Взгляд в прошлое, современное и будущее (158158)

Посмотреть архив целиком

























Реферат

«Взгляд в прошлое, современное и будущее»





Взгляд в прошлое



Возникающие в истории бифуркации делают ее поливариантной: разные общества, оказавшись на исторических «развилках», в силу конкретных обстоятельств становятся на разные пути развития.

Когда общество сталкивается с трудностями, грозящими ухудшением условий его жизни или даже самому его существованию, перед ним встает задача: как справиться с этими трудностями. Английский историк А. Тойнби называет подобные ситуации «Вызовами», а попытки решения задачи — «Ответами». Разные общества могут отвечать на один и тот же Вызов по-разному. Это значит, что Вызов рождает бифуркацию, и различные Ответы на него — это ее ветви, т. е. различные пути дальнейшего хода истории.

Так, в Древней Греции Вызовом стала нехватка продовольствия. На этот вызов было найдено несколько Ответов.

Создание колоний на новых землях — стандартный Ответ, избранный многими античными городами-государствами.

Ответ Спарты — отвоевание земель у соседей (и соответственно милитаризация общества).

Ответ Афин — ставка на торговлю, развитие ремесел и искусств.

Мы можем считать, что наиболее удачным был Ответ афинян. Но что считать удачным Ответом и как предсказать, какой Ответ лучше?

Вблизи момента бифуркации в обществе обычно возникают расхождения в оценке возможных Ответов на Вызов. В конечном счете оценку дает история. Как говорил С. Кьеркегор, жизнь может быть понята только в обратном направлении, но должна быть прожита — в прямом. Прошлое обретает смысл, когда на него смотрят глазами будущего. Необходимо иметь общий взгляд на ход истории, чтобы выяснить реальные возможности, имевшиеся у данного общества в данных условиях, и роль, которую сыграл выбор одной из них.

В работах М. Кагана показано, что уже на выходе человека из первобытного состояния возникла бифуркация, наметившая три ветви исторического процесса, связанные с доминированием: 1) скотоводства, 2) земледелия, 3) ремесленного производства и торговли. Все эти варианты были реализованы: первый — многими народами Евразии и Америки, второй — на плодородных землях Ближнего и Дальнего Востока, третий — древними греками и римлянами. В результате образовались разные типы стабильных, длительно существовавших социальных систем.

Однако общество скотоводов-кочевников, живущих всегда «в дороге» и не склонных к созиданию вокруг себя «второй природы», устойчивой материально-технической среды, и общество земледельцев со свойственным ему замкнутым и консервативным образом жизни оказались не способными к выходу на новый аттрактор. В конус нового аттрактора — в «зону притяжения» будущей научно-технической цивилизации, базирующейся на принципах открытого общества, — попала лишь траектория развития общества третьего типа, берущая начало в античности. Путь, наметившийся в античном мире, вел к росту городов и превращению их в хозяйственные, торговые, культурные центры, к совершенствованию техники и расширению масштабов ремесленного производства до последующего перехода от него к крупной машинной индустрии.

Новая цивилизация родилась в Европе. Правда, и здесь не обошлось без социальных катаклизмов. Римская империя пала не в силу внутренних причин, а под внешним воздействием: ее разрушили варвары. Варварское нашествие на несколько столетий задержало продвижение общества по намеченному в античности пути. Но возникшее в средневековой Европе на развалинах Римской империи феодальное аграрное общество стало «строительной площадкой», на которой постепенно возводился фундамент будущего здания — общества индустриального.

Сокрушив Римскую империю, варвары не смогли уничтожить сохранившиеся в ее руинах элементы античной культуры. Слой варварских обычаев лишь временно прикрыл их, но они упрямо выступали наружу — в виде римского права (в том числе, что очень важно, права частной собственности на землю), городского самоуправления, гражданских свобод. Сложившиеся в этих условиях феодальные государства средневековой Европы не могли распоряжаться территорией и подданными как своей собственностью. Рядом с государством стояли самостоятельные, неподвластные ему силы — наследственная аристократия, городские общины, ремесленные цеха, церковь. Развитие культуры и экономики могло идти независимо от государства. Все это сделало возможным взлет эпохи Возрождения, за которой последовал век Просвещения, принесший идеалы социального прогресса и ставший истоком быстрого роста капиталистической промышленности в западноевропейских странах.

Вместе с переселенцами из Европы через Атлантический океан в Северную Америку была перенесена и тенденция движения к индустриальному обществу открытого типа. Там это движение, освобожденное от груза сословных и иных ограничений, существовавших в европейских странах, пошло в ускоренном темпе и вывело США в XX в. на передние рубежи в мировой экономике и политике. Этому немало способствовала открытость американского общества для вливания в него других культур и, в особенности, активное заимствование достижений западноевропейской культуры.

