Алгебра и гармония социальных структур: от общины до империи (76834-1)

Посмотреть архив целиком

Алгебра и гармония социальных структур: от общины до империи

С.А.Боринская, кандидат биологических наук

А.В.Коротаев, доктор исторических наук

При подходе к изучению устройства и развития обществ преобладают два направления. Так, можно уделять особое внимание тому, что отличает одно общество от другого, делает каждый народ уникальным и неповторимым. Другие исследователи пытаются постигнуть общие закономерности, проявляющиеся в жизни и развитии обществ, сравнивая их устройство и культуру.

Во второй половине XIX в. Э.Тайлор, Л.Морган и другие основатели области знания, изучающего причины и характер культурных различий, пути появления и развития общества (в разных странах эта область знания носит разные названия: этнография, этнология, культурная антропология), оказались под сильным влиянием идей классического эволюционизма. Одна из них - представление об однолинейном развитии человеческих обществ от простых, “низших” форм к сложным, “высшим” через ту или иную единую для всех последовательность стадий. Именно эти идеи классического (XIX в. издания) эволюционизма вошли в состав марксистского учения и потому хорошо знакомы отечественному читателю старшего поколения.

Они выражены в известном утверждении Маркса: “Возьмите определенную ступень развития производственных сил людей, и получите определенную форму обмена и потребления”. Однако за 100 лет исследований не было найдено ни одной пары жестко скоррелированных друг с другом эволюционных показателей ни среди перечисленных Марксом, ни среди любых других параметров, отражающих устройство общества. Связь разных характеристик социальной структуры в эволюции обществ проявляется как не слишком жесткие корреляции, так что утверждение Маркса следует заменить следующим: “Возьмите определенную ступень развития производственных сил людей, и получите несколько определенных форм обмена и потребления, но с разной степенью вероятности”.

Недостатки классических эволюционных схем были подвергнуты конструктивной критике еще в XIX в., и уже тогда были заложены основы перехода к более сложным и более реалистичным моделям.

Сравнение культур

В начале ХХ в. на смену примитивным “классическим” однолинейным схемам пришло полное отрицание каких бы то ни было закономерностей движения социокультурных систем. На смену парадигмы значительное влияние оказал Ф.Боас, лидер североамериканской социокультурной антропологии, делавший акцент на изучении уникальных характеристик общества.

В Европе под влиянием британского этнографа польского происхождения Бронислава Малиновского фокус в изучении обществ перешел от исторических, диахронных, к синхронным исследованиям, что в контексте социокультутной антропологии означало изучение функционирования обществ, а не их эволюции.

Традиции эволюционизма в США продолжил А.Келлер, заведовавший кафедрой социологии Йельского университета, и его последователь Дж.П.Мердок. В начале 30-х годов Мердок опубликовал статью “Наука о культуре”, в которой привлекал внимание читателей к тому, что социокультурная антропология накопила огромное количество этнографических фактов, большая часть которых не была подвергнута глубокому анализу. Каждое новое поколение антропологов производило на свет горы новых этнографических описаний, обобщить которые было практически невозможно. С точки зрения Мердока, поиски социальных закономерностей должны базироваться на выборках обществ, представляющих собой основные культурные ареалы мира; используемые переменные должны быть строго и однообразно определены для каждого включенного в исследование общества, а предполагаемые связи между переменными должны быть подвергнуты статистической проверке. Идея применения методов математической статистики в антропологических исследованиях высказана еще в XIX в. Ф.Гальтоном в его комментариях к работе Тайлора. Дальнейшее развитие этих принципов привело Мердока к созданию баз данных, содержащих формализованную информацию по репрезентативным выборкам культур всего мира.

Такие базы данных могли (на основе строгих статистических критериев) подтверждать или отвергать выдвинутые гипотезы о закономерностях, связывающих развитие одних социальных структур с другими. В рамках остальных антропологических направлений проверка выдвинутых гипотез в большинстве случаев подменяется подбором примеров.

Мердок поставил целью собрать и классифицировать информацию по репрезентативной выборке народов всего мира и представить ее в легко доступной для статистической проверки форме. Его работа привела к созданию баз данных (хотя в 30-40-х годах, в докомпьютерную эру, самого этого словосочетания еще не существовало), содержащих этнографические описания народов мира, в том числе и широко известного “Этнографического атласа” Мердока. Атлас, содержащий описания 863 культур по более чем 100 показателям, был опубликован в 1967 г. в журнале “Ethnology”. Но и после этого Мердок продолжал публиковать собранные им данные. К 1973 г. размер выборки составил 1267 народов мира. В “Атлас” были включены народы преимущественно доиндустриальных обществ, описания развитых западных стран в него не вошли. Не вошли, за небольшим исключением, и описания народов бывшего СССР - просто потому, что создателям “Атласа” оказались труднодоступны издания на русском языке.

