Аристотель – создатель науки логики (158121)

Посмотреть архив целиком












«Аристотель – создатель науки логики




1. Аристотель – создатель науки


Как особая наука логика берет свое начало в работах Аристотеля. У него же мы впервые находим слово логическое исследование. Мышление становится у него предметом специального изучения.

В VI и V столетиях до н.э. греческой философией (Гераклитом, элейцами, Демокритом, софистами и особенно Платоном) трактовались лишь отдельные проблемы логики, только у Аристотеля логика выступает как особая систематическая наука. Логика Аристотеля, в соответствии с требованиями, предъявляемыми им к любой науке, стремятся проследить отношения между понятиями, которые соответствовали бы отношениям бытия. В логических сочинениях Аристотеля подчеркивается онтологическое содержание логических операций, совпадение форм абстрактного мышления с основными формами бытия.

«У Аристотеля, – пишет Ленин, – везде объективная логика смешивается с субъективной и так притом, что везде видна объективная».

Аристотель понимал губительность для науки создания чисто формального метода, основанного лишь на технических правилах сочетания понятий друг с другом. Аристотель возражал против такого метода. Подход, способ изучения в каждом случае определяются особенностями самого предмета изучения. «…Ведь для разных предметов принципы различны – например, для чисел и поверхностей».

Логика Аристотеля – это, прежде всего естественноисторическое описание практически уже сложившихся форм мышления. Гегель назвал Аристотеля «…естествоиспытателем… духовных форм мышления». Но это не только описание. Исторически сложившиеся формы мышления Аристотель очистил от наносного и побочного материала, зафиксировал основные формы мышления и методы исследования. Более того, его задачей было найти принципы научного мышления, стремящегося к адекватному отражению объективного бытия в понятиях. «Логика Аристотеля есть запрос, искание…».

В сочинении «Об истолковании» Аристотель намечает такой путь исследования логических проблем: «Следует в первую очередь определить, что представляет собою имя [понятие] и глагол, затем выяснить, что такое утверждение и отрицание, суждение и предложение вообще».

Подойдя к характеристике понятий, Аристотель оказался в большом затруднении. С одной стороны, он провозгласил ощущение, чувственность источником знания. С другой стороны, для него было бесспорным, что наука не может остановиться на чувственном знании. На высшей стадии мышления, когда человек начинает изучать само мышление, когда он делает предметом исследования самые понятия, они превращаются у него в самостоятельный объект, существующий отдельно от природы, а разум становится как бы особым источником знания, независимым от чувств.

Изучая бытие, Аристотель признает реальным лишь единичное тело; изучая понятия, он склонен признать реальность абстрактного понятия. К общим выводам о бытии можно прийти и посредством наблюдения, связанного с ощущениями. К общим же заключениям в сфере понятий возможно прийти, только мысленно устанавливая связь между ними.

Аристотель начинает анализ понятий, не разрешив вопроса об отношении ощущений, дающих знание об отдельных предметах, к общим идеям. Его учение о понятии вследствие этого представляет собой сочетание идеалистических и материалистических моментов.

Аристотель считает, что понятия образуются в результате действия самой души, и часть понятий, существуя в виде высших принципов, не нуждается в доказательстве. Однако, находясь в душе, понятия, по Аристотелю, представляют лишь некоторую возможность, задаток, условие. Для своей реализации понятие требует отношения познающей «души» к внешнему предметному миру. Вез воздействия предметного мира Аристотель не представлял себе образования понятий. «Ведь познаваемое существует, по-видимому, ранее, чем знание: в самом деле, по большей части мы приобретаем знания, когда предметы – объекты – этих знаний уже существуют ранее; лишь редко можно увидать – а может быть, таких случаев и нет–чтобы знание возникало вместе с познаваемым. Далее, познаваемое, будучи упразднено, упраздняет вместе с собой и знание, между тем знание не упраздняет вместе с собой познаваемого».

Таким образом, Аристотель здесь обнаруживает свойственную ему непоследовательность, определяя понятие как результат независимого от тела действия души и одновременно признавая первичность объекта.

Человек стремится уже в восприятии найти общие моменты в виде одинаковых свойств индивидуальных тел природы. Тем не менее «общее известно нам по понятию, частное – по чувству, так как понятие относится к общему, чувственное восприятие – к частностям».

