Понятие менталитета этнокультурных общностей. (157544)

Посмотреть архив целиком

Понятие менталитета этнокультурных общностей.

Шарипов Р. Г.

Проблема определения и выявления этнокультурных общностей приобрела актуальное значение в последние десятилетия. Наличие многих нерешенных и спорных вопросов в национальной политике государства, недостаточные теоретические знания, накопленные в марксистский период развития отечественной науки, подсказывают необходимость новых подходов к решению проблем этнологии, философии, культурологии, которые связаны с этносом, национальной культурой и национальным характером.

Хотя в последнее время учеными-социологами, этнологами, философами пишутся ценные труды по этническим проблемам, разработаны такие понятия как “этнопсихология”, “национальный характер”, “архетипы”, “ментальность” или “менталитет”, “этнокультурные стереотипы”, однако до сих пор понимание, определение этих понятий остается недостаточно адекватным. Выявление тех или иных черт национального самосознания и национальных поведенческих стереотипов не имеет разработанной методологии; не достаточно четко разработан категориальный аппарат.

Застой в этой области был предопределен всем ходом развития отечественной науки за последние семьдесят с лишним лет. В годы воинствующего марксизма и засилья его химерических отпрысков - “истмата”, “диамата”, формационной теории, - изучение особенностей национальной идентификации граждан не получило почти никакого развития. Приоритет отдавался модному в то время примитивному интернационализму, классовости, классовой солидарности, классовому самосознанию. В качестве непреложных истин с высоких трибун съездов и университетских кафедр заявлялось об абсолютной роли классового фактора в истории человечества, классовая борьба объявлялась двигателем прогресса. Различия, коренящиеся в глубинных слоях подсознания и вызванные разностью этнопсихологических установок и парадигм у тех или иных народов - не суть важны, важно классовое происхождение, и оно, в конце концов, объединит русского, татарина, еврея, латиноамериканца и негра в одно счастливое целое, разумеется, после методичного уничтожения всех инакомыслящих. и “социально далеких” элементов.

О каких еще национальных проблемах может идти речь, когда существует примат производственных отношений и распределение материальных благ между классами, когда существуют великие вопросы политэкономии?

Последствия такого пренебрежения национальными проблемами и слепого упования на абсолютную первичность материи, поставили перед учеными нашего времени сложнейшую задачу переориентации практически всех без исключения методологических и философских концепций.

Однобокий материализм, густо замешанный на махровом невежестве пополам с закостенелыми формулами “чистого”, “неревизионистского” марксизма к концу нашего столетия расписался в своем полном бессилии ответить на многие вопросы, остро поставленные современностью.

Поэтому столь необходимо срочно искать новые подходы, методы изучения нематериальных духовных структур - эта проблема встала перед отечественной философской наукой еще на заре перестройки, однако остается актуальной и теперь,на пороге третьего тысячелетия.

Новые методологии, научные понятия и категории проникают, разумеется с Запада, и проникают довольно активно, на протяжении всего последнего десятилетия. Под влиянием западной философской мысли пусть со скрипом и натугой, но все же происходит реальная смена парадигм социального знания. Смена парадигм началась не сегодня, но продолжает определять современную познавательную ситуацию. ( Социс, 95, 11, с. 12. Н.Н. Козлова...).

Проблемы менталитета этнокультурной общности были поставлены на повестку дня некоторыми этнопсихологами уже в 19 веке. Своим зарождением это научное направление обязано трудам немецких психологов Х. Штейнталя, В. Вундта, опубликовавшего в 1863 г. книгу “ Лекции о душе человека и животного”, в основе которой лежат идеи Гегеля об “объективном духе”, а также распространенным в Германии в Х1Х в. понятиям о “сверхиндивидуальной психике”, “народном духе”( Башкирская энциклопедия, с.654, Валеев Д.Ж.). А также представители исторической школы права, немецкий географ и историк, учитель известного тюрколога Радлова, Карл Риттер отмечали в своих трудах обусловленность истории духовным складом народа.(Тюркологический сборник-1971. М., 1972, с.21).

Открытие Карлом Юнгом архетипов - “коллективного бессознательного”, предложило науке новые горизонты в изучении культуры исторических общностей. Архетипы или “коллективное бессознательное”, наконец-то дали научное обоснование той устойчивости и повторяемости мировоззренческих и поведенческих стереотипов различных народов, которые отмечали многие ученые еще задолго до Юнга.