В “Этнографическом атласе” представлено лишь 26 этнических групп бывшего СССР, тогда как по одной только Эфиопии дано описание около 150 этнических групп, около 100 групп для Северо-Восточной Индии, а по Нигерии - 70. Этот пробел восполняется в настоящее время в рамках проекта, поддержанного Российским фондом фундаментальных исследований.

Полная сводка данных “Этнографического атласа” так и не была опубликована - она доступна для исследователей только в электронном формате. Этот гигантский массив данных появился в итоге обобщения и координации работы самостоятельных исследователей на основе разработанных Мердоком и его группой принципов. Продемонстрируем возможности кросс-культурных исследований на простом примере.

А был ли матриархат?

Практически все классические эволюционисты были убеждены, что история человечества прошла через две универсальные эпохи - матриархат и патриархат. По мере накопления этнографических и исторических данных выяснилось, что ни единого достоверного свидетельства о существовании в истории хотя бы одного матриархального общества нет. Уже в конце XIX в. эта теория подверглась серьезным атакам.

Несколько дольше продержалась “мягкая” версия матриархальной теории, в которой шла речь уже не об универсальной смене “власти женщин” “властью мужчин”, а о переходе от матрилинейной родовой организации (то есть такой, в которой счет родства ведется по материнской линии) и матрилокального брачного поселения (то есть такого, при котором муж переходит жить в поселение жены) к патрилинейной родовой организации и патрилокальному поселению (где счет родства ведется по отцовской линии, и супруги живут на территории мужа). Однако и эти представления были опровергнуты в начале XX в. Следует отметить “особый путь” развития отечественной науки, связанный с тем, что в Советском Союзе была табуирована критика официальной коммунистической идеологии или каких-либо ее элементов, в том числе и представлений о развитии обществ. В результате многие конкретные положения классического эволюционизма XIX в., вошедшие в работы К.Маркса и Ф.Энгельса, оказались “сакрализованными”. Такого рода сакрализации подверглась и теория матриархата, опровергнутая мировой наукой за много лет до большевистского переворота. Представления об “эпохе матриархата” лишь недавно исчезли из большинства российских учебников, однако значительная доля населения нашей страны, видимо, до сих пор не сомневается в существовании такого этапа в развитии человечества.

Предположение о том, что “матриархальные” (то есть матрилинейные и матрилокальные) общества предшествовали патрилинейным и патрилокальным, легко поддается эмпирической проверке. Для этого надо сравнить собранные этнографами данные о типе родовой организации (матрилинейная или патрилинейная) и типе поселения (матрилокальное или патрилокальное). Эти данные представлены в “Атласе” Мердока. Среди 224 обществ охотников и собирателей лишь 17 (8%) имеют матрилинейный род, 30 (13%) имеют патрилинейный род, 7 имеют родовую организацию иного типа, а большинство (170 обществ) родовой организации не имеют. Среди 423 обществ мотыжных земледельцев явно больше обществ с матрилинейным родом (17%). В целом матрилинейные общества встречаются вообще достаточно редко (менее 20% случаев), при этом повышенный процент их наблюдается в обществах со средним уровнем культурной сложности - мотыжных, бесплужных земледельцев. В обществах с плужным земледелием число матрилинейных групп снижается.

Аналогична ситуация и с матрилокальностью поселений. Закономерность, которую мы наблюдаем, прямо противоположна той, которую отстаивали эволюционисты-классики. Статистический анализ показывает, что корреляция между матрилинейностью и переходом к мотыжному земледелию - не случайное совпадение. Отметим, что все это достаточно четко (хотя и без проведения статистической оценки) было показано еще в 1905 г. исследователем Дж.Свэнтоном.

Что сравнивать?

Невозможно сравнивать между собой общества в целом - каждая социальная система неповторима и уникальна. Но можно сравнивать показатели, имеющие определенные числовые выражения, например, численность населения или формы организации общества. По сути, общество должно обеспечить те же функции, что и любой живой организм, - питание, воспроизведение (биологическое и культурное), защиту. Рассмотрим, в какой форме представлены соответствующие системы в “Этнографическом атласе”.


Случайные файлы

Файл
58367.rtf
175311.rtf
61742.rtf
89923.rtf
pushkin.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.