О необходимости культурологической ориентированности теории и практики социальной работы (76663-1)

Посмотреть архив целиком

О необходимости культурологической ориентированности теории и практики социальной работы

Митина И.В., канд. филос. наук, доцент кафедры философии Новочеркасской государственной мелиоративной академии

Теория социальной работы как становящаяся наука активно ищет теоретические и методологические подходы к построению собственной концептуальной схемы. Активно прорабатываются философские, логико-гносеологические основы социальной работы, ее этические, пcихолого-педагогические и правовые аспекты, анализируется взаимосвязь социальной работы и социальной истории, выявляется значимость конфликтологического подхода к проблемам социальной работы и, конечно, многообразие форм взаимодействия социальной работы и социологии, в зоне которой, собственно, социальная работа как деятельность стала перерастать в социальную работу как науку. Пока, однако, остается в тени еще один срез социальной работы и ее теоретического осмысления культурологический.

В то же время на Западе, в частности в США. Культурологическая компетентность - т.н. "контекстуальная компетенnость". т.е. понимание социокультурной среды, в которой осуществляется практика, - есть неотъемлемая часть профессиональной компетентности социального работника наряду с концептуальной, интегративной, адаптивной и межличностной.[1]

Сегодня существует насущная необходимость разработки культурологического подхода к построению теории и практики социальной работы, что вызвано не только традиционной полисоставностью культурного облика России, но и сложными процессами социокультурной динамики XX века, в ходе которых исчезает обязательная ранее кодификация социума. структурированная иерархичность существования, возникает множественность культурных идентичностей и право на самоидентификацию.

Россия - это целый континент этносов, с присущей каждому ив них системой символических представлений и смысловых отношений. Культурологическая компетентность социального работника предусматривает знание культурных паттернов, технологий и символических объектов и умение использовать это знание в повседневной практической деятельности. Каким образом возможно учитывать культурологические факторы и обучать этому социальных работников, демонстрирует книга М.Доэла и С.Шадлоу "Практика социальной работы".[2] Авторы выделяют два аспекта культурологической компетентности: индивидуальный и институциональный. Индивидуальная компетентность - это понимание социальным работником отличительных черт культуры (как собственной. так и клиентов) и их влияния на экзистенциальные, психологические. мировоззренческие, социальные характеристики, на смысложивненную и поведенческую организацию континуума повседневности. Институциональная компетентность характеризует культурологическую осведомленность социальной службы и ее способность работать в ситуациях поликультурности, адаптируясь к культурному разнообразию. М.Доэл и С.Шадлоу предлагает ряд упражнений, которые могут показать студентам, обучающимся социальной работе, роль и значение прошлого культурного опыта (прежде всего детского) индивида или группы для их нынешнего поведения, устанавливаемого культурного порядка и разделяемой системы ценностей. Таково детально разработанное и тщательно выписанное упражнение "Вы таков, что вы едите". призванное показать культурообравующее значение детского питания и эскизно намеченные (видимо, предложенные преподавателям в качестве возможных тем для самостоятельной разработки упражнений) проблемы музыкального и медицинского опыта семьи или (при более широком подходе) детства. Институциональная компетентность, как она видится авторам данной книги, предусматривает создание реестра культуры того региона или населенного пункта, на территории которого работает данная социальная служба, и учет культурного состава населения при комплектовании учреждений социальной помощи и защиты. Так, приводится пример работы в двух культурах (белой европейской и маори) Управлений социального обеспечения Новой Зеландии, где штатный персонал подбирается из представителей обеих культур. Это, безусловно, интересные для нашей страны формы работы, способные обогатить и улучшить качество оказываемых социальных услуг. Вместе с тем очевидно, что изложенными выше аспектами не ис-черпывается культурологическая составляющая социальной работы. На исходе XX века сосуществование в социуме двух (или даже нескольких) культур не является единственной проблемой. Сегодняшняя проблема - это проблема существования множества смешанных и пограничных форм культуры, вызванных тотальным отказом от нормы - социальной, этической, эстетической, языковой. Эта принципиальная плюральность постмодернистских "форм жизни" (Л.Витгенштейн) усложнена в нашей стране трансгрессией культурных матриц.

