Демокрит - годы жизни - ок. 460-370 гг. до н.э. Родом из Абдер,

считавшихся в Греции не только глухой интеллектуальной провинцией, но даже

просто городом глупцов. Но нарицательное "абдерит" - простак, простофиля,

глупец - стало собственным именем одного из величайших мыслителей... По

преданию, Д. "был учеником каких-то магов и халдеев, которых царь Ксеркс

предоставил его отцу в качестве учителей, когда у него гостил... у них-то

он ещё в детстве перенял науку о богах и звездах. Потом он перешел к

Левкиппу. Существуют сведения, что он совершил путешествие в Египет, Персию

и даже Эфиопию и Индию. Вернувшись из путешествия, он вел скромный и

уединенный образ жизни, занимаясь наукой и ценя её так высоко, что, как

говорят, "сказал, что он предпочел бы одно приличное объяснение сану

персидского царя". Завистники обвинили его в том, что он вопреки абдерским

законам, растратил доставшееся ему наследство; в ответ он "прочитал народу

свой "Большой Мирострой", лучшее из всех его сочинений, и получил за него в

награду пятьсот талантов; мало того, в честь его воздвигли медные статуи, а

когда он умер, то погребли его на государственный счет, - а жил он более

ста лет".

Многочисленные свидетельства и легенды говорят о Д. как о "смеющем-

ся философе", "настолько несерьезным казалось ему все, что делалось

всерьез". Рассказы о нем свидетельствуют о глубокой житейской мудрости

философа, о его наблюдательности, обширных познаниях. Диоген Лаэрций

приводит список, состоящий из более чем 60 произведений Д., главное место

среди которых занимают "Великий диакосмос", "Малый диакосмос", "О логике,

или Мерило". От сочинений Абдерита сохранились лишь фрагменты, перемешанные

с фрагментами и пересказами Левкиппа в почти неразличимое целое. Видимо,

немалую роль сыграли в плачевной судьбе произведений философа мировоззрен-

ческие споры: "Аристоксен в своих "Исторических записках" сообщает, что

Платон хотел сжечь все сочинения Д., какие только мог собрать, но

пифагорейцы Амикл и Клиний помешали ему, указав, что это бесполезно: книги

его уже у многих на руках". Но, как говорится, где один, там и много

(желающих)...

Д., наряду с Левкиппом, считается одним из основателей древнегре-

ческого атомизма. На первый взгляд учение атомизма предельно просто. Начала

всего сущего - это неделимые частицы-атомы и пустота. Ничто не возникает из

несуществующего и не уничтожается в несуществующее, но возникновение вещей

есть соединение атомов, а уничтожение - распадение на части, в пределе - на

атомы. Все возникает на некотором основании и по необходимости; причина

возникновения - вихрь, который и именуется необходимостью. Ощущаем мы

потому, что в нас попадают "видики", отделяющиеся от вещей. Душа -

совокупность особых атомов. Конечная цель человека - душевное благосостоя-

ние, при котором душа пребывает в спокойствии и равновесии, не смущаемая ни

страхом, ни суеверием, ни какой бы то ни было другой страстью.

Т.о., все, что существует, - это атомы и пустота. В бесконечной

пустоте-пространстве движутся, сочетаясь между собою, бесконечное по числу

и формам тельца; последние отличаются друг от друга формой, порядком,

поворотом. Возникает вопрос - что заставляет нас утверждать, что есть

какие-то неделимые тельца, что материя не делима до бесконечности? Левкипп и

Д. были внимательными слушателями Зенона и от них не ускользнули ни сильные

ни слабые стороны его рассуждений, в частности, содержание апорий против

множества: если разделить тело на бесконечное число частей, то или эти

части не будут иметь величины - и тогда их сумма, т.е. исходное тело

обратится в ничто, или они будут иметь величину - но тогда их сумма будет

бесконечно велика. Но и то, и другое нелепо. Однако апория не возникает,

если предположить существование предела делимости - неделимый далее атом.

Атомы достаточно малы, но ведь простейшее наблюдение показывает, что

материя действительно делима на весьма малые, даже не различимые глазом

частицы. Таковы пылинки, видимые в луче света, падающем в темную комнату.

"Д. не говорил, что эти видимые через окно, поднятые (ветром) пылинки (и

есть те частицы), из которых состоит огонь или душа, или что вообще эти

пылинки суть атомы, но он говорил: "Эти пылинки существуют в воздухе, но

так как они не заметны из-за слишком малой величины, то и кажется, что они

не существуют, и только лучи солнца, проникая через окно, обнаруживают, что

они существуют; подобным же образом существуют и неделимые тела, мелкие и

неделимые из-за слишком малой величины" (Левкипп).