В понятие общего не могут быть включены случайные свойства, иначе понятия превратятся в простые мнения об исключениях в природе. Свойства, охватываемые общим понятием, должны быть существенными и присущими самому бытию. На этом основано различение Аристотелем «одноименного» и «соименного». «Одноименными… называются те предметы, у которых только имя общее, а соответствующее этому имени понятие-определение [их сущности] различное. У этих предметов одно только имя общее, а соответствующее имени понятие [сущности] [в том и другом случае] различное… Соименными… называются предметы, у которых и имя общее и понятие одно и то же, как, например, («создание»), это – и человек и бык».

Если понятия имеют дело с признаками многих индивидуальных явлений, то, в зависимости от того, каковы эти признаки и насколько они существенны, определяется и содержание общих понятий. Так, одни образуют общее «по числу, другие – по виду, иные – по роду, а иные – по аналогии. По числу одно <образуют> те, у которых материя одна, одно по виду – те, у которых понятие общее, одно по роду – те, которые принадлежат к одной и той же категориальной форме, одно по аналогии – те, которые стоят менаду собою в таком же отношении, как что-нибудь другое – к чему-нибудь другому».

Менаду понятиями, различными по степени общности, устанавливается зависимость. Наименее общими понятиями являются те, которые относятся к отдельной сущности – схватывают «вот эту определенную вещь». Отдельная сущность, выступая предметом понятия, дает наиболее точное, но и наиболее ограниченное определение. В таких понятиях «наименование получают части, которые находятся в такого рода вещах, определяя их и выражая в данной их индивидуальности, – те части, с упразднением которых упраздняется и целое…».

Хотя целостное бытие, существующее в виде отдельного предмета, всегда многостороннее и богаче понятия, его выражающего, однако наука должна стремиться через совокупность понятий, дающих определение частных признаков бытия, достигнуть возможной полноты охвата индивидуального бытия. Такого рода понятия являются хотя и элементарными, но первыми и необходимыми во всяком мышлении. Без них не может возникнуть ни более общее понятие, ни суждение.

Перечисление свойств, присущих целой группе явлений и строго отличающих одну группу от другой, и фиксация их в понятии – следующая ступень образования понятий. В отличие от понятий о признаках частных явлений указанные понятия высказываются о виде. Они представляют уже более совершенную и высокую ступень обобщения. Порфирий Финикийский во «Введении» к «Категориям» Аристотеля, стараясь точно придерживаться текстов самого философа, следующим образом определяет понятие о виде: «вид есть то, что сказывается о многих отличных по числу [вещах] при указании существа [этих вещей]».

Род – верховное понятие в логической системе Аристотеля. Видовое понятие является подчиненным родовому и образуется через указание рода и видового отличия в пределах данного рода. Так, например, видовое понятие лошади образуется через родовое понятие животного и существенных признаков, отличающих лошадь от других видов рода животных.

Более общего и первого понятия, чем род, по мнению Аристотеля, существовать не может, ибо «роды являются общими и неделимыми (определения их дать <уже> нельзя)». Везде, где есть видовое отличие, необходимо дан и род, там же, где есть родовое понятие, далеко «не всякий раз дается видовое отличие».

Таким образом, начав с материалистических исходных положений в учении о понятии, Аристотель заканчивает исследование понятий идеалистическим отрывом общих понятий от конкретной природы; начав с первичности отдельных вещей, он заканчивает первичностью наиболее абстрактных понятий.

Для создания научного определения требуется знать законы сочетаний понятий в суждениях и умозаключениях.

Для Аристотеля не существует никаких особых законов построения суждений, принципиально отличающихся от вещественных связей. Порядок вещей в природе – верховный закон для сочетания понятий в суждении. Но вследствие возможности сочетать понятия субъективно, т.е. не так, как они связаны в бытии, суждения могут быть не только истинными, но и ложными. Отсюда следует, что для научного мышления далеко не достаточно вообще обладать способностью соединять понятия. Их следует уметь сочетать, строго учитывая способы соединения самих вещей. Истина может быть достигнута только в том случае, «когда утверждение относится к соединенному <бытию>…».


2. Аристотель и классификация суждений


Аристотелю принадлежит первая в истории науки классификация суждений. Суждения он различает:

1) по качеству – в зависимости от того, являются ли они утвердительными или отрицательными;


Случайные файлы

Файл
167554.doc
12254.rtf
Записка.doc
132171.rtf
20485-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.