Антропологическая парадигма в русской религиозной философии (77468-1)

Посмотреть архив целиком

Антропологическая парадигма в русской религиозной философии

В развитии философской мысли можно выделить три основные парадигмы: парадигму 'on he on' - поиск онтологических оснований и сущностных характеристик бытия как такового, парадигму 'cogito' - постижение законов и характеристик человеческой познавательной способности и возможностей познания бытия, парадигму 'existenz' - исследование собственно человеческого бытия.

Отмечается также, что в настоящее время происходит формирование новой философской парадигмы - парадигмы 'affirmo', исследующей принципы и основания утверждения человеком своего бытия как бытия культуры. Западная философская антропология начала усиленно развиваться только в парадигме 'existenz', до этого антропологические идеи присутствовали в философии, скорее, побочно и не имели парадигмального характера. Они необходимо возникали в философии, так как человек всегда был в центре внимания философской мысли, но в западной философии эти проблемы решались в связи с исследованием места человека в мироздании, отношения человека и мира, человека и Бога, человека и общества, культуры, цивилизации, техники, с проблемами познания человеком устройства мира, способов его покорения, объяснения, моделирования, преобразования, с проблемами отчуждения и одиночества человека в мире бытия, одним словом, в западной философии, на материале которой и были выделены основные парадигмы философского мышления, на первом плане всегда были либо проблемы бытия, либо проблемы познания, а не проблемы собственно бытия человеческого. Только в ХХ веке благодаря идеям Э. Кассирера, М. Шелера, М. Хайдеггера, Э. Фромма и других в западноевропейской философии происходит 'антропологический поворот' , создавший предпосылки для развития новой парадигмы мышления.

В отличии от западноевропейской философии русская философия с момента ее зарождения меньше интересовалась проблемами мироустройства и бытия как такового или человеческой познавательной способностью самой по себе, а большее именно проблемами человеческого бытия и постижения человеком его смысла.

Если не брать во внимание средневековую мысль на Руси, которая не была еще в полной мере самобытной философией (хотя в ней уже можно найти те интуиции, которые позже определят специфику русской философии), то началом русской философии следует считать ХVIII век, который на Западе был веком расцвета рационализма и рождения Просвещения. Влияние западной философии на русскую мысль как в это время, так и позже несомненно. Развитие своей собственной философии требовало освоения достижений мировой философской мысли, что хорошо понимали русские философы. И. Киреевский так писал об этом: 'Конечно первый шаг наш к ней (собственной философии - авторы) должен быть присвоением умственных богатств той страны, которая в умозрении опередила все народы. Но чужие мысли полезны только для развития собственных... Наша философия должна развиться из нашей жизни, создаться из текущих вопросов, из господствующих интересов нашего народного и частного бытия'

Русская философия осознавала себя существенно отличной от философии западной. Наиболее полно эту точку зрения выразил В.Ф. Эрн, который считал, что если для западноевропейской философии характерны рационализм, меонизм* и имперсонализм, то для русской - логизм, онтологизм и персонализм. По мнению Эрна, Ratio западноевропейской философии - это мертвое абстрактное понятие, служащее выражению безличного человеческого разума. 'Схематический Ratio, лишенный начала движения, живого контакта с rerum natura, не может быть признан истинным самоопределением живой и автономной человеческой мысли, - пишет он. - Существо его призрачно, меонично'. Рационализм западной философии лишен жизни, любви, движения: 'Понятие Ratio конструировалось в принципиальной отвлеченности от всех индивидуальных богатств и особенностей живой человеческой личности'. Русский философ противопоставляет ему Логос, сокровенное Слово, которое 'берет разум в целом', 'обнаруживает и дает расцвет внутреннему своеобразию и богатству личного начала'. Русская философия должна, по мысли Эрна, свести воедино Логос и Рацио, добиться их гармонии, чтобы разум смог выразить сокровенное. Русская философия 'ознаменована началом этой свободной встречи, столь необходимой для торжества философской истины. Внутренне унаследовав логизм..., Россия философски осознает его под непрерывным реактивом западноевропейского рационализма'.

Необходимость осознать себя по отношению к западному рационализму уже в XVIII веке породила две линии в русской философии. Обе они носили антропологическую окраску, но по-разному подходили к проблеме человека.