В настоящее время отечественной философской науке необходимо как обобщение накопленных на Западе еще с прошлого века знаний по этой проблеме, равно как и скрупулезный анализ тех немногочисленных трудов, которые все же увидели свет в нашей стране.

В отечественной научной литературе весьма заметны достижения в области этнографии : обычаи, обряды, быт, верования многих народов основательно изучены; столь же успешно ведется исследование материальной культуры отечественной археологией. Достойны глубокого уважения исследования нравственной культуры, ценностных ориентаций и религиозных верований, мифологии.

Все эти исследования, посвященные различным аспектам культурного развития народов Евразии, наталкивают на мысль о насущной необходимости философского синтеза знаний, характеризующих этнос. В связи с этим использование такой категории как менталитет этнокультурной общности представляется наиболее важным.

Бытие этноса не определяется и не исчерпывается ни расой, ни языком, ни территорией, ни государственным суверенитетом, хотя безусловно, все эти признаки очень важны для обнаружения национального бытия.

Также нация - не есть только ныне живущее поколение, но есть и своеобразная сумма всех поколений, она есть нечто изначальное, вечно живой субъект исторического процесса, в ней живут и пребывают все прошлые поколения, не менее, чем поколения современные. ( Бердяев Н.А. “Философия неравенства”, М., 1994, с. 48.)

Этническое сознание предполагает идентификацию индивида с историческим прошлым данной этнокультурной общности и акцентирует идею “корней”. Этнос, мировосприятие и самосознание этнической группы вырабатывается символами общего прошлого - мифов, легенд, святынь, эмблем. Поэтому национальную общность следует рассматривать прежде всего как общность самосознания ее членов, а не только как саму по себе групповую культурную отличительность, существовавшую с самого начала человеческой истории.

Национальной общности характерно некое уникальное, присущее только ей, мироощущение, мышление, поведение, система ценностей, духовное творчество, обусловленное многими факторами, из которых ошибочно было бы выделять какой-либо один в качестве первичного, приоритетного.

И вот вся эта совокупность характерных признаков, отличающих этнокультурную общность от других, выделяющих ее в своеобразный макрокосм человеческих индивидуумов, некое уникальное неповторимое сообщество, - может быть выражена и наиболее, на мой взгляд, полно охвачена понятием менталитет на уровне этнокультурной общности.

Именно поэтому реконструкция менталитета этнокультурной, в нашем случае - древнетюркской, общности, выявление его характерных черт, не имеют смысла вне полиэтнической системы отношений и возможны только при применении сравнительного анализа и сопоставлении с ментальностью других общностей.

Менталитет - это то общее, что рождается из природных данных и социально обусловленных компонентов и раскрывает представление человека о жизненном мире.(Гуревич Н.С. Культурология.)

Таким образом, менталитет этнокультурной общности включает в себя и природное и культурное, эмоциональное и рассудочное, иррациональное и рациональное, сознательное и коллективное бессознательное - то, что принято называть архетипами.

Понятие менталитета этнокультурной общности гораздо шире и всеобъемлюще, нежели то, что мы называем культурой, общественным сознанием и идеологией. Ибо структуры менталитета обладают и большей исторической длительностью и гораздо большей устойчивостью относительно изменений общественно-политической и культурной жизни.

Так, культура (материальная и духовная) древнетюркской этнокультурной общности и современных тюркских народов отличаются между собой гораздо сильнее, нежели их менталитеты, рассматриваемые в рамках отдельных исторических эпох. В принципе сама цель, которую ставит перед собой крупномасштабное исследование менталитета древних тюрков - есть рассмотрение взаимовлияний и общих характерных черт этих менталитетов - древнего и современного, и больше - доказать, в конечном счете их структурно-временную преемственность и даже единство.

Сама тема моего исследования призвана “легитимизировать” основу духовной жизни современных тюркских народов, проследить ее восхождение из глубины веков и тысячелетий, когда в сердце Евразийского материка происходило зарождение и становление суперкультуры древних тюрков.

Именно поэтому столь велико значение архетипов - глубоких слоев “коллективного бессознательного”, где в виде “изначальных психических структур хранится древнейший опыт (народа), обеспечивающий априорную готовность к восприятию и осмыслению мира,” - ибо именно они являются основой менталитета этнокультурной общности, хотя, как открытая система, менталитет естественно может и приобретает новые признаки и черты.


Случайные файлы

Файл
92662.rtf
443.doc
121938.doc
789.rtf
62306.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.