Гносеология материалистического эмпиризма (158217)

Посмотреть архив целиком







Реферат


предмет: Философия


тема:

Гносеология материалистического эмпиризма



Введение


Европейскую философию Нового времени XVII-XVIII веков классики нередко называют эпохой ранних буржуазных революций. В наиболее передовых странах Западной Европы в недрах старого, феодального общества развивается новый, капиталистический способ производства. Буржуазия все более выделяется из третьего сословия, превращается в самостоятельный класс, возглавляющих оппозицию широких слоев населения феодальной власти. Феодальные собственники начинают приспосабливаться к развивающимся капиталистическим отношениям. Возникает «новое дворянство», близкое буржуазии по своему положению и интересам, создаются материальные предпосылки для компромисса между дворянством и буржуазией, который находит свое политическое выражение в абсолютной монархии.

Возникает класс наемных рабочих. На этой почве обостряется борьба социальных «низов» против господствующих феодальных сословий; это в свою очередь усиливает разложение феодальных отношений, и образует одну из ближайших предпосылок буржуазных революций этого периода.

Разложение феодальных отношений существенно изменяет положение религии в обществе. Однако религия все еще сохраняет значительную идейную власть над людьми, но в науке и философии она теряет свое прежнее господствующее положение. Обращение философии к науке как определяющему социальному феномену, вызывает определенную переориентацию интенций теоретического мировоззрения. На первый план выдвигается гносеология и методология исследования природы.

Этот этап связан с именами выдающихся философов XVII века – Бэкона, Гоббса, Локка, учение которых составляет золотой фонд мировой философской мысли. Для передовых буржуазных идеологов новым мировоззрением, наиболее отвечающим интересам науки о природе, были материалистическая философия и материализм естествоиспытателей. На первом этапе оба эти вида материализма выступают совместно. И тот и другой начинают критику схоластики с постановкой вопроса о методе познания; старый метод выражал не только схоластическую оторванность от опыта, практики, но и свойственный схоластике идеализм. Бесплодность схоластической псевдонауки материалисты объясняют несостоятельностью ее метода, основные черты которого – некритическое следование авторитету, догматизм, умозрительность, отсутствие систематического эмпирического наблюдения, эксперимента, поспешность и необоснованность обобщений, преобладание дедукции.

В этот же период меняется и понимание задач науки и философии. Девиз материалистов- философов и естествоиспытателей того времени – не «наука для науки», а увеличение власти человека над природой, совершенствование, рост силы, здоровья, красоты человека.

Новая наука опирается, прежде всего, на практику материального производства. Изобретение и применение машин дало великим математикам практические опорные пункты и стимулы для создания современной механики. Механика стала лидером естествознания в этом веке, превратившаяся из искусства в науку о движении тел, наблюдаемом непосредственно или с помощью инструментов. Огромная роль этой науки, без которой не возможно понять многие первостепенные проблемы философии, в особенности механический материализм.

Важнейшей формой опытного исследования, сыгравшей громадную роль в обосновании нового вида материализма – метафизического материализма XVII-XVIII веков был эксперимент. Развитие эксперимента сделало возможным теоретическое обоснование учения о причинности, разработка которого была выдающейся заслугой материализма XVII-XVIII веков.



Разработка научного метода на основе материалистического понимания природы Френсисом Бэконом


Первым философом, сознательно поставившим перед собой задачу разработки научного метода на основе материалистического понимания природы, был Френсис Бэкон. В согласии с передовыми умами своего века Бэкон провозгласил высшей задачей познания завоевание природы и усовершенствование человеческой жизни. Но это – практическое назначение науки не может, по Бекону, означать, будто всякое научное исследование должно быть ограничено соображениями о его возможной непосредственной пользе. Знание – сила, но действительной силой оно может стать, только если оно истинно, основывается на выяснении истинных причин происходящих в природе явлений. Необходимой социально-гносеологической предпосылкой развития научного знания стало изменение отношения к проблеме истины по сравнению со средневековой трактовкой. Лишь та наука способна побеждать природу и властвовать над ней, которая сама «повинуется» природе, т.е. руководится познанием ее законов. Бэкон различает два вида опытов: 1) «плодоносные» и 2) «светоносные». Плодоносными он называет опыты, цель которых принесение непосредственной пользы человеку, не давая широких горизонтов знания, светоносными - те, цель которых не непосредственная польза, а познание законов явлений и свойств веществ, т.е. приносят истинное знание.