Первую из них можно назвать традиционной или западнической. Ей присуще стремление воспроизвести на русской почве западную философию. Традиционная философия зарождается в век Просвещения, побуждаемая потребностью теоретического осмысления нового типа культуры, складывающегося в России под влиянием петровских реформ. Ее основной особенностью является принципиальная вне-религиозность. Философия мыслится исключительно светской, она мыслится как 'главная наука', которая должна быть сосредоточена на научно-познавательных и воспитательных задачах. Тема воспитания человека посредством науки и искусства, самопознания и самосовершенствования человека последовательно разрабатывается этим направлением от В.Н. Татищева, трактат которого 'Разговор двух приятелей о пользе наук и училищ' посвящен проблемам образования, воспитания и исследования природы человека, до А.Н. Радищева, сочинение которого 'О человеке, его смертности и бессмертии' исследователи называют 'первой русской работой, стоящей вполне на уровне тогдашней философской культуры Европы'.

Также к традиционной линии следует отнести 'человекоучение' А.И. Галича, которого принято считать родоначальником антропологической традиции в русской философии. Опираясь на идеи Шеллинга о единстве мира, тождестве субъекта и объекта, Галич пишет фундаментальный труд 'Картина человека', провозглашающий важность 'человекоучения': 'Человек имеет свое место в обширной природе, принадлежит ей, продолжает вместе с нею проходить земное свое поприще, вовлечен в общий порядок ее движений, удерживая, однако же, за собой бытие самостоятельное, особенное'. Это позволяет Галичу не только выделить человекоучение как особую науку, но и говорить о примате человекоучения, поскольку 'из всех предметов, подлежащих познанию человека, сам он был и остается для себя важнейшим'. По мнению Галича, человекоучение создает предпосылки познания 'абсолютного начала жизни', побуждает философию к 'основательнейшим исследованиям природы человеческой и ее значения в мире', оно необходимо для построения политики, этики, педагогики, тесно связано с искусствами, без него не может быть даже богословия, потому что 'без познания нужд и тайн сердца человеческого законоучитель бессилен в практике'. Галич видит человека существом цельным, в котором как в 'средоточии известного нам творения', 'вылилась идея последнего вполне, вылилась самым вместительным, самым удачным образом; силы и стихии природы не только в нем повторяются, но и связаны в целое стройное, уютное'. В соответствии с идеями Просвещения Галич полагает, что человек 'может вполне раскрывать или совершенствовать свое собственное бытие сообразно со вложенною в него идеей, не иначе, как относя к себе самому, не иначе, как прилагая к своему сердцу все свои познания в Природе, в Истории, в Художествах и Политике'.

Вторую линию условно можно назвать славянофильской или русской религиозной философией, которая, усвоив и переработав идеи западной философии, создала собственную оригинальную русскую философскую традицию. Рассмотрению антропологических идей, возникших в этой традиции и посвящено настоящее Пособие.

В статье, посвященной русской философии, А.Ф. Лосев следующим образом сформулировал общие особенности русской философской мысли: во-первых, мистическое познание сущего, во-вторых, связь с действительной жизнью и, в-третьих, преимущественно литературно-художественное изложение. Исходя из этого, в русской религиозной философии можно выявить ряд идей, носящих парадигмальный характер для русской мысли в целом.

Первым русским религиозным философом был Г.С. Сковорода. Жизнь и философия Сковороды посвящены осмыслению полноты бытия человека. Философские построения Сковороды стремятся выразить мистически увиденную тайну бытия человека, открыть для конкретного человека путь к овладению смыслом его собственной жизни В философии Сковороды можно найти все те интуиции и темы, которые позже становятся стержнем русской философии, определяют круг ее тем и направление ее развития. На этом пути славянофилы открыли новое направление. Они 'искали в истории, в обществе и в культуре ту же духовную целостность, которую находили в душе', - писал Н.А. Бердяев.

ХIX век остро поставил проблему человеческой свободы, все философские доктрины так или иначе ее касались. Решение этой проблемы русской философией оригинально и органично, оно существенно отличается от западного, ибо 'Запад частное, личное начало ставил на место начала соборного, вселенского'. Конечно, русские философы по-разному понимали свободу, но все они стремились к тому, чтобы свобода была 'как в хоре' (К. Аксакова). Для русской философии проблема свободы это не рациональная проблема свободы и необходимости и не экзистенциальная проблема свободы и ответственности, а особенная, можно сказать, проблема антропологическая, вопрос свободы и спасения. Русской мысли всегда была близка идея о том, что спастись в одиночку нельзя, но в то же время, спасение есть личное дело каждого, хотя и достижимое только при участии всех. Наиболее выпукло эта мысль выражена Н. Федоровым, который полагал нравственным долгом 'всех воскресить'.


Случайные файлы

Файл
36922.rtf
17827.rtf
17274.rtf
143207.rtf
43107.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.