Город будущего (158220)

Посмотреть архив целиком

Содержание


Введение

Раздел 1. Город будущего – фантастика или прогноз?

Раздел 2. Город – одна из самых сложных систем, когда-либо созданных человечеством.

Заключение

Список использованной литературы



Введение


Город, как наиболее древняя и вместе с тем самая современная форма расселения людей – предмет пристального внимания не только архитекторов, историков, географов, экономистов, искусствоведов, но и широкого круга людей различных профессий.

По-видимому, люди научились метить границы территории у животных, так что исследование, освоение и маркировка ландшафта с обозначениями границ угодий предшествовали возникновению первых постоянных поселений.

Городское планирование имеет такую же долгую историю, как и сам город. Так, уже в письменности Древнего Египта город и крепость были обозначены разными иероглифами, что ясно указывает на достаточно углубленное понимание природы города как особой формы концентрации людей на ограниченной территории.

Литература о городе пополняется вот уже две с половиной тысячи лет. Великий врач Гиппократ собрал вместе опыт функционирования греческих городов-полисов, обозначив гигиенические правила ориентации улиц. Гипподаму приписывается изобретение регулярной сетки городских улиц, без изменений дошедшей до нашего времени – достаточно напомнить, что нью-йоркский Манхэттен в полноте сохранил гипподамову схему. Платон пытался описать идеальную модель города, отталкиваясь от общефилософских суждений о природе взаимодействия между людьми, тогда как Аристотель обобщил опыт конституций десятков полисов и обсуждал оптимальную численность свободных горожан. Рим освоил опыт Греков, обобщил его и стандартизировал. Сложились и воспроизводились стандарты обустройства публичных бань, рынков, амфитеатров и театров, и эти стандарты воплощались повсюду, от Нила до Рейна, от Евфрата до Темзы, приноравливаясь к природным условиям. Этот опыт был описан во множестве трудов, включая трактат Фронтина об акведуках и фонтанах и обширную энциклопедию Витрувия. Мастера итальянского Возрождения заново прочли античные тексты и много размышляли о создании идеального города, отнюдь не ограничиваясь при этом вопросами планировки и застройки. Так, у Филарете тщательно описываются не только система улиц и каналов, не только нормы жилых помещений для представителей разных сословий, не только правила организации торговли, но даже расписание занятий и меню для учеников лицея. Литература и живопись существенно опережали практику – люди, которые все еще жили в средневековых домах, читали трактаты и смотрели на фрески с изображением бесконечных колоннад и купольных зданий, которых еще не существовало. История урбанистики и урбанизации доказывает, что от рождения идей до их реализации в ткани городов проходят десятилетия, иной раз многие десятки лет.



Раздел 1. Город будущего – фантастика или прогноз?


«Большую опасность представляют собой Города Будущего, которые каждодневно придумывают градостроители, считающие себя пророками. Подобно Уэллсу, они переносят в будущее условия сегодняшнего дня, только преувеличивая некоторые из этих характерных черт», - писал итальянский архитектор Порчина.

«Основу любого творчества составляет борьба набирающей силу здоровой формы с формой поддельной, подражательной» (А. Мальро). Борьба набирающих сил архитектурных и градостроительных форм с формами поддельными, подражательными не лишена драматизма. Гропиус, Перре, Мис ван дер Роэ, Ле Корбюзье и другие создатели современной архитектуры, которым на протяжении всей жизни пришлось вести борьбу с академизмом, на склоне лет стали свидетелями полной победы своих идей. Ле Корбюзье был настолько гениален, что видел своих последователей не среди тех, кто ему подражает, а среди тех, кто борется против подражания Гропиусу, Перре, Ле Корбюзье. Во все времена идеи архитекторов-новаторов наталкиваются на упорное сопротивление. Происходит путаница понятий. Архитектура мечтателей, архитектура фантастов, архитектура будущего – таковы чисто условные ярлыки, которые наклеивают иногда просто наобум на произведения подчас диаметрально противоположных направлений. В одну кучу сваливают беспочвенных фантазеров и мастеров, обладающих даром предвидения.

Весьма беспочвенные фантазии в области архитектуры – явление нередкое. Чаще всего они появляются у живописцев, и это подтверждает история искусства. Например, Иероним Босх и Питер Брейгель наряду с вполне реалистическими изображениями зданий рисовали подчас какие-то сооружения, которые можно было принять за плоды горячечного воображения. Вдохновленные Вавилонской башней, Дезидерио, а затем и Пиранези грезят о грандиозной архитектуре.