Интересно следующее соображение Бэкона о двух видах опытов: погоня за опытами лишь плодоносными в ущерб светоносным означает не только ошибочную поспешность, но и нежелание считаться с подлинными законами природы. «… Природа побеждается только подчинением ей», т.е. через познание людьми ее глубинных тайн, и в этом смысле необходимо уважение к законам природы. Попытки же непосредственно подчинить природу мыслям человеческим, т.е. воображению, которое гонит исследователя к сразу же плодоносным опытам, а затем к произвольному их использованию, приводят к заблуждениям. Для нашей же пользы следует познавать мир таким, каков он оказывается, а не таким, как подскажет каждому его мышление. Бекон приходит к выводу, что философия должна быть теоретическим обоснованием практики светоносных опытов и сама слагаться под диктовку мира.

«… До сих пор, открытия делались случайно, не методически. Открытий было бы сделано гораздо больше, если бы исследователи были вооружены правильным методом».

Познавать, предупреждает Бэкон можно только вполне определенным методом, чуждым эклектическим шатаниям и непоследовательности. Такой метод сможет стать настоящим искусством изобретения, и только от существенных перемен в методе мышления ожидает Бэкон господства людей над природой.

Изучая историю науки, Бэкон пришел к выводу, что в ней четко выступают два пути исследования: догматический и эмпирический, а так же существуют три основные, возможные пути познания – паука, муравья и пчелы, и надо избрать один из них.

Ученый, следующий догматическому методу, начинает свою работу с общих умозрительных положений и стремится вывести из них все частные случаи. Догматик похож на паука, который из самого себя ткет свою паутину.

«Путь паука» представляет собой попытку выведения истин из чистого, так сказать, сознания. Иногда же Бэкон характеризует этот путь как поспешное, необоснованное воспарение от фактов к наиболее общим аксиомам, а затем выведение из таковых знания, которое носит уже, менее общий характер, чем эти аксиомы. Так поступают ныне многие, замечает Бэкон, но приходят на этом пути лишь ненадежному «предвосхищению» природы, то есть к очень шатким гипотезам.

Критика «пути паука» превращается у Бэкона в критику по адресу спекулятивного рационализма и антиэмпирического образа мышления вообще.

Ученый, следующий эмпирическому методу, стремится только к максимальному накоплению фактов. Он похож на муравья, который беспорядочно тащит в муравейник все, что ни попадется ему на пути.

«Путь муравья»- это узкий эмпиризм, который в своей односторонности не менее ошибочен, чем столь же односторонний рационализм. Эмпирики настойчиво, как труженики- муравьи, собирают разрозненные факты, но не умеют их обобщать. Этого умения не хватило и Бэкону. Эмпирики способны извлекать «практику из практики и опыт из опытов», но не в состоянии создать подлинной теории.

И только третий путь состоит в умственной переработке материалов, которые доставляет опыт- «путь пчелы», является единственно истинным. Он соединяет в себе достоинства первых двух путей, но свободен от недостатков каждого из них. Подъем от ощущений к наиболее общим аксиомам, от эмпирии к теории совершается здесь непрерывно и постепенно. Боязнь этого подъема поворачивает на ложный «путь муравья», а поспешность при восхождении от опыта к понятием науки «систематическая настойчивость», медленная, но неуклонная последовательность.

Итак, одно размышление и один только чувственный опыт не могут быть верными руководителями на дороге к истине. Бэкон требует органического единства восприятия и мыслительных средств познания, ратует за применение рационального метода к чувственным данным. « Мы навсегда укрепили, - надеется он, - истинное и законное сочетание способностей опыта и рассудка…»

Отсюда видно, что неверно квалифицировать Бэкона как эмпирика в том смысле, в каком этот термин употребляется в наши дни, и в каком он соответствует «пути муравья», порицаемому Бэконом.

Бекон рассматривает природу через призму двух главных понятий – сущность и явление. Первое из них воплощается им в категории «форма», а второе – в категории «природа».

Природа состоит из различных комбинаций первоначал. Но что собой эти первоначала представляют? Прежде всего, Бэкон характеризует явления, в которых эти начала проявляют себя. Эти чувственные качества, воспринимаемые и переживаемые людьми как ощущения, однородные и простые, далее на части не делимые. Таковы качества желтое, твердое, и т.д., которые Бэкон и называет совокупно природами. В вещах, окружающих нас по всюду, природы находятся в самых различных сочетаниях и комбинациях, они как бы перепутаны, и в этом состоянии они изучаются физикой конкретов. Но для того чтобы углубить познание в область изначальных сущностей, необходимо природы расчленить, и изучить их в индивидуальном виде. Этим должна заняться физика абстрактов.


Случайные файлы

Файл
AVT-BUH.DOC
45561.doc
180721.rtf
42818.rtf
95780.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.