Конечно, в разных странах новый тип общества обретал национальные особенности. Развитие его, как и всякое историческое развитие, также шло через большие и малые, локальные и глобальные бифуркации, через кризисы и зигзаги. Но сила притяжения к аттрактору преодолевала силы, тянущие в сторону от него.

А параллельно с «пучком траекторий», ведущих к индустриальному открытому обществу, в мире воплощались в действительность и иные варианты исторического процесса. Долгое время взаимодействие Европы со странами Востока и Юга было слабым и практически не оказывало влияния на них. Они вели обособленную жизнь. Различными путями там шло медленное движение от скотоводства к земледелию, от земледелия к городу. Но города становились, главным образом, политическими центрами, их экономическая и культурная функция развивалась слабо. Хозяйственная роль ремесленного производства оставалось малозначительной, заинтересованности в совершенствовании его технической оснащенности не было. В результате складывались и приобретали застойное существование различные формы до индустриального (традиционного, аграрного) закрытого общества.

Наиболее отчетливо характерные черты этого общества выступают в государствах, которые обычно называют государствами «восточного» типа (Восток тут — не просто географическое понятие). Власть и собственность в таких государствах неразделимы, причем власть первична, а собственность вторична. Государство — верховный собственник всей земли, так же как и живущего на ней населения. Все экономические процессы, частное предпринимательство, торговля находятся под контролем бюрократического аппарата. Чиновники всесильны и пользуются своим положением как средством обогащения. Никакой самоорганизации населения не допускается.

«Сильное государство — слабый народ» — так сформулировал главный принцип устройства восточного общества древнекитайский философ и политический деятель Шан Ян (390-338 до н. э.), создатель теории деспотического государства.

Города в восточных государствах не имели самоуправления и не могли стать, как это было в Западной Европе, носителями нового типа общественных отношений. При скованном неизменными традициями образе жизни, созерцательно-пассивном отношении к миру, Деспотизме и всеобщем бесправии не мог появиться тип свободного гражданина, члена самоуправляющейся городской общины, не было простора для социального и научно-технического новаторства. Отсюда — застойная бедность восточного общества.

Переход к индустриальному открытому обществу в подобных условиях становится возможным только благодаря контакту с европейской цивилизацией и усвоению ее достижений. Но рост этого контакта ведет к постепенному формированию единого мирового культурного, экономического, политического пространства и вхождению путей развития различных стран в зону притяжения к индустриальному открытому обществу.

На этом этапе история вновь приводит к возникновению разных траекторий эволюции, на этот раз, однако, сходящихся в направлении к единому аттрактору. Если Западная Европа проложила один вариант пути к индустриальному открытому обществу, то Япония прокладывает другой, Россия — третий... Вариантов тут может быть много: каждая страна в зависимости от географического положения, исторических условий, особенностей национальной культуры, личных качеств лидеров и множества случайностей идет своим особенным путем. Но «зов аттрактора» неодолим, и раз траектории эволюции вошли в его конус, движение к нему остановить невозможно (как бы ни сопротивлялись ему исламские фундаменталисты, бритоголовые неофашисты, «черные националисты», твердокаменные ленинцы или нынешние российские лжепатриоты -«почвенники»).

Подводя итоги нашему по необходимости очень беглому взгляду в прошлое, можно заметить, что ход всемирно-исторического процесса от первобытности до современности в самом общем виде выглядит так: человечество «пробует» различные варианты развития, и это ведет к появлению целого «дерева» путей, по которым движутся разные народы; но в результате разнообразных «проб» в конце концов находится общий аттрактор, к которому сходятся все пути.

Из первобытного состояния (А) возникают общества скотоводческого (В), земледельческого (С) и ремесленно-торгового (D) типов. Последующие бифуркации дают множество разнообразных траекторий исторического развития, среди которых некоторые (Е, F, G) оказываются тупиковыми. Справа выделен антично-европейский путь, проходящий через средневековый зигзаг (М) и некоторые иные варианты (Z.) и ведущий к индустриальному открытому типу общества (N). Другие траектории приводят к образованию различных видов традиционного закрытого общества (Н, I, К) и тоже (вступая во взаимодействие с индустриальными открытыми обществами) движутся к типу N.


Случайные файлы

Файл
161948.rtf
7280-1.rtf
84946.rtf
30036-1.rtf
47583.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.