Леонардо да Винчи, некогда изобразившего идеальный город, считали утопистом, хотя он сам не сомневался в своей правоте. Архитектурные замыслы Леонардо подхватил и развил через несколько веков в 1914 году его соотечественник Антонио Сант-Элиа. Архитектуру будущего Сант-Элиа также признавали утопичной до тех пор, пока вдруг не обнаружили, что его проекты, в которых был резко изменен масштабный строй города, отвечают настоятельным требованиям нашего недавнего времени. Живописные архитектурные композиции Босха, Брейгеля, Дезидерио, Моро представляли собой чудовищные сочетания реминесценции и гротеска; они пытались соединить невозможные стили в своего рода декорации к театрализованному апофеозу. В основе же архитектурных фантазий Леонардо да Винчи и Леду, например, лежат инженерные замыслы. Это вовсе не фантастические грезы, а фантазии, порожденные предвидением. Дом, который Леду намеревался построить над водопадом, несомненно, был плодом фантастического замысла. Однако двумя веками позже Фрак Ллойд Райт построил в США свой знаменитый дом над водопадом. Подобная преемственность замысла позволяет говорить уже не о фантазии, а о предвидении. Гигантомания, мания величия – так охарактеризовали произведения архитекторов-провидцев. Этих нареканий в свое время не избежали ни Леду, ни Булле. Но разве современный Манхэттен не фантастичнее самых невероятных замыслов Булле? Леду и Булле первыми еще в ХVIII веке вступили на путь технической фантазии. Рене Саржер, французский архитектор и инженер, писал: «Современные фантасты остаются непонятными только тем, кто не представляет себе поистине фантастических возможностей новой техники».

Нельзя обвинять фантастов в утопизме – творческий поиск, ориентированный на будущее, неотделим от утопии, проблему всегда следует рассматривать с более широких и дальновидных позиций. Интересные градостроительные идеи и предложения футурологического направления были предложены архитекторами и конструкторами различных стран в середине прошлого века. Это время – начало современной научно-технической революции – развитие атомной энергетики, освоение космоса, химизация народного хозяйства, внедрение кибернетики и бионики в производство. Все это открывало качественно новый этап в проектировании городов будущего. В эти же годы осознается понятие, названное «демографическим взрывом», что тоже определило поражающее воображение масштаб и перспективу проектирования. Проекты архитекторов-новаторов еще более необычайны, так как полностью отказываются от архитектурного наследия. Пример – города-мосты. И.Фридман разработал проект города-моста, перекинутого через Ла-Манш, по своей смелости превосходящий архитектурные фантазии Филарете или Антуана Карона.

Проекты так называемого пространственного градостроительства, выступая за разумное использование земли, против «расползания» городов, предлагают также удобство пространственных связей между частями города с использованием новых возможностей строительной техники. В городах-конусах, запроектированных Полем Мэймоном, диаметр полой железобетонной опоры равен 20 метрам; она используется для размещения лифтов и коллекторов для всех вертикальных коммуникаций. Тросы, закрепленные к опоре, напоминают огромную паутину. К этим тросам могут быть подвешены любые элементы городской застройки. И.Фридман предлагает проект пространственного города на территории Парижа: новый город поднят в воздух над старыми кварталами Парижа и над Сеной. Разрывы между жилыми домами обеспечивают инсоляцию земной поверхности.

В проекте «города-кратера», архитектор Шанеак создает пространственный город с использованием типовых элементов.

Структурную основу составляют искусственные уровни – площадки и звездообразные бетонные «ежи». Структура заполняется объемными ячейками заводского изготовления свободной формы, которые устанавливаются на несущих конструкциях. Композиция с применением таких жилых единиц в масштабе крупного жилого комплекса не получила бы уравновешенного, статичного построения; она образовала бы живое, постоянно меняющееся сочетание жилых единиц.

Проекты группы «Арчигрэм» развивают идею архитектуры «однократного использования». Все элементы города рассчитаны на эксплуатацию в течение срока морального износа. Наиболее короткий срок у жилой ячейки (15-20 лет). Поэтому новые ячейки можно постоянно «подключать» к структуре города.

Проект города «Плаг-ии-сити» («город-розетка», «город-штепсель»). Архитектор Кук предложил решение, где сетчатая крупномодульная структура содержит все необходимые для города связи по горизонтали, вертикали и диагоналям, транспортные, пешеходные и важнейшие виды обслуживания. Элементы города монтируются и заменяются посредством мощных кранов.


Случайные файлы

Файл
133203.rtf
91127.rtf
14961.rtf
111937.rtf
REKL.DOC




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.