Таким образом разрешены сразу две проблемы. Множественность сущего

не ведет больше к противоречиям: любое тело можно разделить на конечное

множество частиц, имеющих величину, а затем снова из них составить. А

"бытие" элеатов находит воплощение в атоме: он един, неделим, неизменен,

неуничтожим, отвечая всем требованиям парменидова "бытия". Только атомов

много. А для того, чтобы они могли существовать как множество, необходима

пустота, которая отделяла бы один атом от другого и обусловливала возмож-

ность перемещения атомов - движения. Пустота - это уже не "несуществующее"

элеатов, но существующее ничто.

Доказательство существования пустоты у Д. и атомистов вообще

сводится к тому, что, во первых, без пустоты не было бы возможно

перемещение, так как наполненное не может восприять в себя еще что-то;

во-вторых, о её существовании говорит наличие таких процессов, как уплотне-

ние и сгущение, возможные только в том случае, если между телами и их

частями существуют пустые промежутки. Пустота абсолютно однородна и может

существовать как вмещая тела, так и без них. При этом она существует как

вне тел, вмещая их в себя, отделяя их друг от друга, так и внутри сложных

тел, отделяя друг от друга их части. Лишь атомы не содержат пустоты, чем

объясняется их абсолютная плотность, - некуда вставить лезвие, чтобы

разрезать атом, или расколоть его.

Что касается числа атомов в мире, то Д. признает его бесконечным. А

следовательно, бесконечной должна быть и пустота, ибо конечное пространство

не может вместить бесконечного числа атомов и бесконечного числа состоящих

из них миров. Трудно сказать, что оказывается здесь первым допущением -

бесконечность числа атомов или бесконечность пустоты. И то, и другое

основывается на том аргументе, что как число атомов, так и величина пустоты

"не более такое, чем иное". Распространяется этот аргумент и на число форм

атомов, которое, по Д., также бесконечно.

Бесконечность мира в пространстве влечет вечность во времени и

бесконечность (безначальность) движения. Аристотель сообщает, что Д. утвер-

ждал: "вечное и бесконечное не имеет начала, а причина есть начало, вечное

же безгранично, поэтому спрашивать, какова причина какой-либо из таких

вещей, по мнению Д., то же, что искать начало бесконечности". Таким

образом, атомизм признает вечность мира во времени, бесконечность в

пространстве, бесконечность числа атомов и сложенных из них миров.

Демокриту для объяснения мировых процессов хватает атомов, пустоты

и движения. Движущиеся атомы собираются в "вихрь"; распространяясь по

отдельным местам в пустоте, они образуют отдельный мир, ограниченный своим

"небом". Возникновение мира и всех вещей в нем происходит в результате

соединения атомов, уничтожение же сводится к разъединению и распадению на

составные части.

Д. первым в древнегреческой философии вводит в научный оборот

эксплицитно сформулированное понятие причины и развивает систему материа-

листического детерминизма. Об этом говорит уже то, что он использует в

значении "причина" слово aitia, которое прежде обозначало "виновника" ил

"виновницу" того или иного события. Д. же потребовал отыскания причинного

объяснения. Левкипп придал принципу причинности формулировку, что "все

происходит на некотором основании и по необходимости". Уже здесь видно, чем

отличается детерминизм атомистов от прежнего понимания предшествующего и

последующего состояния вещи. По сути дела, до Д. ранние греческие философы

считали достаточным определить, "из чего" возникают вещи, что приводит к

парадоксу - "из ничего" не может возникнуть "нечто", то возникновение чего

бы то ни было нового немыслимо. Выход, найденный отсюда Эмпедоклом и

Анаксагором, состоял в том, чтобы признать источником нового определенную

пропорцию, в какой сочетаются стихии, или же свести качественно определен-

ную вещь к совокупности качественно определенных частиц - "семян". Левкипп

и Д. поставили вопрос иначе: ничего не возникает не только "из ничего" -

"материя" вещи должна быть не только налицо, но и без причины, без

некоторого обоснования, т.е. "попусту". А следовательно, они отличили

причину возникновения и изменения вещей от их субстанции, материи.

Поскольку от сочинений Левкиппа и Д. остались только фрагменты,

реконструкция их детерминизма представляет определенные трудности. Как






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.