церковных и монастырской практики, накопленной в церковных и монастырских школах со временем раннего Средневековья.

Для судеб европейского образования особое значения имели так называемые «семь свободных искусств». Как указывает крупнейший английский медиевист Фредерик Коплстон, в начале V в. римский язычник Марциан Капелла издал сочинения «О бракосочетании Меркурия и Филология», которое служило своего рода составленной из трудов древних авторов компилятивной энциклопедией «свободных искусств» - т. е. наук, знание которых не предполагало непосредственного утилитарного назначения, изучение которых могли себе позволить только свободные и обеспеченные люди.

Основной формой обучения на всех факультетах была лекция, которая сначала была чтением принятого за стандарт текста, сопровождаемым разъяснениями, но постепенно становилась все более оригинальной и свободной. Тем не менее, согласно Дж. Берману, технология обучения тяготела к методическому рецепту, нередко закрепленному в уставах университетов.

Университетское обучение обязательно включало обсуждение трудных вопросов в различных формах. Г. Берман пишет: «В дополнение к чтению текста глосс и к их анализу посредством «дистинкций» и вопросов, программа в Болонье и других средневековых юридических школах включала disputatio, то есть обсуждение вопросов права в форме диспута между двумя студентами под руководством преподавателя или диспута между преподавателями и студентами … на диспуте обсуждались всегда только вопросы права и никогда – настоящие или гипотетические ситуации фактического характера».

Несмотря на то, что обучение и диспуты было на латинском языке, национальное законодательство и реальное судопроизводство развивалось на национальных языках.

Сложился общепринятый алгоритм обсуждения «спорных вопросов»: формулировалась проблема, потом излагалась различные или противоположные друг другу мнения и студент давал ответ, после чего профессор давал итоговое решение.


Случайные файлы

Файл
15975-1.rtf
20336.rtf
161425.rtf
71380.rtf
9774-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.