Растущее взаимодействие культур вызывает значительное изменение в культурных формах жизнедеятельности (как на общенациональном, так и на локально-групповом уровнях), в языковой и повседневной практике. При этом масштабы новой информации, поступающей из инокультурной среды, столь интенсивны, что могут вызывать у представителей культуры - реципиента частичную утрату культурной идентичности, в предельном случае - культурный шок. Кризис идентичности всегда чреват явлениями маргинализации, аномии, девиаатности, психопатологии и т.д. Задачами социальных работников становятся в этом случае аккультурация и культурная адаптация клиентов, не справляющихся самостоятельно с быстрыми (или кардинальными) социокультурными изменениями. Следовательно, социальным работникам необходимо иметь представление о сущности и основных этапах культурной адаптации, о тех личностных и культурных характеристиках, которые углубляют или смягчают столкновение индивида (или группы) с новой социокультурной реальностью. Умение выявить устаревшие и мешающие клиенту культурные стереотипы, помочь ему принять новые паттерны, преодолеть, если это необходимо, реакцию отторжения новой культурной традиции следует считать важными теоретико-практическими навыками социального работника.

Важно подчеркнуть, что практически каждая из социальных групп, по традиции относимая к объекту социальной работы, - это группа, сталкивающаяся с проблемой культурной адаптации. Мигранты и беженцы, прибывающие в новую социокультурную среду, лица, изменившие со циальный статус вследствие смены профессии, утраты или обретения властных полномочий, улучшения или ухудшения материальных условий жизни, подростки и пенсионеры, молодые люди, призванные в армию или пришедшие служить на контрактной основе, осиротевшие дети, заключенные, участники девиантных или делинквентных групп и т.д. - все они в той или иной степени затронуты проблемами инкультурации в ее различных модификациях. Так, для мигрантов это будет проблема приобщения к культурным паттернам доминирующего социума, значит, социальному работнику важно организовать усвоение (в тех или иных формах) типичных моделей поведения, системы ценностей и способов культурной активности. Многие клиенты социальных служб образуют группы с присущей только им субкультурой. Таковы, например, военнослужащие, подростки, группы лиц с отклоняющимся поведением (проститутки, наркоманы, бродяги и т.д.). Социальный работник должен не только знать специфику таких групп, отличительные черты субкультуры как особой сферы культуры, но в каждом отдельном случае решать, надо ли помогать индивиду усваивать субкультурные стандарты или адаптировать данную субкультуру и ее носителей в господствующую культуру.

В нашей стране, переживающей ныне период культурных трансфор-маций, модернизаций и инноваций, характерная для XX века инверсия высокой культуры, т.н. "культуры культурности", сочетается с инверсией транскультурации и переходом прежней контркультуры в ранг официально господствующей. Изменение объектов, процессов и способов социокультурного наследования вызывает, особенно у представителей старшего поколения, реакцию отчуждения. В ситуации, когда значимые ранее целевые и ценностные установки, мировоззренческие, идеологические и нравственные принципы общества утратили свою адекватность, "коллективная память" стала источником культурного конфликта, который. как известно, в отличие от конфликта социального, не бывает позитивным. В культурном комплексе современного российского общества наблюдается противоречие между конвенциональными, передаваемыми от поколения к поколению, и институционально регулятивными элементами, что снижает эффективность социокультурной регуляции. Социальный опыт должен быть осмыслен с точки зрения приемлемости тех или иных его компонентов в существующих сегодня условиях с тем. чтобы консолидировать общество, повысить уровень взаимопонимания его членов. В то же время в нашей стране практически институционально не обеспечена социализация лиц пенсионного возраста (т.н. четвертый период социализации), хотя в это время человек осваивает новую социальную и культурную идентичность и даже в стабильном обществе нуждается в помощи специальных социальных институтов. В условиях радикальных общественных преобразований необходимость социализации и инкультурауции, обеспечивающих приобретение знаний и навыков адекватного существования в социально значимых ситуациях, повышается многократно. Социальные работники должны иметь представление об энтропийном потенциале культурных конфликтов, их практических формах и наиболее существенных элементах, владеть приемами урегулирования и профилактики культурных конфликтов на основе принципов толерантности и комплиментарности.


Случайные файлы

Файл
77869.doc
63768.rtf
23985.rtf
56340.rtf
DIP_GK.DOC




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.