Ценностная структура политического поля парламентских демократий (157443)

Посмотреть архив целиком

Ценностная структура политического поля парламентских демократий

Платонов Игорь Валерьевич

... в основе политики, этой области реального, науки о социальной реальности как таковой, лежит Ценность! ...Это поистине отсталая мысль - ...старые категории, старые глупости.

- Но в чем же это ложно?

- Это даже не ложно; просто это больше не в ходу; древние монеты тоже ведь не фальшивые - просто это музейные экспонаты...

- А нельзя ли выплавить из этой старой монеты немного полезного металла?

(Ролан Барт о Ролане Барте)

Формы политической жизни преобладающие в обществе, характер и стиль политики определяют представления о политике, которые бытуют в данном обществе. В свою очередь, общепризнанные представления о политике, представления о том, чем она является и должна являться, определяют формы и характер политической жизни общества. Данные высказывания можно было бы трактовать в духе вульгарной диалектики, если постараться за социальным детерминизмом не заметить самой возможности проявления человеком и обществом свободного выбора. Этот выбор коренится в принципиальной множественности представлений общества о самом себе, множественности, которая отражает сложность и неоднородность самого общества. Однако, по целому ряду причин “общепризнанной” (то есть доминирующей, подавляющей остальные) становится, как правило, только одна система взглядов и представлений. Если подобный идеологический выбор осуществляется в обществе, где большинство граждан не достаточно ясно осознает свои интересы, а различные элиты, напротив, осуществляют всестороннее давление на общественное мнение, исходя только из своих интересов, то последствия такого выбора могут быть и неблагоприятными для развития всего общества. Речь не идет о выборе “истинных” представлений среди “ложных” или “единственно верных” - среди “ошибочных”. Возвращаясь собственно к представлениям о политике, можно говорить о представлениях, которые способствуют (или препятствуют) повышению эффективности политической деятельности общества, в большей или меньшей степени формируют политику, которая благоприятно (или неблагоприятно) сказывается на экономике, социальной и духовной сферах. Только это и может стать критерием подобного идеологического выбора.

Современная Россия не может похвастаться ни эффективностью политической деятельности, ни ее позитивным влиянием на другие сферы общественной жизни. Ярким примером тому может служить полная невозможность всей политической системы приступить наконец к реформам, необходимость которых очевидна уже подавляющему большинству граждан. Еще год - другой и пути реформирования, например, коммунального хозяйства политики будут обсуждать при лучине вокруг печки-буржуйки, растапливая снег для чая. Не последнюю роль в этом, на мой взгляд, играет тот факт, что за годы перемен в нашем обществе так и не выработались собственные взгляды и представления на то, чем является и чем должна являться политика в современном российском обществе.

С одной стороны, значительная часть населения сохранила (или упрочила?) представления, которые сформировались еще в советский период нашей истории. Все советские учебники, словари и энциклопедии откровенно заявляли, что политика - это “деятельность органов государственной власти”, вполне объективно отражая тот факт, что простые граждане при социализме являются объектом, а не субъектом политической деятельности. И нет никаких фактических оснований считать, что представления подавляющего большинства этих самых граждан существенно отличались от официальной партийно-государственной позиции в данном вопросе. Роль рядового гражданина сводилась к обязанности выражать одобрение и поддержку этой “деятельности органов государственной власти”. Неизбежным следствием такого отчуждения гражданина от политической жизни общества становились политическая пассивность, иждивенчество и безответственность. К тому же, “не состоять, не участвовать, не нести ответственности” представлялось наиболее авторитетной частью советской интеллигенции в качестве высшей гражданской доблести. Сохранение подобной установки и порождающих ее представлений вряд ли отвечает интересам каких-либо политических сил современной России, да и всего общества в целом.

С другой стороны, интеллектуальные элиты демонстрируют желание как можно скорее привить российскому общественному сознанию представления о различных аспектах социальной и политической жизни, являющихся общепринятыми в сегодняшней действительности стран Западной Европы. При этом не учитывается, что представления о современной политике в Европе исходят из существующей там практики постполитики, то есть “состояния после смерти Политики”, в то время как в России политическая система парламентаризма только формируется. Однако разумная критическая позиция не исключает возможности использования богатого опыта мировой гуманитарной научной мысли в области осмысления политической сферы жизни общества.

