Социология и аксиология П.И.Новгородцева (76719-1)

Посмотреть архив целиком

Социология и аксиология П.И.Новгородцева

Скоробогатько Александр Васильевич

Павел Иванович Новгородцев (1866-1924 гг.) удачно сочетал в себе социолога, философа, правоведа. Полученное им в 1888 году на юридическом факультете Московского университета образование повлияло на всю его последующую творческую жизнь. Круг проблем, который он выбрал для исследования в той или иной мере связаны с его юридическим образованием. Новгородцев поставил перед собой задачу сформулировать нормы, позволяющие обществу успешно функционировать. Он отверг формально-юридические нормы как недостаточные и несовершенные и предложил руководствоваться нормами, которые вытекают из естественно-правовой теории. Такой поворот мысли закономерно вывел его на путь аксиологии. В этом направлении двигалась не только русская общественная мысль, но и западная. Формально совпадая по методу с баденской школой, Новгородцев следовал в своем аксиологизме в основном, отечественным теоретическим источникам. На него, как и на многих русских философов и социологов сильное влияние оказал Вл.Соловьев. Общая направленность мировоззрения Новгородцева созвучна взглядам его современников М.М.Ковалевского, В.М.Хвостова, Н.А.Бердяева и др.

Теоретические поиски П.И.Новгородцева вывели его на одну из центральных проблем русской общественной мысли - проблему общественного идеала. К исследованию ее он подошел опираясь на неокантианскую аксиологическую теорию. Значительная часть его творчества оказалась подчиненной разработке как общих проблем аксиологии, так и частных и прикладных. В частности, много внимания он уделил поиску новых принципов правового устройства общества. С этого и начнем более конкретное рассмотрение его творчества.

Естественно-правовая теория у Новгородцева не была простым продолжением теории XVII-XVIII веков, в которой естественный закон и естественное право понимались как первоначальные нормы, закрепленные в результате общественного договора. Она понималась им как вечное неотъемлемое право личности, имеющей нравственную природу и руководствующейся абсолютными ценностями. Естественное право он определял как "совокупность моральных (нравственных) представлений о праве (не положительном, а долженствующем быть)", как "идеальное построение будущего и нравственный критерий для оценки существующей независимо от фактических условий правообразования" [1]. Новгородцев был убежден, что жизнь должна определяться высшими нравственными законами, иначе она подлежит суду и осуждению. Такой максимализм характерен Новгородцеву во всем.

Для отстаивания своей теоретической позиции он апеллирует к социально-философским воззрениям И.Канта. Следуя ему Новгородцев отстаивает независимость идеи должного от данных внешнего и внутреннего опыта. Необходимо, по его мнению, преодолеть дуализм этических норм и теоретических суждений о действительности, нравственности и науки. "Наука характеризуется точностью своих заключений, а этика (или мораль) безусловностью своих перспектив"[2].

Этический идеал Новгородцева позволяет по-новому посмотреть на процесс правотворчества. Следуя идеализму стало возможно преодоление тупика историзма и вульгарного социологизма превративших в "служанку" действующее законодательство. Как либерально настроенный человек, с активной гражданской позицией он требовал свободы лица. Новгородцев восстал против формально-юридической науки, поклоняющейся позитивному праву. Он настаивает на мета-праве, основывающемся на моральной философии.

Кантовские постулаты практического разума помогли Новгородцеву обосновать значимость нравственности как закона личной и общественной жизни. Идея естественного права позволила выработать критическую позицию по отношению к социальной жизни. Естественное право Новгородцева противопоставило себя существующему праворегулированию и устремилось в будущее юридической науки. Будущее право, считал он, может быть только идеальным. "Когда наше сознание обращается к будущему, оно ожидает не каких бы то ни было форм, а идеальных и лучших" [3].

Новгородцев считает, что включение естественного права в существующую правовую практику необходимо, поскольку только таким образом можно преодолеть засилье государства в правовом регулировании. Он настаивал на том, что над государством стоят некоторые высшие нормы. которым оно должно подчиняться, из которых оно черпает и свое оправдание, и свои руководящие начала" [4]. Естественное право предполагает этическую ному, которая должна стоять над государством и не является таким образом продуктом его воли. Такою постановкой вопроса Новгородцев настаивает на нравственной обязанности власти перед обществом и личностью, но ставит тем самым власть в сложное положение, поскольку цели государства не всегда совпадают с целями всего общества и отдельной личности.