Но какие бы представления не конкурировали между собой за преобладание в умах наших граждан, ни взгляды политиков и ни взгляды политологов определяют содержание массового сознания. Оно в сегодняшних условиях формируется под действием средств массовой информации. И именно их усилиями сформировано представление о том, что политика это борьба за власть, а все остальное - ложь, пытающаяся скрыть этот факт. Именно с этим высказыванием согласятся, я думаю, большинство наших граждан. Но каковы следствия такого единства взглядов? Вам нужна власть? Правильно, и мне не нужна. Следовательно, борьба за нее - частное и личное дело профессионалов, как частное и личное дело “болельщиков” и любителей им в этом помогать, поддерживать и переживать за них. Большинства граждан страны эта борьба не касается. А если касается, то только в том смысле, что “паны дерутся, а у холопов чубы трещат”. При таком представлении о политике, как о своеобразном спорте, неизбежны рост массового интереса вслед любому “политическому” скандалу и еще большее снижение интереса и политической активности спустя некоторое время. Кому может быть выгодно такое положение дел? Ответ очевиден - только нечистоплотным политикам, которые манипулируют общественным мнением для достижения сомнительных целей и обеспечения личных интересов.

Я не возьму на себя смелость предложить обществу комплекс позитивных (в указанном выше смысле) представлений о политике. Моя задача скромнее и проще - попытаться расчистить подходы к формулированию таких представлений и предложить язык, на котором их можно было бы сформулировать. А уже на этом основании рассмотреть возможность возвращения общественно значимых ценностей в круг рассмотрения смысла и значения политической реальности, как сферы деятельности всего общества.

Власть и будущее.

Когда жители полинезийской деревни определяют зажиточного и удачливого хозяина как “биг мена”, это происходит не вследствие их глубокого уважения к его трудолюбию и рачительности, а в надежде на то, что при возможных будущих недородах, ураганах или иных бедствиях он единственный, кто сможет оказать реальную помощь соплеменникам, поделившись с ними своими запасами. Когда жители Багдада или Самарканда терпят от очередного Шахрияра кровавый произвол, то происходит это не из их особенной азиатской садомазохистской природы (нечто подобное было и в средневековой Европе), а в надежде на то, что при возможных будущих войнах и нашествиях только такой яростный и беспощадный властитель сможет привести их армию к победе. Именно поэтому в архаичных обществах мгновенно свергали тирана проявившего хоть малейший признак физической, духовной или иной слабости. Какое бы общество мы не взяли для рассмотрения, в политическом поведении его членов мы везде обнаружим сильный и ясно выраженный мотив заботы о будущем. Каким же образом реализуется эта забота в парламентских демократиях?

Кандидаты в органы представительской власти в предвыборной программе, как правило, особое место уделяют решению двух - трех насущных для их целевых групп проблем. Но каким образом избиратель может быть уверен в том, что при возникновении новых проблем даже в ближайшем будущем, они будут решаться в его интересах или хотя бы с учетом его интересов? Это может быть обеспечено только при условии совпадения представлений о целях развития общества, о допустимых средствах достижения этих целей, о справедливости в общественной жизни у избирателя и кандидата, которого он собирается поддержать. Все эти представления являются ценностным ядром любой политической идеологии. Поэтому в развитой парламентской демократии политическая борьба и предстает в формах борьбы различных идеологических платформ, борьбы между различными идеологическими ценностями.

При переходе к постполитике это положение меняется, так как постполитика - это политика в обществе без будущего, политика после “конца Истории”. В современной Европе подавляющее большинство граждан уже не верит в возможность осуществления в будущем утопических проектов, связанных с какой-либо идеологией, а также в возможность иных радикальных позитивных перемен в общественной жизни. Не верят они и в возможность тяжелых кризисов, войн или других невзгод на пространстве Западной Европы. Зато уверены, что их общественное устройство при всех его недостатках и несовершенстве все же является лучшим из всех действительно возможных. В этих условиях целью политической системы может быть только “косметический ремонт” существующего порядка и решение конкретных текущих вопросов. Места для идеологий и соперничества альтернативных ценностей в этой системе фактически нет и быть не может.


Случайные файлы

Файл
179223.rtf
37163.rtf
DIPL1.DOC
176566.rtf
130430.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.