Концепция естественного права П.И.Новгородцева предполагает рассматривать личность как "нравственную основу общественности". Такой подход совпал с общим направлением русской социальной философии того времени, определившей для себя направление развития "от марксизма к идеализму". Неслучайно, что именно П.И.Новгородцев и П.Б.Струве и явились теми, кто организовал сборник "Проблемы идеализма" (1902 г.).

Обосновывая приоритет личностного начала в общественной жизни Новгородцеву пришлось решать сложную теоретическую задачу состоящую в необходимости сочетания и синтеза моральной воли личности и объективной этики общественности. Для разрешения этой проблемы он обратился к Канту и Гегелю и попытался соединить этическую теорию первого с логикой философии права второго. Эта попытка удалась ему лишь отчасти, поскольку принципы заложенные в философии Канта и Гегеля не допускают абсолютного синтеза. Индивидуализм кантовской морали не был дополнен гегелевской идеей действительного и остался главным критерием построения правовой теории Новгородцева.

Стремление Новгородцева к синтезу сущего и должного подтолкнуло его к поиску трансцендентных, сверх опытных начал. Эту проблему в русской философии пытался решать Вл.Соловьев. Новгородцев в след за ним занялся разработкой аксиологических проблем. Задуманная им книга "Об общественном идеале", должна была стать не только развитием идей естественного права, но и одним из первых трудов по философской теории ценностей. Свою книгу он задумал в трех частях. В первой части хотел рассмотреть состояние общественного сознания и основные направления исторического развития общества. Вторая часть должна была продолжить критику каждого из направлений мировой философской и общественной мысли. Заключительная часть планировалась им как положительная концепция общественного идеала. Удалось же Новгородцеву реализовать лишь первую часть замысла, хотя не верным будет считать, что в известной нам части книги не содержится попыток выйти на проблему положительной теории общественного идеала.

Уже в первой главе своей книги Новгородцев через критику философских теорий общественного идеала в основных чертах намечает контуры теории общественного идеала. Следуя в своем анализе принципу относительности всякого знания, он показывает несостоятельность надежд на нахождение универсальных ценностей и идеалов.

Новгородцев считает, что общественное сознание на протяжении XVIII-XX веков тешило себя надеждой найти совершенную форму общественного устройства. Вера в возможность земного рая потерпела крушение, констатирует он при этом к творцам этой веры он относит: с одной стороны Руссо, Канта и Гегеля, а с другой Конта, Спенсера и Маркса. Все они, пишет Новгородцев, сходились в ожидании грядущего земного рая и были убеждены в следующем:

1) "человечество, по крайней мере в избранной своей части, приближается к заключительной и блаженной поре своего существования.

2) ...они знают то разрешительное слово, ту спасительную истину, которая приведет людей к этому высшему и последнему пределу истории" [5]. При этом Новгородцев делает некоторые важные оговорки, уточняющие позицию каждого из творцов "земного рая". Эти уточнения не снимают всех возражений по поводу его главного утверждения.

Новгородцев, в частности, отмечает, что "Руссо не где не говорил определенно, что для человечества наступают лучшие времена, и, однако, он был одним из тех, которые всего более способствовали утверждению этой веры" [6]. Он считает, что теория народовластия Руссо стала основанием неоправданных надежд.

В отношении И.Канта Новгородцев также склонен считать, что его категорический императив отклоняет вопрос о будущем счастье людей. Однако идея "вечного мира" в международных отношениях, идеал абсолютного правового состояния, надежды на народовластие позволяют говорить о Канте, как одном из творцов идеи "земного рая".

В отношении гегелевского взгляда на историческое развитие Новгородцев особенно критичен. Гегеля он обвиняет в том, что тот конституционную монархию принимает за высшую форму, в которой божественное и человеческое пришли в тождество. Это не следует из цитируемого Новгородцевым, да и по всему тексту "Философии права" мы этого не найдем.

Новгородцев, как и многие социальные мыслители XIX-XX веков не могли простить Гегелю тезиса о разумности действительного, - отсутствие в его взглядах на общественную жизнь даже намека на революционность. Сегодня стоит развеять уже укоренившуюся (особенно в советской философской критике Гегеля) мысль, что Гегель мог рассматривать конкретные исторические формы немецкой государственности, как абсолютный идеал.


Случайные файлы

Файл
113615.rtf
31342.rtf
90005.rtf
46064.rtf
4771.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.